Irish Republic

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Irish Republic » Альтернатива » Ad impossibilia nemo obligatur


Ad impossibilia nemo obligatur

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

http://images.vfl.ru/ii/1465680290/2d3d0160/12992858.png
Ad impossibilia nemo obligatur

http://sa.uploads.ru/t/TCs19.jpg

http://images.vfl.ru/ii/1465680290/7d64ae6d/12992859.png

УЧАСТНИКИ
Christian Blair; Neassa W. Flanagan
ДАТА И МЕСТО
Лондон, 2017 год, май
САММАРИ
Всё, как обычно - ведьмы, охотники. Смерть, охота, месть. А дальше - как кости лягут.

http://images.vfl.ru/ii/1465680290/2d3d0160/12992858.png

+1

2

[AVA]http://savepic.ru/14735139.jpg [/AVA] [NIC]Никлаус Бьорн[/NIC] [STA]Memento mori[/STA]

В подземелье стоял полумрак, разгоняемый лишь неровным пламенем свечей, что отбрасывали на стены переменчивые тени. Никлаус следил за причудливой игрой света и тьмы, переменам фигур, что казались то горгульей, выглядывающей из-за угла, то бесом, крадущимся за спиной у архимага. Воображение, в общем у некроманта было богатое, а слушать ритуальные формулы заседания совета давно наскучило, хоть и не был он на подобных сборищах довольно давно. Сколько? Лет шестьдесят, не меньше.
Осталось только запустить монахов в капюшонах, чтоб затянули Ameno,  для полноты картины, - усмехнулся маг, поправляя на груди тяжелую цепь из разных по величине и составу звеньев – знак магистра. Выпрямился на массивном, похожем на средневековый трон, резном кресле и откровенно зевнул.
- Скучаете? – Архимаг сердито скривился, смёл в кучу бумаги высохшими, словно лапы худосочной птицы, покрытыми пигментными пятнами трясущимися руками. – Мы вас, магистр Бьорн, позвали не для того, чтобы развлекать. По всем признакам убийство нашего брата было ритуальным, вы должны это подтвердить! Охотники не имели права проводить Обряд развоплощения без суда! Ни малейшего права! У нас договор с 1764 года, где кровью записано, что лишать силы магов можно только если их вина доказана! А тем более развоплощать и лишать жизни.
Никлаус вполне понимал и разделял возмущение старика. Схватить на горячем и наказать зарвавшегося чернокнижника – это одно, а вот отобрать Дар – это совсем иное. Тем более не известно, куда и зачем эти силы затем перенаправили. Мана не появляется ниоткуда и не исчезает бесследно.
Вот теперь стало интересно и Бьорн подобрался, готовясь покинуть надоевший зал, как только ему опишут круг полномочий. Сидя тут, в пыли подземелья, ничего не выяснишь.
- Мастер Дикстон, проводивший расследование… - продолжил бубнить колдун, но Никлаус вновь отвлёкся. Выводы недоучки Дикстона, которого он выгнал из своих учеников, устав бороться с непроходимой тупостью, причем агрессивной, некроманта не интересовали. Он вновь прислушался когда архимаг подошел к финалу – что средства на всё необходимое можно получить в канцелярии, а в помощь ему отряжают кого-то из практикантов.
- Благодарю, - сделал вид, не особо старательно впрочем, что целует архимагу руку – традиции, мать их, маг, и первым покинул помещение. Ничего и ни с кем  он обсуждать не собирался. В деньгах ордена тоже не нуждался, сам платил немалые взносы, но вот на артефакты в хранилище глянул бы, да и зелья никогда не лишние.
Тяжелую черную мантию с капюшоном Ник свернул и затолкал в рюкзак. Хочется Ордену баловаться с этой всей мишурой – ему не жалко, смысла правда он в соблюдении так называемых традиций не видел никакого.
Поднялся по нескольким лестницам, минуя многочисленные скрытые темные коридоры и переходы. Вышел наружу, в туман и закурил. Давненько не был в Лондоне, подзабыл уже, как тут бывает противно сыро и промозгло даже весной. Там, где маг обитал, сейчас вовсю цвели деревья, кустарники, небо было цвета глазури, а море синее. Не хотелось бы, чтоб на светлом берегу нашли выпотрошенное тело мальчишки-мага, как здесь. Только поэтому, собственно, Бьорн и откликнулся на просьбу совета.
Он не спеша закурил и обогнул неприметное здание общества почитателей какой-то там старины, чтобы поймать такси до отеля, где остановился на первое время.

