Irish Republic

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Irish Republic » Прошлое и будущее » Но ты купи всё-таки сосиски


Но ты купи всё-таки сосиски

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

http://images.vfl.ru/ii/1465680290/2d3d0160/12992858.png
НО ТЫ КУПИ ВСЕ-ТАКИ СОСИСКИ

http://cs402231.userapi.com/v402231087/f23/YGaF1sLpzNk.jpg

http://images.vfl.ru/ii/1465680290/7d64ae6d/12992859.png

УЧАСТНИКИ
Айзек и Влад

ДАТА И МЕСТО
08.04.2017, Дублин, съёмный дом русско-американской дружбы.

САММАРИ
Милый, я тут что-то приготовил, но ты купи всё-таки сосиски (с).
Сказ про то, как однажды один русский в Ирландии учил американца борщ украинский готовить. И был бы у нашей сказочки хороший конец, если бы русский умел готовить…

http://images.vfl.ru/ii/1465680290/2d3d0160/12992858.png

Отредактировано Vlad Troekurov (2017-06-16 20:45:40)

+1

2

Откуда пошёл этот стереотип, что русские на завтрак-обед-ужин и компот едят-пьют борщ - Влад не знал, но сколько бы он не встречал в Дублине иностранцев, всегда в разговоре  всплывал этот самый борщ. Даже опуская тот факт, что Троекуров сам был в Ирландии иностранцем, а борщ вообще относился к украинской кухне. Но Айзек так трогательно просил сварить тот самый borshch, забавно спотыкаясь на чудовищной для выговаривания букве “ща”, что сердце потомка настоящих русских разведчиков не выдержало, и Влад решил порадовать представителя вражеской нации исконно славянским блюдом. К тому же у того нашёлся целый рецепт, написанный украинской девушкой Галей. И только изучая выданный ему лист со списком продуктов, Влад понял, что согласиться на это мероприятие его сподвигла не иначе как вскипевшая в крови память предков, помнящая холодную войну и железный занавес. Ибо ручаться после такого за сохранность здоровья американца гордый русский мужик, которому всю его бессознательную и сознательную жизнь готовила мать-домохозяйка, не стал бы.

То, в какую авантюру вляпался, Влад понял, когда изучил содержимое местного супермаркета на предмет продуктов питания, необходимых для борща. Потом следующего, и следующего.

- Буряк борщевой? - Влад стоял посреди овощного отдела и задумчиво вертел в руках бумажку со списком. Подскочивший к нему улыбчивый консультант завершил свой рабочий день с тяжелейшей психологической травмой, очень долго пытаясь найти в списках существующих продуктов что-то с названием “буряк”, пока Влад не догадался залезть в интернет и спросить Гугл, а что же они такое заповедное ищут. И получил травму сам.

- Свекла для borshchа? - консультант озадаченно оглядел полку с обозначенными корнеплодами, которых было представлено в видах шести, включая упакованные в вакууме варёные, и перевёл взгляд на Троекурова. - А что такое borshchа?

В общем, Влад взял какие-то самые симпатичные, с зелёно-красными листочками и мохнатыми хвостиками. Он был уверен, что свекла выбирается несколько иначе, но звонить маме и позориться не хотел. Дальше пошла вымытая и откалиброванная морковь в пакетике, желание купить уже сразу натёртую пришлось удавить в зародыше, ибо какой смысл, таким макаром можно не мучиться, а купить уже готовый борщ в пакетике. В каком-нибудь русском магазине. С картофелем проблемы возникли только в момент знакомства с надписью, что конкретно вот этот сорт вот в этом пакете - для жарки. Хорошо встряхнув мозгами, выпускник МГИМО с красным дипломом логично предположил, что если есть для жарки, то однозначно будет и для варки. Опустив детали, что в данном супермаркете такого не оказалось и пришлось идти в соседний, Троекуров вычеркнул из списка картофель и последовал дальше.

Внезапно с капустой, зеленью и луком все прошло быстро и гладко, как колоноскопия с вазелином, но в конце списка Влад застрял, будто у него этот самый вазелин закончился.

