Irish Republic

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Irish Republic » Прошлое и будущее » Особенности национального отдыха


Особенности национального отдыха

Сообщений 1 страница 22 из 22

1

http://images.vfl.ru/ii/1465680290/2d3d0160/12992858.png
Особенности национального отдыха или Русские в городе

http://i83.fastpic.ru/big/2016/1115/f8/361da0ee15266c654f10520f758cb5f8.jpg

http://images.vfl.ru/ii/1465680290/7d64ae6d/12992859.png

УЧАСТНИКИ
Троекуров Влад, Белова Элина и куча всяких НеПиСи.

ДАТА И МЕСТО
18-19. 06.2016г. Килкенни – дом друзей Беловых и основные достопримечательности города.

САММАРИ
Стоит лишь сойти снегу, как в России начинают цвести... нет, не подснежники, хотя и они тоже, а мангалы с шампурами, унизанные кусочками маринованного мяса, как пальцы гламурных кисок – кольцами с бриллиантами. Какой русский не любит дачу и шашлыки, особенно, если дача – твоих друзей?
У семьи Беловых дачи в Ирландии пока не было, за полтора года не успели построить, зато были друзья в разных уголках страны, в том числе в одном из самых живописных мест – городе Килкенни.
Влад никак не мог понять, зачем Белов Илья Николаевич рассказывает ему об этом без преувеличений сказать, портале в Рай, пока не получил прямого и не принимающего отказа приглашения провести выходные у знакомых консула. Ни в какое там Килкенни Влад ехать категорически не хотел, но когда ты всего лишь мальчишка секретарь, пусть и с красным дипломом МГМИО, начальству "нет" не скажешь. А все подозрения в не дай бог сексуальном харасменте отпали сами собой, стоило лишь услышать фразу: "И Элечка поедет, погуляете с ней по городу, посмотрите на замок".
Элечка.
И так как брат отобрал пистолет, из которого Троекуров собрался стреляться, то рано утром 18-го июня 2016 года пришлось вставать под ненавистные звуки будильника и вместе с семейством Беловых ехать в этиваши Килкенни.

http://images.vfl.ru/ii/1465680290/2d3d0160/12992858.png

Отредактировано Vlad Troekurov (2016-11-15 22:37:58)

0

2

День не может сулить ничего хорошего, если начинается с такого ужасного утра, которое случилось в субботу 18 числа в июне месяце. И хотя родители за пару дней до этого предупреждали, что заявятся с самого с ранья, Элина упорно отказывалась верить в такое кощунство и издевательство. Зря не поверила, потому как воевать на два фронта, не проснувшись, была абсолютно не готова.

Настойчивая трель дверного звонка не прекращалась добрых минуты три, пока крайне злая и недовольная Элина, которая в тот момент могла быть с легкостью дать фору любой фурии, не соизволила все-таки выбраться из-под подушки с одеялом, под которые нагло спряталась до этого. К несчастью, столь прекрасно в детстве убежище отказалось срабатывать сейчас. Возможно дело было в том, что брат нагло свалил в далекие дали еще вчера, и дверь открыть было некому. А Клык лишь добавлял хаоса в этот дурдом, носясь по квартире и громко лая. Хватило одного злобного рыка хозяйка на псину, чтобы та, заскулив, заткнулась и пошла на свое место. Правильно, воевать с Беловой, когда она не в духе - опасная затея.

- Вы не родители, вы изверги! - раздраженно зашипела на отца и мать, открыв им дверь. - Вы на время вообще смотрите?! Нормальное люди по утрам спят, а не мешают спать другим, если самим не спится, - продолжая изливать потоки злости и негодования, нехотя пропустила родителей в квартиру. Собственно, ее просто не спрашивали об этом, нагло оттесняя в прихожую.

- И тебе доброе утро, Эля. Ты чего в трусах стоишь? Собирайся давай, через десять минут надо выходить уже, - совершенно не слушая недовольство своей дочери, Ирина Александрова невозмутимо знакомила ее с планом дел на сегодня.

- Да конечно, разбежались, - фыркнула, - а с собакой погулять не хотите, нет? А вот придется! Клык, ко мне, - собака не заставила себя ждать, тут же подбегая и от нетерпения и вовсе не знала куда себя деть, не давая пристегнуть к ошейнику поводок. - А ну сидеть! - рявкнула, справившись, наконец, с этой чертовой штукой. Да, Белова была явно не в духе. - Удачной прогулки, - вручив матери поводок, выпроводила "счастливую" парочку гулять. Ирина Александрова была наслышана о прогулках с Клыком, но выгуливала его сама сейчас впервые. Вот и узнает, какое это счастье.

Между прочим, если бы кто-то нагло не вломился к ней в квартиру, собака могла прождать своей прогулки и до десяти, когда Элина бы проснулась и встала. Но раз сами напросились, сами и расплачивайтесь! А поскольку эти прогулки минимум на полчаса, а то и на час - значит можно спать дальше. Необходимые вещи были собраны еще вчера, уместившись всего лишь в небольшой рюкзак. Исключительно пара-тройка вещей и самые необходимые предметы. А все остальное родители сами возьмут. Едой обеспечат магазин и знакомые родителей. Так что минус довольной большой и увесистый пункт в списке. И больше места в машине.

Но поспать ей не дали. Стоило только завалиться на кровать, как о себе напомнил отец. Ну что за напасть такая, а? Ее вообще любят в этой семье или как?! От мамы избавились, а про отца забыли. А вот он не забыл про свою дочь, решив о себе напомнить.

Но все его попытки растормошить сонное чадо и вытащить оное из-под одеяла, куда Элина опять спряталась от всего и всех - были тщетны. Белова ни в какую не соглашалась на подобное кощунство и вставать отказывалась. И вообще заявила, что никуда она не поедет, и они ее достали. И лучше бы она с Темой вчера уехала. В общем, пар шел чуть ли не из ушей.

Перестав в итоге обращать внимание на попытки уговорить себя, Элина почти провалилась обратно в дрему, как внезапно выцепила из очередного потока словоизлияния отца фразу про Троекурова.

- Что там с Владом? - зевнув в подушку, высунула наружу нос, обратившись вслух. И не зря. Внезапно оказалось, что этот молодой человек едет с ними. Вот хоть убейте, а про это ей точно никто ничего ранее не говорил. Более того, в половину девятого они должно были вроде как подхватить его по дороге и уже далее без остановок ехать в Килкенни. В ответ на это Белова лишь тихо рассмеялась. В половину девятого. Ага, как же.

Однако теперь приоритеты девушки совершили быструю рокировку и вот Элина - о, чудо! - вскочила с кровати, развивая активную и бурную деятельность. Умыться, одеться, поесть - и все это за какие минут сорок. Рекордный срок, надо вам сказать. Пришлось пожертвовать нормальным завтраком, перекусив всего лишь парой несчастных бутербродов. Ну да ладно, она это себе потом возместит.

В общем, к моменту, когда Ирина Александровна с Клыком вернулись с прогулки, Элина и Илья Николаевич уже были готовы. Еще некоторое время ушло на погрузку вещей, собаки и девушки в машину, поэтому когда они поехали за Владом было начало десятого.

Проблемы начались чуть позже, когда Троекурова уже подхватили. Элина и Клык слишком удобно расположились сзади, а теперь надо было тесниться. А еще опять захотелось спать. В общем, ничего хорошего. Сошлись на том, что Клык будет сидеть спереди в ногах у Ирины Александровны. Закрепить утреннюю дружбу, так сказать.

- Привет, - немного сонно, но в целом нейтрально, стоило только Владу умостить свой зад на заднее сиденье. - Тебе это нужнее, - кивнув каким-то своим мыслям, вручила Троекурову небольшую подушку. Будет во время поездки он спать или нет - его дело. А вот Белова будет. На плече у Влада. Что и сделала, нагло положив голову на плечо парня, закрывая глаза и почти сразу скатываясь в дрему. Только вот тело было не согласно со столь неудобным положением, поэтому медленно, но верно, Элина его меняла, при этом продолжая пребывать в состоянии полусна. В итоге с плеча, ее голова переместилась к Владу на колени. Интересно, кто ее прибьет раньше: Влад или собственный организм, когда по прибытии придется вылезать из машины?

Отредактировано Elina Belova (2016-11-16 23:22:46)

+1

3

Согласно распространённым теориям, всё человечество делилось на три большие группы: тем, кому повезло, тем, кому не очень, и тем, которым похуй. Влад со своей везучестью, естественно получил распределение во вторую. Он вообще счастливчик: дед-яропатриот, папа-параноик и брат-контрлфрик. И вот теперь ещё и Беловы.
Отец с самого рождения приучал к тому, что вся эта фигня про биологические часы – полная... фигня. Режим, режим и сто раз режим, пока твоя сова не сдохнет в страшных муках от недосыпа. Естественно, вместе с тобой. Владу тяжело было просыпаться в детский сад, мучительно тошно в школу, физически больно в институт, и слегка невыносимо на работу. Но выходной - это его законный день, когда он мог позволить себе проснуться после полудня и часов до двух поваляться в кровати, листая интернетовские страницы в смартфоне. И плевать на шуточки брата, который к тому времени уже садился обедать.
Удивился ли Лен или нет, увидев рано утром на кухне взъерошенного, сонного брата в одних трусах – сказать сложно, на лице не отразилось ничего, но высказаться – высказался.
- Что, сегодня конец света и ты боишься его проспать?
- Смешно, - буркнул Влад вместо приветствия. По утрам его итак не слишком доброжелательный характер отличался редкостным гадством. - На кофеине нах, - пробормотал он переиначенные слова мегапопулярной в России песни. – И в красных заспанных глазах. 
Чашка чая, налитая со второй попытки, немного улучшила координацию, но не сделала жизнь прекрасней.
- Мы с Беловыми едем в какое-то Килкенни, - сообщил он брату и наложил себе омлет с поджаренным беконом. – Обещали шашлык и экскурсию в древний замок, вернёмся завтра вечером. Я надеюсь.
Когда они только начали жить вместе, то договорились, что готовить по утрам будет каждый себе сам, Владу и чашки сухих хлопьев без молока достаточно для начала дня. Но почему-то за двадцать лет Стален так и не научился правильно отмерять необходимый объём продуктов и всегда готовил больше, чем мог съесть один. Поэтому каждый день, за редкими исключениями, когда брат не возвращался ночью домой, на кухне Влада ждал завтрак. Обычно уже совершенно холодный, но сегодня для разнообразия омлет ещё не успел остыть.
- Хорошо, - ответил Стален и уткнулся в свою газету.
Это здорово, Влад, мне так интересно об этом узнать, Влад, повеселись, как следует, Влад! Стален и его три слова. 
- Очень вкусно, спасибо. – Влад сунул тарелку в посудомоечную машину. – Всё, я пошёл, а то итак уже безбожно проспал. Лен, - он наклонился к брату и забрал с его тарелки недоеденный бекон, сунул в рот и захрустел поджаренной корочкой, – человечество уже давно придумало интернет и всякие электронные штуки, рекомендую тебе с ними ознакомиться, а то ты как динозавр.
Влад щёлкнул пальцами по газете, стащил последний кусок бекона и, жуя на ходу, почти бегом помчался к перекрестку недалеко от дома, где они договорились встретиться с Беловыми. Те немного опоздали, что оказалось на руку, так как появилась возможность заскочить в кафе и взять себе большой пластиковый стакан с чаем.
- Эту девицу невозможно ни поднять, ни собрать!
С "девицей" он полностью согласился.
- Доброго утречка, - поздоровался с Элей, которая дремала на заднем сиденье в обнимку с собакой, и им пришлось потесниться, чтобы там поместился ещё и совсем не миниатюрный Влад.
Клык пару раз вяло махнул хвостом – похоже, он тоже принадлежал к той группе, что хотела по утрам спать, - переполз через его колени к окну и развалился, вытеснив Влада на середину. С другой стороны удобно устроилась Белова, и он, подавив первый порыв стряхнуть "девицу" с плеча, а лучше вообще высадить из машины, попытался хоть как-то сносно уложить длинные ноги в тесном салоне. От подушки отказываться не стал, засунул под голову и закрыл глаза.
Белов за рулём смеялся про современных детей, которые готовы пожертвовать всем, лишь бы ещё немного поспать.
К концу поездку от неудобной позы затекли все мышцы, и Влад был очень рад, что они доехали. Потёр лицо, пытаясь стряхнуть остатки сна, допил уже совершенно остывший чай из закрытого крышкой стакана и поднял Элю за плечи со своих, между прочим, колен.
- Рота, подъём! – бодро крикнул, и начал выбираться из машины.
Клык уже давно выскочил из открытой Беловым дверцы, и радостно носился вокруг людей.
Илья Николаевич тут же перехватил всё ещё пошатывающееся тело своего секретаря и повёл знакомиться с хозяевами небольшого, но красивого двухэтажного дома.
- Аарон Давидович и Роза Натановна Кальманы, - представил Белов своих друзей. - А это Влад Троекуров, мои самые ценные кадры.
- Ой, да ладно вам, - изобразили светские реверансы ценные кадры, хотя с начальством согласились. Да, кто ещё будет в этой жопе мира перебирать тонны бюрократической документации?
- Просто Роза и Аарон, здесь все свои.
По Кальманам совершенно очевидно понятно, что они – Кальманы. Влад антисемитом не был, людей оценивал по личностным качествам, а не экстерьеру, да и веселая, улыбчивая и очень радушная пара понравилась с первого взгляда. Аарон перехватил начальство и, судя по отдельным услышанным репликам, те принялись обсуждать просроченные документы, с которыми Троекуров возился почти всю неделю.
Похоже, приглашение на шашлыки было своего рода благодарностью за быструю работу.
- Тебе помочь? – спросил он у Эли, закидывая на плечо небольшую спортивную сумку.
Судя по слова Розы, им уже приготовили две гостевые спальни, и с этим возникла небольшая заминка, так как других свободных комнат не было, и Кальманы посчитали, что Эля приедет со своим бойфрендом, но теперь выяснилось, что Влад совсем не из этих, и предстояло выяснить - оставлять ли всё как есть и надеяться на благоразумие дамы и честь кавалера, либо рассортировать гостей по гендерному признаку. Мальчики - налево, девочки - направо.

Отредактировано Vlad Troekurov (2016-11-18 16:05:45)

+1

4

Один из тех редких моментов, когда Элина была достаточно мирным, спокойным и в какой-то мере милым человеком - это когда она спала. И лучше было не будить ее, пока сама не проснется, иначе быть беде. Вот только за это ужасное утро ее разбудили дважды. Дважды! Метка раздражения и недовольства уверенно поднималась все выше, грозя в скором времени обрушиться нехилой такой бурей на чью-либо голову.

И если первый раз был более менее простителен, все-таки родители и все дела, то вот Троекуров явно что-то попутал, осмелившись так нагло - а, главное, громко - кричать, словно резаный петух. Так и хотелось свернуть бедняге шею, чтобы не мучался. Бодрый голос Влада и вовсе добивал. Глаз нервно дернулся, а рука потянулась стукнуть парня по башке. Вот только этот гад успел уже выбраться из машины, поэтому удар пропал зря. А жаль.

Потеряв же опору в виде все того же Влада, Элина спокойно плюхнулась на заднее сидение, нагло вытягиваясь почти в полный рост. Ну а что? У нее была подушка, отсутствие посторонних личностей, занимающих личное пространство, родители давно вышли из машины, а Клык и подавно носился по участку, радостно лая где-то вдалеке. Не у машины - и то счастье. Поэтому конкретно в данный момент машина была маленьким участком спокойствия и умиротворения.

Белова честно надеялась, что про нее на какое-то время забудут. Но даже видимость того, что она дремлет, не мешала девушке прислушиваться к разговорам, если те происходили поблизости и были слышны. Ей очень понравился момент, где говорилось про распределение по комнатам. Значит, Владик будет с ней в одной комнате спать? Ну держись, фашист!

Вот только про нее не забыли. И кто оказался этим гадом, который вспомнил про нее? Конечно же, Троекуров! И почему она не удивлена? Раздраженно фыркнув, нехотя приняла сидячее положение, ероша волосы и пытаясь прогнать дремоту.