Отредактировано Christian Blair (2017-07-09 01:50:57)

+1

3

Сначала ты работаешь на репутацию, а потом не знаешь, куда от нее деться.  В свои неполные сорок – всегда говори, что тебе 37, девочка – Вейфар уже и не замечала, как репутация расчищает ей путь к желаемой цели. Особенно если на дороге стоят щенки Ордена, а цель – третья за сегодняшнее утро чашка препоганого кофе. Большая такая чашка. Препоганого такого кофе. Другого почему-то в орденских кофеварках не водилось. Но этот, с позволения сказать, напиток сейчас уравновешивал своим вкусом и видом то, что Вейфар тщательно пеленала в своем сознании, чтобы потом, в спокойной обстановке, вытащить наружу и рассмотреть в мельчайших подробностях. А посмотреть там было на что.
Утро Трегерет началось как и любое другое: она открыла глаза, выпнула из собственной кровати чье-то тело, и голышом прошлепала на кухню, чтобы предаться разврату. Так ее бабка называла ежедневный ритуал приготовления настоящего кофе. Турка была очень маленькой, половину ее объема обычно занимали истертые чуть не в порошок кофейные зерна, а значит, делиться с кем-то этим нектаром Вейфар не стремилась и не собиралась. Сегодняшнему постельному гостю тоже не светило. Под неподвижным взглядом безобидной на вид, хрупкой, и что примечательно беззащитно голой женщины, лениво привалившейся бедром к тяжелой каменной столешнице, парень сначала перешел на шепот, а потом и вовсе заткнулся, сграбастал свои вещички и исчез за дверью. Жаль, что не входной, а ванной комнаты, но потерпеть чужое присутствие на своей территории еще десяток минут Трегерет была вполне способна.
Занятно, но вчера вечером никакого дискомфорта от этого самого присутствия она не испытывала, наоборот, ею владело легкое воодушевление. Наверно, это все эль и легкое возбуждение от победы в  очередном поединке с глупостью и стереотипами. Вейфар привыкла, что окружающие воспринимают ее, прежде всего, как довольно привлекательную женщину, и немало этим пользовалась. Мало кому удавалось проникнуть дальше, чтобы понять, что именно скрывается за этим фасадом, если, конечно, это были не орденские.  Они-то знали, что собой представляет тень милосердия Венанди. 
Трегерет с наслаждением втянула аромат свежее сваренного кофе и щелкнула пультом телевизора – ритуалом был и просмотр утренних новостей и происшествий. Первый из многочисленных, мелких и больших, из которых складывался ее день. И если новости она слушала краем уха, больше прислушиваясь к шуму в ванной, то конец сводки происшествий заставил ее чертыхнуться, залпом проглотить кофе, стремительно одеться и выбежать из квартиры, совершенно не заботясь оставленным там человеком.
И вот теперь, стоя на том месте, где нашли выпотрошенный труп, Вейфар, словно гончая поводила головой из стороны в сторону, почти незаметно втягивая чутким носом то, что готов был ей предоставить ветер. И пока ее мозг работал, отмечая направления и соответствующие им запахи, глаза шарили по тому, что в сводках зовется «местом происшествия». Трегерет уже видела само тело, - и захочешь, не забудешь, -  и фотографии, так что имела представление, где именно нашли парня.
Трегерет Вейфар была фиксатором Ордена. Ее прямой обязанностью было подтверждение того, что наказание нарушителя прошло по всем правилам, а Дар передан посреднику. И обычно она присутствовала при самой процедуре. И обычно человек оставался жив. Но не на этот раз. Мало того, что труп был выпотрошен, чего Охотники не практиковали уже не одну сотню лет, он был высушен. И силу не просто вытянули, здесь был проведен полноценный Обряд , к гадалке не ходи. А это значило, что Дар парня, лежащего на прозекторском столе в городском морге, находится неизвестно где, неизвестно у кого, неизвестно с какой целью. Дар мага. Без проведения суда и предъявления обвинений.
Неудивительно, что уже пару дней Орден стоял на ушах, а пороги приемной главной конторы обивали уже охрипшие от возмущения представители Совета магов.
Совет и Орден. Извечное противостояние, перешедшее в неустойчивый полувооруженный нейтралитет под прицелами тысяч правил, соглашений и законов, чье соблюдение гарантировали десятки крючкотворов с обеих сторон, готовый вот-вот покатиться под откос, словно сошедший с рельсов скоростной поезд.
Трегерет поморщилась и плотнее запахнула куртку. С Темзы как всегда тянуло холодом, а вдобавок несло протухшей рыбой. Здесь делать больше было нечего, и Вейфар собралась «снять обертку» для чего ей нужно было тихое спокойное место. Она спустилась под ближайший мост, укутавшись в Завесу, и погрузилась в изучение того, что было запечатлено ее сознанием, выпав из реальности на какое-то время.
[NIC]ТРЕГЕРЕТ ВЕЙФАР[/NIC]
[STA]miserere umbra[/STA]
[AVA]https://1.downloader.disk.yandex.ru/preview/bc23f9b5afc5493b09046b9435ec1f7b06bd56946b61a86e736ee1e46bfd5001/inf/myLL7fX2QQKe5z-VVOdKUt5ov15gis-amY-X4tG8Yn2W14515-rYrvo-bH1WPU8U9tee8vONJcHkPd8lWz9Wyw%3D%3D?uid=0&filename=F_1-K5Qxq4k.jpg&disposition=inline&hash=&limit=0&content_type=image%2Fjpeg&tknv=v2&size=XXL&crop=0[/AVA]