- Salo? Fat? Lard?
- Нет, он должен быть твёрдый.  - Влад отчаянно пытался объяснить продавцу мясного магазинчика как выглядит настоящее сало.
- Бекон?
- Нуу… - Влад на пару минут завис, загружая в память все выученные за годы обучения в языковой гимназии и университете слова. - Типа бекона, но без мяса.

Всего каких-то три с половиной часа шопинга по местным магазинам, включая два русских, польско-украинский, а также один молдавский, и Влад поставил на плиту большую кастрюлю с порубленными свиными рёбрышками пополам с говяжьей лопаткой, запустив туда же целую луковицу, морковь и сельдерей, для аромата. Спустя минут пятнадцать он усиленно ловил ложкой пену, попутно соскребая её с крышки и стенок кастрюли и стирая убежавший бульон с плиты, стараясь при этом не обжечься. Ещё плюс десять минут отлова пены, и он включил чайник, решив, что ему хватит времени перекусить, пока варится мясо.

К тому времени как Айзек вернулся оттуда, куда он с утра уехал, его русский сосед, повязав свежекупленный фартук с феечками в разноцветных платьицах, - что нашёл, то и купил! - приступил к помывке, чистке, нарезке и раскладке основных ингредиентов по мискам и чашечкам, выстраивая их в строгой очередности для закидывания. К середине этого процесса стало понятно, что доблестные свершения доблестной российской армии во всех сражениях, начиная с убийства мамонтов в Сибири для сурового русского посла даром не прошли и кампания по разгрому кухни закончилась успешно. На всех свободных поверхностях  - уже не свободных - были разложены лоточки, пакеты, доски и прочий инвентарь, в которых Влад чистил, резал и упорядочивал овощи для борща, не забывая при этом периодически заглядывать в кастрюлю с мясом, чтобы потыкать его ножом и посмотреть, не отошло ли оно от кости.

- О, привет, - кивнул он появившемуся в дверном проёме Айзеку, удерживая окровавленными руками капусту на деревянной доске. Точнее, они казались такими, так как перед этим он чистил, а затем нарезал мелкой соломкой свеклу. Ну, или чем-то похожей на мелкой соломку. Какие-то куски были не мелкие. Но как минимум половина точно была. Мелкой. Очень мелкой. - Слушай, а давай ты в следующий раз попросишь куриный бульон с яйцом, это тоже распространённое блюдо в России. И его намного легче готовить, - злобно обрычал Влад капусту и вонзил прямо в кочерыжку огромный нож для нарубки овощей.

+3

3

С борщом Айзек познакомился на кухне в Москве. Их познакомила Галя, давно переехавшая из Украины в столицу России. С Галей Айзека познакомил Алекс, которого никак не поворачивался язык звать звучным Лешей, как к нему обращались все его русские друзья. Язык Айзека ограничивало сугубо американское происхождение самого Айзека и попытка провернуть его в нужную сторону заставляла смеяться всех. И самого Лешу. Поэтому оба условились на Алексе. Так и повелось.

С самим Алексом их столкнул случай. Поэтому обретя в русском лучшего друга, Айзек знакомился с обиходом любого россиянина. У Гали они оказались внезапно. Алекс притащил его в квартиру к другу, который женился на Гале несколько лет назад. Максим и Алекс оказались коллегами, а Галя просто-таки образцом правильной русской женщины, которая умела всегда приготовить кашу из топора.

Борщ наливался в глубокие тарелки, подавался с чесночными булочками - pampushkami - и радовал не только глаз, но и все другие рецепторы. Айзек просто сходил с ума от того, как вкусно это было. Позже именно на той же кухне он познакомится еще и с лепкой пельменей и готовкой других блюд национальной кухни России и Украины.

Знакомство с борщом стало самым ярким воспоминанием из той жизни в Москве, хотя он встречал множество интересных людей и мест. Но Галя покорила его сердце. И не будь он приверженцам совершенно других взглядов, а она замужем, то Айзек совершенно точно женился бы на девушке.