- Так не терпится примерить роль моего парня? - скептично хмыкнула, одарив Влада недоверчивым и отчасти хмурым взглядом. Ибо будить надо нормально, а не через одно место. Хотя, через него тоже можно, но не так. - Или так охота предложить мне руку, помогая выйти из машины? Или, может, хочешь отнести мои вещи наверх? - А тем временем Белова и сама удачно выбралась из машины, наспех заплетая волосы в косу. Резинка все равно валялась где-то в рюкзаке, поэтому завязывать было нечем. Но Элине это было и не надо, ей хватит и тех пары минут, пока волосы сами не расплетутся. - Спасибо, справлюсь, - тихо хмыкнула. Не фарфоровая, не сломается.

Выбравшись же из машины, Элина не спешила забирать свой рюкзак из багажника. Все-таки неудобная поза в течении почти двух часов - не круто. И теперь тело надо было немного размять. Чем девушка и занялась, сцепив руки в замок и потянувшись. Да, на ней была длинная и просторная футболка, которая скрывала фигуру Беловой, зато теперь из-под футболки показались шорты! Ну и что, что они были короткие? Главное, что удобные и красивые - все остальное не ее проблемы. Собственно, при ходьбе их периодически было видно. Да и футболка была лишь немногим длиннее шорт. Но да, теперь они стали более заметны, чем до этого.

Потешив свою душеньку и тело потягиваниями, Белова расставила ноги шире, спокойно наклоняясь вниз на прямых ногах, но не касаясь земли руками, а замирая в паре сантиметрах от нее. Теперь футболка съехала почти к плечам. И шорты прекрасно видно, и топ отчасти видно стало. И волосы до земли не достают, что вообще замечательно! А то, что где там мог быть Троекуров, так его все равно не было поблизости. А зря.

На все про все ушло не более минуты, зато размялась и можно было совершать гад... разные дела. Что там у них по плану, кстати? Который вечно меняется и ей сообщается в последнюю очередь. Забрав рюкзак из багажника и закидывая его на плечо, пошла в дом.

- Дядя Аарон, тетя Роза, здравствуйте, - мило и дружелюбно улыбнулась хозяевам дома, которых называла только так и никак иначе. Впрочем, те и сами не были особо против таких обращений. Но поскольку первоочередной целью было отнести вещи, то Беловой хватило лишь на быстрые поочередные обнимания, а потом девушка быстро сбежала наверх. Отец не первый раз приезжал к Кальманам, поэтому Элина совершенно точно было уверена, какая комната отведена ей... и Владу. Устроит она ему веселую ночь. Мстительная ухмылка. Кинув рюкзак на диван, нашла в нем резинку, которую, впрочем, нацепила пока на руку, не спеша заплетать волосы.

Спустившись обратно вниз, пошла искать всю честную компанию, которая обнаружилась на улице в беседке. И уже что-то бурно обсуждающих.

- Что за внеочередное собрание и без меня? - сложила руки на груди, хмурясь. Почему она вечно узнает обо всем последняя? Журналист она или кто?! - Если мое мнение кого-то интересует, то я согласна делить с ним комнату, - бесцеремонно ткнула пальцем в сторону Влада. - Могу даже пообещать, что утром он будет живой и здоровый, - при этом сделав самые честные и невинные глаза. Ну ведь правда, убивать его Элина не будет. Так, жизнь немного попортит. Ночь веселую устроит. Выспаться не даст. Но живой он будет. Однозначно. - Но тогда Клык спит с вами внизу, - развела руками, мол, сами виноваты.

- Какие у нас изменения в планах? - тихий, сокрушенный вздох. Не просто так же они тут собрались. Вот не зря она нутром просто чуяла, что надо было отказаться и свалить с братом. Не дай Бог еще нянькой заделают, очень весело будет.

Отредактировано Elina Belova (2016-11-19 14:51:45)

+1

5

Ох и "повезёт" кому-то, у кого хватит дурости взять это драгоценное сокровище в жёны. Влад никогда бы в жизни не женился на подобной взбалмошной и капризной девице. О том, что зарекаться вредно для здоровья и психики, он в тот момент забыл.
- Да упаси боже, я просто пытался быть вежливым, - невежливо бросил в ответ Влад и раздражённо хлопнул дверцей со своей стороны.
Потрясающие выходные! Да просмотр французских чёрно-белых классических фильмов на оригинальном языке вместе со Сталеном и то выглядел куда интереснее, чем шашлыки у совершенно незнакомых людей, в самой жопе мира и в компании семьи Беловых.
Влад выдрессировано улыбнулся матери Эли, вытащил из багажника все сумки, демонстративно оставив только Элин рюкзак – раз сама справится, значит, справится – и потащил их в дом. Там ему показали, что нести на кухню, что в комнаты, и здесь начались проблемы.
Огромные, такие, проблемища.
- Нет, я не Элин бойфренд, - объяснял он Розе. – Я с Ильёй Николаевичем приехал... – осёкся он под очень подозрительным взглядом женщины. – В смысле, я его секретарь, ну... личный помощник.
Это у него так давно не было хорошего секса, или его жалкое блеяние и вправду прозвучало именно так, как показалось? Это же нормально, что личных помощников-секретарей почтенные отцы семейства в самом расцвете лет таскают за собой на шашлыки? Теперь осталось только добавить: "эй, я нормальный, я не из этих!", и забить последний гвоздь в крышку гроба хорошего мнения о себе.
- Илья Николаевич хотел показать мне Килкенни, - закончил он.
Что там им говорили на занятиях по психологии общения? Не оправдываться ни в коем случае, это делает тебя виноватым априори во всех случаях? Молодец, Владислав Юрьевич, ты только что сделал ошибку всех новичков!
- Хорошо, я поняла, - с улыбкой прервала его падение в пропасть Роза. – Селить вас с Элей не самая лучшая идея, но у нас больше нет свободных комнат. Если только на диване в гостиной, но это на первом этаже, и там же находится кухня, не слишком удобно. Конечно, можно поселить вас с Илюшей, а Элечку с Ириночкой во вторую спальню.
Илюша!
Мощно!
- Я...- Влад махнул рукой в сторону двери, - нужно спросить у Ильи Николаевича, это он организатор.
"Илюша" с хозяином дома уже перебрались во двор – погода располагала к свежему воздуху – и удобно разместились в красивой резной беседке, построенной, судя по всему, руками Аарона. Как и большая часть построек в Килкенни, двухэтажный коттедж Кальманов имел небольшой внутренний дворик, надёжно скрытый от соседских глаз высокими деревьями и густым кустарником. Несмотря на скромные размеры, здесь свободно поместились и зона для отдыха с беседкой, двумя гамаками и мангалом, и небольшой огород с пряными травами и овощами, и даже роскошная альпийская горка – гордость Розы.
- Вина? – предложил Илья Николаевич, когда Влад подошёл к начальству. Тот знал, что пиво его секретарь не употребляет ни в каком виде.
- Если только немного, - он взял предложенный бокал.  Пить на голодный желудок не самая лучшая идея.
- Илья сказал, что ты любишь айсвайн, еле нашёл. – Аарон улыбался и вообще выглядел настолько довольным жизнью, что становилось понятным с первого взгляда – не зря они сидели после рабочего дня с этими проклятыми документами. Белов обещал за ударный труд хорошую премию, и, похоже, те два белых, плотных конверта на столе предназначались именно им.
- Спасибо, - кивнул Влад, сделал глоток и мысленно улыбнулся, прокатывая плотный, приторный напиток по языку.
Тихо, спокойно, птички поют, великолепное немецкое вино и...
Эля.
Как всегда со своим мнением, совершенно не интересуясь чужим. Белов, внезапно слишком радостный для человека, чью дочь собирались поселить в одной комнате с практически незнакомым мужчиной, Элю поддержал.
- И в вашей комнате две кровати, в отличие от нашей. Уверен, что Элечка откажется спать с матерью, а мне, скажу честно, совершенно не хочется делить кровать с парнем, даже если это и Владя, -рассмеялся Илья Николаевич, наливая себе очередной стакан пива.
Судя по его расфокусировавшемуся взгляду, отдыхать он уже начал.
Троекуров скривился – он ненавидел когда его так фамильярно называли, пусть даже и собственный босс. Оглянулся на Элю, та хоть и хмурилась, но вовсе не от того, что придётся жить с ним. Ирина Александровна добродушно смотрела на них и возражать не собиралась.
Это что сейчас? Их сводят? Прямо здесь и сейчас?!
Подавив желание сбежать и не останавливаться до самого Дублина, Влад смирился. Белов уже выпил и за руль не сядет, на такси разоришься, а Лена даже если и уговоришь, то всё равно он приедет не раньше, чем через два часа.
- Хорошо, я пойду отнесу вещи в комнату.
- Которая побольше и слева, - подсказала Роза.
- Может вы сходите погулять? – предложил Белов. – Элюш, покажи Владе город, замок же великолепный. И набережная. Заодно пообедаете там, помнишь, мы в прошлый раз в ресторанчик ходили, там очень вкусно кормят. А мы тут со взрослыми поболтаем и к шашлыку всё приготовим.
Влад потрясённо уставился на начальника, не веря, что нож в спину воткнул именно он. То есть взрослые занимаются своими взрослыми делами, а их, маленьких деток отправляют погулять?! Чтобы под ногами не мешались?
Замок красивый! Да в этой Ирландии замков больше, чем дураков в России!
Он широченно улыбнулся и медленно повернулся к Беловой:
- Элюша, - мягко и сладко произнёс, мысленно расчленяя и закапывая куски старшего брата, из-за которого он в Ирландии, Белова, из-за которого он в Килкенни, Эли – за компанию, - покажешь мне замок?

+1

6

Ее мнение все-таки учли, поскольку никаких возражений не последовало. Ни со стороны Кальманов, ни со стороны родителей. Вот и замечательно! Элина была всем довольна, и настроение постепенно улучшалось. А то, что всей этой ситуацией, кажется, оставался совершенно недоволен Троекуров - его проблемы. С другой стороны, никто не мешает ему поменяться местами с Клыком и спать на полу, на коврике.

А вот нянькой Элину быть таки заставили. Ну, точнее, попытались. На что в ответ получили недовольное хмыканье и лицезрение стремительного понижения планки настроения с "хорошего, умиротворенного, благоприятного" вниз.

- Да, папа, я помню! - раздраженно заявила, перебивая отца. И какого черта они, спрашивается, сюда так рано тогда приперлись? Погулять, посмотреть и поизображать из себя туристов - дело нескольких часов, а до шашлыков эти "несколько часов" можно смело было умножать еще на два или сразу на три.

Или это родители так попытались вмешаться в ее личную жизнь и помочь с Владиком, видя не особо удачные попытки, предпринятые ранее? Да вы что, издеваетесь?! Белова и сама прекрасно со всем справится, и никакая посторонняя помощь вот конкретно тут ей и вовсе не нужна! Да будь этот Троекуров хоть самым упрямым, наглым, гадким и противным парнем на свете, Элина все равно его получит! Да пусть даже и из принципа, упрямства и вредности. Нос он от нее воротит, тоже, блин, нашелся умник. Аргх.

Очередное крайне недовольное и злобное фырканье и брошенный на Троекурова взгляд. Радовало хотя бы то, что Влад тоже не испытывал огромной радости от всей этой ситуации с "вышвыриванием". Вот только смотря на парня, настроение передумало опускаться вниз, решив поползти по кривой в сторону "гадкого". Не воспользоваться ситуацией и не подлить масла в огонь, когда сам же и нарывается? Вот еще!

- Конечно, Владик! - дернув бровью и ухмыльнувшись, ответила в совершенно несвойственной ей манере: очень мило и любезно. А следом за этим легко и быстро поцеловала парня в губы, чтобы потом тут же развернуться и отправиться в дом, успев перед этим показать Троекурову кончик языка. А то, что поблизости были родители и их друзья - да кого это волнует? Тем более, когда этим... сводникам - аргх! - такое только понравится. - Я за ключами! - бросила перед тем, как скрыться в доме. Бродить пешком по городу? Увольте. Зря у нее права есть, что ли? А Владик пил, ему за руль нельзя. Да-да, она видела в его руке бокал вина. "Прогулка", определенно, будет весело-мрачной. Интересно, Илья Николаевич так сильно уверен в том, что они за это время друг друга не убьют или просто уже смирился с тем, что потерь не избежать? Ты ведь поставил на меня, да, папочка?

- Я тоже не совсем в восторге от всей этой ситуации, так что расслабься. Заметь, я даже не прошу тебя просто это все принять и начать улыбаться, - тихо хмыкнула себе под нос. Впрочем, Влад и улыбка - были слишком несовместимыми понятиями. Или становились такими, когда Белова появлялась в поле зрения. На самом деле, Элине не столько мешало выражение лица Троекурова, сколько не нравилось ехать в молчании, которое тянулось уже добрых минут пять. Это немного... напрягало. - Мне даже не сказали, что ты едешь, - усмехнулась, качая головой и вспоминая утро. О да, если бы ей сообщили это заранее, то Элина, вполне возможно, подготовилась бы к этому более... творчески, да.

- Гид из меня не самый лучший, поэтому будем надеяться, что в замке мы попадем на экскурсионную группу, - продолжала посвящать Влада в примерный план, который составлялся вообще на ходу. Вот только посещение замка Белова решила оставить на потом, а сейчас делала небольшой круг, чтобы проехать мимо нескольких интересных мест. В целом - просто показать, но если понравится, можно будет на обратном пути заехать и остановиться.

- Справа, - махнув рукой в указанную сторону и едва не заехав Владу по лицу, - собор Святой Марии. А вот эти паровозики у них тут вместо экскурсионных автобусов, - с которым они как раз разминулись, потому как в отличие от того самого паровозика сворачивали на Блэк-Милл стрит. - А слева, - легкий кивок головой, стоило им проехать немного дальше и еще раз свернуть, - Черное Аббатство. Хотя, как по мне, Кафедральный собор, который мы проехали, выглядит лучше. Как-то величественнее и мощнее и дело даже не в размерах. Собственно, на обратном пути можем остановиться и зайти посмотреть, если захочешь, - пожала плечами, мол, если нет - она вполне перебьется, а если да - будет не против посетить его еще раз.

- Все, приехали, - заявила еще через пару минут, когда они припарковались около одного из небольших ресторанчиков. Просто нигде дальше парковки предусмотрено не было, так что либо тут, либо пилить потом на своих двоих черте сколько. Простите - нет.

Хорошо, что забежав в дом за ключами от машины, Элина потрудилась прихватить еще и юбку. Правда, зачем она ей - Белова тогда не придумала, но решила захватить, раз рука потянулась. И, видимо, не зря. Вряд ли бы ее пустили внутрь в таком виде, как сейчас, поэтому пришлось нацепить юбку поверх шорт, а те после снять и кинуть на заднее сиденье. Футболка же была нагло взята за широкие концы и завязана в районе солнечного сплетения. В общем, это было куда лучше для попытки зайти внутрь собора, чем до этого. А не получится - ну и ладно, будет греться на солнышке. Или прятаться в тени. Зависит от настроения.

- Так, нам туда, - махнула рукой прямо и бодро пошла в указанном направлении. - Мы идем в собор Святого Каниса, - по крайней мере, надо было хоть сообщить, куда они так бодро идут. К слову, до него было не более пяти-десяти минут спокойно ходьбы. - Если я правильно помню, то он был построен то ли в двенадцатом, то ли в тринадцатом веках. Его, конечно, реставрировали, но все старались оставить в наиболее первозданном виде, каким он был. Там есть достаточно высокая круглая башня, недалеко от собора, на которую можно подниматься. С нее открывается просто шикарный вид, - и по тону было совершенно очевидно, что они на нее поднимутся. И если Троекуров начнет страдать фигней... ну, несчастные случаи случаются всегда и везде, да? Никогда ведь не знаешь, что вдруг может произойти. Но день такой хороший, солнечный, и с каждым часом становится лишь теплее. Какие тут беды могут быть? Правильно, персональные! В лице некоторых русских. Возможно.

