Irish Republic

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Irish Republic » Завершенные эпизоды » у дверей грех лежит; он влечет тебя к себе. Быт 7:4


у дверей грех лежит; он влечет тебя к себе. Быт 7:4

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

http://images.vfl.ru/ii/1465680290/2d3d0160/12992858.png
у дверей грех лежит; он влечет тебя к себе. Быт 7:4

http://www.bagnet.org/storage/18/19/22/06/729_486_560d8d3b93573.jpg

http://images.vfl.ru/ii/1465680290/7d64ae6d/12992859.png

УЧАСТНИКИ
Дафна Маги, Келлах Морриган
ДАТА И МЕСТО
27.01-3.02.1999 г. Кинсэйл
САММАРИ
11 Наклонность женщины к блуду узнается по поднятию глаз и век ее.
12 Над бесстыдною дочерью поставь крепкую стражу, чтобы она, улучив послабление, не злоупотребила собою.
Сир 26: 11-12

http://images.vfl.ru/ii/1465680290/2d3d0160/12992858.png[AVA]http://sd.uplds.ru/t/9EcTx.jpg[/AVA]

Отредактировано Ceallach Morrigan (2017-04-28 01:55:21)

0

2

С тех пор, как она поселилась у дяди, каждый день был похож на предыдущий. Его наставления, его службы, его правильная жизнь. И ни какой жизни у нее самой. Дядя раз за разом пытался показать, что он очень ее любит, что переживает за нее, что очень скорбит вместе с ней по ее родным. Но он забывал об одном - она молода и хороша собой, и совершенно не намерена уходить в монахини. И то, что он запретил ей приводить домой молодых людей, ведь это дом священника, ни чуть не мешало Дафне делать все то же, где-то еще.
Ей нравились мужчины, секс, и то, что они давали ей - наркотики. Все это давало чувство свободы, полноты жизни, все это так хорошо сводило с ума, что хотелось жить, дышать, летать. Немного экстази и ты чувствуешь счастье, чуть-чуть лсд и ты видишь такие краски мира, которые не смог бы и вообразить. А если нельзя отключаться, то можно и косячек, если найдется в кармане. Немного радости в суровых серых буднях, полных праведности и учебы.
Совсем немного, только для того, чтобы жизнь перестал быть такой тошнотворной. Наркотики и секс. Конечно, с кем попало Дафна не спала, выбирая парней по обоюдной симпатии. Но иногда, иной из них так цеплял собой, что приходилось хитрить, убеждая его, что он сходит по ней с ума. Вот только наркотики приносили и еще одну пользу - дурили парням мозги. И тут главное правильно ими пользоваться, а то ведь от одних можно получить отличный стояк, когда другие его полностью убивают.
И кто бы знал, что занудный дядя может преподнести своей племяннице такой отличный подарок? Его новый гость, против обыкновения, был не старым мерзким святошей, а очень даже сексуальным мужчиной. Высокий, сильный, он даже пах мужиком, алкоголем и силой. Дафна даже дышать забывала в его присутствии.
- Дафна, Вы можете звать меня просто Дафна. - В очередной раз с придыханием поправляла она гостя, когда тот вообще говорил ей хоть что-то, называя мисс Маги.
Вот только как заполучить его, если он не замечает вокруг себя ни кого, а рядом постоянно отирается дядя? Разве что глубокой ночью. Алкоголь и, если потребуется, небольшая доза радости сделают свое дело, располагая этот образец шикарного мужика к жаждущей его девушке.

[AVA]http://se.uploads.ru/F87Ru.jpg[/AVA]
[NIC]Daphne Magee[/NIC]

Отредактировано Elisabeth Magee (2017-04-28 00:11:45)

+1

3

Вот уже полгода едва ли не каждый его день был похож на предыдущий. Он поднимался рано, молился, стирая деревянные бусины старого розария, едва слышно шелестя страницами бревиария, отправлялся на мессу, принимал причастие, долго стоял на коленях перед алтарём, ведя одному ему ведомые беседы с распятым Иисусом, возвращался в дом к очередному приютившему его священнику, благодарил за ночлег и еду и уходил.
Иногда задерживался на пару дней, если в храме требовался ремонт - скамьи, резное убранство. Не просил ничего взамен, кроме порции постной еды и постели. Иногда обходился водой. Ему давали деньги за работу, но Келлах неизменно брал мизерную часть - только, чтобы была возможность купить хлеба, остальное бросал в ящик для пожертвований и уходил.
Он исшагал пешком уже почти всю Ирландию, упрямо переставляя ноги по обочинам дорог, не садясь в попутки, отказываясь вежливо и продолжал ползти туда, куда вело его сердце - вперёд.
Рано или поздно ресурсам организма суждено было исчерпаться полностью. До Кинсейла дойти у него сил не хватило.
Второго февраля у Мойры был день рождения, ей должно было бы исполниться два года, если бы она не погибла вместе с матерью и будущими братьями во взрыве, устроенном её же отцом, полгода назад.
Келлах неделю пил что придётся и где повезёт, через раз ограничиваясь парой стаканов, а в остальное время умудряясь найти либо деньги, либо сердобольных соплеменников, порой угощавших его не одной бутылкой дешёвого виски.
До Кинсейла оставалась какая-то пара километров, когда Морриган сдался окончательно - усевшись прямо на свой пустой рюкзак, брошенный на землю, и прислонившись спиной к столбу, который обозначал автобусную остановку. Таким - пьяным практически вдрызг и уже довольно ощутимо занесённого снегом его обнаружил старый священник, пыливший на своём пикапе в родной городок. Неизвестно, какими правдами и неправдами тому удалось затолкать в свою машину здорового бугая, от которого разило как от старой вискокурни. Неизвестно, зачем оно ему вообще было нужно, но отец Ноа О'Нилл привёз задубевшего Келлаха к себе в дом, дал ему постель, горячую еду и возможность прийти в себя.
На второй день оказалось, что головная боль и хриплый голос вовсе не следствия глубочайшего похмелья, и отец Ноа твёрдо сказал, что его гость выйдет из его дома таким больным и измождённым только через его - О'Нилла - труп. Келлах остался.
И впервые за полгода он только ел, спал и бродил бесцельно по дому, периодически выползая в церковь, где мессы служил Ноа, помолиться. И всё бы было хорошо, если бы ему не попадалась постоянно юная племянница священника - Келлах даже не пытался запомнить её имени, ограничиваясь нейтральным "мисс Маги" в вынужденных разговорах с ней. Ему было откровенно плевать на любых женщин. А в особенности - на шестнадцатилетних девчонок.[AVA]http://sd.uplds.ru/t/9EcTx.jpg[/AVA]