Когда только Влад поселился в этом доме, то Айзек тут же вспомнил, что добрая и смешливая Галя написала ему тот самый рецепт того самого борща. И Айзек начал продумывать план. Вот только единственный вариант развития событий был только такой: готовит Влад. Сколько бы Айзек не пытался, у него не получалось разобрать русские округлые буквы в рецепте, поэтому что означает вся эта тарабарщина оставалось загадкой.

Борщ оставался всего лишь воспоминанием. Несбыточной мечтой. Единорогом среди остальных супов. Поэтому Айзек только вздыхал, прятал свой рецепт и первое время присматривался к русскому соседу. Чтобы найти тот самый момент для просьбы. Достаточно легкой просьбы. Потому что Айзек правда не понимал что сложного в приготовлении борща? Ведь Галя почти играючи справилась с этим за пару часов, пока они играли на гитаре, делились историями под пиво и общались с Максимом, Алексом, Мишей и еще другими русскими. Айзек впитывал культуру, пока его желудок поглощал борщ.

Он грезил борщом. Рецепт лег на стол перед Владом, а сам Айзек очень настойчиво попросил приготовить его. Наверное, он мог бы предугадать, что варианты разворачивания событий могло быть несколько. Не то, чтобы он был точно уверен, что Влад справится. Нередко когда готовил сосед, Айзек вздыхал над чем-то совершенно бесформенным или слишком простым. Не то, чтобы Айзек привередничал. Он прожил достаточное время в Индии, чтобы навсегда понять одно: любая еда - это хорошо. Он жил в Японии, где роллы совершенно отличаются от тех, что подают в Америке или Европе. Просто Влад не то, чтобы хорошо готовил. Без изюминки, разнообразия. Без риска. Поэтому возможно вера в успех этого предприятия всего лишь наслоение желания на мечту, а не реальный обзор действительности.

Весь следующий день Айзек предвкушал. Он легко справлялся с рисунками, достал Тома и  Нору, проталкивая свою идею. Вернувшись в Дублин, Айзек почти бежал домой, представляя как войдет, почувствует этот божественный запах, от которого рот наполняется слюной, а потом увидит перед собой обязательно тарелку прекрасного восхитительного борща. Дальше его фантазии проваливались в пение ангелов.

Открывая дверь в дом, Айзек никак не окунается в превосходный аромат, а чувствует что-то не совсем то. Поэтому он скидывает рюкзак на пол, но достаточно аккуратно, чтобы не повредить технику внутри него. Стаскивает кеды, а потом идет на запах.

В кухне форменный погром. И среди всего этого погрома возвышается его сосед. Его пальцы сдерживают капусту, а лицо полно решимости.

- Ты решил учинить капусте допрос с пристрастием? - Айзек усмехается, облокачиваясь на косяк двери и складывая руки на груди.

Все это выглядет довольно комично. Тем более, что руки Влада вымазаны в чем-то красном, а нож торчит из капусты как флаг о завоевании территории. Или капитуляции. Смотря как смотреть.

- Но он не настолько вкусный, как borsch, - парирует Айзек, но не выдерживает и смеется в голос, запрокидывая голову. Это действительно комично, и возможно ему стоит задуматься о небольшом скетче? Раз уж Том не в восторге от его «успехов» в анимации.

Влад крайне смешно злиться, упрямо набычиваясь. И Айзек умилительно наблюдает за ним, но понимает, что не может пока помочь ему. Он точно знает, как лепить пельмени, но вот с этим он явно не справится.

- Galya готовила довольно быстро, но она возможно имела обширную практику. О, Galya просто восхитительная девушка! - восторженно всплеснув руками, Айзек прокрался поближе, рассматривая мисочки с ингредиентами. - Я уверен, что тебе бы она тоже понравилась. Она так много и быстро говорит, так заразительно смеется, так вкусно готовит. А как она поет украинские песни!

Айзек протягивает руку и хватает большой кусочек капусты, отправляя в рот.

