Irish Republic

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Irish Republic » Архив незавершенных эпизодов » Something's gotta give


Something's gotta give

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

http://images.vfl.ru/ii/1465680290/2d3d0160/12992858.png
Something's gotta give

http://s0.uploads.ru/RjWCl.gif

http://s0.uploads.ru/WUGit.gif

http://s6.uploads.ru/V5LbT.gif

http://images.vfl.ru/ii/1465680290/7d64ae6d/12992859.png

УЧАСТНИКИ
Jonathan Milligan, Grace Harrell & Israel Cohen
ДАТА И МЕСТО
4 мая 2017; дом Джонни.
САММАРИ
Как закончится вечер, если трое человек знакомы с друг другом, но не знают, что все втроем они знакомы между собой? И как они отреагируют на это неожиданное открытие?

http://images.vfl.ru/ii/1465680290/2d3d0160/12992858.png

Отредактировано Grace Harrell (2017-05-22 19:54:55)

+2

2

Приятный вечер в приятной компании с вкусными напитками. Еще приятнее от того, что это вечер с другом, которых, привыкшему к большим компаниям Джонни, очень сильно не хватало в Килкенни. С теми, с кем он общался до своего побега из дома, у него было слишком разные интересы и разговор на долго не заводился. Близкие же друзья остались преимущественно в Лондоне. Конечно, сказать, что у него их здесь нет совсем, было бы несправедливо, и все же, встретить тех, кого бы он мог назвать приятелями - это всегда большая удача.
Еще большая удача, когда после этой встречи следуют другие.
Очевидно, что Грейс смотрела на это примерно так же, как и Джонни, поддерживая идею возобновить дружеское общение, раз уж они оба решили осесть в городе хотя бы на какое-то продолжительное время. А для друзей у Джонни всегда открыты двери дома.
Эмма, дочь Джонни, любила большую часть лондонских приятелей отца, тех, которые остались с ним на долгие годы, ведь ей самой было всего шесть лет, из которых чуть больше пяти она провела там. Она старалась дружить и с теми, которые у отца появились здесь. Но усложнившиеся отношения после смерти Бэкки, усложняли общение девочки не только с отцом. И теперь она все чаще сбегала к бабушке с дедушкой или к подружкам, стоило ей только услышать, что к отцу кто-то придет. Особенно, если это была женщина. Для Эммы это было равнозначно измене, на сколько это вообще способен понять ребенок, и как же сильно она ошибалась. Но Джонни не знал даже как подойти к такому разговору и просто позволял девочке сбегать из дома.
Так они поступили и сегодня. Так что Грейс Джонни встретил дома один.
- Привет, - приобнял Грейс Миллиган, когда она переступила порог. - Проходи.
Эта квартира Джонни не слишком напоминала те сомнительные места, где он обитал прежде. За те несколько месяцев, что в ней жила Бэкки, она успела обрасти всем тем необходимым, о чем сам Джонни вспоминал редко. И он даже не пытался что-то изменить, с тех пор, как ее не стало. А еще игрушки, лягушки и монстры всех форм и размеров.. Много игрушек, которые жили по соседству с музыкальными пластинками и гитарами, детские книги вперемешку с книгами Джонни, все это уживалось вместе точно так же, как и сами хозяева этих вещей, весьма разные во вкусах.