+1

4

[AVA]http://savepic.ru/14735139.jpg [/AVA] [NIC]Никлаус Бьорн[/NIC] [STA]Memento mori[/STA]
Когда такси остановилось у старого, неприметного здания отеля, туман перешел в нудный, моросящий дождь, так характерный для Лондона в любое время года. У входа обнаружился худосочный молодой человек с намокшими волосами и каплей дождя, свисавшей с кончика носа, бросившийся к Никлаусу, стоило магу ступить на лестницу.
Ну, хоть будет кому за кофе бегать, - недовольно подумал Бьорн, пробегаясь цепким взглядом по еще совсем юношеской фигуре присланного советом практиканта. Зачем ему помощник он понятия не имел, тем более настолько молодой и рьяный, не в жертву же его приносить, он там в магических кабинетах на балансе состоит, нужно вернуть в целости и относительной сохранности.
- Почему ты на подождал меня в фойе? – уже в номере Бьорн бросил в парня полотенцем, когда мыл руки в ванной, и, пока тот вытирал голову, забрал принесенную папку, разложил фотографии на столе.
- Налей нам обоим брэнди и не вздумай говорить, что не пьешь. Пулей вылетишь за дверь.
Помощник поджал губы, словно  благородная девица в аптеке, перед тем как выговорить слово «презерватив», но исполнил просьбу.
Фото из отчета инспектора Совета почти не отличались тех, что были в полицейском досье, кроме нескольких снимков, выполненных со специальными фильтрами. На них отчетливо были видны линии, складывающиеся в сложные рунические контуры. Тот, кто проводил ритуал, знал, что делал, действовал уверенно и умело. Подобному не учат в школе для юных волшебников, да в академии тоже.
Подобные процедуры проводятся несколько раз в столетие, обязательно в присутствии свидетелей с обоих сторон. Но не в этот раз.
А практикант оказался не так плох – притащил всё, что смог нарыть. Личное дело погибшего, в новостях даже имени не упоминалось, Никлаус открыл с большим любопытством, но тут же хотел было разочарованно отбросить.
Однако задержался взглядом на фото, почувствовал: есть зацепка.
Достал кадр, где сфотографировано уже мертвое тело. На обоих снимках – и в живую, и после гибели, у парня было практически одно и тоже спокойное выражение лица.
Бьорн перевернул листок, который просмотрел ранее по диагонали, ведь там не было ничего интересного и присвистнул. На одном – всего одном листке, перечислялось обычное: закончил, поступил, не задерживался, не женат, не вступал. Ничего не успел мальчишка, абсолютно, кроме надписи с обратной стороны… вот тут-то некромант и не удержался. Ничего интересного в погибшем не было, кроме того, что родился с весьма своеобразным даром и согласился пройти Посвящение, чтобы стать Жнецом.
Природа подобных существ не была точно изучена, но если некроманты, к примеру, имели в душе какую-то часть демонической сущности, мёртвые ведь подчиняются не просто так, то тут имело место что-то ангельское. Верилось с трудом, да Бьорн не особо и вникал. Достаточно того, что дар редкий, крайне редкий.
Ведь Жнец собирает души, чтобы перевести их из мира живых в мир мёртвых. Это так кажется людям, что смерть с косой берёт их за ручку и тянет через мост из костей, или кто там что представляет. На самом деле Жнец переводит душу из одного состояния в другое, вначале поглощая, а затем отпуская уже в совершенно ином виде. Как это работает никто не мог с уверенностью сказать, но то, что души поглощаются – факт.
Кому понадобился столь необычный Дар, и зачем, вот это вопрос.
- Что же, - закончив изучать отчеты Бьорн вернул все листы в папку. – Нет смысла сейчас ехать на место происшествия, там всё затоптано. Побеседуем непосредственно с главным действующим лицом, ради этого меня и вызвали.
Маг переоделся в другой пиджак и открыл дверь, выпуская помощника.
- Едем в морг, - ответил на незаданный вопрос.