Отредактировано Ceallach Morrigan (2017-05-02 03:08:34)

+1

4

С самого детства мама учила ее, что быть хорошей девочкой - это ходить в церковь, готовить еду, убираться, штопать одежду, пока она еще может служить, быть тихой, экономной, послушной... Но Дафна хотела не этого. Она не спорила с мамой, училась готовить и шить, училась послушанию, особенно, если дело касается мужчин. Внешне она являла собой образец добропорядочности, в почти что неизменной, аккуратной клетчатой юбке и тонких мягких свитерах, с простых туфлях на низком каблучке и с очень скромным хвостиком. Но девочка росла, и даже соседки постарше не возмущались, когда милая, уже теперь девушка, решила, что хочет немного осовременить образ, добавив челку и яркий джемпер.
Если бы эти же самые тетушки-соседки узнали, что милая девушка, кроме яркого джемпера, приобрела еще и немного конопли. К тому моменту, когда Дафна потеряла родителей, то есть к ее пятнадцатилетию, она уже попробовала не только коноплю, но и другие наркотики, часть из них она даже приобрела больше, чем одну дозу. К счастью, деньги для нее проблемой не были - любящие мама и папа давали ей их достаточно, лишь бы не проводить с дочерью много времени, а заниматься своими делами. Когда же самолет разбился, то все наследство перешло к ее единственному дяде - брату матери, священнику по совместительству.
И вот тут бы ей взяться за ум, будучи лишенной хорошего дохода, но к этому моменту Дафна уже была на хорошем счету у диллеров. А дядю можно было уговорить не давать ей деньги постоянно, но время от времени спонсировать ее увлечения. А увлечений у нее оказалось много. И именно с них Дафна умудрялась выкроить свою дозу.
Воспитание же, помогало в другом. Мужчины, которые ей нравились, как правило были довольно успешны, да и первый опыт накладывал свой отпечаток, когда в ее пятнадцать с небольшим хвостиком один папин друг показал ей, что она очень даже хороша собой и интересна. Нет, он не лишил ее девственности, это она сделала уже ближе к шестнадцати, но показал ей достаточно. И такие мужчины требовали особого подхода, разговора и поведения, а ее мама научила ее этому всему.
И вот теперь, перед ней был лакомый кусок - он не был богат, но уж точно воспитан так, как надо. Умен, силен. В нем было все, чтобы его хотеть, кроме взаимного желания.
Но оно поправимо. Надо только добавить немного химии с афродизиаком в его вечернее молоко, которое Дафна исправно приносила и дяде и его гостям.
- Мистер Морриган. Ваше молоко. Я надеюсь, что Ваше здоровье сегодня лучше? - Дафна мило и скромно улыбалась, любуясь сильной фигурой и грустными глазами. Вот бы коснуться его торса, сорвать всю эту не нужную одежду, но нужно ждать. Подействует ли? Хватит ли этой дозы, чтобы он перестал напрягаться, но был способен удовлетворить девушку?

[AVA]http://se.uploads.ru/F87Ru.jpg[/AVA]
[NIC]Daphne Magee[/NIC]