0

7

- Мне тоже, - натянуто ответил он. Конечно, знал бы – нашёл любую отмазку, чтобы остаться дома. В конце концов, у него брат подполковник! Он мог бы его приковать к батарее и оставить дома, потому что это же его младший любимый братик. Нет, Лен бы не бросил его в беде. 
Гулять с Элей оказалось ещё  хуже, чем... казалось. Влад сидел в машине и тоскливо думал, за что ж ему грехи эти тяжкие? Сначала Ирландия, потом Лен – вот кто в его возрасте, переезжая за границу, живёт со старшим братом? – бесконечный русский бардак на работе, а теперь вот ещё и это.
Эля!
Похоже, достать его до самых печёнок стало её целью в жизни.
Вообще, Влад любил путешествовать, бродить по разным городам, узнавать что-то новое. Но... не так же! Какие могут быть вообще экскурсии на машине? Ничего же не видно? А учитывая, что омлет Лена уже давно пролетел со свистом в молодом организме, очень хотелось... пожрать. Причём, именно в такой грубой форме.
Потребность покушать Влад испытал ещё подъезжая к Кальманам, пока разбирал вещи – захотел поесть и обрадовался, услышав про хороший ресторанчик. Но Белова, похоже, не знала про путь к сердцу мужчины, и продолжала наматывать круги по небольшому, в общем-то, городку, который едва ли занимал места больше, чем одно только Замоскворечье. Поэтому к очередной туристической достопримечательности желудок бросил все попытки быть вежливым и громко кричал о необходимости найти хоть какой-нибудь задрипанный Макдональдс. Сейчас Влад согласился бы и на шаурмечную на Казанском вокзале.
И, положа руку на бурчащий желудок, Владу было вообще параллельно, кого цвета Аббатство они проехали, и кто там в каком месте построил этот Собор. Он вышел из машины и, приподняв скептично брови, наблюдал за переодеваниями Эли. Юбка, для разнообразия, не демонстрировала нижнее бельё – видит Бог, его ещё пару месяцев бросало в жар, когда он вспоминал ту злополучную юбку и эти чёртовы чулки с подвязками! И ничего он не смотрел, просто когда эти самые подвязки демонстративно усаживают прямо на его, между прочим! рабочий стол и ...
Дьявол!
- Ты уверена, что это нормально идти в храм вот так? – Он показал на свой живот, намекая, что как-то... коротковато. – Может, лучше её опустить?
Ладно, собор Святого Каниса произвел и на Влада и на его желудок неизгладимое впечатление, потому что первый перестал ворчать и застыл, восхищённо рассматривая старинное величественное здание, а второй, тихо буркнув, смирился с голодовкой.
- Круто. Это охренеть как круто, - он взглянул на Элю и улыбнулся. – Я хочу зайти внутрь. К чёрту экскурсию, уверен, в интернете про него много чего написано. Я хочу посмотреть.
Всё-таки католические соборы настолько отличались от православных, что казались не просто чуждой культурой, но и вообще другой веры. Ни помпезной кричащей вульгарной позолоты, ни удушающего запаха восковых свечей, ни ощущения запредельной роскоши, которую если содрать, то можно накормить не одну сотню голодных детей в Африке.
Влад бодро оббежал вокруг, посмотрел все надгробия, понял, что он идиот и не взял фотоаппарат, поэтому особо интересное пришлось снимать на смартфон. Внутри собор поражал ещё больше, с уходящими ввысь стрельчатыми окнами, стройными колоннами и рядами лавок для сидения. Он не был слишком набожным, да и в целом о вере знал по большей части из подобных экскурсий, но разница между русскими и ирландскими церквями заставляла задуматься.
- А у нас сдохни, но стой, – он провёл ладонью по деревянной спинке и повернулся к Эле, – мне здесь нравится. Пошли на смотровую площадку.
Лифта в башне какого-то там века не предусматривалось, пришлось подниматься пешком. Не слишком высоко, Влад ходил и выше, однажды он принимал участие в забеге по Останкинской башне и даже пришёл не последним. И даже вообще пришёл. Да и в целом засидевшийся организм обрадовался такой тренировке.
А вот аэрофобия открывшимся просторам – нет. Сбледнул он или нет, из самого себя не видно, но пальцы вцепились в перила, которые окружали смотровую площадку – до белых костяшек. Влад боялся высоты и ничего не мог с этим поделать. Красиво, слов нет, но с облегчением он вздохнул только тогда, когда они вернулись на землю обетованную.
- Элюш, – он отряхивал штаны от пыли, которую уже где-то нашёл, - ты как хочешь, но я пойду найду ближайший ресторан и поем. Я подыхаю есть хочу. 

Отредактировано Vlad Troekurov (2016-12-07 20:11:40)

+1

8

- Конечно, уверена, - фыркнула, отмахиваясь от Трекурова и его тараканов на тему одежды. Ну виден у нее живот, и что? Не нравится, можешь не смотреть, тебя ведь никто не заставляет этого делать. А ей вполне себе нормально. И вообще, она ведь в юбке! Это был самый логичный и непрошибаемый аргумент Беловой в данном вопросе. Да и разве туристам не все с рук спускают?

Когда же они достигли первой конечной цели своего маршрута - удивительно, что за это недолгое время их пешей прогулки, никто из них не попытался прибить один одного, - Троекуров, судя по всему, проникся. Никаких возмущений, никакого ворчания, бухтения, недовольства и всего прочего! Красота. И не только собор - при этом он поражал своим видом всякий раз, когда Элина его видела, - но и сама ситуация. Да, не зря они сделали небольшой крюк и оказались здесь. Оно стоило того. Хотя бы потому, что Влад перестал корчить из себя обиженного на жизнь и недовольного всем и всеми человека. Особенно ранним подъемом и компанией в ее лице.

- Да, я знаю, - улыбнулась в ответ, запрокинув голову немного назад и рассматривая собор, словно впервые. - Ну так чего же ты ждешь? Вперед! - весело усмехнулась, вскинув бровь.

И пока Влад временно впал в детство, забыв о том, какая же он редкостная и противная сволочь в действительности, он даже выглядеть стал немного иначе! Лучше. Определенно лучше. И как-то более располагающе к себе, что ли. В общем, да, пока Троекуров быстрым шагом обходил собор, прилегающие к нему территории, зашел непосредственно внутрь архитектурного строения и что-то даже фотографировал на телефон, он казался - и был! - меньшей стервой, чем в предыдущие разы. Но какого черта, а? Это она тут девушка, это ей тут положено быть стервой, а не ему! Неужели и в этом переплюнул? Вот... паразит. Усмехнулась, едва заметно качая головой.

Но поскольку Белова все это уже видела, то не особо старалась поспевать за Владом. Все равно он никуда отсюда без нее не уйдет. Даже если может или захочет. Поэтому, по большей части, Троекуров сновал везде один, а Элина просто не мешала ему получать удовольствие от происходящего, не спеша идя где-то позади. И жалея, что солнцезащитные очки остались дома. И никакой кепки под рукой нет! Эх.

- Уверен? - хитро улыбнулась, смотря на Влада. Он ведь понимает, что наверх придется подниматься на своих двоих? Хотя она и сама некоторое время назад почти открыто заявила, что они туда все равно пойдут. Вот только сейчас это желание исходило непосредственно от Троекурова, так что в случае чего он не сможет заявить, что это Белова затащила его наверх. - Ну пошли.

Удивительно, но наверх они поднялись тоже без особых потерь. Владу, как оказалось, такие подъемы очень даже по зубам. Чего нельзя было сказать про Элину. Белова могла достаточно долго ходить пешком, но когда надо подниматься вверх, да еще и по лестнице, да еще и порядка сотни метров... Под конец хочется плюнуть на все, но при этом ты все равно продолжаешь идти дальше. Потому что почти дошел ведь! А пасовать перед финишной - не здорово. Совсем не здорово. Тем более, что спуск вниз все равно будет раза в два длиннее, чем несколько десятков оставшихся ступенек. Грх...

- Но это того стоит, - немного устало и раздраженно выдохнула, опираясь на перила, когда они наконец-то оказались на площадке. - Красиво, да? - вид был завораживающий, казалось бы, стой тут вечно и смотри в даль. Интересно, в давние времена здесь ведь могла стоять стража, чтобы высматривать возможные поползновения врага. Или нет? В любом случае, возможности быть тут слишком долго все равно нет. Хотя бы потому, что рано или поздно захочется есть. А если вдруг внезапно в туалет кому приспичит - это ж сколько вниз потом бежать!

Брошенный мимолетный взгляд на Владика вызвал удивление. Но спросить что-либо Белова не успела - кажется, нутром почуяв череду вопросов, Троекуров поспешил ретироваться с площадки. Ну блин! Только поднялись, а теперь обратно спускаться. Бедные ее ноженьки!

"Троекуров! Если я завтра не встану, тебе придется носить меня на руках!" - мрачно пронеслось в голове, когда с тяжелым вздохом и тихим стоном, Элина оторвалась от созерцания прекрасного, как раскинувшийся внизу город, чтобы спуститься по этой чертовой лестнице...

И когда она таки спустилась - а Белова не торопилась с этим делом, - оказалось, что Владик... проголодался! Вот вспомни только про еду, как оно аукнется. Хм... А ведь она там еще про ситуацию с туалетом вспомнила. Усмехнувшись и с некоторым весельем во взгляде, посмотрела на парня. Не, вроде спокойно стоит.

- Машина как раз около небольшого ресторанчика и припаркована, если ты забыл, - приставила руку козырьком ко лбу, чтобы солнце не так нагло и настойчиво светило в глаза. - Так что тебе даже искать ничего не надо, все под рукой и достаточно близко, - махнула рукой вперед, указывая нужное им направление.

До машины они добрались быстрее, чем когда шли от нее к собору. Или это просто так показалось? Все может быть. Но когда они до нее дошли. Элина отправила Влада утолять свою потребность в еде, а сама переоделась обратно в шорты и лишь после этого присоединилась к Троекурову.

- Ну что, голодающий поволжья, выбрал что-нибудь? - поскольку меню все еще лежало на столе, было два варианта: выбрал, но ждал ее, или не выбрал. И вот пока некоторые не обмолвились, что они хотят есть, Белова даже не задумывалась об этом. Зато вот сейчас, разглядывая меню, понимала, что да - время обеда! Но вместо того, чтобы выбрать что-то действительно стоящее и питательное, Белова заказала чайничек черного чая и какой-то творожно-ягодный десерт, который по виду выглядел очень даже ничего так.

- По плану отца, - фыркнула, закатив глаза, - у нас дальше посещение замка, набережная и что-то еще, - сгримасничала, махнув рукой. - Думаю, ты еще не раз будешь в Килкенни и все, что действительно захочешь внимательно и нормально осмотреть, - пойдешь смотреть сам. Не маленький ведь, правда? - весело хмыкнула, смотря на парня. - Так что планы меняются. Машину оставляем здесь и просто идем куда-нибудь. Гениальный план, правда? Вопросы есть? - не то чтобы они действительно волновали Элину, даже если и будут, но спросить для галочки надо. Никто ведь не сказал, что она их будет учитывать или отвечать на них, если они ей не понравятся.

+1

9

А ладно, стоило признать, что всё оказалось намного лучше, чем Влад себе представлял накануне. Положа руку на сердце и все остальные части тела, не так уж много он и увидел, приехав в другую страну. Первым его порывом, как он дрожащими ногами ступил на землю Ирландскую, было окунуться с головой в атмосферу буржуазной заграницы, особенно в душный, прокуренный воздух знаменитых пабов и великого пива.

Увы, но в Ирландии, как и везде в цивилизованных странах курить было запрещено, впрочем, Влад не сильно огорчился этому факту, но вот с атмосферой заграницы тоже случилась накладка, так как единственное, во что с головой окунулся Троекуров – в пыльные архивные папки, которые до него так никто и не удосужился подшить в тома. Поэтому в выходные он чаще всего лежал бревном на диване и совершенно ничего не делал.

А сейчас появился  реальный шанс посмотрел Ирландию и всё-таки сходить в местный паб. Если Эля, конечно, не начнёт кривить нос и жеманно говорить, что девочки в такие места не ходят. А, впрочем, можно сходить и без неё. Сдать на руки папеньке и удариться в загул.

Ну а пока и маленький, уютный ресторанчик сойдёт. Голодный Влад, скептично хмыкнув на Элин заказ – чай и сладкая фигня – заказал себе салат, ягнёнка с гарниром и пиво.

- А у нас вообще был какой-то план? - хмыкнул он.  – Очень вкусно, попробуй. – Влад наколол кусочек мяса с пряным соусом на вилку и поднёс к губам Эли. – Намного лучше твоего детского питания. Может, всё-таки закажешь чего посущественнее торта?

Нет, Влад ничего не имел против сладкого и в целом его очень даже  любил, особенно если оно состояло из шоколада, как он обычно шутил о своём любимом торте: шоколадный с шоколадом, покрытый шоколадом, желательно горьким. Лен говорил, что он когда-нибудь убьёт свою нервную систему такой безумной дозой кофеина. А больше всего Троекуров любил "Пищу Дьявола", тяжёлый шоколадный бисквитный торт, который впервые попробовал в загнивающей Америке, в которую их возил отец, служивший там какое-то время.

В этом ресторанчике дьявольское американское угощение не готовили, но зато в меню нашёлся шоколадный фондан, который Влад и заказал на десерт вместе с чайником крепкого чёрного чая. Он разломил хрустящую корочку кекса и удовлетворённо кивнул, когда из него полилась жидкая начинка.

- Как и всё гениально вкусное, этот десерт был создан невнимательностью кондитера, - начал рассказывать он, собирая вилкой густой крем. – Повар просто недодержал партию обычных шоколадных кексов в печи, поэтому  жидкое, горячее тесто просто выливалось из них при откусывании. И это настолько понравилось клиентам, что ушлый повар сразу же сказал, что так и задумывалось,  - рассмеялся он. - Странно, что его не придумали в России, чисто русское распиздяйство. 

Официант унёс грязную посуду, оставив на столе лишь чашки с напитками.

- Честно говоря, я бы вообще машину не стал брать изначально, люблю гулять ногами, а не сидя задницей на сиденье. Вот, смотри, - Влад развернул туристическую карту, которую приобрёл в магазинчике с сувенирами и ткнул в неё карандашом с рыже-зелёным лепреконом на конце, - мы сейчас здесь, - он обвёл собор святого Канниса кружком, - а вот тут замок Килкенни. До него минут двадцать, максимум полчаса вдоль реки, заодно набережную посмотрим, если она у них есть. Возле замка парк, а вернуться можно какими-нибудь окольными путями, потому что Илья Николаевич просил вернуться к шести. Возражения есть?

Возражений не последовало, поэтому он расплатился за обед, не дав девушке даже вытащить кошелёк и, извинившись, сходил в уборную облегчиться и вообще посмотреть в зеркало, на что он похож. Вернув складной расчёской причёске былую аккуратность, Влад вернулся, и они отправились гулять по городу.

Вдоль реки шёл тротуар, по которому они и направились в замок Килкенни. Вообще, в их семье словарный запас разделился неравномерно, молчаливому и говорящему словно сквозь силу Сталену явно что-то недоложили в процессе создания, поэтому всё лишнее засунули во Влада. Сложно поверить тем, кто его не слишком хорошо знал, но заставить замолчать Троекурова могла лишь рельса, ударом по голове. Поэтому сытого, отдохнувшего и примирившегося с жизнью Влада накрыл словесный понос. Он комментировал всё: и качество асфальта, и чистоту воды Нор, сравнивая её с "речкой-вонючкой Москвой", каждый пройденный ими дом, магазин или машину.

- Смотри, фирменный грузовик "Гиннесса", в Ирландии, на мой вкус, готовят одни из лучших сортов пива, они первые начали готовить стауты, тёмные, нефильтрованные сорта с ярким вкусом жжёнки. Я в принципе не слишком люблю пиво, но их стауты потрясающие. У нас, кстати, в Екатеринбурге есть отличная небольшая компания, которая варит оригинальные стауты, без послевкусия русской "Балтики". Чёрт возьми, как красиво!