Отредактировано Christian Blair (2017-07-12 17:32:36)

+1

5

В Орден мог попасть любой. Имел бы он Дар охотника и знал о существовании подобной организации. Обычно сюда попадали родственники, знакомые, знакомые знакомых, «говорят, тот парень чует» и так далее. И только на самом верху существовали те, чьи предки на много колен в прошлое, были Охотниками.
Трегерет могла бы перечислить всех, кто был до нее с тех времен, когда камни Стоунхенджа еще мирно покоились в земле. А это значило, что при определенных условиях и в особых обстоятельствах она могла воспользоваться родовой памятью. Процесс был трудоемким и энергозатратным, поэтому она приберегала его на крайний случай, но всегда помогал найти нужную тропинку среди тысячи возможностей.
Основное свойство дара Охотника состояло в том, что владеющий им, кроме вещей обыденных, был способен видеть как магический дар в ком-то, так и его проявления. Собственно, все остальное, к чему сводилась ежедневная работа любого Охотника, работающего «в поле», было сродни работе патрульного: отслеживать ненадежные элементы с магическим даром. Охотники не могли использовать магию, но вполне умело управлялись средствами технического прогресса для контроля тех, кого следовало контролировать и поиска тех, кого следовало найти. Ну, и кое-что еще по мелочи, у каждого охотника свое, позволявшее совладать с разбушевавшимся магом.
Хорошим фиксатором Трегерет делало не только умение видеть линии магии, но и ощущать ее всеми остальными органами чувств. Обычно это не доставляло неудобств. Но сегодняшний день продолжал приносить сюрпризы. Стоило ей, растворив замотанные слои, погрузиться в изучение жертвы, как ее вывернуло наизнанку, до мучительных судорог пустого желудка, словно задавшегося целью покинуть свою хозяйку. Тошнотворный запах гниющей плоти, мешающийся со сладким ароматом ванили и медным вкусом крови на языке, заставляли сглатывать тягучую слюну снова и снова. И нельзя было заглушить какое-то из чувств, потому что только при использовании всех их картинка преступления могла сложиться полностью. Вейфар знала, что выглядит сейчас не лучшим образом: белая, словно присыпанная мукой, кожа, сквозь которую синеют кровеносные сосуды; черные, без радужки и зрачка, провалы на месте глазниц, посеревшие губы. И очень надеялась, что Завеса все еще на месте, ни к чему было пугать обитателей подмостовья, с которыми еще предстояло переговорить. Когда они вернуться сюда, если они вернуться. 
Трегерет дрожащими пальцами выудила из кармана куртки телефон, нажимая кнопку быстрого вызова. На том конце ответили незамедлительно.
- Это Вейфар. – Ей пришлось повторить, прежде чем горло оказалось способно воспроизвести то, что произнесли губы.  – Кенди? Мне нужен тот, кто отвечает за эту территорию. – Трегерет наклонила голову, прижимая телефон к плечу, чтобы не утопить его в набегающих речных волнах. Вкус на губах становился просто невыносимым, и речная вода, – тоже не амброзия – все-таки разбавила его до терпимого, позволив охотнице заниматься своим делом. – Найди его.  Нет, тут он мне не нужен. – Зачем ей тут тот, кто прошляпил Ритуал, его она попытает и в другом месте. – Пусть едет в городской морг. И узнай, кто занимается этим у магов.
Наверняка, Совет назначил своего, чтобы разобраться. Они, конечно, спят и видят, как прищучить Орден, но все же не развяжут войну, не убедившись, что именно он стоит за преступлением. Остается надеяться, что присланный маг окажется вменяемым. А если он некромант – еще лучше, допрос жертвы может многое прояснить. Или нет. Если тот, кто проводил ритуал заморочился соблюдением всех мелочей. И почему-то Трегерет казалось, что заморочился. В трубку у ее уха все еще сопела Кенди, заставив Вейфар вынырнуть на поверхность.
- И скажи капитулу, что жертва - Жнец. И это пиздец.  – Трегерет прислушалась к Кенди. - Нет, этого не говори.
Дороги, если знаешь правильные пути, всегда оказываются короткими. Уже через десять минут Вейфар переступала порог городского морга.
- Котик, ты здесь? – Она засунула голову в первую попавшуюся дверь. В каждом городском морге работал кто-то из Охотников. Этот Вейфар любила больше прочих, тут обитал Лоуренс Фокс. Лет двадцать назад они сотворили глупость, оказавшись в одной кровати как-то поутру, но быстро пришли к выводу, что оно им не надо, сумев сохранить дружелюбие и даже теплоту в отношениях.
[NIC]ТРЕГЕРЕТ ВЕЙФАР[/NIC]
[STA]miserere umbra[/STA]
[AVA]https://1.downloader.disk.yandex.ru/preview/bc23f9b5afc5493b09046b9435ec1f7b06bd56946b61a86e736ee1e46bfd5001/inf/myLL7fX2QQKe5z-VVOdKUt5ov15gis-amY-X4tG8Yn2W14515-rYrvo-bH1WPU8U9tee8vONJcHkPd8lWz9Wyw%3D%3D?uid=0&filename=F_1-K5Qxq4k.jpg&disposition=inline&hash=&limit=0&content_type=image%2Fjpeg&tknv=v2&size=XXL&crop=0[/AVA]