+1

5

[AVA]http://sd.uplds.ru/t/9EcTx.jpg[/AVA]Мисс Маги была девушкой воспитанной. Умела, по крайней мере, вести себя правильно в доме священника - без вызывающей одежды, вызывающего поведения, буквально образец благочестивой воспитанницы католической школы. Вполне вероятно, она даже была умна не по годам, и разговор с ней мог бы доставить истинное интеллектуальное удовольствие. Если бы, к примеру, Келлаха интересовал разговор с юной благовоспитанной и умной не по годам девушкой. Если бы его вообще что-то интересовало, кроме возможности искупить свою вину.
Отец Ноа говорил что-то о том, что Бог ведёт каждого одному Ему ведомыми путями. Говорил, что что бы ни случилось - во всём нужно искать урок и так называемый задел на будущее. Говорил, что нужно смирять гнев и учиться принимать происходящее со смирением, уповать на волю Бога и Его Милосердие. Келлах всё это знал. Давно и очень хорошо. Он впитал все эти истины с глубокого детства. Он не злился на Бога, не проклинал Его, как, казалось бы, должен был делать.
Он ненавидел и не мог простить самого себя. Ненавидел настолько, что был готов пустить себе пулю в лоб, вздёрнуться как Иуда на ближайшем пустыре, но помнил при этом, что это станет его последним шагом в противоположную от Бога сторону.
Келлах сидел на краю кровати в выделенной ему комнате в доме священника и в тысячный раз за день повторял неизменное "Радуйся, Мария, благодати полная...", пропуская сквозь пальцы мелкие деревянные бусины розария с облупившимся от постоянного скольжения по пальцам лаком. Он настолько погрузился в молитву, что не слышал, как в его комнату вошла племянница О'Нилла, каждый вечер приносившая ему молоко. Он бы хотел пить чего покрепче... По крайней мере, после бутылки виски мысли становились не такими колючими, а шрамы на пальцах не резал облупившийся лак чёток. После второй бутылки виски он даже почти мог оправдать себя, свалив вину на кого угодно, включая королеву Британии. Только смысла в том не было. И это как раз он очень хорошо понимал.
- Благодарю, мисс Маги, - глухо ответил он, выныривая из своих мыслей, осторожно качнув наливающейся свинцом головой.
Который уже день к вечеру ему становилось хуже - видимо, измученный организм сдавался болезни, заставляя его давиться кашлем и мучиться от жара, сопровождаемого практически нестерпимой головной болью.
Молоко помогало, смягчая саднящее горло, головная боль становилась не настолько нестерпимой и, казалось, даже жар хотя бы немного, но отступал. Да и Келлах уже практически привык, что отец Ноа раз за разом то готовил ему какие-то лекарственные смеси, то заставлял пить бульон, а то и в вечернее молоко добавлял чего лекарственного.
Выпив молоко, Морриган вытянулся на постели, не разбирая её - шевелиться лишний раз было тяжело, потому он просто закинул руки за голову и смежил веки, стараясь отключиться от сверлящей висок боли.

+1

6

Сколько времени нужно, чтобы наркотик и афродизиак подействовали на этого парня? А если он уснет, то другого шанса может не выпасть. Дафна судорожно думала о том, что бы ей такого предпринять, чтобы не дать Келлаху уснуть.
- Простите, мистер Морриган, - начала было она самым мягким и ласковым голосом, каким только могла говорить, а она умела говорить очень нежно и ласково. Это досталось ей от матери, та тоже была нежна и воздушна, на столько нежна и воздушна, что кроме этого и постоянных уроков, как бы идеальной, Дафна не помнила о ней ничего.
Девушка подошла к кровати мужчины, складывая руки друг на дружку чуть нижу груди. Хорошие акценты, скромные манеры. Нет, она совсем не пытается его соблазнить, что вы. Она могла бы так же невинно смотреть на него, даже если бы была сейчас совершенно голой. Но она была одета и до раздевания еще нужно было предпринять несколько шагов.
- Позвольте помочь Вам раздеться и разобрать постель. Спать в Вашем состоянии так - очень опасно.
Дафна наклонилась к ногам Морригана, развязывая и снимая его ботинки. Этот доверительный жест должен был сработать. А еще, если снимать правильно, то можно провести по чувствительной части стопы рукой, тем самым провоцируя. Этому искусству Дафну научил один из тех самых взрослых мужчин, которым она отдавалась, в поисках удовольствия. Он любил, когда она действовала ненавязчиво, словно сама ничего не желала, кроме как, порадовать.
- Давайте. Я лишь помогу Вам и уйду. Вам нужен хороший сон, для того, чтобы поправиться.
Избавив мужчину от ботинок, она вновь подошла ближе к лицу и склонилась над Морриганом, касаясь пальцами его воротника и шеи. Расстегнуть верхнюю и мягко вести вдоль ряда пуговиц, лаская, но не показывая прямо. Лишь, словно бы, ненавязчиво дразня. Словно у нее и в мыслях подобного нет.

[AVA]http://se.uploads.ru/F87Ru.jpg[/AVA]
[NIC]Daphne Magee[/NIC]

Отредактировано Elisabeth Magee (2017-08-02 17:10:42)

+1

7

У него отчего-то совершенно не было сил сопротивляться попыткам девушки ему помочь. Хоть и коробила мысль о том, что ему, здоровому, в общем-то, мужику, помогает стянуть ботинки девчонка. Он всего лишь попытался пробормотать что-то невразумительное вроде "благодарю, не стоит, я сам..." как оказался разут. И так, действительно, стало немного легче.
Келлах попытался приподняться на постели, опираясь ладонями чуть позади спины, но слабость и гулко бьющая в виски головная боль оказались сильнее его попыток заявить о своей самостоятельности и состоятельности - тяжело вздохнув он осел на постели, словно пытаясь отстраниться от приблизившейся к нему мисс Маги.
- Наверное, я справлюсь сам, мисс, - тонкие нежные пальцы скользили по его груди, цепляя пуговицы довольно потрёпанной, хотя и чистой, рубашки. Келлах невольно засмотрелся на юную девушку рядом, отрешённо отмечая очарование её скромного облика - подрагивание полуопущенных ресниц, едва проступающий румянец на скулах, осторожные касания пальцев.
Если бы он был способен сейчас думать о ней как о женщине, то непременно решил бы, что она вот прямо сейчас пытается его соблазнить. Эта мысль буквально ввинтилась в его разум, заставив практически вздрогнуть - его организм, в обход разума, весьма однозначно реагировал на молодое крепкое девичье тело рядом.
- Благодарю, мисс Маги, - срывающимся хриплым голосом пробормотал в очередной раз Келлах, несколько суетливо выдёргивая из-под себя плед и пытаясь укрыться им от такого невинного и заботливо-участливого взгляда юной Дафны. - Я справлюсь, спасибо за помощь, - ему никак не удавалось найти достаточно убедительные слова, чтобы заставить девчонку уйти, оставить его наедине с самим собой и своим внезапно довольно определённым образом очнувшимся организмом.
В висках гулко бились обрывки мыслей: укоры самому себе за снова и снова возвращающиеся к пухлым губам и высокой аккуратной девичьей груди взгляды; напоминания о том, что кроме Аврил ему никогда не нужен был никто иной...
- Вам лучше уйти, Дафна, - сжав в пальцах плед Келлах даже не успел удивиться тому как легко вдруг у него вышло назвать девушку по имени. Ему, в самом деле, было уже практически жизненно необходимо, чтобы она ушла, оставила его одного, чтобы он мог побыть в тишине и успокоиться, утихомирить свой явно взбунтовавшийся от долгого воздержания организм.[AVA]http://sd.uplds.ru/t/9EcTx.jpg[/AVA]