+2

4

Милый домашний мальчик Влад Троекуров с настоящей жизнью встречался редко, а рафинированные трудности видел в основном под присмотром инструкторов и вожатых в специальных спортивно-туристических лагерях. Он мастерски ориентировался в лесу, мог с закрытыми глазами указать на северо-юго-западо-восток в сторону границы Китая, разжечь костёр из сосновых шишек и щепотки мха в болоте, наловить и освежевать бурундучков на завтрак, а на ужин вытащить голыми руками рыбу из горного ручья и сварить из неё уху, да так, что любой рыбак с опытом разрыдался бы от зависти. Но вот к обычной человеческой жизни он был приспособлен чуть меньше, чем никак. Его жалкая попытка сбежать из отчего, любимого дома в общежитие раздавилось жёстким отцовским: “Нет!” без объяснений, а потом он и сам понял, что не может оставить маму наедине с медленно, но верно отъезжающим из реальности отцом. Поэтому из своей квартиры Влад вылетел прямиком в Ирландию, где жил в посольской квартире и вполне успешно питался в посольской столовой или кафе. И только выцарапав у всех служб возможность жить в городе, он наконец-то окунулся с головой в эту самую настоящую жизнь.

И обнаружил, что если хочешь есть, то надо уметь готовить. Что-то серьёзнее залитого кипятком чайного пакетика. Кухню с Айзеком они поделили примерно поровну, готовя через день-два, и к чести американца тот героически съедал всё, что создавал на их теперь общей плите безумный повар Влад Троекуров. Ну, или почти всё. Иногда Владу приходилось признавать, что вот это рагу или паста с соусом готовилась под влиянием антиамериканской пропаганды исключительно для того, чтобы отравить вражескую сторону, и, дабы исключить эскалации напряжения их международных отношений, орудие убийства отправлялось в помойку. А сам Влад отправлялся трагически рыдать в звёздно-полосатую жилетку сожителя, кляня себя до пятого колена. Очень осторожно, помня про слабо-цыганские корни и бабку-ведьму. Айзек успокаивал несостоявшегося киллера и помогал либо приготовить ужин, либо набрать на телефоне службу доставки чего-нибудь съедобного.

Нет, Айзек и правда был экстремальным человеком, если решил доверить приготовление своего любимого супа Владу. Или садистом.

- Блядь! - с чувством, выражением и по-русски выразил Влад своё отношение к происходящему. - Она, же, блядь, разваливается! Ну, хуйли, ты разваливаешься, то?! Сволочь!

Капуста упорно не хотела ложиться на доску согласно написанному рецепту и бодро резаться как у мамы стройными, тонкими лапшичками. У него каждый отрезанный слой рассыпался на отдельные куски, и Влад ловил их ножом, хаотично рубя в маловразумительное что-то.

- Я тебя, сволочь, порежу, - сурово пообещал он неприступному овощу, орудуя ножом, как маньяк со стажем над обездвиженной жертвой. - У меня папа генерал и красный диплом в МГИМО, чтоб я не справился с какой-то сраной капустой? Ты ешь кочерыжку? - Троекуров откусил от очищенного капустного центра кусок и громко захрустел на всю кухню. - Брось лист, на лучше стебель, - он вручил Айзеку обкусанную кочерыжку,  ссыпал капусту в очередную миску и сдул воображаемые волосы со лба. - Господи, ты так говоришь про эту Галю, что я даже начинаю ревновать. Моя мама тоже отлично готовит, но мне от неё только морда передалась, без кулинарных способностей. Они, видать, отстегнулись где-то в процессе.

Пара минут передышки, чтобы задумчиво сжевать морковку и пересчитать мисочки, переставить их в другом порядке, свериться со списком, снова переставить, смахнуть со стола в ведро очистки и заглянуть в кастрюлю с мясом, в сотый раз потыкав его ножом. Наконец удовлетворившись его мягкостью, видом и отхождением от кости, Влад вытащил мясо в большую тарелку и отставил в сторону, скептично изучая бульон. Что-то ему подсказывало, что дальше последует какое-то нехорошее действо с основой борща, и он старался максимально оттянуть момент истины. 