Отредактировано Neassa W. Flanagan (2017-07-10 07:29:34)

+1

6

[AVA]http://savepic.ru/14735139.jpg [/AVA] [NIC]Никлаус Бьорн[/NIC] [STA]Memento mori[/STA]
В такси, услужливо вызванном работницей отеля, Бьорн от нечего делать внимательно рассмотрел адъютанта, снова ничего в парне интересного не обнаружил и решил спросить напрямую.
- Где тебя отыскал архимаг? Томас, правильно?
Знал, что старик, притворяющийся старым и немощным сколько он его помнит, а это лет сто с лишком, доводящий до белого каления окружающих то внезапными приступам тугоухости, то забывчивости, на самом деле прекрасно видит, слышит, соображает, и ничего  не делает просто так.
- Я… - парень кивнул,  немного замялся, хотел было, видимо, немного повысить свою значимость, но решил сказать как есть. И то правильно, Бьорн же все равно узнает. – работал в архиве, в подвале.
А когда стало известно, что вас вызвали, господин Архимаг  построил всех практикантов и выбрал меня. Я и не ожидал.
Никлаус усмехнулся. Хитёр старик, и нахален. Знает, что некромант не ест детишек и зверушек ни на обед, ни на ужин. Прислал бы кого по пробивнее, с довольной рожей – тот и получаса бы не продержался.
- Понятно, - кивнул головой некромант, указал таксисту где свернуть, чтобы подъехать к служебному входу морга, им помпезность ни к чему, и сунул парню папку, в которой дочитывал, уже просто интереса ради, списки тех, кто работает над делом. Бьорн не следил за интригаи совета, перемещениями и повышениями, а потому выхватил в списках пару знакомых фамилий, чтоб было в случае чего к кому обратиться в приватной обстановке.
В коридоре морга было прохладно, пахло антисептиком. Спокойно, привычно. А вот помощник втянул в голову в плечи, поежился. Тоже вполне обыденная вещь – дар у него имеется, чувствует колебания фона, но видеть ничего не видит, оно и правильно. Спокойнее для всех: и для живых, и для мёртвых.
Бьорн не собирался топтаться в коридоре, дожидаясь, пока его впустят к морозильным камерам, а потому ещё из номера позвонил главврачу всего этого безобразия, договорившись, что к назначенному времени сотрудники выйдут на перекур или чашку кофе, покинув помещение.
Отвлекать некроманта, или наблюдать за его работой не рекомендовалось – зрелище не для слабонервных.
- Так, судя по всему, нам сюда, - снимая пиджак, Никлаус задержал парня, выставив руку и преградив путь. – Видишь вон там компьютер? Пойди, полистай журнал, посмотри не было ли поступлений за последний год, хоть чем-то напоминающих наш случай.
И закрыл за собой стеклянную дверь. Бросил пиджак на спинку стоявшего у стола стула, засунул руки в карманы и прислушался.
К тихому, еле слышному запредельному шепоту, похожему на хор голосов, сплетающихся в одну тоскливую мелодию, из которой иногда вырывался то громкий вскрик, то истеричный смех, то стон.
Он слышал мёртвых почти всегда, с того самого дня, как ощутил себя магом, лет в десять от роду. Самое главное было – не сойти с ума и научиться отгораживатся от назойливого внимания. С даром медиума, настойчивостью и светлой головой, Никлаус хотел стать лекарем. Вырваться из нищеты, из квартала, где открывая дверь на улицу, ты ступаешь в текущие вниз, к оврагу на окраине нечистоты. Он не только слышал мертвых, он неплохо мог расположить к себе живых, заставляя прислушаться и поверить. А что еще нужно хорошему лекарю, как не внушить больному веру в возможность излечиться? Какие травы смешать в эликсир, это уже дело третье, они не помогут, если человек не желает быть здоровым. Хотя желающих слыть вечно хворыми тоже хватает, и подыгрывая их слабостям можно неплохо заработать.
Вот только честолюбивым помыслам молодого Бьорна не суждено было сбыться. Их оборвали двое пьяных громил, остановившие прилично одетого, как для того района, мага с требованием отдать имеющуюся наличность, и прирезавшие его, когда вздумал сопротивляться.
Для кого-то смерть – это свет, несущий убаюкивающее забвение. Для Никлауса она была болью и яростью, не пускающей его дальше. Может потому он и вернулся, пришел в себя в канаве, спустя несколько часов, хотя точно знал, что умер.
Именно те громилы и стали первыми, кого Никлаус подчинил себе после смерти, призывая из-за Черты в случае надобности. О том, что умирали они долгой и мучительной смертью, можно не упоминать.
Сейчас некромант закатал рукава рубашки, достал из рюкзака скомканную мантию, чертыхнулся, что забыл вынуть, бросил на пол около стула.
Произнес слова заклинания и два жутковатого вида умертвия шагнули из ниоткуда ему на встречу, а затем, повинуясь приказу, заняли своё место у дверей.
На стол их рюкзака переместились серебряные флаконы с зельям и кусок черного мела. Если мероприятие затянется, а Бьорн предчувствовал, что просто не будет, как бы он не любил магических эликсиров – придётся воспользоваться.

Отредактировано Christian Blair (2017-07-21 00:25:06)