Отредактировано Ceallach Morrigan (2017-05-15 03:05:42)

+1

8

Уйти? Как бы не так. Она только начала делать то, что собиралась. А реакция мужчины весьма немногозначительно показывала то, что ее действия очень даже успешны. Но почему наркотик не действует, почему он сопротивляется? Неправильно рассчитала дозу? Возможно. Ей не так часто попадают в руки такие крепкие мужики, как этот. Должно быть нужно чуть больше времени. А вот с виагрой она все рассчитала верно и это уже хорошо. Только теперь нужно не упустить момент. Дать небольшую передышку.
- Нет, мистер Морриган. Я не могу оставить Вас в таком виде. Если дядя узнает, что я позволила Вам лечь в подобном виде в кровать, он отругает меня за равнодушие к гостю. Я выполняю роль хозяйки, а значит должна заботиться о госте своего почтенного дяди.
Снятые ботинки - это идеальный повод дать Морригану почувствовать, что она вовсе не так навязчива. Но ее тон очень даже суров для такой юной особы и больше подошел бы наставнице женского пансиона или же самой его прилежной ученице. Девушка взяла ботинки и аккуратно поставила на подставку для обуви возле шкафа. Аккуратно сложив шнурки и чуть пробежавшись лежащей рядом тряпкой для обуви, она ополоснула руки в рукомойнике за ширмой и вернулась к своему сегодняшнему избраннику.
- Не спорьте, мистер Морриган. Вы и без того не придерживаетесь предписаний. Только потрогайте свой лоб. - Девичья рука накрывает его, словно и правда хочет измерить температуру. А после скользит по щеке, останавливаясь и прижимаясь. - У Вас даже щеки горят. Как Вам не стыдно игнорировать все предписания. Если бы я была врачом, я бы приковала Вас к постели и ни куда не выпускала из комнаты. И уж точно не позволила бы надевать такую неудобную одежду. Вы же даже вздохнуть в ней нормально не можете.
Тонкие пальчики проворно пробежались по пуговицам мужской рубашки, избавляя от этого тканого "панциря" мужчину. Нет, ремень его брюк она пока не трогала, но это лишь дело времени. Девушка настойчиво стала вытягивать края рубашки из плена брюк, совершенно не принимая ни каких отказов и все так же прикрываясь исключительно заботой.

[AVA]http://se.uploads.ru/F87Ru.jpg[/AVA]
[NIC]Daphne Magee[/NIC]

Отредактировано Elisabeth Magee (2017-08-02 17:10:35)

+1

9

[AVA]http://sd.uplds.ru/t/9EcTx.jpg[/AVA]Сколько ей лет? Шестнадцать? Семнадцать? Как можно в таком возрасте быть столь подкованной в вопросах ухаживания за больными?
Прохладная ладонь коснулась пылающего лба, скользнула по щеке. Келлах, кажется, забыл как дышать, желая в этот конкретный момент только одного - чтобы тонкая девичья ладонь не отрывалась от его лица, даря какое-то странное успокоение, заставляя устало опускать веки, закрывая словно закипающие от внутреннего жара глаза.
Она приковала бы его к постели... Морриган невольно сглотнул и чуть было не замотал головой, пытаясь вытряхнуть из неё картинки, которые одна за другой всплывали в его воспалённом мозгу. Картинки, отзывающиеся совершенно однозначной теснотой в брюках.
Лёгкие пальцы заскользили по груди, настойчиво и уверенно цепляя пуговицу за пуговицей, распахивая полы тонкой хлопчатобумажной рубашки, давая прохладному воздуху комнаты коснуться разгорячённой, тяжело вздымающейся груди.
Язык скользит по пересохшим губам, снова и снова обжигающимся жгучим дыханием, а в голове медленно, но верно поднимается такой туман, что Келлах только лишь краем сознания осознаёт, что его пальцы уже скользят по нежной девичьей коже, поднимаясь по бедру вверх, теряясь за краем плотной ткани юбки.
Она слишком близко. Так, что он чувствует жар её уже совсем не детского тела и прохладу её нежной гладкой кожи. Так близко, что его бедро касается её колена, а когда он приподнимается, наконец-то позволяя ей стянуть с себя рубашку, его губы почти касаются её шеи - он внезапно видит, как колышутся её волосы от его дыхания, как по тонкой коже пробегают мелкие мурашки. И это зрелище притягивает его настолько, что он только резче выдыхает, чувствуя как почти лопаются его пересохшие губы, практически коснувшиеся её плеча, с которого так кстати чуть сползает ткань тонкой блузки.
А когда его груди коснулась упругая и нежная девичья грудь, Келлах успел трижды подумать о том, что вот именно сейчас он был бы совсем не против того, чтобы она действительно приковала его к постели.
Туман в голове оседал хлопьями, а пальцы бездумно скользили по коже всё дальше, путаясь в ткани юбки.