Открывшийся перед ними вид на замок Килкенни поражал. Огромная, серая средневековая глыба давила своей монументальностью и великолепием. Глядя на эти неприступные стены можно было почувствовать дух рыцарства и турниров, прикоснуться к истории, которая уже много веков как прекратила своё существование.

- Мы обязательно должны попасть внутрь, потом пройдёмся вокруг и там посмотрим, на сколько нас останется.

Вход в замок обошёлся им по семь евро с каждого, от экскурсовода отказались, решив обойтись своими силами – кое-что знала Эля с прошлых посещений, а остальное было написано в путеводителе.

- Замок много раз перестраивался, поэтому сочетает в себе несколько разных архитектурных стилей, - вслух зачитывал Влад, успевая ещё и смотреть по сторонам и восторгаться роскошным убранством внутренних залов замка.

Не все комнаты демонстрировались посетителям, но и тех нескольких было достаточно, чтобы проникнуться роскошью и богатством собранных коллекций произведений искусства. Нагулявшись по замку, они вернулись на улицу, где горячее июньское солнце уже прогрело воздух до раскалённого состояния, поэтому неторопливая прогулка под тенью деревьев оказалась весьма приятной и освежающей.

- Совсем не глубокая река, - после получасового плутания по дорожкам небольшого, но очень зелёного парка, они вновь вышли к воде, спустившись по лестнице, и там Влад решил сделать привал. – Ну что, передохнём и обратно?

Он скинул с плеча светлую льняную сумку, уселся прямо на нагретую землю, покрытую короткой скошенной травой, и вытянул ноги.

- Что-то я утомился уже, - Влад вытащил купленную в замке бутылку воды, сделал несколько глотков и протянул её Эле. – Будешь? 

+1

10

- Конечно, был, - строя недовольную гримасу, отмахнулась от парня, словно от мухи какой, но все это не уменьшало уверенности в голосе, с которой был дан ответ. И вообще, что за глупые вопросы? Сиди, вон, ешь свое мясо и не отсвечивай почем зря. - Просто мы не будем его придерживаться. А так план есть всегда, даже когда все идет через задницу. Ведь никто не мешает сказать, что так и было задумано, - усмехнулась краем губ, смотря на Троекурова с затаенным весельем во взгляде.

- Хммм... Действительно, вкусно, - что удивительно, но, прожевав мясо, Белова согласилась. Однако это никоим образом не сподвигло ее повторно открыть меню и дозаказать что-то еще более сытного характера или хотя бы продублировать заказ Влада. - Зачем? - насмешливо хмыкнула, снисходительно смотря на парня, словно на маленького ребенка, которому требовались пояснения до безобразия простых и понятных вещей. - Как думаешь, для чего ты пошел первый и заказал себе столько всего? - вскинув бровь и выразительно смотря на Троекурова и, не дожидаясь ответа, показательно умыкнула у него с тарелки дольку картофеля, мило и невозмутимо улыбаясь. То, что она выбрала для себя исключительно десерт с чаем совершенно ничего не значило. Вилка у нее есть, тарелка Влада находится достаточно близко, поэтому столь простое уравнение решалось очень легко.

- Значит, ты у нас знаток выпечки, - отправляя в рот очередной небольшой кусочек десерта и тыкая вилкой в сторону Троекурова, поинтересовалась не то вопросительно, не то утвердительно, но не без удивления в голосе. - А знаешь, вероятно, что где-то в роду кто-то из русских у него да затерялся. Как же обойтись без нас в таком великом деле, как сделать что-то не так, но заявить, что все именно так? - совершенно беспалевно продолжая через раз умыкать что-то из-под носа Троекурова. При этом не только с тарелки, когда еда себе лежит и никуда деваться не собирается, бери - не хочу, но и когда та самая еда уже на пути ко рту. А что, перехватываешь так руку Владика и наклоняясь вперед самым наглым образом с его вилки мясо тыришь, смотря честными глазами, мол, не она это, не-не, ему показалось. У нее же тортик есть! Зачем ей что-то еще.

Но вот в скором времени с едой было покончено, а вездесущие официанты быстренько все унесли, кроме чая, который медленно, но верно все еще допивался, и пива, на который Белова бросала косые взгляды, но ручки к нему пока не тянула. Может, с выпивкой подобный трюк столь безнаказанно не прокатит, как с едой.

- И когда ты только успел ее купить? - хотя это скорее был риторический вопрос, ведь если вспомнить с какой скоростью Троекуров передвигался по территории собора, то все вопросы отметались автоматически. Сдвинув почти пустой уже чайник в сторону и сгребая чашку в руки, принялась рассматривать карту, которую некоторые столь любезно решили раскрыть вот прям здесь и сейчас. Вот... любитель туризма! Подпирая щеку рукой, слушая поступающие предложения и борясь с желанием зевнуть, держа в одной руке чашку, второй взяла пиво, делая пару глотков и возвращая его на место. Они же решили отказаться от машины, да? Значит, все нормально. А вообще, ей было скучно. Скучно сидеть, слушать и смотреть, куда там тыкают и что рисуют. Хочешь делать - делай, а она закроет глаза на то что уже была в этом замке и составит компанию. Великий составитель планов, блин. Тьфу, пропасть.

- Возражений нет, пошли уже, - фыркнула под нос, потянувшись было за деньгами, но ей нагло помешали это сделать, буквально пригвождая взглядом руки к карманам. И быстро сгребая счет, который им принесли, и расплачиваясь. Вот... сволочь! Однако на губах появилась ухмылка. Вот потому, что сволочь, потому и зацепил. Игнорировал ее, нос воротил, очень старательно пытался не замечать, да-да, она помнит, как Троекуров упорно норовил смотреть куда угодно, лишь бы не в ее сторону, стоило Беловой появиться в его поле зрения в одном из своих замечательнейших нарядов. Мало того, не слушает ее, делает все по-своему и мешает ей делать то, что она хочет! Например, вот как сейчас, расплатиться за себя. Идеально.

Сцапав Влада под локоть и про себя прикидывая, сколько им, судя по всему, придется ходить, Белова уже почти смирилась с тем, что завтра кто-то точно будет носить ее на руках. Потому что ни под каким другим предлогом вылезать из постели и куда-либо идти (даже до машины!) Элина просто напросто не согласится. Зато сытый и явно более довольный жизнью, чем с утра, Троекуров, кажется, не замечал, какие тучи собираются над его головой, продолжая болтать обо всем, что попадалось на глаза. И чем дольше он тараторил, тем медленнее те самые "тучи" наползали. Внезапно для себя Белова обнаружила, что вслушивается в его голос. Как на Востоке применялась практики игры на флейте для усыпления или просто успокоения змеи, так и Белова сейчас вполне успешно притихала, слушая эту болтовню ни о чем, хотя несколько раз и вклинивалась в нее, но больше для галочки, что сделала это, чем из необходимости. Кажется, Влад вполне мог сейчас выдать паручасовой монолог и не особо от этого устать.

- Что еще обязательного мы должны сделать? - хмуро поинтересовалась, бросая на замок полный недовольства взгляд. Ну вот и какого, спрашивается, эта громадина появилась так внезапно? Нельзя было минут через... много! Тяжелый вздох. Нет, в следующий раз, если кому-то приспичит ее отправить проводить "экскурсии", пойдет сам! Лично! А то папенька там, видите ли, сидит, отдыхает, а молодежь должна страдать. Мельком глянув на "страдающего" от восторга Троекурова, Белова лишь тихо скрипнула зубами. Да по этому замку и прилегающим территориям часами ходить можно!

- Замок был построен Ричардом де Клэром в самом конце 12 столетия. Строение было сооружено из дерева, а каменным стало лишь благодаря Уильяму Маршаллу. Считается, что 3 из 4 этих башен стоят здесь с того времени, - стоило им пройти через ворота, как слышанное ранее от экскурсовода всплыло в памяти. Не менее удачно Белова вспомнила, с какой скоростью Владик осматривал все в соборе святого Каниса, поэтому от парня пришлось отлипнуть. Идти за ним - одно, но таскаться в таком же сумасшедшем темпе вот так вот зазря - нет, спасибо!

- В 1391 году Джеймс Батлер купил этот замок и заодно стал правителем прилегавших к нему земель. А затем в течение нескольких столетий и земли, и замок переходили по наследству от одного члена семьи Батлер к другому, пока последний член данной семьи в середине 20 века не продал замок за 50 фунтов, - поднимаясь по очередной лестнице и проклиная эти дурацкие ступеньки на чем свет стоит. - Представляешь, да? Всего лишь за каких-то 50 фунтов можно было стать хозяином всего этого великолепия, - усмехнулась, качнув головой. Впрочем, это было не удивительно, что в конце концов Батлеры избавились от замка. Взлеты и падения, которые происходили в их семье, плохо сказывались на их положении в обществе, и даже браки не всегда успешно это все спасали. - С другой стороны, на поддержание тут всего в должном порядке наверняка тратятся нехилые суммы, - задумчиво пробормотала под нос, разглядывая старинную вазу в одной из комнат, куда посетителей все-таки пускали. - Хотел бы владеть таким замком, а? - догнав Влада и повиснув у него не спине, отчего какой-то левой теткой им был сделан выговор, ведь они едва не сломали "предмет, несущий в себе историческую ценность". На что Элина громко фыркнула, ведь на ее взгляд этот жалкий кусок дерева, который лишь чудом еще не рассохся, был не более, чем простым столом. И, к слову, сделанным достаточно ужасно.

К огромной радости Беловой, замок и его внутренности отошли на второй план, и теперь прогулка продолжалась на свежем воздухе среди деревьев, лавок и фонтана. Около него было особенно здорово останавливаться: на тебя летят брызги, и становится хоть немногим прохладнее. Хотя стоит лишь отойти от него, как солнце нагло напоминает о себе вновь. Тем не менее, сад поражал не меньшим великолепием, чем сам замок, но в отличие от него в саду была жизнь, которая и дальше текла своим чередом, несмотря на пролетевшие столетия и постоянно сменяющиеся поколения людей. Замок же мог похвастаться лишь застоявшимся воздухом.

- А ты проверял? - скептично фыркнула, глянув сначала на воду, потом на Влада. Или это было таким завуалированным пожеланием к помощи в данном деле? Подтолкнуть там, спихнуть или еще чего в этом роде. Так она может, и даже не всегда просить об этом надо. Вот только сейчас было немного... лень. Хотелось уже сесть где-нибудь и сидеть. Жаль, что лавок поблизости не наблюдалось. - Вариант "передохнуть" мне нравится, - согласно кивнула головой, хотя продолжение этого самого варианта как раз-таки не очень нравилось. Ведь оно подразумевало, что надо будет встать и опять куда-то идти! Захотелось выть. Ну уж нет, в ближайшие минут двадцать она точно никуда не пойдет! Вот только найдет сначала, куда бы попу пристроить.

Кажется, кто-то свыше явно решил над ней сжалиться, потому как почти в следующее мгновение Владику приспичило сесть на землю. А что Белова? А Белова быстренько пристроила свою попу ему на колени, еще и спиной на парня откинувшись, медленно, расслабленно и удовлетворенно выдохнув. Ну не на землю же ей было садиться, правильно? И то ходить потом с пятном на шортах, вот еще. А Троекуров уже и так на земле сидел.

- Есть в этом мире счастье, - блаженно прикрыла глаза, только сейчас понимая, как она находилась. Не, все, к черту. Больше ни на какие туристические маршруты она с Троекуровым не пойдет. Пешком. По солнцу. Когда в машине есть и кондиционер, и окна можно открыть, и музыку включить, и всяко удобнее находиться. У-у-у, злодей хренов. - Буду, - стоило только упомянуть про воду, и не только упомянуть, но и предложить, как Элина тут же оживилась, открывая глаза и беря бутылки в руки, делая несколько больших глотков, но не допивая всю воду до конца. Однако успевший уже было расслабиться, организм не захотел столь же быстро возвращаться в прежнее собранное состояние, поэтому немного воды мимо да попало, стекая тонкой струйкой из уголка рта по подбородку и далее вниз по шее. - Фух, красота, - закрутив крышку и ставя бутылку рядом на траву.

- Если ты мне сейчас скажешь, что мы вот прям сейчас или в ближайшие пару минут пойдем дальше - скину в реку. Заодно и проверишь ее глубину, - широко улыбаясь, но во взгляде было что-то зловещее, обещающее медленную расправу любому, кто посмеет нарушить ее долгожданный и заслуженный отдых. - Кстати, сколько там времени у нас еще осталось хоть? - и собралась уже было потянуться за мобильником, как вспомнила, что это чудо техники лежит в заднем, вашу мать, кармане. Хрен. Даже ради этого она не поднимет свой зад с чужих колен. Впрочем... поднимать же не обязательно, верно? В общем, старательно так заерзала, упрямо не желая вставать с насиженного "места", в итоге выудив таки злосчастный телефон.

- Так, сейчас почти пять часов, значит, еще полчаса до закрытия у нас есть, - попытка запихнуть телефон в передний карман успехом не увенчалась, пришлось отложить к бутылке. Все равно никого рядом с ними не видно, так что не умыкнут. Да и под рукой ведь лежит, считай. - А потом быстро, - едва заметно скривилась от этого слова, потому что "быстро" уже вряд ли будет, - до машины и к шашлыкам! Согласен? - повернув лицо к Владу и смотря в глаза. Естественно, что вопрос подразумевал только один правильный ответ - "да".

Отредактировано Elina Belova (2017-01-08 20:46:48)

+1

11

Когда всё идёт через задницу...

Да оно всё пошло через задницу с того самого момента, как Белов пригласил его в эту поездку. А, может, и раньше. Когда напротив его фамилии при распределении оказалось слово: "Дублин". С того момента Влад словно утратил контроль над своей жизнью, безразлично плывя по течению, подчиняясь желаниям других людей. Это уже начало порядком доставать.

В Килкенни было интересно, но он бы предпочёл провести это время с кем-нибудь другим, а не с вечно недовольной, огрызающейся и постоянно оскорбляющей его девицей. Например, с Леном. Со спокойным, уравновешенным и не спорящим из-за каждой мелочи Леном. Который не ворует с его тарелки еду, не фыркает и не... ещё с полсотни этих "не".

А вообще, когда Эля замолкала и не злилась, она становилась вполне себе милой девочкой. Влад скосил глаза, рассматривая молчаливо идущую спутницу. Ранний подъём, жара и несколько часов на ногах под июньским солнцем утомили даже физически крепкого Троекурова, что уж говорить о менее выносливой девушке. Да, он признавал очевидное – Эля его сильно привлекала, и к тому же она совершенно не скрывала своего интереса в нём. Конечно, отец мечтал, что он познакомится и женится на скромной, "порядочной" девушке, желательно ещё и девственнице, но сам Влад относился к подобным пережиткам средневековья скептически. Он действительно не мог понять, как девственность соотносится с порядочностью, к тому же сам совершенно не являлся образцом добродетели. Класса с девятого школы как не являлся.

К тому же, кто сказал, что обязательно нужно на Беловой жениться? В конце концов, он не собирался связывать себя узами брака ещё очень долго. В идеале – до самой смерти. Своей. А развлечься – почему нет? Учитывая, что последний раз он занимался сексом страшно даже вспомнить – когда!

Поэтому, когда обтянутая короткими шортами упругая пятая точка Элины приземлилась к нему на колени, Влад совершенно не был против. А очень даже – за. Он обхватил её за талию, сцепив руки в замок на её животе и довольно улыбнулся. Тихо, спокойно, птички в деревьях поют, вода в реке журчит – что ещё нужно для счастья?

- Там дно видно, - миролюбиво отозвался он, положив подбородок на плечо девушке. – Так что обойдусь без личного измерения. Хотя, я бы искупался, - вздохнул он, в очередной раз вспомнив Сталена с его гипертрофированной заботой о младшем, несмышлёном братике.