+1

7

Когда вам говорят, что бояться нужно живых, а не мертвых – это правда всего лишь наполовину. Тут как повезет: все зависит от того, кто ты, и что можешь предложить. Некоторым везло до такой степени, что общение оказывалось взаимовыгодным. Но очень редко.
Трегерет относилась к мертвым совершенно нейтрально. К некоторым даже лучше, чем к живым. Судя по тонкому зудящему звону в голове, - где-то под самой костью черепа чесалось так, что хотелось постучать лбом в стену, - некромант уже работал. По крайней мере, кто-то из мертвых уже был призван. А значит в здании морга нет лишних ушей, и Фокса тоже нет. Не любил он некромантов, старался с ними не соприкасаться.
Вейфар крайне медленно и очень осторожно двигалась вперед. Некроманту мешать не стоило: хотелось надеяться, что Совет прислал не зеленого юнца, а то, как бы ни пришлось еще и его отсюда выводить под белы рученьки. Собственный мозг служил прекрасным компасом, усиливая зуд тем больше, чем ближе Трегерет подходила к месту работы мага, хорошо хоть она давно научилась отодвигать его из поля собственного внимания, экранировать от сознания.
Слева по курсу была приоткрытая дверь, из-за которой слышался мерный шум кулера рабочего компьютера Фокса. Вейфар аккуратно сунула в нее свой чуткий нос. Взору предстала обтянутая черным спина, довольно худая, по крайней мере, Трегерет четко видела выпирающие лопатки, и согбенная. Это был не Лоуренс. И не некромант, хотя он и обретался где-то совсем рядом.
Вейфар двинулась вперед, используя особый лисий шаг. Парень и ухом не повел, заставив губы охотницы растянуться в усмешке. Будь на его месте практикант Ордена, он бы уже лежал мордой в пол за ротозейство и лопоушество. Трегерет заглянула через плечо, похоже, парень хотел что-то найти, но застопорился уже на первом этапе. Фокс был тем еще параноиком: пароль – довольно простенький – стоял не только на вход в систему. Но и на поиск файлов, на их копирование, на переход из одной папки в другую и вообще на все, что только можно было запаролить.
Охотница потянула носом: от парня пахло вербеной, хотя сам он, да и его окружение вряд ли это чувствовали. Вербеной среди магов для нее пахли лекари, и было странно, что именно его отправили с некромантом. Лекари Вейфар нравились: с ними было легко договариваться, они не влипали в неприятности, не нарушали правил, старались спасти и ваших и наших. Для Трегерет они были где-то рядом с божественной силой. Она к ним так и обращалась.
- Привет, убогий. – Губы Вейфар почти касались уха парня, и она не отказала себе в удовольствии мазнуть по нему языком, чуть не отправив беднягу в глубокий обморок. – Но-но, держи руки так, чтобы я их видела. И очень-очень осторожно повернись.