+1

10

Каждый не расчет был верным. Небольшая ошибка в дозировке, но она не оказалась фатальной. Мистер Моррган все же поддался действию ее "зелья". Дафна улыбалась уголком губ, наблюдая, как мистер Морриган еще борется с собой, но так неуверенно, так слабо, тогда как его желание так явно и мощно пробивает себе путь на свободу, сквозь ткань брюк. Она не ошиблась ни в чем. Ей нравилось то, что она видела, размер, толщина. Да, все именно так, как и нужно, чтобы сделать ее сегодня счастливой. Это лекарство может оказаться куда полезнее для больного, чем все остальные. Она делает самое доброе дело.
Дафна отложила рубашку на стул рядом и мягко огладила плечи мужчины, ощущая их силу их крепость и легкий вздох возбуждения все же сорвался с ее губ. Но он не должен был его сейчас даже и заметить, лаская ее ноги, почти касаясь края ее скромных девичьих трусиков. Что бы там не говорили, а ее опыт показывал, что многих мужчин возбуждает именно такое белье, а вовсе не развратное и с кружевами. Нет, простое хлопковое, с мелким, наивным, цветочным рисунком.
- Мистер Морриган, Вам нужно лечь. Я сама избавлю Вас от не нужной одежды, если Вы не станете сопротивляться. Вам нужно лежать.
Руки девушки уверенно надавили на мужские плечи, заставляя его опуститься обратно на кровать, но ни чуть не мешая ему продолжить ласкать ее. Напротив, она сама провела ладошками по его груди, словно невзначай, по его торсу и остановила только на ремне брюк.
- От них нам тоже нужно избавиться. Они сдавливают ваши бедра, доставляя дискомфорт, а это мешает выздоровлению. Как та, кто выполняет обязанности хозяйки дома, я не могу допустить этого. - Тонкие пальчики девушки без единого намека на пошлость расстегнули ремень брюк. Она словно и не замечала возбуждения мужчины, избавляя его от так неугодного ей элемента одежды. Словно бы не было ничего особенного в том, что она провела пальчиками по самому его мужскому органу, словно бы невзначай, ведь брюки оказались куда уже, чем она предполагала.
- Вам придется приподнять бедра, чтобы я стянула с Вас брюки.
[AVA]http://se.uploads.ru/F87Ru.jpg[/AVA]
[NIC]Daphne Magee[/NIC]

Отредактировано Elisabeth Magee (2017-08-02 17:10:26)

+1

11

Ему совершенно плевать, что там за слова срываются с пухлых, совсем ещё по-детски нежных губ. Он в состоянии сейчас думать только о том, что на вкус они, наверное, как сливочная конфета - тёплые, размягчающиеся от прикосновений пальцев, губ, не важно.
Прохладные ладони касаются его груди, заставляя его буквально рухнуть на подушки, скользят по телу, разгоняя тысячи мурашек, бугрящих кожу. Ему только на мгновение удаётся смежить веки, чтобы через это мгновение снова распахнуть глаза и смотреть, смотреть, смотреть, скользя языком по пересохшим горячим губам. Смотреть как тонкие ладони касаются ремня, звякают его тяжёлой пряжкой, цепляют язычок молнии и тянут его вниз. Ему сейчас абсолютно плевать на стыд - и он даже удивился бы этому ощущению, если был бы способен думать сейчас хоть о чём-нибудь, кроме нежной кожи бёдер, теплеющей под пальцами.
- Дафна, - хрипло выдыхает он, когда она просит его приподнять бёдра и тянет с него ставшие тесными брюки. - Дафна.. - едва слышно повторяет, словно снова и снова пробуя её имя на вкус, скользя ладонью по внутренней стороне её бедра вверх, касаясь мягкой ткани белья, цепляя его пальцами.
Ему совершенно плевать, что там с его одеждой, стянула она с него брюки, или он сам неведомым образом выпутался из них - его ладони скользят по её телу, задирая юбку, цепляя тонкую ткань блузки. Его ладони обхватывают тонкое тело, притягивая её к нему - ближе, ещё ближе, невероятно близко. Он даже не ощущает себя в пространстве - только тянется к её губам, как заворожённый, желая только одного.
- Иди ко мне, - горячо шепчет он, через миг касаясь губами тонкой кожи шеи. - Я хочу тебя..
Пальцы зарываются в волосы на девичьем затылке, заставляя её склоняться ему навстречу, касаться мягкими нежными губами его зудящих от непреодолимого желания губ. Он тянет её к себе всем телом, пользуясь преимуществом силы, не давая ей даже сопротивляться, роняя её на себя и задыхаясь от того, как прижимается к нему её упругая маленькая грудь с торчащими сосками.
Она тоже хочет его - он это прекрасно чувствует, скользя ладонями по прижатому к нему девичьему телу, стягивая с плеч тонкую ткань, прижимаясь губами к обнажающейся коже всё чаще, жарче, с каждым мгновением всё более жадно впиваясь поцелуями в нежную кожу.[AVA]http://sd.uplds.ru/t/9EcTx.jpg[/AVA]

Отредактировано Ceallach Morrigan (2017-08-02 00:47:33)