- А ты не стой там без дела, мой дорогой американский друг, - обратил он внимание на возмутительно праздного Айзека и одарил его тремя большими картофелинами.  - На, вот, делом займись,  почисть и порежь кубиками. Ну-у… Какими-то такими, - показал он нужный размер сведя большой и указательные пальцы. - Примерно. Наверное, - уже не так уверенно добавил он. - А может и не кубиками, погоди, я уточню, - он нырнул в бумажку с рецептом, сверяясь с ним. - Кубиками. Точно. А я пока процежу бульон. Про-це-жу… - Влад медленно облизнул губы и углубился так далеко в себя, что ещё пара сантиметров и стало бы неприлично. - А через что ж его процеживать то? - вынырнул он из глубин своего сознания, беспомощно оглядывая кухню. - У нас есть сито? Или дуршлаг, но у дуршлага дырки крупные. А зачем его вообще цедить?

Отредактировано Vlad Troekurov (2017-07-07 07:37:17)

+2

5

Россия всегда представлялась чем-то далеким, чужим и странным. У американцев это часто бывает, и Айзек не стал исключением из этого правила. Поэтому познакомившись с Андрисом, музыкантом из Москвы, он полетел вместе с ним, просто потому что почему нет? Почему не увидеть эту страну самостоятельно? Не познакомится с местными жителями? Не поесть русскую кухню?

Теперь он знает об этой стране намного больше, чем кто-либо. Ему нравится общаться с Алексом, который слишком много работает в России, чтобы иметь возможность выезжать за границу. Ему нравится жить с Владом, который каждый день подтверждает термин «загадочность русской души». Чтобы это не значило.

То, как Влад воюет с овощами настолько бесценно, что Айзек просто наблюдал со стороны, оценивая как можно вставить это в свой следующий комикс или небольшой мультфильм. Влад идеально вписывался на роль комичного персонажа, и, склонив голову, Айзек изучал то, как Влад спорит с овощами, грозит им, задабривает, ругается и режет в конце концов. Американец еще только был в процессе освоения русского языка, но понимал достаточно отдельных слов, чтобы сложить свое представление об этом представлении. Первый ряд, софиты. Черт, он даже не представлял к чему это все приведет.

- Ревновать меня к Гале? Этого даже Максим, ее муж, не делал. Может потому что я гей? Не знаю, не спрашивал, - он усмехается чуть кривовато, ероша отрастающие волосы, вечно норовящие попасть в глаза. - Мама не готовила. Не умела. Готовил отец, а потом и мы с братом.

Он чуть прикрывает глаза, пряча в бороде грустную улыбку. Даже спустя столько лет, он скучает по тому времени, когда границы Луизианы жгли его кожу, и хотелось рвануть на край света, только бы подальше. Он скучает по тому времени, когда мать убивалась на двух работах, лишь бы у них были все нужные книги для обучения. Он скучает по тому времени, когда отец был жив, учил готовить их с братом по книге Джулии Чайлд.

- Кубиками? Отлично, - встрепенувшись, Айзек подходит ближе, рассматривая все, что расставил по их столу Влад. А потом разворачивается и начинает доставать кухонную утварь для этого. - Процеживать бульон нужно для того, чтобы сделать его прозрачным. Убрать лишние хлопья пены, кусочки мяса и… ага, вот оно.

Айзек ставит на стол кастрюлю, на нее сверху дуршлаг и задумывается над тем, где у них есть ткань, через которую можно пропустить это. В аптечки есть только широкий бинт, и Айзек идет за ним в ванную комнату, чтобы вернуться на кухню.

- Я думаю, что можно процедить через бинт, если его аккуратно постелить на дно, - он вручает все Владу, а потом все же берет снова три картофелины и невозмутимо начинает нарезать их аккуратными кубиками. В своей жизни Айзек нарезал картофель слишком много раз и в слишком многих странах. В отличии от борща, картофель водился в компании разных кухонь мира, рос повсеместно, поэтому не был исключением. А вот борщ... Борщ стал единорогом. И нужно было приготовить его во чтобы то ни стало. Даже если придется звонить Алексу.