Трегерет шагнула назад, держа в поле зрения и парня на стуле и стеклянную дверь, за которой происходило что-то интересное.
- Нашел чего интересного? – Бровь женщины вопросительно изогнулась. Парень молча на нее таращился, губы его чуть подрагивали, но звука не было. Трегерет нахмурилась. Вряд ли некромант наложил на него какое заклятие, а значит, это был не просто практикант, а кто-то кого достали из глубокой задницы. Возникал вопрос «зачем».
- Первый раз на деле? – Вейфар отодвинула парня вместе со стулом, и, кося на него глазом, быстро набрала нужные пароли. – Дерзай. – Она снова чуть отодвинулась. – Давай-давай, не разочаровывай наставника.
И пока бедолага пытался прийти к какому-нибудь решению, - не кричит, уже хорошо, - бочком подобралась к стеклянной двери, и, соблюдая крайнюю осторожность, заглянула внутрь.
- Да святой ж ежик-то. – Дальнейшие слова слились в нечленораздельное шипение, потому что Трегерет опознала того, кто был сейчас внутри. Знакома она с ним не была, но наслышана – по самую маковку.
[NIC]ТРЕГЕРЕТ ВЕЙФАР[/NIC]
[STA]miserere umbra[/STA]
[AVA]https://1.downloader.disk.yandex.ru/preview/bc23f9b5afc5493b09046b9435ec1f7b06bd56946b61a86e736ee1e46bfd5001/inf/myLL7fX2QQKe5z-VVOdKUt5ov15gis-amY-X4tG8Yn2W14515-rYrvo-bH1WPU8U9tee8vONJcHkPd8lWz9Wyw%3D%3D?uid=0&filename=F_1-K5Qxq4k.jpg&disposition=inline&hash=&limit=0&content_type=image%2Fjpeg&tknv=v2&size=XXL&crop=0[/AVA]

Отредактировано Neassa W. Flanagan (2017-07-15 15:50:04)

+1

8

[AVA]http://savepic.ru/14735139.jpg [/AVA] [NIC]Никлаус Бьорн[/NIC] [STA]Memento mori[/STA]
Забивая запросы в старый компьютер, что они тут в морге, зафармалинили эту рухлядь, что ли?
Томас аж вспотел от волнения – ничего не получалось. Файлы не желали открываться, влажные пальцы скользили мимо нужных клавиш, а утекающее время настойчиво отстукивало минуты в висках.
Он не то, чтобы боялся, что магистр разозлится, нет. Скорее боялся мага разочаровать. Работать с Бьорном было куда как интереснее, чем складывать в подвале пыльные фолианты по алфавиту, вот Томас и старался изо всех сил. Так увлекся, что не услышал, как к нему подошли. Судорожно покраснел, когда женщина оказалась так близко, бросил взгляд в комнату, где скрылся некромант, но тот был вне зоны досягаемости.
Хотелось встать и уйти, отодвинуться, не чувствовать пристального насмешливого взгляда, но на экране замелькали сухие строки сводок и отчетов, Томас листал и понимал - магистр был прав. Было ещё, как минимум три похожих убийства, за последние два года.
Но говорить Томас об этом с незнакомкой не считал нужным и упрямо сжал губы.