+3

12

Хороший план. Отличный план. Все именно так, как и должно быть. Немного припозднилось возбуждение, но это из-за того, что он куда крепче и мощнее, чем мужчины, к которым она привыкла. И даже болеющий он все равно куда выносливее их. Но даже он не устоит перед ее обаянием и дозой афродизиаков.
Теперь уже он требовал ее, а не она пыталась заставить его хотеть. Это перестало быть игрой, и это было именно то, чего ей так хотелось. Дафна чувствовала, что ее трусики мокнут от желания, но не обращала на это ни свое, ни тем более, ее желание. Он должен думать, что это он ее взял, что он - завоеватель, а она лишь невинная овечка, которая не смогла устоять перед его мужественностью. Таковы были правила игры, в которых мужчины будут чувствовать свою мужественность, удовлетворяя ее потребности и не чувствуя за это вины или стыда. Хотя вина была иной раз, ведь пресловутая мораль так глубоко засела в головы многих, что становится тошно.
Но что думать об этом, когда ее бедра оказались на его? И пусть их разделяло еще целых два слоя одежды, она прекрасно знала, как сильно он хочет ее. Его жаркие поцелуи, горячие уже не только от температуры, которая сжигает его тело, но и от страсти, которая куда сильнее болезни, эти поцелуи заставляли пылать и ее.
Дафна должна была еще немного сдерживаться. Она отдастся страсти чуть позже, когда он уже и не вспомнит, что происходит что-то не то. А пока она только запустила пальцы в его густые красивые волосы, позволяя раздевать себя и целовать, помогая плечиком лямке ее комбинации сползать следом за блузкой, открывая мужскому взгляду упругие маленькие груди.
Нет, она не специально. Так получилось. И она лишь выгнулась чуть назад, чтобы ему удобнее было ее целовать. Лишая его и малейшей возможности даже подумать сделать что-то еще, кроме как покрывать ее тело поцелуями и ласками. И это сводило с ума.
Он действовал так уверенно, что она бы отдалась ему даже не будь он таким красавчиком. Только за эту мощь, которая исходит от него даже в таком состоянии, как сейчас. И она ни чуть не сомневалась, что и его мужской силы хватит на очень многое.
И когда она увидела, что он уже распален и не отступит назад, она стала покрывать его лицо ответными поцелуями. Отличный способ отвлечь его, чтобы избавить себя от белья, оставаясь только в юбке и позволяя только ткани его белья разделять их.

[AVA]http://se.uploads.ru/F87Ru.jpg[/AVA]
[NIC]Daphne Magee[/NIC]

+2

13

На ней слишком много одежды. И он, возможно, задумался бы об этом хоть на какое-то мгновение, если был бы способен думать хоть о чём-нибудь. Все мысли заняты болезненным огнём, заставляющим его всё сильнее вцепляться в её лёгкое тело, забираться пальцами под одежду, стягивать с неё все эти бесполезные и совершенно ненужные женские тряпки. Каждая секунда промедления, невозможность добраться до прохладной нежной кожи, злит, бесит, заставляя его лишь сильнее дёргать ткань, помогая хрупкому телу с нежной кожей выскальзывать из неё.
Он снова и снова сжимает её в своих ладонях, скользя ими по коже, скользя по этой коже губами, впиваясь в неё, целуя жадно и беспорядочно, словно едва сдерживаясь от того, чтобы вцепиться в нежную кожу зубами, оставляя на ней следы от кровоподтёков. Губы нашаривают маленькие твёрдые соски, впиваясь в них, сжимая, втягивая их поочерёдно в рот, цепляя их зубами, языком, лаская их жадно, словно не желая отпускать. Горячие ладони сжимают такие маленькие, почти теряющиеся в ладонях упругие полушария груди, когда губы скользят по шее вверх, в поисках пухлых нежных губ, ловят срывающиеся с них тихие стоны - одуряющие, возбуждающие настолько, что нет никаких сил терпеть её невесомое тело сверху, обхватывающее стройными бёдрами его бока.
Он прижимает её к себе, впиваясь очередным поцелуем в эти покрасневшие губы, изворачивается, опрокидывая её спиной на кровать и практически вжимая её своим телом в постель. Нависает над ней, скользя очередной вереницей поцелуев по шее к груди, снова ловя губами призывно торчащие вверх, такие возбуждающие одним своим видом соски. Сжимает ладонями бёдра, задирая задолбавшую уже до чёртиков юбку, накрывает ладонью низ живота, чувствуя частый пульс под пальцами, скользит ладонью ниже, добираясь до нежных складок влажной кожи.
Его пальцы скользят по этой влаге, добираясь до самого желанного им сейчас, погружаются в её лоно, настолько узкое, что ему в первый момент кажется, что она совершенно невинна. Но в следующий же момент его накрывает осознанием, что это совсем не так, и какой-то глухой яростью - ему хотелось быть первым, чувствовать, что она принадлежит только ему. Она должна была быть только для него такой! Сухие губы безжалостно впиваются в нежные девичьи губы - если она не принадлежала ему так, значит будет принадлежать по-другому - он даже не отслеживает момент, когда его бельё покидает его тело, потому что в следующее мгновение он втыкается в неё, сочащуюся влагой и зовущую, с такой жадностью и напором, что становится ясно - она будет принадлежать ему хотя бы от "сейчас".[AVA]http://sd.uplds.ru/t/9EcTx.jpg[/AVA]

Отредактировано Ceallach Morrigan (2017-08-07 03:33:52)