Влад подавал заявление в несколько Консульств РФ в США: в Нью-Йорке, Хьюстоне и Сан-Франциско. И всех их объединяло помимо расположения в лучших мегаполисах США – наличие пляжей и океана. В Ирландии, конечно, тоже был пляж и океан. Который Атлантический и плавно перетекающий в Северный ледовитый. Среди льдов он мог и в России покупаться, а вот за границей он рассчитывал на жаркое солнце и комфортную воду. Чуть теплее средних по Ирландии 15 градусов.

- Нет, в ближайшие минут двадцать я никуда идти не собираюсь, ноги уже отваливаются, а ещё нужно обратно два километра пилить. Можно, конечно, такси вызвать, но это, по-моему, это извращение.

Чтобы посмотреть время, пришлось расцепить руки и взглянуть на циферблат, но на вопрос ответить он не успел, так как активное ёрзанье на разных стратегических местах отвлекло от созерцания шедевра швейцарского часового завода – подарка Сталена на двадцать один год. Производители обещали, что механизм переживёт своего владельца и пока не обманули – Rado вот уже пять лет стабильно ходили как швейцарские часы.

Впрочем, кое-что сейчас заинтересовало больше брата  и его подарка. Сложно отказываться от того, что буквально всовывают в руки с криками: "Да бери ты уже!". Собственно, не будь Эля дочерью его непосредственного работодателя, то Влад, скорее всего, колебался бы не долго, но проблемы личного характера на служебном месте в первый же год работы как-то совершенно не хотелось получить бонусом к приятному времяпрепровождению. Однако, похоже, что и сам Белов был совершенно не против этого самого приятного времяпрепровождения своего помощника со своей же дочерью. Нет, не то чтобы Троекуров считал себя плохой партией для посольской дочки, но...

Всё-таки.

Проехавший по заинтересованно воспрянувшему стратегическому месту сотовый Элины заставил все мысли резко эмигрировать в более низко расположенные территории. Что ж, глупо было выкладывать перед голодным зверем мясо и ожидать, что он от него откажется.

Не откажется. Не сейчас.

- Согласен, - с лёгкой, напряжённой хрипотцой в голосе ответил Влад, пытаясь вспомнить, а на что он только что согласился? Чего там было? Шашлыки? К чёрту шашлыки!

Они, наверное, впервые оказались настолько близко друг к другу, что можно было даже почувствовать чужое дыхание на своей коже, не хотелось ни думать о последствиях, ни сопротивляться дальше. Вообще не хотелось думать.
Он лёгко провёл кончиками пальцев по щеке Эли, очерчивая высокие скулы, и на мгновение задержался на её губах, прежде чем убрать руку и поцеловать. Сначала легко, едва прикасаясь, словно пробуя и спрашивая разрешения, и затем углубляя поцелуй –  нетерпеливый и несдержанный.

Жадный.

Её спина под ладони обжигающе-горячая и сложно понять, то ли из-за того, что слишком жарко, то ли ему просто кажется, потому что это Эля. Невыносимая, язвительная и... желанная. Кого он обманывал? Эти чёртовы чулки на роскошных длинных ногах до сих пор стояли у него перед глазами.

Перестало хватать воздуха, и Влад отстранился, шально взглянув на Белову. Тело требовало продолжения, но кое-как держащий всё под контролем мозг высказывал сомнения, что данное место будет уместно для этого самого продолжения, учитывая, что от гуляющий по парковым дорожкам людей их отделяло ненадёжная полоска кустов. К тому же он никак не мог вспомнить, что ирландские законы говорили по поводу разных продолжений в общественных местах.

И главное, что по этому поводу бы сказал Эля.

Влад облизнулся и закусил губу, ожидая в ответ чего угодно, от мордобоя до изнасилования, потому что это же Белова. Она могла сделать всё что угодно.

Отредактировано Vlad Troekurov (2017-01-17 23:37:30)

+1

12

Возражений не последовало. Удивительно! Вот что с человеком долгие прогулки по жаре делают. Хм... Если рассматривать их с этой точки зрения, оказывается, польза от таких "забегов" очень даже есть. Вон какой Владик вмиг сговорчивый стал, давно бы так. А то все "не хочу, не буду, брысь с глаз долой". И пусть он этого прям так уж вслух не говорил, но очень красноречиво всем своим видом показывал. Впрочем, толку от этого все равно было мало, потому как исчезать с глаз долой Белова упрямо отказывалась.

Легкие прикосновения пальцев к щеке, губам. Элина даже затаила дыхание, чтобы не спугнуть этого чертового кролика, уповая на всех Богов и силы природы, чтобы никакая зараза сейчас из кустов вдруг не выскочила и никакой солнечный удар Троекурова внезапно не хватил. Он впервые подпустил ее настолько близко к себе. Все предыдущие попытки терпели сокрушительное фиаско, потому как Влад быстро увеличивал дистанцию до необходимого для себя минимума. Да не кусается же она, блин! Ну, нет, кусается, конечно, но от этого тоже вполне себе можно получать удовольствие.

А сейчас Влад, вопреки всему, не пытался ее ни прогнать, ни остановить, ни заявить что-нибудь эдакое, обязательно язвительное и с раздражением в голосе, словно она была виновником всех его бед и несчастий. Более того, он сам решился ее поцеловать. Губы растянулись в довольной усмешке. Все, Троекуров, ты попал. Добегался, русак. Теперь ты точно мой. Кажется, Влад это и сам понял, а, может, пришел к мысли, что терять ему уже нечего - осторожный поцелуй стал более напористым, несдержанным. И Белова не заставила уговаривать себя дважды, охотно отзываясь и с не меньшей жадностью целуя в ответ. Не для того она так упорно добивалась этого момента, чтобы так глупо его упустить.

Она чувствует его ладони, скользящие по спине, и лишь теснее прижимается к нему, слегка прогибаясь под его руками. И совершенно точно не хочется вспоминать сейчас о том, где они находятся, что любой, кому вдруг приспичит свернуть с аллеи в сторону, запросто может их увидеть. Плевать! На всех них. Никто не смеет вставать между ней и ее желаниями. И если мозг еще пытался хоть как-то вразумить и вернуть в действительность, то пальцы совершенно точно действовали отдельно от него, не желая слушать никакие доводы разума и упрямо продолжая расстегивать пуговицы на рубашке Влада.

Ровно до того момента, пока поцелуй не прервался. Слегка расфокусированный взгляд устремлен на Троекурова, а руки замерли на очередной пуговице. Оказывается, за это недолгое время Элина умудрилась почти полностью расстегнуть чужую рубашку. А нечего прятать от нее такое тело под одеждой. И вообще, на улице лето и достаточно жарко, мог бы и сам давно уже рубашку-то расстегнуть. Заодно и ей забот меньше было бы.

Владик подозрительно замер. Нет-нет-нет, только не говорите, что у кого-то собирается включиться мозг и режим кролика грозит вернуться обратно. Не дай Бог! Этого счастья ей вот прям совсем не надо. Особенно после того, как ее относительно контролируемое желание так неосторожно распалили. И уж тем более не после столь провокационного закусывания губы.

- Согласен стать моим парнем? - и не дожидаясь ответа потянулась обратно к его губам, утягивая в очередной поцелуй и заваливая на песок. Какая самая лучшая стратегия? Правильно, нападение! Обескуражить, чтобы противник даже опомниться не мог и ничего толкового сообразить не успел. Собственно, вопрос был вопросом лишь для галочки, потому как ответ на него был предрешен еще три с половиной месяца назад. И чтобы Троекуров ей сейчас ни возразил - его мнение в этом вопросе никакой роли уже не играло.

Как и то, что на данный момент они находились в общественном месте. Белову это вот нисколько не волновало. А то, что где-то неподалеку бродят люди - да пускай себе бродят, это их проблемы. Адекватность? К черту ее! В общем, дружный коллектив чертей в ее голове пришел к единогласному мнению, что никаких проблем на горизонте не маячит и можно продолжать начатое. Да и рубашечка, вон, уже окончательно расстегнута. Ладони проходятся по плечам и груди, кончики пальцев пробегаются по бокам, колено совершенно недвусмысленно несильно надавливает на пах.... и тут раздается громогласный вопль.

Нехотя отрывается от губ Троекурова, не веря в такую подставу, и смотрит в сторону, откуда тот самый вопль и шел, а сейчас шла, кажется, ругань. Мозг категорически не хотел переключаться на английскую речь. Он в принципе не хотел все еще соображать.

Оказывается, за это время какому-то мелкому ребенку не удалось вовремя словить мячик, который вполне себе спокойно плавал сейчас в этом небольшом водоеме. И не было бы никакой проблемы, не заявись мама этого самого дитяти, которой вместо того, чтобы достать чаду гребаный мячик, приспичило на них орать. Вот появилась бы она на пару минут позже, может постыдилась бы горло драть на всю округу и тихонько смылась бы восвояси. Демоны!

- Можно я ее съем? - уткнулась лбом Владу в плечо, мрачно и тяжело вздохнув. Вставать не хотелось от слова совсем, но пришлось. Просто ей надоело слушать этот ор. Английский вспоминаться упорно не хотел, а родной матерный эта дама вряд ли поймет.

- Пошли отсюда, - не только встав с Троекурова, но и запихнув уже в карман телефон, показательно так для некоторых стянула с себя майку, оставаясь в одном топе, и поцеловав средний палец, показала бойкой женщине фак. Судя по повысившемуся тону, сей жест оценили правильно, но принимать его не захотели. Но это были уже не ее проблемы. Схватив Влада за руку, потянула его прочь из почти идеального места. Вот умеют же люди все портить! Р-р-р-р.

- Так, а мы в ту сторону хоть идем? - когда крики за спиной стихли, Белова внезапно поняла, что выход, кажется, был в другой стороне. А может и нет. Будет вдвойне веселее, если и Влад не в курсе, куда идти. Ладно, всегда можно найти указатель или спросить у кого-нибудь.

Отредактировано Elina Belova (2017-01-23 14:19:10)

+1

13

Эля ответила так страстно, что мысль о его изнасиловании стала почти реальностью. Влад с трудом сохранял равновесие, сжимая в объятиях стройную фигуру девушки, которая весьма упорно пыталась завалить его на песок и придать ему горизонтальное положение. Он, в общем-то, даже и не сопротивлялся бы.

Тело мгновенно откликнулось на ласку разлившимся по низу живота возбуждением, и его ладони скользнули под завязанную под грудью футболку, с трудом пробираясь под плотно прилегающую к спине ткань. Он практически пропустил тот момент, когда сам оказался практически раздет, опомнившись лишь когда ворот начал сползать с одного плеча.

Не то, чтобы он был сильно против, просто перестало хватать кислорода и пришлось оторваться от девушки, чтобы вздохнуть воздуха. Ему нравилось, что Эля не воспользовалась никакой помадой, потому что ненавидел её синтетический вкус после поцелуев. Хуже была лишь липкая приторность жидких блесков, которые лишь смотрелись красиво, но в качестве десерта никуда не годились.

Он смотрел на её губы, чуть припухшие и покрасневшие, хранившие влажный след его поцелуя, когда Эля озвучила то, что, кажется, знало уже всё посольство. Влад не успел и звука издать, как вновь оказался в жарком плену, теперь уже окончательно теряя равновесия и падая на спину.

Наконец-то можно развязать этот дурацкий узел и проникнуть под футболку, гладя и сминая грудь, пока ещё скрытую тонкой тканью, затем спуститься горячими ладонями на  обнажённый живот и ещё ниже, нащупывая пуговицу на шортах.

Громкий, визгливый голос на английском проник прямо в мозг, останавливая пальцы практически у самой цели. Его тело совершенно не согласилось с таким повтором, и он не сразу смог отпустить Элю от себя, пытаясь продлить поцелуй. Но с трудом соображающие мозги, подстрекаемые хорошим воспитанием и красным дипломом МГИМО, нехотя, но всё же согласились, что они сейчас не демонстрируют образец приличия.

- Ешь, - хрипло ответил он, откашливаясь. Вытащил руки уже вполне себе удобно обосновавшиеся из шорт Эли, застегнул молнию с пуговицей, и посмотрел на девушку. – У меня дипломатическая неприкосновенность, я корочкой помашу, - улыбнулся он, помогая ей подняться.

Его всегда неизменно забавляло, с какой лёгкостью милая и красивая девочка Эля превращалась в кровожадное чудовище, как гремлин, которого напоили после двенадцати ночи. А-а-арргх! И окружающие расчленены с особым зверством. Ня! И снова очаровательное создание.

Жуть!

Он, веселясь, последовал за ней, знаками показывая рассерженной женщине, как они раскаиваются в своём безобразном поведении, но молодость и гормоны, она же должна понимать. Поняла или нет, сказать сложно, но хоть полицию не вызвала, что отрадно.

- Нет, - рассмеялся он, обнимая Элю и снова целуя её, прежде чем развернуть на сто восемьдесят градусов. – Нам туда. Хотя уверен, что здесь куда ни пойдёшь, через полчаса в любом случае выйдешь к границе города. Да в Москве один район больше, чем весь Килкенни.

Обратная дорога показалась несколько веселее. Удивительно, но признав и смирившись со своим новым статусом, ему сразу стало намного легче жить. В конце концов, статус бойфренда не обязывал его прямо завтра бежать в ЗАГС и оформлять официальные отношения. Зато разом решал множество проблем, начиная с бесконечных вопросов коллег женского пола старше тридцати лет, когда же он, наконец, женится, словно это единственное, что их интересовало в жизни. Когда же на Влада Троекурова наденут кольцо! И заканчивая перспективами регулярного секса, что не могло не радовать его бесспорное доказательство мужественности, которое гордо сообщало всем, как сильно он хочет трахаться. Пришлось даже поглазеть по сторонам и полюбоваться на птичек, чтобы убрать внушительный бугор из штанов.

Солнце катилось к горизонту, позволяя вечерней прохладе заполнить воздух набережной, он купил два мороженных, угощая уже официально свою девушку, и неторопливо слизывал сливочный пломбир с шарика, рассматривая воду. Говорить не хотелось, но это было временное явление, вызванное усталостью, полчаса отдыха, и Влад снова будет в состоянии заговорить до заикания даже фонарный столб.

Машина, раскалившаяся на открытой стоянке, встретила их душным, спёртым воздухом, но раскрытые окна довольно быстро охладили салон. Отодвинув на максимум пассажирское кресло назад, и блаженно вытягивая ноги, Влад решил, что поехать на автомобиле оказалось, в общем-то, не такой уж и плохой идеей.

- И всё-таки здесь очень красиво. –
Он бросил последний взгляд на собор, взмывающий острыми шпилями в прозрачное голубое небо, и пристегнулся. – В плане архитектуры и пейзажей Ирландии нет равных. Ну что, домой?

Влад покрутил в пальцах серебристую цепочку. Пока Эля открывала и проветривала машину, он сбегал к магазинчику с сувенирами. Вообще, туристический план Троекуров выполнил раньше, ещё до обеда. Магнитик, брелок, серьги маме – неизвестно, когда получится съездить в Россию, но лучше пусть это всё лежит уже приготовленное, чем носиться и в последний день искать что-то стоящее. Однако сейчас потребовалось докупить то, что он тогда увидел, но купить не посчитал необходимым, ибо некому было.

Ещё несколько часов назад. 

- Это тебе, на память, - он протянул Эле раскрытую ладонь с изящным серебряным четырёхлистником, украшенным крошечными изумрудными кристаллами. У него же остался типично мужской кулон в виде жетона, но с вырезанным из него листом клевера. Тем самым, который он дарил Элине.

+1

14

На самом-то деле, Элину мало интересовало, в какой стороне выход и правильно ли они вообще идут. Во-первых, в замке и на прилегающих к нему территориях действительно имелись те самые указатели, по которым можно было попробовать не заблудиться. Или, наоборот, заплутать еще больше. Во-вторых, Троекуров, оказывается, за дорогой все-таки следил и необходимое направление определил быстро и точно. Мда, и что бы Белова без него делала? Собственно, она бы попросту не сунулась бы в этот замок без него, ибо эти старые развалины ей и даром не сдались. Ну и, в-третьих, когда тебя в очередной раз обнимают и целуют - как-то на все остальное хочется махнуть рукой. Да Белова бы и махнула! С удовольствием обнимая Влада за шею и целуя в ответ. Вот только сейчас, в отличие от прошлого раза, людей на парковой дорожке было больше, чем за прекрасными кустами. И если бы только в этом состояла беда. Ведь теперь Влад, как на зло не иначе, соображал головой - а не другим местом, - куда лучше, поэтому пытаться повторить неудавшуюся попытку вот-прям-сейчас не представлялось возможным - Троекуров же скорее всего и остановит, напоминая о приличиях и о том, где они находятся.

