Irish Republic

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Irish Republic » Архив незавершенных эпизодов » Просто еще одно утро


Просто еще одно утро

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

http://images.vfl.ru/ii/1465680290/2d3d0160/12992858.png
Просто еще одно утро

http://sh.uploads.ru/RAlui.gif

http://images.vfl.ru/ii/1465680290/7d64ae6d/12992859.png

УЧАСТНИКИ
Jonathan Milligan as Sean & Hugh O'Grady / Grace Harrell
ДАТА И МЕСТО
13.10.2014, Дублин, дублинская квартира Ситха.
САММАРИ
Первое утро после похорон отца и мужа.

http://images.vfl.ru/ii/1465680290/2d3d0160/12992858.png

+1

2

- Эй. - Тихий мальчишеский голос раздался в комнате, прерывая всхлипывания, раздающиеся с другой стороны комнаты. Одинаковые кровати, стоящие вдоль противоположных стен, были отражением друг друга, как и мальчишки на них лежащие. Но это только внешне, в чем можно было легко убедиться, стоило только немного за ними понаблюдать. - Я с тобой. И мама. Хочешь, я приду к тебе? Иногда можно и как маленькие. А? Что скажешь?
Не так много взрослых найдется, кто бы сказал, что для него похороны - это просто. Тем более, когда речь идет об отце, пусть и не живущим рядом, но все равно безмерно любимом. Но Шон и Хью не были взрослыми, они были мальчиками, уже не маленькими, но еще и не большими. Они все понимали, но совершенно не были готовы. Произошедшее не было сериалом или видеоигрой, где смерть - это грустно, но все равно нормально и через пару серий уже почти забудется. Их, самый настоящий папа умер. Но когда-то давно, когда они еще были совсем-совсем маленькими, лет в семь, Шон предложил одну отличную идею - когда случается что-то очень очень страшное, они не могут оба паниковать и плакать. Это должен делать кто-то один. И тогда начинает тот, кому в этот раз тяжелее, а когда ему полегчает, то волю дает себе второй. Хью родился раньше, но именно Шон отдавал ему право первому проявить слабость, помогая справиться с любыми бедами, а сам уже позволял переживать себе после.
- Да, - всхлипывал на другой кровати Хью, - Думаю, что сегодня можно так.
Он приоткрыл свое одеяло, позволяя брату устроиться к нему под бок, чтобы заснуть вместе. Они бы с радостью устроились и с мамой, но это казалось не правильным, ведь они уже большие. И нужно было этому соответствовать, не смотря ни на что. Даже скорее, именно поэтому. Потому, что именно сейчас они могут доказать всем и себе, что они уже совсем большие - им уже десять лет.

Хью открыл глаза первым. Но он даже не пытался будить брата. Только лежал и ждал, что придет мама. Лучше бы пришел папа, но теперь это было не реально. И нужно было ждать маму, или чтобы проснулся брат. Он знал, что Шон уснул куда позже него, убеждаясь, что Хью больше не будет плакать сегодня.
[AVA]http://sd.uploads.ru/B9HmJ.jpg[/AVA]
[NIC]Hugh and Sean[/NIC]