+2

3

Постепенно жизнь входила в привычное русло. Грейс привыкла жить вне больницы, отвыкла от распорядка, приема лекарств, а главное действительно чувствовала себя легче. Возможно поговорка "дома и стены помогают" действительно работает. Но на душе у Грейс почти установился мир и покой. Каждые три дня она созванивалась с близнецами по скайпу, приходила в гости к Лу, когда у той были свободные вечера, днем работала у Бернарда Блэка, если конечно их времяпрепровождение и отпугивание покупателей в книжном можно вообще назвать работой. Приятным открытием последнего месяца оказалось то, что в Килкенни живет Джонни Миллиган, человек из ее рок-н-ролльного прошлого. То ли на волне ностальгии, то ли потому что женщина безумно нуждалась в постоянном общение с кем-нибудь, но Грейс стала активно возобновлять контакт со старым знакомым. Она даже несколько раз приходила к нему в гости. У Джонни, которого Харрелл помнила разбитным, худощавым и совсем чуточку непутевым (впрочем он помнил ее такой же), теперь была новая размеренная жизнь. У него даже была дочь, которая, к сожалению, не слишком полюбила Грейс. Как объяснил Джонни, Эмма тяжело переживает смерть Бэкки, его невесты, и отношения у них с дочкой стали какие-то запутанные. Грейс не обижалась и спокойно принимала тот факт, что так толком с Эммой ей не удалось познакомится. Но девочке было всего шесть лет, так что, как Харрелл справедливо рассудила, ребенок вполне может поменять свое мнение, главное не навязываться.
Вот и сегодня Грейс договорилась с Джонни, что зайдет к нему на ужин, они поболтают, поедят, возможно послушают музыку и  конечно немного вспомнят совместное прошлое. Грейс даже решила приодеться по этому поводу. Она нацепила белое простое платье, белые туфли лодочки и длинную нитку жемчужных бус, которые спускались на спину. Говорят, белый цвет не подходит женщинам после определенного возраста. И да, Грейс уже как раз подбиралась к "определенному возрасту". Но белоснежный цвет так оттенял ее огненно рыжие волосы, что нельзя было устоять. Видимо поэтому когда Грейс замешкалась на переходе, водитель не устоял и чуть не сбил женщину. Пинок был конечно же не сильный, но ощутимый. Харрелл посмотрела на водителя уничтожающим взглядом, водитель посмотрел на Грейс, мол, " так что ты стоишь?". Женщина поняла, что вмешиваться в спор с человеком, который ее чуть не задавил, просто не разумно. Поэтому она подняла голову повыше и продефилировала до тротуара.
Уже через 15 минут она была у Джонни. Жили они не так далеко друг от друга, можно было дойти пешком. Погода в начале мая в Килкенни стояла прекрасная, так что не прогуляться было бы глупо. Джонни уже ждал ее. Он открыл дверь, легко приобнял в знак приветствия и пропустил внутрь.
- Привет, дорогой.
Легкой походкой женщина зашла внутрь квартиры и огляделась. Как же тут было уютно. Сказали бы ей раньше, где в итоге будет жить Джонни Миллиган, она никогда бы не поверила. Правда, они все изменились. Раньше Грейс не носила туфли лодочки и изящные платья, а теперь ничего. Кокетничает в свои 42 года и в ус не дует.
- Что у нас сегодня на ужин? Я принесла бутылку прекрасного вина. -  С хитрой улыбкой женщина достает из сумочки бутылку красного вина и легонько встряхивает ее. - Могу поставить ее на стол сразу. И даже открыть. И даже разлить.
Последние слова доносятся уже почти из кухни. Грейс не слышит, что происходит в прихожей, она вся в своих мыслях и в предвкушении приятного вечера.

+2

4

Ждать Грейс - это становилось все более приятным. Видеться с ней, общаться. Она помогала ему сейчас ни чуть не меньше, чем Келлах, алкоголь и случайные связи. Чем любимая дочь, единственная сейчас являющаяся для него настоящим смыслом жизни. Но не единственной составляющей этой жизни. Составляющих было больше, чем Джонни порой казалось. Их было действительно много и Грейс входила в их число.
Легкие закуски уже ждали Грейс на столе в гостиной. Джонатан не сомневался, что она принесет с собой вино - это было просто естественно для этой ситуации, для них, для всего. Не хватало только музыки. Editors - для начала, а дальше плейлист сам выведет их туда, куда нужно, быть может даже они выключат ее и начнут петь сами, хотя от этого соседи уже просили Джонни воздержаться, ведь пел он в полный голос вне зависимости от времени суток, если это не колыбельная, в то время, как проигрыватель обычно звучал достаточно тихо, чтобы не мешать. А стены здесь были тонкими, но чего еще ожидать от средней цены съемной квартиры в небольшом городке?
- Я не вспомнил о том, что нужно готовить, а Эмма даже не пыталась мне об этом напомнить. Если простишь мне это за те закуски, которые я все же сделал, то я буду сегодня самым счастливым человеком.
Когда Джонни только сбежал из дома, готовить он не умел. Да и вообще ничего, что способно обеспечить нормальную жизнь нормального городского жителя он не умел. Только играть на гитаре и быстро приспосабливаться. Стирка? Уборка? Ну как нибудь. Потом появилась необходимость добывать себе пропитание, а не только бухло и дозу. Необходимость заботиться хоть как-то о своих костюмах, если этим не занимались менеджер или специально нанятые люди. А еще он порой учился чему либо, у своих любовниц и любовников, а они обладали разнообразными талантами. Так или иначе, но к моменту начала более-менее спокойной жизни, а потом и отцовству, Джонни обеспечивать свой быть все же научился. Может не ахти как, но лучше, чем ничего. Иногда у него даже получалось приготовить что-то вкусное, если он не забывал это сделать. И лучшим напоминателем ему служила Эмма, которая принципиально не хотела это делать сегодня.
- Как бы я хотел все же свести ее с тобой, чтобы она поняла, что ты отличный друг и бояться тебя незачем. - Миллиган оперся о косяк двери кухни, наблюдая, как Грейс возится с бутылкой. - Ну разве что, любишь ужасную музыку, как и ее отец.