С губ слетает обреченный, немного разочарованный вздох, когда поцелуй прерывают. Она почти с осязаемым недовольством смотрит на людей, деревья, камни - все, что попадает в поле зрения, - опять ей нагло мешают осуществить желаемое! Однако смиряется с необходимостью и идет в указанном направлении, взяв Влада под локоть.

- Туда, так туда, - флегматично пожала плечами. Впрочем, чем быстрее они вернутся к машине, тем быстрее окажутся дома. А там уже никто не посмеет ей помешать. Если жить хотят. – Ну, так может, стоит прибрать Килкенни к рукам? Вместо Аляски-то, - подмигнула, весело улыбаясь. И не важно, что Аляска у американцев, а Килкенни - ирландский город. Хотя по размерам, конечно, одно с другим не сравнится. Зато в температурном плане здесь куда как теплее будет. И снега меньше. Вот только на собачьих упряжках не покататься.

И хотя Белова и хотела как можно скорее покинуть столь "радушный" замок с его толпами туристов и добраться побыстрее до припаркованной около ресторанчика машины, им все равно пришлось на какое-то время здесь подзадержаться. А все почему? Потому что если сам Влад и стал мыслить более адекватно и правильно, то его организм, судя по определенным выпирающим местам, не был готов мириться с этим столь же быстро. Элина, конечно, могла бы предложить свою помощь в этом деле, но... каждый раз, как она поворачивалась в сторону Влада, готовая уже обречь свои мысли в словесную форму, воображение быстро подкидывало различные варианты ответов со стороны Троекурова на ее безобидное - вроде бы - предложение, и девушка лишь закусывала губу, чтобы не рассмеяться ненароком, поспешно отворачиваясь обратно.

В целом, пока они не особо торопливым, скорее даже размеренным шагом и вообще с различными остановками дошли до машины, Элина даже свыклась с мыслью, что раньше, чем они окажутся дома, ей вряд ли что-то светит. А раз так, то пока что следовало вести себя чинно-смирно и просто получать удовольствие от происходящего. Например, от мест, мимо которых шли, от Влада, на удивление быстро и легко смирившегося со своим новым "статусом", от мороженого, которое ели. Собственно, от последнего Белова тоже пришла в достаточно умиротворенное и довольное жизнью состояние.

Машина за время их отсутствия - что совсем не удивительно, - успела нагреться достаточно сильно. Ну да, это не подземная парковка и даже не что-либо крытое наземное. Никакой тени, и все места ровненько под солнечными лучами. В общем, еще порядка десяти минут машина будет проветриваться. Белова даже все двери пооткрывала, чтобы как-то убыстрить этот процесс. Дома ждали шашлыки! Ну и более интересные развлечения, если никакая зараза опять не удумает вмешаться. Владик же, пользуясь временной задержкой, внезапно что-то вспомнил и решил куда-то там сбегать. Белова в ответ на это лишь махнула рукой, мол, я тебя услышала, беги давай, все равно стоим.

- Эй, и где твой дух патриотизма? Глядя вокруг, ты должен был сказать, что нет ничего прекраснее матушки-России! Все Лену расскажу, - и хотя в голосе слышался упрек, а руки упирались в бока, во взгляде было слишком много веселья и чертей, чтобы воспринимать укор всерьез. - А ты много где бывал, чтобы сравнивать? - на этот раз в голосе был неподдельный интерес. Подавшись вперед, тоже посмотрела еще раз на видневшийся собор. - Не знаю, как по мне, архитектура той же Испании ничем не уступает здешней, - пожала плечами, садясь обратно. - А, может, даже и красивее. В целом, везде можно найти что-то замечательное, было бы желание, - негромко включая первую попавшуюся волну чисто для фона. - А природа так и вовсе везде прекрасна, на то она и природа, - Элина уже готова была завести машину и тронуться с места, как внезапно голос Влада заставил ее повременить с этим действом, поворачивая голову в его сторону. Что там на память?

На ладони Троекурова лежал небольшой по размерам клевер, украшенный мелкими изумрудами. Или якобы ими. Растерянно смотрит на украшение, медленно переводя взгляд на Влада и замечая у него на шее то, чего там раньше точно не было! Имитация под военный жетон, но с прорезью в середине, по размерам и форме как раз напоминающими тот самый клевер. Парные украшения? Это, получается, он за ними бегал?

Взгляд поднимается выше, и теперь Элина уже смотрит Владу в глаза. В ее взгляде все еще сквозит растерянность и обескураженность. Это не по плану! Внезапно. Быстро. Удивительно. Красиво. Но буквально в следующее мгновение Белова уже с радостным воплем, в который уже раз за этот день, виснет на шее Троекурова. И целует. Куда им там надо было? Домой? К шашлыку? А, может, нафиг их? Людей вокруг особо нет, всего лишь откинуть назад сиденье... Она понимает, что не только мысли опять сворачивают не туда, но и руки совершают поползновения, куда не следует. Хотя, вообще-то, очень даже туда, и очень даже следует.

С тихим, раздраженным рыком на возможную невозможность, так же быстро отстраняется от Влада, как до этого кинулась на него. Поспешно заводит машину, выезжая со стоянки. О том, что надо бы пристегнуться, Белова вспоминает немногим позднее, совершая это во время движения. На этот раз им не нужно было делать круг, чтобы что-либо посмотреть, поэтому дорога домой заняла меньше времени. Ну и тут еще дело было в скорости. Подумаешь, превышение на пару единиц. Ладно, почти на десяток. Так, фигня.

- Застегнешь? - припарковавшись во дворе у Кальманов, Элина повернулась к Владу спиной, награждая после легким поцелуем в щеку. - Пошли, а то съедят все без нас, - захватив футболку и напяливая ее обратно, выбралась из машины, закрывая и ставя на сигнализацию. Привычка.

Из-за дома доносились пока еще достаточно слаженное пение и звуки гитары. Видимо, взрослые даром времени не теряли. Впрочем, пусть делают, что хотят, лишь бы угли достаточно хорошо прогорели для жарки мяса. Естественно, что "встречать" их никто не вышел. Ну и хрен с вами, больно надо! А вот Клык, напротив, с громким лаем прибежал к ним, радостно виляя хвостом.

- Да ты мой хороший, - рассмеялась в ответ на попытку собаки облизать ей лицо, пока она обнимала и гладила добермана. Надо сказать, что достаточно удачную попытку. Ну да, хоть у кого-то они должны были получаться. - Всех загонял уже? Хорошо следил, чтобы они тут без нас все мясо не съели? - действительно ли Клык отвечал на ее вопросы или просто радовался, но пару раз громко гавкнул в ответ. - Клык, это Владик, - указала пальцев на парня, - сегодня он спит с нами, - усмехнувшись и дернув бровью, смотрит на Троекурова. И непонятно, относилось это к собаке или же к Владу. И это при том, что еще пару часов назад Белова сказала, что Клык будет спать внизу. Может, и будет. А, может, и нет. Как карта ляжет. А вот в адрес некоторых русских этой ночью у Элины были совершенно определенные планы.

- Пошли, пошли, пошли, - схватив Влада за руку, потянула его в сторону беседки, источнику шума и веселья. - Что за шум, а драки нет? Почему без нас? И мы вернулись, кстати, - тут же затараторила, сияя довольным фейсом и сцапав с одной из стоявших на столе тарелок порезанную дольку сладкого перца.

+1

15

- Я не  был в Испании, я вообще мало выезжал за пределы России, из-за отца,  - ответил Влад, садясь в машину.

Это было его персональным проклятием – невозможность выехать за границу. Конечно, сам он мало что представлял для безопасности собственной страны, но наличие за плечами очереди из родственников-разведчиков делало его жизнь намного интересней, чем у всех остальных. Естественно, за ними пристально наблюдали и каждая анкета, поданная в визовый отдел, проходила тщательное обсуждение. А вдруг папа что рассказал Владу и он поедет сдавать страну проклятым шпионам. Или какие там мысли бродили в головах у чиновников, которые раз за разом писали отказ в выезде за границу на анкетах Троекурова. Репутация будущего дипломата и всё прочее. И самое обидное, когда в честь окончания девятого класса весь класс едет в обзорный тур по Европе, а ты сидишь дома, потому что отец лично написал отказ в визе.

Слишком опасно, слишком подозрительно, а вдруг это, а вдруг то. В тот вечер Влад впервые ушёл из дома после скандала с отцом, демонстративно хлопнув дверью. И даже последовавшее после возвращения объяснение неприемлемости данного поведение в доме Троекуровых, больше напоминавшее избиение, а затем и месячный домашний арест не произвёл такого впечатления, как остаться в России, когда все одноклассники без исключения уехали в Европу. Влад и раньше не слишком любил отца, но теперь он его возненавидел. И укрепился в мысли, что головой бывший советский шпион поехал основательно.

Он хотел поехать после первого курса МГИМО к Лену в Испанию, тот бы смог уговорить отца взять его под свою ответственность, но после их новогодних развлечений пришло чёткое осознание, что лучше им с братом какое-то время вообще не видеться. Потому что убеждать себя в нормальности происходящего уже совершенно не получалось. Да и к тому же тот тон, с которым брат произнёс: "Теперь ты за старшего", вручая ему часы с гравировкой, прекрасно дал понять, что это, возможно, их последняя встреча. Куда и зачем отправляли Сталена, Влад не знал до сих пор, но что-то слышал краем уха про отряд "Заслон" и начале операции в Сирии. Слышал и даже не хотел думать. Меньше знаешь – крепче спишь. И живой спишь. Истина, вбитая генералом разведки в головы своим детям.

- Я только в Америке был, когда отца в командировки отправляли, даже пришлось немного поучиться там. В школах при посольствах, так что можно сказать - я с дипломатами с рождения общаюсь. Правда, готовили меня в ФСБ, но потом отец внезапно поменял решение и разрешил идти в МГИМО. Ну, а выбирая между послом и фсбшником... Не настолько я патриотичен, видимо. Или наоборот, - усмехнулся он, - слишком патриотичен. Потому что выбрать работу госслужащего в нашей стране может только либо полный идиот либо махровый патриот. Либо шпион. Но, так как в МГИМО идиотов не берут, то получается, что я патриот. Но любовь к русским берёзкам не мешает мне любоваться ирландскими полями.

Не был Влад патриотом. Точнее был, но гордость за страну не мешало ему осознавать масштабность всех проблем, которые на данный момент имела Россия. Или они имели её, чёрт разберёшь. Но одно он мог сказать точно – возвращаться обратно совершенно не хотелось, как и думать, что лет через пять придётся всё-таки собирать чемоданы и отбывать положенный каждому молодому дипломату срок в родной стране. Правда, наличие брата-военного атташе могло серьёзно изменить карьерную лестницу, но всё это настолько далёкие перспективы, что пока не стоили внимания. К тому же сейчас были куда более интересные вещи.

И сейчас эти вещи целенаправленно пытались его задушить, или как это потом запишут в протоколе? Совершить насильственное деяние сексуального характера?

Не ответить на поцелуй невозможно, как и провести ладонями – на удивление слишком быстро привычно – по спине, чуть стаскивая топ вниз. Горячее и, если называть вещи своими именами, полуобнажённое тело девушки удобно разместилось на его коленях, а организм весьма воодушевлённо воспринял посягательство на себя любимого. Как и потом уныло констатировал факт очередного облома.

- Напомни мне больше никогда не садиться с тобой в машину, когда ты за рулём. - Влад ещё хотел добавить пару слов про женщин и машины, но сдержался, застёгивая кулон. Не самые романтичные слова для такого момента, но это была чудовищная езда, и просто чудо что под колеса их автомобиля не попал ни один ребёнок, бабуля или котёнок. – Здесь камеры на каждом заборе.

Правда, квитанции о превышении скорости Беловым вряд ли когда-нибудь пришлют, так как их машина с дипломатическими номерами имела статус неприкосновенности, однако не стоило так очевидно пользоваться данными привилегиями. Это была, наверное, главная причина, по которой Влад так настойчиво игнорировал Элю как объект ухаживания. Статус и обязанности. Они здесь не обычные туристы, а представители чужой страны, причём даже не имеющие регистрации и вида на жительство. То есть одного даже небольшого скандала достаточно, чтобы принимающая сторона вытолкала неугодного гостя со свистом под задницу, пинком придавая направление и скорость. Спутница дипломата – это одно из самых скучных занятий в политике. Утончённая, воспитанная, тактичная и... незаметная. Эля должна была это знать, её мать принадлежала именно к таким посольским жёнам, и её вызывающее поведение могло просто скомпрометировать Влада, отбросив тень на его репутацию. Конечно, он надеялся, что у дочери советника хватит благоразумия вести себя прилично, но...

Надежда умирала последней. После смерти надеющегося. Это вот Эля только что намекнула на горячую и страстную ночь, или ему показалось?

- И как ты с ней живёшь? – шёпотом спросил Влад у добермана, гладя собаку.

Веселье на заднем дворе уже было в полном разгаре, мужчины закладывали первую порция мяса на шампурах на мангал, женщины доставляли закуски, он хмыкнул – чисто русский скромный стол: пять или шесть салатов, нарезка с колбасами, сыром, солёной и копчёной рыбой, соления, свежие овощи, пирожки, холодец?!

Нет, кое-что в русских людях не менялось никогда.

Илья Николаевич пытливо посмотрел на них, словно пытался понять, как далеко они погуляли, а потом протянул бутылку пива. Надо сказать, что шашлыки получились отменными, компания замечательная, а пирожки хоть и не такие, как у мамы, но очень и очень вкусные. Белов с Аароном уже ушли спать, финская водка отлично пошла под мясо и через несколько часов женщины отправили их по койкам, убрали грязную посуду, а сами, судя по долетающему из дома смеху, уединились на кухне. Влад вытянул ноги и откинулся на спинку подвесного дивана, куда они с Элей перебрались к концу вечера.

- У нас такие стояли в летнем лагере, - он притянул девушку к себе, обнимая за талию. – На них всегда выстраивалась очередь покататься. А так как мы были детьми, и очень активными, то они постоянно обваливались, и приходилось ждать мастера, чтобы починил. Вот такое у меня было тяжелое детство, - рассмеялся и потянулся за чашкой чая.

Роза устроила молодёжи сладкий столик с домашней выпечкой и чаем; похоже, все в этом доме точно знали, что Влад официальный парень Эли, кроме, естественного, самого Влада. Он откусил от рогалика с начинкой, который назывался, кажется, ругелах, и задумчиво прожевал, рассматривая почти чёрное небо. Как и в любой стране мира, звезды за городом светили намного ярче. Да и некогда было в Дублине любоваться небесными светилами.

Может, оно и к лучшему? Его мама всегда считала, что пути Господни неисповедимы, и Он точно знает, как должна идти твоя жизнь. Посольство любой страны – это что-то вроде большого общежития, где все друг про друга знают, и молодой, одинокий мужчина всегда вызывает определённые вопросы у местных сплетниц, особенно если он живёт со старшим братом. Влад никогда не рассматривал Элю именно с этой стороны, как прикрытие собственных не слишком умных поступков, но однозначно – наличие девушки в его жизни всё намного бы упростило.

И усложнило одновременно.

- Будешь? – он поднёс рогалик к губам Эли, выкидывая из головы не самые лучшие свои мысли. – Хороший вечер получился, да?

+1

16

Кажется, вернулись они очень даже вовремя: уже был почти накрыт стол - хотя, на взгляд Элины, на нем уже сейчас было вполне достаточно еды, хотя женщины все равно принесли еще пару-тройку блюд, - а мужчины как раз начали нанизывать мясо на шампуры. В общем, молодежь успела!