+2

6

Влад моргнул, на пару секунд буквально подвис, обрабатывая информацию, и перезагрузил систему. Потом скосил глаза на Айзека, резко выдыхая.  Судьба словно издевательски смеялась над ним, подсовывая полный комплект “плохо”. Когда он понял, что ещё немного и спятит в унылых посольских интерьерах в окружении посольских жён и детей, то пустил в ход весь арсенал убеждения для Белова, почему молодой и свободный от отношений атташе должен жить отдельно от своего места работы. Белов в положение вошёл, а уж как там заработала разрешительная бюрократическая система Влад не видел, как и не знал, насколько сильно во всём этом поучаствовал Северский, но рядом с ним тоже становилось невыносимо. Тоска по живому брату оказалась ещё сильнее, чем по мёртвому.  Лен… Стас был не просто-то где-то, а совсем рядом и можно его увидеть, поговорить, но нельзя, так как каждая лишняя встреча приводила к ещё большему риску, чем существовал уже. И его всё ещё не переводили, то ли не считали нужным, то ли и правда устраивали какие-то проверки, но от всего этого хотелось забиться в угол и завыть. Смена обстановки однозначно пошла на пользу, если бы не одно но.

Точнее, не так. НО! 

Влад долго и мучительно больно выбирал себе подходящее жильё: что-то не слишком далеко от посольства, в хорошем районе и не дорогое. То есть - несуществующее в природе. Так что он умерил запросы и начал искать кого-то, кто тоже хотел в хорошем районе и не дорогое, поэтому искал себе жильца. И нашёл. Одного стрёмного вида мужика, русскую студентку, от которой убежал быстрее, чем ему открыли дверь, ещё одного стрёмного мужика и Айзека. Чуть более старшего, улыбчивого, приятного и симпатичного Айзека. То, что надо. Прямо таки идеал соседа. То, что его идеал оказался прямо квинтэссенцией врага русского народа Влад узнал чуть позже.

Американец-гей. Американец и гей. Это примерно как атомная бомба в огород любимой бабули. Но самое катастрофическое этой ситуации было то, что когда прошло первое желание закинуть в чемодан свой новый коврик для йоги и стремительно покинуть логово разврата, уезжать уже и не захотелось. Айзек отчаянно отказывался показывать ему всё низменное, порочное и аморально-противоестественное, носить блестящие стринги и расхаживать по квартире в разноцветном боа, призывая к педерастии и половым извращениям. Для “гнилого урода” Айзек оказался слишком… обычным. Не то, чтобы Влад и раньше страдал острой гомофобией, не смотря на все усилия отца, но всё равно тревожная сирена периодически начинала завывать у него в мозгу, напоминая о папиных нравоучениях. Сложно забыть, когда эти самые нравоучения в тебя вколачивают. Буквально.

Айзек оказался слишком негеестым геем.

-  Зато она умеет варить борщ, - недовольно хмыкнул Влад. - А вдруг ты решишь изменить нашему соседству и сбежишь к ней? Я ж один этот дом не потяну. Нет, мой дорогой американский друг, нам скоро за месяц рассчитываться, тебе от меня не уйти. С другой стороны это должно тебя серьёзно так успокоить, отравление для меня невыгодно, так что суп можно будет есть без страха. Но не уверен,что с удовольствием. А у нас в семье царил натуральный, жёсткий патриархат, отец даже бутерброды себе не делал, мать заставлял. Охренеть можно! 

Влад машинально забрал бинт у Айзека, пытаясь вспомнить, а видел ли он такие чудеса у мамы. Не вспомнил. Но у него ж красный диплом МГИМО, он просто обязан  справиться. Он старательно положил бинт в два слоя на дно дуршлага, красиво разровнял и бодро опрокинул кастрюлю с бульоном в своё сооружение.

- Ебическая сила!

В МГИМО к такому не готовили!  Раскалённый бульон плюхнулся на марлю, брызгая горячими каплями в руки и задирая плотной жидкостью бинт, из-за чего всё быстро и радостно пролилось мимо ткани сквозь крупные дырки.