+2

5

Дети - суровые критики. Дети, не так давно пережившие травму, еще более суровы. Грейс это понимала и не хотела навязываться к Эмме. К тому же женщина была уверена, что со временем девочка просто привыкнет к ней и перестанет видеть в ней злодейку.
-Не надо спешить, когда - нибудь мы с ней обязательно подружимся. - Грейс разлила вино по бокалам и передала один из них, стоящему в дверном проходе Джонни. - Когда - нибудь мы соберемся все вместе, ты с Эммой и я со своими сорванцами. И, конечно же, Келлах. Будет одна большая безумная семья. Так что за воссоединение!
Женщина отсалютовала бокалом и сделала первый глоток. Вино было мягким и бархатистым на вкус. Грейс довольно улыбнулась и сделала еще один глоток. Из гостиной доносился голос Томаса Смита.

Are your eyes showing off for mine?
Your face in my hands is everything good I need

Отсутствие ужина из трех блюд с переменой - не было проблемой, но есть все-таки хотелось. Всю жизнь Грейс ела много, не задумывалась о диетах и калориях. И ей везло, она оставалась тощей и долговязой вплоть до рождения близнецов. Именно тогда у нее внезапно появились бедра и грудь. Только вот любовь к еде никуда не пропала, а скорее наоборот стала больше. Чтобы держать себя в тонусе, Грейс начала заниматься спортом. Это и помогало, и оправдывало ее постоянное желание что-нибудь заточить.
- Джонни, я тебя прощаю и предлагаю, если захочется, заказать что-нибудь на дом. Расскажу тебе маленький секрет. - Грейс вышла в гостиную и села на диван. - Так вот, во-первых, лучший друг домохозяйки - еда на заказ. Во-вторых, если хочешь сделать вид, что приготовил все сам, то нужно покупать замороженные продукты.
Женщина прекрасно понимала своего друга. Они оба вышли из среды, где домашний уют - это что-то далекое и неизвестное. Они слишком поздно стали учиться вести хозяйство, заботиться о самых близких и родных, думать о будущем, а не о том, как и где они проведут сегодняшний день. Грейс от всей души хотела быть полезной для Джонни. С другой стороны Джонни сделал сам некоторое количество простых закусок и это было здорово. Женщина поднялась с дивана и подошла к столу.
-Таааак, что ты тут приготовил? - Она взяла кусок багета, на котором лежала моцарелла с кусочком помидора, и тут же отправила его в рот. - Ммммм! Шеф - повар дает этому блюду десть из десяти. Вы переходите в следующий тур. - Грейси улыбнулась. - Я не очень похожа на Рамзи*, да? У меня голос не тот, у него он чуть ниже и... мужской. Но все равно это жутко вкусно. Ты - прекрасный хозяин.
Улыбка не сходила с лица женщины. Она взяла свой бокал вина и снова отсалютовала Джонни.


* Гордон Рамзи - ведущий кулинарного шоу "Лучший повар Америки", известный телеповар.