Клык, хвостом проследовавший за ними к беседке, улегся неподалеку, грызя одну из своих игрушек, прихваченных на всякий случай. Видимо, вдоволь набегавшись за эти пару часов, доберман успел растратить достаточно энергии, чтобы теперь спокойно лежать на лужайке. Собственно, пока готовились шашлыки, а за столом обсуждались различные темы - а, может, речь опять пошла по кругу, ведь теперь там был еще и Владик, - Белова уселась рядом с собакой, лениво поглаживая того по спине, периодически почесывая между ушами.

В хорошей компании время всегда пролетает незаметно. Вот, казалось бы, буквально пару минут назад они все уселись за стол, когда основное блюдо вечера было готово, как уже едва ли не в следующее мгновение оказалось, что уже не пять и даже не шесть часов, а солнце и вовсе спряталось за горизонт.

Зато можно было смело сказать, что застолье удалось. Ну, по крайней мере, Белова могла так думать, ибо ей все было очень даже по душе. И вино, которое стояло на столе специально для "женской стороны", и идеально прожаренное мясо, и сидящий рядом Троекуров. На все вопросительно-заинтересованно-любопытные взгляды отца, Элина довольно улыбалась, радостно сверкая глазами и вгрызаясь в очередной кусок мяса. Своей цели девушка добилась, так почему бы не отдать должное еде? Тем более теперь.

Вскоре отец и Аарон были настоятельно спроважены спать, потому что в противном случае мужчины вполне себе спокойно могли заснуть прямо за столом, лицом в стол; женщины быстро поубирали все со стола, скрывшись после в доме, а Элина с Владом остались одни, предоставленные сами себе. Или друг другу.

- Неужели он на вас не ругался и не пытался надавать по шее за постоянные хлопоты? - с подозрением смотря на Троекурова, но весело улыбаясь. - А я вот никогда не была в летних лагерях, - пожала плечами, подбирая под себя ноги и положив голову на плечо Влада. - Мы либо ездили летом куда-нибудь, либо сами находили себе веселье, - закусила губу, пряча усмешку. Ну да, "мы". Она! А Артем потом периодически пытался ее образумить, проехаться по совести, здравому смыслу и еще чему-то там, что, как он был уверен, у юной мисс должно было присутствовать, но в большинстве случаев все было безрезультатно. Поэтому брат иногда просто махал рукой и позволял Эле творить все, что той вздумается. В пределах разумного. В его пределах разумного. Либо же у него не оставалось иного выбора, кроме как составить сестре компанию в ее безумствах.

Лето ведь на то и лето, чтобы отдыхать, а не продолжать вставать ни свет ни заря, чтобы дружной толпой идти сначала умываться, разминаться, завтракать, а потом заниматься еще не пойми чем. Весь день расписан по часам, которым ты должен следовать. Вот еще! Белову и в детстве не особо прельщала мысль о том, чтобы хоть раз побывать в этом подобии ада, которое кто-то ошибочно называл детским летним лагерем, а сейчас и вовсе не могла даже представить, чтобы с ней было, окажись она там. Вожатым точно было бы некогда отдыхать. Бррр. Даже легко мотнула головой. Что за ерунда в голове лезет, жуть.

- Тебе нравилось там бывать или у тебя не было выбора? - задумчиво смотрит на парня. Можно, конечно, допустить такую мысль, что детям обычно нравится проводить время в подобных местах, когда вокруг много сверстников, нет родителей и есть мнимая свобода, но все-таки? Вот Элина совершенно точно не жалела, что никогда туда не ездила.

- Буду, - чуть кивнула, улыбаясь уголками губ и откусывая предложенное угощение. Домашняя выпечка, да еще и с ореховой начинкой - красота. На лице тут же появилось довольное выражение, а рогалик оказался доеденным буквально в следующее мгновение. Был и не стало.

- Это точно, хотя удивительно, как это папа не включил сегодня в свой репертуар свою любимую "одинокую ветку сирени", - тихо рассмеялась, качая головой. Ведь обычно без этой песни в исполнении Ильи Николаевича не обходилось ни одно застолье. Видимо, слишком хорошо они с другом посидели. Или мало выпили? Впрочем, вполне возможно, что песня прозвучала, пока Элина с Владом были в городе.

Она смотрит на него, улыбаясь уголками губ. Сначала глаза в глаза, а потом скользит взглядом по лицу, словно художник, который запоминает образ, чтобы потом перенести его на бумагу. Но она не художник. И ей мало одного только зрительного контакта. Рука безотчетно тянется вверх, а подушечки пальцев легко, почти что совсем невесомо касаются щеки, проходятся по скуле, подбородку, очерчивают нос, лоб. А Элина все также смотрит ему в глаза, с того момента, как пальцы прикоснулись к щеке.

Он опять близко. Как тогда в парке. Вот только эмоции и ощущения совершенно другие. В действиях нет той настойчивости, жадности, нетерпеливости, которая была днем. Наоборот, все движения мягкие, плавные, неторопливые. Изучающие. Три с половиной месяца Белова делала что-то совершенно не то. Да, она находилась на достаточно близком расстоянии по отношению к Троекурову, но несмотря на это, Влад все равно был где-то далеко, с явственно читающимся на лице намерением либо самому свалить куда подальше и побыстрее, либо ее спровадить куда-нибудь подальше и понадежнее. А сейчас он стал каким-то теплым, уютным и домашним.

Элина упустила из вида момент, когда вновь оказалась у парня на коленях. Возможно, что это была не самая лучшая идея, особенно если вспомнить, что они и так сидели на подвесном диване, но... Элина как-то об этом не думала. Она помнила лишь, как обняла Влада за шею, осторожно прикасаясь губами к его губам. Тот редкий момент, когда Белова не настаивала - но это совершенно не значит, что не хотела, - а предлагала. И давала возможность отказаться.

+1

17

- Ругался, - улыбнулся Влад. – Но он понимал, что мы не специально это делаем. К тому же там были особые детки, много не наругаешься. Я же в ведомственные лагеря ездил, один из таких прямо под Москвой находился, назывался "Объект 909", прямо как в фильмах ужасов. Там дети верхушки КГБ отдыхали, а потом и ФСБ. Правда, это только с натяжкой можно было назвать отдыхом, из нас же элиту готовили, поэтому с утра зарядка, потом завтрак, затем мы работали, весь день расписан по минутам: физическая подготовка, кружки, трудовые мероприятия, экскурсии, походы. Потом у нас появились лагеря, как скаутские в Америке, там нас учили самообороне, выживать в лесу, разводить костры, отбиваться от зверей. Пару раз ездил на море, но тоже в лагеря. У отца был своеобразный взгляд на наше воспитание, - хмыкнул Влад, поджимая губы.

Сколько раз он завидовал обычным детям, у которых не было возможности попасть в специальные лагеря для "избранных", но они наслаждались тем, чего Влад оказался лишён с самого рождения – свободой. Свободой самим выбирать на какой кружок пойти, чем заниматься, что учить, читать, смотреть. Вся их жизнь контролировалась отцом, и его по-настоящему выбешивало, когда кто-то в институте бросал с лёгким оттенком презрения: "А, сын кгбшника, ну понятно, как он сюда попал".

Он всего добился сам, и золотой медали, - а попробуй не добиться, когда за двойки лупили так, что потом синяки сходили несколько дней, - и поступления в МГИМО. Отец отказался помогать, когда Влад выбрал международные отношения. Потому что Троекуров-старший хотел, чтобы сын пошёл в ФСБ. Но препятствовать не стал, лишь полностью исключил себя из учёбы младшего отпрыска. Кроме уже привычных требований самых лучших оценок.

- Я был лишён такой роскоши – делать то, что хотел. Всю нашу жизнь расписывал отец, у нас не было выбора. Как и возможности отказаться. Ни у меня, ни у Лена, ни у Оли. Спецгимназия, кружки, дополнительные занятия, лагеря. Единственными передышками были командировки в США, когда он брал нас с собой, но они длились недолго. Хотя мне ещё повезло, вокруг случились девяностые, развал Союза, теракты, бардак, у отца было слишком много работы, чтобы всё своё время тратить на меня, а вот Стален прочувствовал всю мощь папиной любви и заботы.

Как и мама. Наверное, Влад был полным моральным уродом, но он вздохнул с радостью, когда Юрий Троекуров скончался от сердечного приступа на кухне собственной квартиры. Скорая помощь лишь констатировала смерть. Сам он тогда "зависал" по полночи в клубах или у друзей, потому что атмосфера в доме накалилась настолько, что казалось, будто он живёт сидя на вулкане. Их семья разваливалась, и это было очевидно. Отец задерживался на работе, приходил пьяный, пахнущий женскими духами и с каким-то нездоровым блеском в глазах. Они с мамой прекрасно всё понимали, но ни разу не говорили об этом вслух.

Влад с каждым днём ненавидел отца всё сильнее. За то, что тот причинял маме боль, что считал позволительным всё ещё вмешиваться в его в жизнь, за то, что по его вине Стален уехал из страны, за все те бесконечные часы ожидания ответов на смс, которые Влад отправлял брату, чтобы хотя бы узнать, что тот жив. Однажды ему пришлось ждать четыре месяца, прежде чем проверенный всеми спецслужбами телефон звякнул пришедшим сообщением: "Я в порядке". У него случилась форменная истерика из-за этих трёх слов, два из которых состояли из одной буквы.

Это так страшно ждать и сходить с ума от неизвестности.

- Ты не слышала, как поют нажравшиеся генералы ФСБ, - горько рассмеялся он. – У тебя отличный отец. Он хотя бы не прослушивает твой телефон, - Влад покачал головой. – И он не бьёт Ирину Александровну, - едва слышно закончил он, отворачиваясь.

Да, Троекуровы вряд ли могли претендовать на награду "семья года".

А Влад устал. Устал куда-то рваться, бежать, что-то доказывать и ползти к вершинам, которые его, по-хорошему, мало интересовали. Он хотел просто спокойно и мирно жить, без американских горок и делать то, чем занималась типичная молодёжь: встречаться с друзьями, ходить в пабы и развлекаться в ночных клубах. Влад просто хотел жить.

Он подхватил Элю под бёдра, усаживая на колени и удобно устраивая на себе. Может быть, из этого что-то и получится? Пока не попробуешь – не узнаешь. Белова нравилась ему, красивая, раскованная, активная, пусть и немного невоспитанная, но в ЗАГС он пока её вести не собирался. А так приятно ощущать на себе вес и тепло чужого тела, гладить по спине, легко очерчивать пальцами плечи и шею.

Влад с лёгкой улыбкой отстранился от осторожного и такого непохожего на Элю поцелуя, внимательно рассматривая её взглядом и кончиками пальцев, которыми мягко вёл по скулам, носу, губам. Словно запоминал. А затем поцеловал, спокойно, неторопливо, но глубоко и больше изучающе, чем жадно.

Это была их вторая близость с момента знакомства, и её хотелось продлить, полностью прочувствовать, задержаться на этом мгновении. Отметить в собственной жизни как какой-то рубеж, что-то важное. Вкус Элиных губ, их нежность, смешанную с колючей корочкой поджившей ранки почти в самом уголке. Её горячее дыхание, ощущающееся на контрасте с холодным ночным воздухом, тёплые объятия и какое-то ленивое удовлетворение.

Тихо и спокойно.

- Пошли домой? – тихо спросил он, завершив поцелуй, но не отстраняясь и практически касаясь губ. Настолько близко, что можно было  почувствовать ими его слова.

Отредактировано Vlad Troekurov (2017-02-27 13:31:27)

+1

18

Как-то вечер да и сама атмосфера, царившая сейчас на заднем дворе дома, не располагали к сколько-нибудь активными и напористым действиям. Да, в очередной раз целуя Влада, при этом давая возможность отказаться и остановиться, если не вообще перебраться в дом, отправившись каждый по своим углам спать, существовала. Вот только... Белова не была готова к тому, что Троекуров возьмет и действительно откажется! Может, возможность права выбора была и не такой уж хорошей идей?

В глазах промелькнуло недоверие, впрочем, достаточно быстро сменившееся задумчивостью и некоторым любопытством. Да, Элина собиралась уже было либо что-нибудь сказать по этому поводу, либо хотя бы слезть с чужих колен, чтобы усесться рядом или же отправиться в дом - не суть важно. Но что-то во взгляде Влада заставило ее повременить со всем этим, спокойно - а, главное, молча! - продолжая сидеть на месте и не дергаться. И ждать. Как оказалось - не зря.

Кажется, Влад решил, что теперь настал его черед изучать ее, аккуратно и мягко касаясь кончиками пальцев ее лица, почти полностью повторяя ее собственные ранние движения. Что ж, она не против. Что-то в этом такое было, что-то незримое, неуловимое, но мелькающее то и дело на периферии сознания и вечно куда-то ускользающее. Но ей это определенно нравилось, о чем явственно свидетельствовала легкая улыбка уголками губ и чуть склоненная набок голова. Такой Владик ей нравился определенно больше, чем тот, которого она видела в офисе отца и просто в рабочее время в течение всего того времени, как Троекуров оказался в Дублине и до сегодняшнего дня. Интересно, а утром он снова станет тем прежним или останется вот таким? А что на счет нее самой? Опять будет с утра вредной и заносчивой или поумерит свой пыл и будет вести себя более адекватно?

Но все эти - да, впрочем, и любые другие - мысли были вытеснены из головы очередным поцелуем. Такой же спокойный и неспешный, как и вообще все вокруг. И такой же... изучающий? А, может, уже достаточно было спокойствия и умиротворения? Может, пора добавить немного эмоций? Собственно, исходя из такого умозаключения, Белова ответила на поцелуй с чуть большим напором, чем целовала до этого, с чуть большим, чем целовал ее сейчас Влад.

И буквально пару секунд спустя Троекуров решил поинтересоваться, а не пора ли им перебраться в дом. Судя по всему, теперь право выбора предоставляли ей. Вот только... а был ли тот самый выбор или сугубо видимость его? Ведь вопреки своим словам, Влад даже не подумал о том, чтобы хоть сколько-нибудь действительно отстраниться от нее. И даже не попытался ссадить со своих колен пусть даже обратно на качели рядом. И руки его все также продолжали лежать у нее на боку, сцепленные в замок, впрочем, ее руки тоже были отнюдь не в карманах, а вполне себе спокойно покоились на груди парня. Пока еще просто лежали. Пока еще поверх рубашки.

- А нам правда туда надо? - также тихо интересуется в ответ, но не дает возможности ответить, вновь утягивая Влада в поцелуй. И на этот раз уже не такой спокойный и сдержанный, чем предыдущие за сегодняшний вечер. Руки неторопливо скользят вверх, сминая ткань и попутно немного задирая рубашку, проходятся по плечам, отодвигая в сторону края накинутого на плечи кардигана. Вот только скинуть его не получается, зато сдвинуть едва ли не до локтей - очень даже. Ведь для того чтобы окончательно от него избавиться - нужно чтобы Влад расцепил руки, но одновременно с этим так не хочется, чтобы он это делал. Поэтому пока вопрос с кардиганом оставался в подвешенном состоянии, Белова забралась руками под рубашку, мягко и неспешно проводя ладонями по животу, бокам и груди.

+1

19

На все откровения Эля промолчала, что, может было и к лучшему, он не слишком любил рассказывать о семье. Вообще, не смотря на кажущуюся открытость и болтливость, Влад был довольно скрытным и осторожным человеком. Когда двадцать пять лет учишься скрывать свою жизнь, а твоего адреса и телефона нет ни в одних желтых страницах, даже на пиратских сворованных базах данных, то в итоге обзаводишься некоторой паранойей.

А он расслабился. Расслабился настолько, что подпустил Белову слишком близко к себе и своей жизни, рассказав то, что не знал практически никто, кроме пары лучших друзей, которые остались в Москве. А теперь и Эля. Правда у него ещё не было отношений, хоть сколько-то напоминающие эти самые отношения, так как придирчивой отцовской проверки не выдерживала ни одна нормальная девушка, которая нравилась Владу, а его типа несколько отличался от представлений Юрия Троекурова об идеальной паре для сына. Поэтому Влад своих пассий домой не приводил, предпочитая напрашиваться либо к ним, либо "одалживая" квартиры у друзей.