+1

3

Она знала, что не сможет уснуть, поэтому заранее купила упаковку снотворного. Было страшно и одиноко, несмотря на то, что в соседней комнате спали ее сыновья. Точнее их сыновья.
Грейс пережила тяжелый день. Были хорошие моменты, такие как слова поддержки со стороны бывших участников группы. Шон Годфри неловко хлопал по плечу, стараясь утешить, а Аластор всю службу держал Грейс под руку. Женщина с бледным, окаменелым лицом смотрела на то, как гроб с телом ее мужа навсегда опускается в землю. Ее лицо изменилось только один раз, когда последняя девка Родерика истерично запричитала о том, как несправедлива эта жизнь. Грейс едва сдержалась, чтобы не дать этой мерзкой девице хорошую затрещину. Внутри Харрелл клокотал гнев по отношению к Родерику, его дурацкому образу жизни и этой девице, которая олицетворяла сейчас этот образ жизни. Наркотики, бухло рекой и рок-н-ролл. Все это свело в могилу и без того смертельно больного Ситха. Грейс злилась, что будь он хоть чуть-чуть разумнее, он бы прожил намного дольше.
Она плакала позже. Уже когда все ушли с кладбища, на поминках. Она старалась, чтобы дети не видели ее слез. Каждый раз она натужно улыбалась своим любимым мальчикам, если они вдруг обращались к ней. Но дети - не дураки. Дети уже пережили одну смерть, смерть бабушки Сары, поэтому знали что скрывается за судорожной улыбкой мамы, но делали вид, что не замечают слез в ее глазах. Они же тоже храбрились, они тоже скрывали свои слезы.
Грейс с детьми вернулась в дублинскую квартиру Ситха уже часов в 9. Еще недавно на эту квартиру пыталась наложить свою лапу последняя любовница Родерика, девица истерившая до этого на похоронах. К счастью, Родерик в некоторых вопросах был удивительно благоразумен. Почти все, что ему принадлежало включая авторские права, перешло сыновьям и Грейс, как их представителю. Кое-что досталось старым друзьям. Многочисленным любовницам - ничего. Когда последняя любовница пришла заявить свои права на квартиру, Грейс не без удовольствия выставила пигалицу на улицу. Где-то глубоко - глубоко в душе Грейс Харрелл до сих пор любила своего мужа и ей все еще было больно от его бесконечных измен. Раньше она выражала это язвительными комментариями, теперь наконец она могла, как бы это не было неправильно, оторваться на последней девице Родерика.
Уложив сыновей спать, Грейс сразу же выпила снотворного и провалилась в бесконечную пустоту сна без сновидений. Она не хотела спать, но организму требовался отдых и перезарядка. Ее мальчишкам требовалась мать полная сил. Проснулась она так же как и уснула, быстро и внезапно. На часах было 6 утра. Грейс неторопливо встала и пошла на кухню, готовить им всем завтрак. Во второй половине дня должен был приехать ее папа, чтобы забрать близнецов завтра домой. А пока у них до обеда практически никаких дел. После того как завтрак был готов, Грейс решила проверить как там мальчики. Уже было почти половина восьмого утра, вчера они легли спать рано, может быть кто-то уже встал?
Сыновья спали в своей собственной комнате. Родерик не много времени проводил с детьми, но он старался быть замечательным отцом. Он сделал прекрасную детскую комнату в своей квартире в Дублине, хотя Грейс с детьми выезжала из Килкенни довольно редко, да и обычно Родерик приезжал к ним. Короче говоря, они даже никогда не были в этой квартире. Детская комната была законсервирована до их появления здесь несколько дней назад. Родерик всегда ждал своих сыновей у себя.
Грейс зашла в комнату, но свет не включала. Единственным источником света в комнате было освещение из коридора. Но даже в полутьме было видно, что мальчики спят вместе. Грейс почувствовала как накатывают слезы. Сейчас тяжело ей, но как тяжело ее сыновьям? Может ли она представить их боль от потери их единственного отца? Грейс присела на краешек кровати и заметила, что Хью не спит.
- Доброе утро, малыш. - Грейс улыбается и говорит тихо, почти шепотом, чтобы не разбудить Шона. - Я приготовила завтрак. Пойдешь кушать?
Женщина легонько касается лба сына и приглаживает чуб на голове. Ее сердце разрывает бесконечная боль от потери Родерика и бесконечная любовь к сыновьям. Она хочет прижать, защитить, помочь сыновьям справится с их горем, но понимает, что это далеко не в ее силах.

+1

4

- Привет. - Хью приподнялся, вглядываясь в лицо матери. Он не стал в этот раз спорить, что он не малыш. Сегодня это было ни к чему. Пусть сегодня он им будет или не будет - как будет угодно матери. Мальчик старался не разбудить брата, но и лежать дальше было бы не удобно. И он осторожно сел на самом краю кровати, напротив мамы.
Так много было того, что он хотел спросить у матери. И не меньше было того, что он сам хотел ей сказать. И мальчик старался выбрать именно то, что нужно было спросить в самую первую очередь. У них с Шоном был вопрос, который волновал их обоих весь прошлый день, и вообще все дни с тех пор, как они узнали, что папа умер. Мальчик нахмурился, даже немного сжался, словно защищаясь от ответа, который боялся получить.
- Мам, - Хью смотрел ей в глаза, вглядываясь сквозь темноту комнаты. Конечно, правильнее было бы задавать такие вопросы вместе и вместе получать на них ответы. Но этот должен был прозвучать прямо сейчас. Вот прям должен. - Скажи, ты тоже умрешь? Скоро.
Мальчики знали, что рано или поздно умрут все, даже они сами. Но сейчас ощущение, что это рано будет куда вероятнее, чем поздно, давило. И они должны были услышать это от мамы. Если их родные и близкие вздумали все умирать, то мальчикам это нужно знать и знать от самого надежного и честного человека - мамы.
- Мы все поймем, но не оставляй нас на эту его женщину. Мы сами лучше. Но к ней мы не пойдем.
Словно защищающийся, ощетинившийся ёжик, Хью сидел весь сжавшись и настороженно смотря. Он хотел прижаться к маме, но после такого вопроса не знал стоит ли.
- Да, мам. - раздался сонный голос второго мальчика и его рука легла на руку Грейс, чуть сжимая, словно это не дети ждали ответа от мамы, а поддерживали ее, сами рассказав что-то страшное. - Если что, то мы сами справимся.
[AVA]http://sd.uploads.ru/B9HmJ.jpg[/AVA]
[NIC]HUGH AND SEAN[/NIC]

Отредактировано Jonathan Milligan (2017-07-23 12:58:17)