+2

6

И чего его вдруг понесло сегодня к дорогому и любимому племяннику? Скучать по родственникам что ли научился на старости лет? Или вообще просто вспомнил, что это за люди такие - родственники?
Последнее - скорее всего.
Когда размениваешь шестой десяток, жизнь так или иначе начинает представать в несколько ином цвете. Менее радужном. Более, скажем так, суровом, более холодном и тёмном. Сам с собой Израэль подшучивал, что это, мол, дыхание могилы в затылок сказывается. Хотя, возможно так оно и было - смерти, по крайней мере, он боялся всё меньше. Хотя и по молодости лет не питал к ней особого пиетета. Жизнь у него ж такая была - тётушка Смерть могла выскочить со своей косой наперевес из-за любого угла. Вот только у Коэна с собой всегда была увесистая трость с металлическим набалдашником - такой что здоровенному детине промеж глаз, что той самой старухе в чёрном балахоне и с косой можно треснуть даже особого фанатизма не применяя, чтоб у оных искры из глаз сыпаться начали.
Впрочем, трость Израэль чаще всего использовал не для драки, а для впечатляющего выхода собственной персоны в свет. Элегантно прохаживаясь по тротуарам, легко покачивая трость в пальцах.
Или вот ещё одно применение - снова и снова колотить набалдашником по деревянной двери дорогого Джонни. Напрочь игнорируя звонок, разумеется. Ибо, о каких звонках может идти речь, когда у тебя в руках такая вот шикарная трость - чёрная, блестящая от лака, с металлическим - самая великая гордость изделия - набалдашником.
Который снова и снова ударял то по двери, то по косяку, а то и по стене рядом с дверным проёмом - Израэлю было глубоко плевать, по чему он там колотит. Главное, чтоб погромче вышло. Соседи любопытные повысовывались. Чтобы можно было приветственно приподнять шляпу и даже почтительно поклониться, почти виновато улыбаясь - разумеется, наигранно, но кто поймёт, что виноватый вид был совершенно неискренним.
- Откɾывай, безобɾазник, позоɾ всего евɾейского наɾода, - шумел на чистейшем иврите Израэль, сын Натана, сына Соломона, сына Давидова. Нельзя сказать, что всё, что горланил под дверью Миллигана Коэн, было чистейшей правдой (иначе Коэн, естественно, орал бы это всё не на том языке, который в этой стране не понимают даже евреи). Скорее, это всё Израэль нёс по какой-то странной привычке. Только затем, чтоб внимание племянника на себя обратить. Ну ещё и его чудесной дочурки, для которой у Изи был припасён целый кулёк разнообразных конфет и маленьких шоколадок.
А в том, что Джонни был дома, Израэль сомневаться даже не думал.

+2

7

Добрая и заботливая Грейс, она была такой еще за долго до того, как стала еще и в какой-то степени мудрой. Все женщины, прожившие интересную жизнь, рано или поздно становятся мудрыми. С мужчинами это работает куда реже. И это восхищало Джонни в них. В свое время он даже водил дружбу с одной дамой за шестьдесят, высушеной, словно старая клюка, но не утратившей бодрости духа и продолжавшей все с тем же энтузиазмом искать приключения с молодыми мальчишками, у кого на нее встанет. Джонни бы не посмел отказать ей, но увы, это был один из провалов юности, может он был слишком молод, может что-то еще. Но на кого-то старше тридцати он тогда и не смотрел, а эта милая дама просто была удивительна в своей сути.
Грейс была из другого типа мудрых дам, знающих что такое приключения. И она появилась в его жизни снова, как нельзя более кстати. Был ли Джонни сейчас ей, он не знал, но очень надеялся, что все взаимно.
- Спасибо дорогая, если тебе нравится, то я более, чем рад. И ты куда симпатичнее, чем Гордон, а тебе должно быть известно, что я знаю, о чем говорю. - Джонни рассеялся и собирался уже сесть рядом с подругой, когда раздался знакомый стук и еще более знакомый голос. Миллиган нахмурился и извиняясь посмотрел на подругу.
- Прости. Ни куда не денешься от родственников. Я скорее всего не рассказывал, но у меня есть очень буйный дядя и оказалось, что он тоже живет в этом городе. Но он забавный и тебе наверняка будет весело.
Все это Джонни произнес пока шел к двери полу-шутливым, полу-обреченным голосом, ведь кто так хорошо, как Израэль Натанович, мог испортить прекрасный дружский вечер? И теперь вместо приятной дружеской беседы придется слушать очередной бизнес-план дяди, или его восхищение Грейс, как это любят не молодые евреи или что-то еще в этом духе. Но не впустить же его все равно не получится.

+2


Вы здесь » Irish Republic » Архив незавершенных эпизодов » Something's gotta give