Может, как раз пришло время попробовать что-то посерьёзнее малообременительных свиданий в ночных клубах и секса на чужих постелях. Что-то романтическое, нежное и постоянное, чтобы можно было послать совместные фото маме и познакомить свою девушку с семьей. И братом.

Со своим старшим братом, который... Хотя, вот именно этого Владу хотелось меньше всего, знакомить свою девушку со своим братом. Потому что как это будет выглядеть на фоне их с Леном не совсем нормальных отношений? И вообще, всё это не совсем отдавало нормальностью, даже сама мысль о том, чтобы встречаться одновременно и с братом и с Элей...

Он тряхнул головой и решил подумать об этом потом. Всё потом, а сейчас лишь тёплыё, нежные губы и мягкие поцелуи и объятия. Троекуров задорно улыбнулся, отвечая на её вопрос:

- Нет, нам и здесь вроде неплохо. Тебе же неплохо?

Определённо Элю всё устраивало, так как она перешла к активным действиям, пытаясь раздеть его, и Влад помог, на несколько мгновений разжимая объятия, чтобы скинуть с предплечий рукава кардигана.

- Можно расстегнуть, - предложил он, когда ладони девушки отправились гулять по его телу. Из-за того, что рубашка была довольно узкой, её полы задрались и обнажили живот, и, судя по всему, одна из пуговиц не выдержала натяжения и выскочила из прорези, оголяя торс ещё сильнее. – Так будет удобнее, - невинно продолжил он, улыбаясь ещё шире.
Он не торопился перехватывать ведущую роль, предоставляя Эле право решать, что и как делать, при этом довольно откровенно подставляясь под ласку, всем своим видом показывая, что совершенно не против. А очень даже – за.

+2

20

А Элина все продолжала целовать Влада, сознательно уходя все дальше от какого-либо ответа или комментария на высказанное Троекуровым чуть ранее. Несмотря на то что писала Белова достаточно неплохие статьи и у нее был хорошо подвешенный язык, сейчас в ней решило проснуться то, чего раньше отродясь не было, - косноязычие.

Да, Элина растерялась, когда на нее вывалилось столько внезапной информации, к которой, в общем-то, девушка совершенно не призывала и делиться ею не заставляла! Но, видимо, на Влада просто нашел какой-то душевный порыв, раз он поделился такими подробностями своего детства. Это было... неожиданно. Внезапно. И слишком близко. То он нагло и открыто избегает ее чуть ли не при любой удобной и не очень возможности, то вдруг решает вывалить то, что, скорее всего, мало кто знает. Ну, вот как-то не выглядел Троекуров слишком уж общительным, радушным и открытой души человеком. Впрочем, зацепил он ее совершенно не этими качествами, а скорее даже противоположными.

У них было слишком разное детство, и Белова просто не могла представить и понять, как вообще могло случиться все то, о чем рассказал Влад. О невозможности делать в детстве то, что хотелось; быть ребенком в самом общем, нормальном и правильном смысле этого слова; ездить летом отдыхать не в специальные лагеря для будущих юных вундеркиндов - хотя, наверняка, даже там не такой строгий контроль и перечень того, что дети должны уметь делать в их возрасте! - а в наиболее привлекательные и пригодные для семейного отдыха места и далее по списку. Апогеем и вовсе стал момент домашнего насилия, от которого вообще любые порывы сказать что-либо - да, на тот момент они еще даже имелись! - сошли на нет, а Элина поспешила прибегнуть к стратегическому отступлению, спасаясь бегством за счет поцелуя. Да при всей своей богатой фантазии Белова при всем желании не смогла бы представить, как ее отец поднимает руку на мать. Это было чем-то за гранью понимания. И слушая все то, что говорил Влад, Элина лишь отчетливее приходила к мысли, что у нее просто идеальные родители. Да, иногда они все цапались, ссорились, ругались, но зачастую это было в силу того или иного несогласия с чем-либо. Разные точки зрения, конфликты интересов и все прочее в том же духе. Но чтобы доходило до рукоприкладства... Да Илья Николаевич не то, что на жену, на дочь никогда руку не поднимал и ни за какие провинности не лупил и не наказывал каким-либо иным способом!

В общем, на тот момент Элина пребывала в крайней степени задумчивости и растерянности, что случалось с ней достаточно редко. А потом момент оказался упущен, и возвращаться к нему не было особо смысла. Возможно, что это было правильно. Может, и нет. Но ведь никто не мешает заикнуться или высказать свое мнение - когда оно сформируется во что-то четкое - позже, верно? Если в том будет необходимость.

А сейчас... сейчас был лишь Владик, его губы, руки, тепло. Общими стараниями они избавились от одного элемента одежды, так что можно было переходить к следующему. Особенно после того, как подобное предложение поступило и вовсе не с ее стороны, между прочим! Хотя, что скрывать, даже без этого Белова все равно добралась бы до рубашки парня, потому как та мешала ей в полной мере получать заслуженное удовольствие.

- А где же тот парень, что вечно от меня бегал? - насмешливо смотрит в глаза, чуть отстраняясь для этого и неторопливо принявшись расстегивать мелкие пуговицы. Помнится, днем она уже пыталась это сделать, но тогда ей помешали. И Белова совершенно точно не вынесет подобной подставы еще раз. А если такое вдруг случится - обязательно выкинет какую-нибудь гадость - в лучшем случае! - кому внезапно приспичит взять и вмешаться. - Что ты с ним сделал? - в глазах веселые искры, а на губах - улыбка.

Закончив с последней пуговицей, стаскивает рубашку с Влада. Руки скользят по оголенному торсу, в который уже раз проходясь по груди и плечам. Правда пришлось немного повозиться и вдоволь поерзать на чужих коленях, пока меняла положение, устраиваясь на этот раз не боком, а прямо, лицом к лицу, но оно явно того стоило!

Легко кусает за нижнюю губу, чуть оттягивая и посасывая, а затем вновь увлекает в поцелуй. Руки плавно спускаются все ниже, пока не находят край джинс. А затем и пуговицу. А пуговицы, как известно, надо расстегивать. Тем более, что кто-то сам это предлагал. И не важно, что тогда это относилось к рубашке, пуговицы ведь не только на ней есть! И молния, молния. Обязательно. Расстегнуть это все, чтобы потом вскользь, раззадоривая, пробежаться пальцами по члену, пока еще скрытого под тканью трусов, и опять заскользить ладонями по бокам, груди, спине. А уголки губ подрагивают в веселой ухмылке.

+1

21

- Я его убил, расчленил и труп скормил твоей собаке, - с таким же смешком отозвался Влад. – А место занял его злобный, сексуально озабоченный двойник. Мне надоело бегать, - он пожал плечами. – Ножки устали.

Он подался вперёд, чтобы помочь снять рубашку и снова откинулся на спинку дивана. Тот довольно сильно качнулся, напоминая, что они не на слишком устойчивой поверхности. Не то чтобы он не занимался сексом в странных местах, но... да, практически не занимался. Если не считать странным крошечный туалет на теплоходе, курсирующем по Москве-реке, который их родители снимали на выпускной. Перед тем, как вляпаться во взрослую жизнь, надо было забрать от невзрослой всё.
Резкий выдох смешался с едва слышным стоном, когда лёгкие, но весьма решительные и даже в какой-то мере наглые прикосновения приласкали член, мгновенно отозвавшегося на вторжение. И чуть не застонал уже разочарованно, когда руки переместились выше, там, где он уже не так остро реагировал. И было не настолько приятно. У него слишком давно не было секса, чтобы не ощутить знакомое возбуждение, неизбежно возникающее от присутствия красивой девушки на собственных коленях.

А Эля была красивой. Страстной и настойчивой, и эта настойчивость возбуждала даже больше, чем внешность и плавные изгибы стройной спины, удобно ложащиеся под ладони. Наверное, он был странный, но слабые, нежные и трепетные создания, иногда внезапно обоего пола, периодически готовые буквально в штабеля укладываться у его ног рук и прочих частей тела, вызывали только желание бежать быстро и без оглядки. Белова, конечно, тоже вызывала, особенно когда припирала к стенке и практически морально насиловала, но почему-то именно это и возбуждало. Заставляло сдаться. Забрать, что так настойчиво вручали.

Хотя, до конца он не был уверен, кто кому сейчас чего вручал. И кто что у кого нагло и решительно брал. И он действительно не понимал, на хрена сдался ей такой. Поломанный.

Влад мягко провёл ладонями по Элиным плечам, гладя пальцами, и спустился ниже, едва ощутимо касаясь мягкой выпуклости груди. Пока едва ощутимо. Добрался до низа футболки и потянул наверх, раздевая. Пришлось оторваться от губ девушки, чтобы снять как-то совершенно ставшую ненужную деталь гардероба. Они словно играли в игру: одна вещь с него, одна – с Эли. Теперь можно было повторить тот же путь по плечам и груди без мешающей ткани, в полной мере ощущая тепло и гладкость кожи.

- Ты мне очень нравишься, - тепло улыбнулся он. – Но мне было бы намного легче, если бы ты хоть иногда вела себя... мило. Я слишком связан обязанностями и протоколом, ты дочь посла, должна это понимать. Все смотрят и оценивает, как в чёртовой деревне, Каждый так и норовит залезть к тебе в постель. Будто это единственное, что их интересует.

Наверное, не стоило вести разговор на подобную тему, избавляя объект своего желания от обтягивающего топа, так можно было и лишиться этого самого объекта, но Влад решил расставить все точки над всеми буквами всех алфавитов, которые он знал, а руки его в это время решили переключиться на что-то более интересное.

- Ну, и не готов я ещё к серьёзным отношениям, как-то брак в мои жизненные планы пока не входит. А твой отец определённо решил нас с тобой поженить.

Очень часто за подобное следовала пощёчина, парочка оскорблений и обвинение в импотенции. Но Эля необычная девушка, она могла отреагировать совершенно по другому, может, именно этим она по-настоящему нравилась Владу. Нравилась настолько, что не смотря на все попытки от неё сбежать, он был готов стать её бойфрендом. Вопрос, на который он так и не дал ответ в замковом парке.

- Я бы предпочёл тебя сначала получше узнать. Если ты всё ещё хочешь, чтобы я был твоим парнем.

Отредактировано Vlad Troekurov (2017-07-07 07:18:03)

+1

22

- Мне нравится этот двойник, - Элина весело усмехнулась в ответ. - Хотя и бегать за тобой тоже было забавно. Особенно, когда ты так отчаянно норовил от меня избавиться, - беззлобное фырчание и легкое покачивание головой. Это было глупо. Очень. И главное, что все равно же бесполезно! Если Белова поставила себе цель - прячься кто может, глядишь, спасетесь. Если вы к этой цели не имеете никакого отношения, конечно же. В противном случаем вам не повезло.

Вот и Троекурову не повезло, когда он в тот злополучный для себя день вместе вежливого "разрешите пройти" взял и просто потеснил девушку в сторону. Девушка же этот наглый - нахальный! - поступок запомнила. И решила наглядно показать Владиславу Юрьевичу, чем такое может быть чревато.

Поначалу Элине действительно было весело доставать парня, маяча в его поле зрения и ведя себя на границе дозволенного. Допустимого в рамках пребывания в посольстве, естественно. И то только потому, что там работал отец. В любом другом случае плевать она хотела на большинство норм и моральных устоев окружающих. И только это относительно спасало Троекурова, потому что фантазия у девушки была богатой, а возможности ее реализации - почти безграничными.

Да, Белова даже не отрицала, что просто нашла себе интересный способ избавления от скуки, развлекаясь при любом удобном случае. А потом... Каким-то неуловимым, непонятным даже для самой себя образом, Элина не заметила, когда Владик ей действительно начал нравиться. Как парень, а не как объект для подтрунивай. Впрочем, ее отношение в адрес Троекурова не особо изменилось даже при таком условии. Просто он был не такой, как все, кто ее окружал на тот момент, чем, видимо, и зацепил. Было ли это хорошо или нет - сложно сказать. Как говорится, время покажет.

Однако заинтересовал Троекуров Элину не только своим ужасно-дурным характером, но и внешностью. И сейчас глядя на сидящего без рубашки Влада, Белова лишь в очередной раз довольно улыбалась про себя, радуясь своему наметанного на красивых парней глазу. Но просто смотреть было слишком скучно, поэтому Белова не только смотрела, но и трогала, хотя Владик и норовил ей мешать в этом деле, например, когда ему приспичило стянуть с нее майку.

- Не волнуйся, пока в твоей постели буду я - остальные могут бояться даже нос поворачивать в твою сторону, а то не ровен час лишатся, - и хотя говоря все это Элина спокойно и непринужденно улыбалась, в ее глазах отчетливо промелькнуло обещание скорой расправы для любого, кто попробует посягнуть на то, что она считает своим. Причем расправа будет долгая и мучительная. Но буквально пару секунд спустя этот "проблеск" исчез, словно его и не было. - Почему ты думаешь, что я не умею быть милой? - насмешливо фыркнула, чуть склонив голову набок. - Ты же сам сказал, что моей отец работает в посольстве и я должна знать, как себя вести. Неужели ты не в курсе, что большинство подчиненных отца во мне души не чают и считают едва ли не ангелом воплоти? И расскажи ты им про мое поведение в твой адрес - просто не поверят. Неужели не рассказывал? - с сомнением в голосе и во взгляде. Не может же такого быть, чтобы Троекуров ни разу никому не заикнулся о том, какая она наглая, непрошибаемая и своевольная и как она его достала своими выходками?

- Если бы я все время была доброй, милой и порядочной, то, во-первых, ты бы даже не обратил на меня внимания, а, во-вторых, меня бы стошнило от самой себя уже бы через неделю. В лучшем случае через неделю, - весело рассмеялась, представив подобную версию себя. Бррр... жуть. Однако за всеми этими совершенно глупыми и ненужными - с точки зрения Элины, конечно же, - разговорами, Белова даже не заметила, как Троекуров успел ее уже и от топа избавить. Хм, а он зря времени не теряет, заговаривая ей зубы!

- Господи, Влад, какой брак? - она даже фыркнула от такой неожиданной глупости. - Успокойся, я не под венец тебя тащу, а всего лишь предлагаю взаимовыгодное сотрудничество, - усмехнулась, прижимаясь к Троекурову, обняв за шею и легко ероша короткие волосы. - Что думает отец - его проблемы. В своей жизни я решаю, чего мне делать, а чего нет, так что можешь вздохнуть спокойно, в ближайшее время у таких планов нет.

Вот только, кажется, Влад решил за сегодняшний вечер восполнить все пропущенные разговоры и высказать если не все, то большинство из того, что его волновало или так или иначе беспокоило. Это начинало порядком утомлять. И раздражать. Вот другого времени он явно найти не мог. Гад!

- Слушай, ну вот ты серьезно хочешь поговорить об этом прямо сейчас или это терпит до утра? - скептичный взгляд и недовольно поджатые губы. Хватит и того, что им целый день кто-то мешал. А теперь, когда можно было расслабиться и не ожидать подобных каверз от окружающих за их отсутствием, Троекуров решил сам стать той головной болью, которая вечно не вовремя встает на пути, да? Нет уж!

И не дожидаясь ответа, точнее, попросту на давая Владу вставить хоть слово, поцеловала парня. Хватит думать о всякой ерунде! Для этого есть утро и все последующие дни. Да и как у него вообще язык поворачивается разговаривать, когда она наполовину раздетая сидит у него на коленях? Господи, парни, ну что вы за тугие такие-то, а? И словно вымещая свое недовольство за внезапную и совершенно неуместную болтливость парня, легко кусает его за губу. А шаловливлые ручонки уже давно пробежались по торсу обратно к заветным джинсам и дальше - проникая под ткань трусов. И если в прошлый раз Белова ограничилась лишь невесомыми раздразнивающими прикосновениями, то сейчас Элина была более настойчива в своем желании не дать Троекурову говорить о всяких глупостях. Говорить в принципе. Думать.

+1


Вы здесь » Irish Republic » Прошлое и будущее » Особенности национального отдыха