+2

14

Как это было просто, даже немного обидно. Всего одну секунду ей было обидно, что он так быстро сдался, а потом его руки коснулись ее между ног. И больше ни что ее не волновало, только его прикосновения. Она помнила, что ни кого нет дома, а значит она может не сдерживаться и издала звонкий стон от неожиданности, от того, что она и не думала, как сильно ее захлестнет волна удовольствия всего от одного прикосновения. Но его руки и не думали останавливаться и девушка выгибалась на встречу ему, прикрыв глаза, мечтая, чтобы он ни когда не прекращал это.
Сила и власть - то, что так притягивало ее к нему, сила его тела и власть над ней, они еще сильнее уносили ее сознание в мир наслаждения, когда он резко овладел ей. Сейчас она мечтала только об одном - признаться ему в любви и быть только его всю свою жизнь. И пусть когда все кончится, она может полностью изменить свое мнение, но сейчас это было так, она была только его. Вся, всем своим телом, всей своей душой.
Она выгибалась всем телом, вдыхая так близко запах сильного мужского тела, запах его желания. Искала его губы своими, нуждаясь в том, чтобы касаться его всего, принимая в себя и отдаваясь так страстно, что ей казалось, что она растает или сгорит в этих сильных, горячих руках. Это не было похоже на секс с другими ее мужчинами, которые соглашались на него из желания получить малолетку, это была настоящая страсть, словно бы он и правда любил ее и Дафна именно сейчас хотела верить в это. Она хотела думать, что он делает это именно потому, что любит и хочет ее, а не потому, что она сама вынудила его. И пусть потом все окажется иначе, но сейчас, когда он снова и снова входил в ее тело с таким неистовством, она хотела верить только в одно - что сейчас он ее любит. Этот красивый и сильный мужчина только ее, а она его.
[NIC]DAPHNE MAGEE[/NIC]
[AVA]http://se.uploads.ru/F87Ru.jpg[/AVA]

+2

15

Он чувствует как вздрагивает её тело от его прикосновений - это невозможно подделать, и он лишь сильнее сжимает её в своих руках, скользя пальцами по коже, впиваясь губами в губы, скользя ими по её тонкой и длинной шее. Её запах сводит с ума, рвёт в клочья туман в его голове, и он лишь сильнее втыкается в её податливое, подчиняющееся ему тело, забывая сейчас совершенно обо всём. Давно забыв обо всём, растворяясь в веренице жалящих кожу и бурлящих в крови искр неповторимых ощущений.
В один момент он замирает, отстраняясь от неё, словно желая увидеть, почувствовать то, как сильно она хочет сейчас его. Пальцы скользят по нежной коже, вырисовывая на ней бессмысленные узоры - проходятся по бокам, невесомо касаются тяжело вздымающейся груди, задевают соски, скользя всё выше и выше, к приоткрытым губам, с которых срывается прерывистое сорванное дыхание.
Он касается кончиками пальцев её пересохших, истерзанных его жадными поцелуями губ, чувствуя как подаётся она навстречу ему, практически извиваясь всем своим телом, как опаляет она его своим внутренним жаром, заставляя его дёрнуться бёдрами ей навстречу так, что с пухлых алеющих губ срывается резкий вскрик. Её вскрики и стоны вонзаются в его сознание, расцвечивая всё вокруг безумными яркими сполохами, снова и снова побуждая его втыкаться в неё до предела - резко, преодолевая сопротивление её тугого тела и ускоряясь с каждым движением.
Его пальцы сжимают её бёдра, дёргая её всем телом навстречу его движениям, насаживая её на него, и ему хочется только одного - чтобы огонь, растекающийся по его телу, поднимающийся с низа живота, вливающийся в каждую клетку, не прекращал пульсировать в нём, продолжал разливаться жаром, от которого мгновенно испаряются капли пота, выступающие на висках, от которого сохнут и растрескиваются в кровь губы.
И он снова впивается сухими губами в её губы, ловя их зубами, кусая, скользя по ним языком, снова жадно терзая её тело, срываясь в какой-то неконтролируемый водоворот движений, ощущений, жадных ласк. Ему нестерпимо хочется выпить её всю досуха, растерзать и утопить в наслаждении, которое приносит ему её юное тело.[AVA]http://sd.uplds.ru/t/9EcTx.jpg[/AVA]

Отредактировано Ceallach Morrigan (2017-09-30 03:42:03)

+1

16

Она пылала, от желания, от наслаждения от жара его тела. Казалось, что вся кровь в ее теле удвоилась, приливая к лицу, животу и рукам, которым она обнимала его, ласкала его спину. Такой большой и сильный, он казался ей исполином, который овладел ей, маленькой девочкой. И это было совершенно правильно, естественно.
Дафна прикусывала губу, чтобы хоть немного почувствовать, что все это реальность, чтобы убедиться, что ей это не сниться. Она не простит себе, если это окажется сном. Это может быть только правдой.
Пухлые девичьи губы коснулись влажной от пота кожи, слизывая его, наслаждаясь солоноватым вкусом. Это не было мерзко, как могло быть с другим, нет, это было прекрасно. Его сильная грудь вздымалась, требуя новых поцелуев и девушка дарила их, снова и снова, не желая останавливаться ни на мгновение.
И снова отвечала на его поцелуи, когда он искал их. Разве могла бы она отказать ему в этом? Ее жажда его ласк была так велика, что она поддавалась даже на самые незначительные, возможно даже не осознанные им самим, поддавалась так страстно, что и сама не знала, что способна на такое. Она получила его, пусть и лишь на то время, что он будет в ней. Но сейчас ей хватит и этого, ведь сейчас он ее. И все его тело, забывшее о болезни, сейчас требовало ее, она чувствовала это внутри себя и на своем теле, ощущая, как его сильные руки держат ее, направляя навстречу самому большому удовольствию в ее жизни.
И как до обидного быстро наступило, но как прекрасно это было, когда волна наслаждения пробежала по всему ее телу, так сильно, что она сама сжала его, вжалась в него всем своим телом, не желая упускать ни на мгновение, пока наслаждение не спадет. Если бы она могла продлить наслаждение на вечность, она бы сделала это.
Но оно растаяло, оставляя в теле сладкую истому. Она хотела, чтобы он ощутил тоже и, когда спало оцепенение негой, девушка вновь вернулась к ласкам, не давая мистеру Морригану оставаться без внимания и ее обожания ни на секунду.
[NIC]DAPHNE MAGEE[/NIC]
[AVA]http://se.uploads.ru/F87Ru.jpg[/AVA]