-  Да морковкина же задница жеж! - эмоционально и по-русски выразил своё отношение к происходящему Влад и, раздражённо фыркая, вернул сбежавший от процеживания бульон обратно в кастрюлю, а марлю на место. Подумав, решил изменить тактику и теперь аккуратно лил в центр сита из половника, придерживая марлю пальцами. Быстро не получилось. А так хотелось. - Приеду, надо будет маме медаль выдать. Любую. Это ж, блин, недостойно цивилизованного человека, вот это всё делать! 

Влад доцедил бульон, полюбовался на результат трудов своих - прозрачный, красивый, без мелких косточек и хлопьев белка. Заглядение! Отставил грязную кастрюлю в сторону, новую поставил на плиту и вновь заглянул в рецепт, корректируя свои действия.

-  Если капуста зимняя, то варить её дольше… Та-а-ак… - задумчиво осмотрел щепотку капусты, положил её в рот, пожевал и взял со стола сотовый, открывая браузер. - Окей Гугл, чем отличается летняя капуста от зимней, - задал он вопрос и углубился в изучение результатов поиска. - Хочу приготовить голубцы. Отличие ранней капусты от зимней в рассаде. Но у меня то в кочане. Практическая энциклопедия молодой православной мамы? Господи, ненавижу!

Редко когда он чувствовал себя настолько беспомощным, как во время готовки. И дело было даже не в какой-то глупости или бездарности к кулинарии, а в банальном отсутствии даже малейшего опыта в приготовлении сложных блюд. Даже если мама и уезжала на несколько дней, то всегда оставляла полный рацион питания в холодильнике. Когда он заканчивался, отец вызывал женщину, которая им готовила. 

-  Зимняя! - крикнул он, расстреливая миску из указательных пальцев. - Зима же только кончалась, летняя ещё не выросла. Логика!

В закипевший бульон полетела капуста из миски и наступила очередь зажарки.

-  Айзек, - простонал он, - за что ж ты меня так ненавидишь? Так! - скомандовал он, набирая в чайник воды и включая его. - Ставишь сковороду, наливаешь  масло, разогреваешь его, потом кидаешь туда свеклу, через 4 минуты лук, и ещё через 2 минуты - морковь. А я помидорами займусь.

Сказать в тысячи раз проще, чем сделать. Без практики очистить несколько помидоров сложнее, чем пробежать трёхдневную трассу по пересеченной местности со всеми запасными трусами в тяжеленном рюкзаке на спине. Сложнее, чем сплавиться на рафтах по порогам горной реки. И не так сложно, как объяснить папе почему с сегодняшнего дня он блондин, но где-то рядом. Два томата пали смертью храбрых, прежде чем Влад приноровился окунать их в кипяток ровно на столько, чтобы не сварить, а пробланшировать (новой умное слово в троекуровском словаре) и дуя на ошпаренные пальцы не слишком ловко и элегантно снять кожицу, заляпывая почти всё вокруг внутренностями помидора.

-  Да пофиг, их всё равно резать, - буркнул Влад, скидывая освежёванные овощи на доску. - Ну вот почему ты не захотел ухи? Знаешь я какую уху умею варить, из нескольких сортов рыбы, с картошкой и пшенкой. На костре. Обалденная вещь. Но ты лёгких путей не ищешь, да? А вот и зря. - Он придирчиво потыкал лопаткой в обжариваемые Айзеком овощи, прикидывая степень их готовности, а затем вывалил порезанные помидоры и томатную пасту. - Вот я был уверен,что борщ варится из свеклы, а не помидоров, - озадачился он, перечитывая в сотый раз рецепт. Но нет, если точно следовать списку, томатов в супе было больше, чем он привык видеть в мамином борще. - Бля-я-я, - выдохнул, метнувшись к кастрюле. - Картошку я ж забыл положить!

+2


Вы здесь » Irish Republic » Прошлое и будущее » Но ты купи всё-таки сосиски