+1

5

Грейс была психологом со стажем. У нее был диплом в рамочке на стене ее кабинета психологической помощи, дома, в Килкенни. У нее даже был ассистент, большие роговые очки и абстрактная картина, изображающая человеческий мозг. Короче, она была самой типичной теткой-психологом средних лет. Она могла помочь незнакомому человеку в трудной ситуации, но она совсем точно не могла, да и не знала, как помочь своим родным детям, которые только что лишились отца.
Вопросы о смерти не бывают ожидаемыми. Вот и сейчас от вопроса Хью по спине пробегают мурашки. Женщина пытается в темноте комнаты рассмотреть своего сына, наконец подсаживается поближе и обнимает за плечи. Она хочет, чтобы Хью чувствовал, что она тут, рядом.
-Мой хороший, я когда-нибудь тоже умру, но это будет еще нескоро. - Даже странно, как спокойно и уравновешенно звучит ее голос. Грейс словно слышит себя со стороны. - К тому времени ты успеешь вырасти. И ты тоже. - Женщина чувствует ручку Шона на своей руке. Ее сыновья - ее защита, ее опора. Мысль о том, что ее дети стараются защитить ее во всю свою пока еще небольшую силу, вызывает слезы. А ведь казалось что она больше не может плакать. Слеза тяжелой каплей скатывается по щеке и Грейс еле успевает смахнуть ее, пока соленая вода не плюхнулась прямо на макушку Хью.
- Так, раз вы оба проснулись, то вылезайте, одевайтесь, умывайтесь и дуйте завтракать. Сегодня приедет дедушка, вы должны показать ему Дублин. - Наигранно весело говорит Харрелл и взъерошивает волосы Хью, который все еще томится в маминых объятиях. - Договорились? Тогда жду в кухне.
Грейс встает с кровати и перед выходом из комнаты наконец-то зажигает верхний свет. Она не поворачивается к детям перед тем, как покинуть комнату, чтобы они не видели ее красных глаз. Пока дети будут вылезать из постели и нехотя одеваться, Грейс быстро зайдет в ванную комнату и умоет лицо холодной водой.
Завтрак уже ждал близнецов на столе: какао, тосты, джем и омлет. Еды-то было не особо много в холодильнике, Грейс купила самое необходимо только в день их приезда и с тех пор все никак не находила времени сходить в магазин нормально. А завтра утром близнецы должны были уехать с дедушкой обратно в Килкенни и необходимость докупать продукты отпадет окончательно. У Грейс, известной своим обжорством, окончательно пропал аппетит в последние пару дней. Не дай бог, она еще похудеет на нервной почве. В ожидании близнецов женщина села за стол на кухне и включила радио, чтобы было повеселее. Голос диктора сообщал о прекрасной осенней погоде и зачитывал разные новости.

+1

6

Они ждали не такого короткого разговора и было совершенно не понятно, почему мама не хочет говорить с ними, отделавшись, хоть и обнадеживающим, но ужасно коротким ответом. Но взрослые вообще любят уходить от разговоров, словно это не они должны объяснять все на свете. Нет, это не удивляло мальчиков, только в очередной раз подтверждало, что взрослые не хотят ни обсуждать, ни тем более объяснять что-то более сложное, чем законы физики.
Но сейчас они, даже не сговариваясь, решили, что не будут пытать и доканывать маму подобными вопросами. Хотя бы постараются этого не делать. Может мама и подумала, что они не заметят, что она хочет заплакать, но они заметили.
Шон с трудом подавил в себе желание не побежать за мамой, чтобы обнять ее, чтобы утешить. Но ведь тогда она расплачется еще сильнее, как все девчонки. Хватит с нее. Потому, просто промычав согласие в ответ, мальчишки вылезли из кровати и принялись за все, что нужно было сделать, чтобы получить свой завтрак.
- Думаешь она сегодня плакала? Может надо было пойти к ней?
- Она бы сказала, что все в порядке.
- Не хочу уезжать. Мы как будто ее бросаем. Она же тут одна будет. Может предложим ей остаться и сами о себе заботиться? Мы уже большие.
Хью кивнул, согласный с братом, но совершенно не уверенный, что это хоть немного поможет.
Уже на кухне, с тостами и ложками джема в руках, намазывая его толстым слоем, мальчики переглянулись, кивнули друг другу и уставились на маму. Они хотя бы попробуют ее спросить, может она сама поймет, что они тут как раз ей нужнее, чем там в Килкенни.
- Мааам, - начал Шон, отложив тост в сторону, но так и не решив с чего же начать.
- Мам, - поддержал брата Хью, - мы считаем, что тут от нас будет больше пользы. Мы не будем мешать. Мы уже достаточно взрослые, чтобы позаботиться о себе и даже о тебе, если надо. Мы будем сами ходить в магазин и готовить. Убирать, пока ты займешься другими вопросами. Мама, мы не хотим уезжать и бросать тебя тут одну. Мы все обсудили и решили, что это будет самым правильным решением.

[AVA]http://sd.uploads.ru/B9HmJ.jpg[/AVA]
[NIC]HUGH AND SEAN[/NIC]

+1


Вы здесь » Irish Republic » Архив незавершенных эпизодов » Просто еще одно утро