+1

17

Короткие вскрики, глухие стоны - всё это кружит голову, затягивает в бесконечный водоворот ощущений, которых хочется ещё и ещё, и ещё. Она льнёт к нему, вцепляется в его кожу пальцами, заставляя его всё более жадно впиваться в её губы в ответ и двигаться, двигаться, двигаться, скользя в её обжигающей тесноте как можно скорее, сливаясь в этих движениях воедино с ней. Задыхаясь, захлёбываясь, дурея от её изменившегося голоса.
Она снова обвивает его шею руками, прижимая его к себе как можно сильнее, выгибаясь под ним всем телом, стискивая его в самой глубине своего жара так, что у него мутнеет в глазах от желания дёрнуться ей навстречу так, чтобы она больше не могла сдержать крика, застывшего сейчас на её губах. Она вспыхивает, рассыпается огненными искрами в его руках, выгибается всем телом, разводя бёдра как можно шире, зовя его втиснуться в самую глубину пульсирующего жара. И он втискивается в неё, замирая в тот самый момент, когда замирает она, вжимаясь в него всем телом, насаживаясь на него с такой страстью, словно это последнее, что она может получить в этой жизни. Его захлёстывает волной её горячей пульсации, стискивающей его так, что он забывает как это - дышать. Так, что он вжимается вмиг повлажневшим лбом в изгиб её плеча, до скрипа сжимая зубы, отчаянно борясь с заволакивающими его разум хлопьями вязкого тумана. Так, что его пальцы мгновенно перемещаются на её бёдра, стискивая их так, что она снова вскрикивает - хриплым, грудным голосом, выстанывает что-то бессмысленное прямо ему в губы. Её пальцы скользят по его коже то обжигая, то, наоборот, призрачной изморозью впиваясь в каждую клетку, заставляя его вздрагивать и снова и снова толкаться бёдрами ей навстречу, словно не имея никакой возможности остановиться.
Он и не может остановиться, замереть снова хотя бы на долю мгновения - тягучий жар волной поднимается от крестца по позвоночнику вверх, разливается по рёбрам, сдавливая грудь так, что дышать становится совершенно невозможно, только бездумно подаваться бёдрами в глубину податливого девичьего тела, вонзаться в неё так скоро, как только возможно, задыхаться от огня, выжигающего все внутренности и внезапно скручивающего тяжёлой судорогой всё тело, заставляя его в последний раз бросаться навстречу ей и сжимать её в руках, замирая на бесконечно долгие мгновения, отзывающиеся призрачным гулом в голове.
Он опадает на неё в конце концов ловя ртом тяжёлый раскалённый воздух, забивающий лёгкие. Вокруг него густой горячий туман, словно на раскалённые камни плеснули горячей воды - дышать невозможно, только снова и снова разевать рот как выброшенной на берег рыбе, цепляясь за единственное, что ещё может удержать хоть в какой-нибудь реальности - нежное и мягкое девичье тело беззащитно распластанное под ним.[AVA]http://sd.uplds.ru/t/9EcTx.jpg[/AVA]

+2

18

Вот он - миг счастья. Полного и абсолютного. Когда весь мир сжимается до двух людей, которым действительно сейчас хорошо быть вместе. Дафне не было дела до того, на сколько хорошо Морригану, ей самой было великолепно и она верила, что и ему точно так же.
Ее руки гладили мужское тело, чуть подрагивая от медленно спадающего наслаждения. Она не могла и помяслить, что он может покинуть ее тело. Она хотела, чтобы они остались так навсегда, не прекращая ощущать это высшее наслаждение.
- Я люблю тебя.. - Тихо прошептала Дафна, касаясь кубами мужского лица. Он был прекрасен. Даже сейчас, уже после секса. Но она знала, что как бы хорош он ни был, ей не нужно все это будет, как только она уйдет из его постели. Каждый мужчина достоин одной, самое большее пары встреч. Она пробовала устраивать больше и тогда мужчины начинают думать, что она принадлежит им. А это уж точно не так.
Вернее не совсем так. Сейчас, прямо сейчас, она принадлежит этому мужчине, полностью. И готова разделить с ним вечность. Но так будет ровно до того момента, когда нега закончится и он превратится в еще одного красавчика в этом мире. Просто еще одного. А она останется сама собой.
И когда нега кончилась, Дафна встала с кровати, оставляя мужчину в наркотическом и болезненном полузабытии. Она обтерла его и одела, успокаивая, как делала это всякий раз. Она сделала все, чтобы не возникло вопросов. Нельзя ни в коем случае вызвать подозрения у дяди. Он должен продолжать думать, что его гости - порядочные люди, а племянница - чистый ангел.
Но прежде, чем уйти, она все же склонилась над мужчиной и коснулась его губ своими губами, нежно, благодарно.
- Ты был лучшим из моих любовников. Я на долго запомню это.
На следующий день все было как прежде, только болезнь мистера Морригана приобрела новые формы - его тошнило. Но его "сиделку" это не смущало, она была все такой же заботливой и аккуратной, помогая справиться ему со всем, пока он не поправился окончательно и не покинул дом священника.
[NIC]DAPHNE MAGEE[/NIC]
[AVA]http://se.uploads.ru/F87Ru.jpg[/AVA]

+1


Вы здесь » Irish Republic » Завершенные эпизоды » у дверей грех лежит; он влечет тебя к себе. Быт 7:4