Слуг призвал Никлаус не бахвальства ради, ещё не хватало, тратить силы, чтобы произвести впечатление на кого? Пацана сопливого, или работников морга, живущих на мизерную зарплату работяг от медицины? Для того, чтоб не мешали, маг вполне мог поставить щитовую защиту, уберегло бы от любопытных. Нет, опасался некромант удара в спину или неожиданных сюрпризов скорее от сущностей, обитающих по ту сторону завесы.
Он начертил мелом на полу рунический круг, обозначив символами сектора и поместил в центр каталку с вынутым из холодильника телом погибшего недо-Жнеца.
Архимаг несомненно знал о даре убитого, но предпочел не говорить ни на совете, ни позже. Вряд ли старика одолел старческий склероз. С другими не хотел делиться информацией, а Бьорну давал право сделать выводы самому, респект.
Мальчишка был чуть старше Томаса, оставленного в соседней комнате, но уже успел сделать выбор пути, что и не мудрено, с таким то даром, обрабатывали наверняка парня денно и нощно, не каждый сможет устоять и отказаться от обещанного могущества. Бьорн знал, что сам в таком возрасте не смог бы. А вот если бы знал то, что ведает теперь – бежал без оглядки и даже магом не захотел бы быть.
Голоса в голове стали громче, когда некромант приблизился к холодильникам. Старик, доживший до восьмидесяти лет сетовал на детей и внуков, что желали его смерти – маг криво усмехнулся и мысленно посоветовал деду заткнуться, не гневить небо; молодая мать стонала от разлуки с крохотным сыном – что ж её бы Никлаус пожалел, если бы имел склонность к состраданию.
В совете как-то затеяли чистки, лет сто пятьдесят назад и поднимали вопрос, считать ли некромантов людьми. Бьорн тогда нарушил собственное правило не вмешиваться в танцы и пляски, выступил на заседании, затеяв бесконечное обсуждение: а считать ли вообще магов принадлежащими к роду человеческому? Эта дискуссия погребла под собой предыдущую.
Для самого Никлауса всё было предельно просто: нужно лишь посмотреть, чьи интересы блюдет некромант. Он, как ни был циничен и злопамятен, всё же охранял покой живых от мёртвых, а не наоборот.
Как было бы просто, если бы и убитый маг заговорил. Но тогда не стоило бы срывать Бьорна с лодки у острова в средиземном море, где он ловил рыбу. Знаки, выжженные на теле парня, именно выжженные, а не начерченные краской, уже при рассмотрении фото давали понять, что этот путь отсекли сразу.
Бьорн открыл неприметный флакон в потертой серебряной оплётке, капнул из него рубиновой жидкости убитому на ладонь и сжал его руку, словно здороваясь. Тело дёрнуло, будто покойник потянул его за собой, в лицо ударило холодным ветром, а через мгновение обдало жаром, закрутило, потемнело вокруг и заскрипело, завизжало в ушах.
Впрочем всё быстро прошло, Никлаус сглотнул, прогоняя привычную тошноту от кружения и осмотрелся. Парня видно не было – ушел он достаточно далеко, ведь погиб больше суток назад, но след можно было унюхать, иначе не скажешь.
Завеса открывается каждому по разному. Впервые попав сюда, сразу после смерти, Никлаус увидел рыночную площадь ночью, когда торговцы ушли, чтобы вернуться утром, а под каждым прилавком валяется вонючий мусор и нечистоты. Помнится, чуть не обделался сам, когда забили полночь часы на башне ратуши. С той, нереальной, площади вело всего два выхода – чистый и светлый в переулок булочников, и вниз, к порту. Никлаус выбрал второй, заключив сделку с неким господином в плаще с капюшоном, пообещавшем ему долгую жизнь в обмен на часть, отнюдь не на всю, души.
Несостоявшийся Жнец уходил вдаль по бесконечным тёмным коридорам подземной стоянки, чтож у каждого свои страхи. Вот только коридоры сворачивали, разветвлялись, но никуда не вели. Бьорн кружил переходя из одного в другой, понимая, что организатор ритуала предусмотрел кучу деталей, и вмешательство некроманта в том числе.
Плюнул и развернулся, собираясь идти назад. Зачем? Зачем такие сложности?
И в этот момент ухватил след, а с ним фрагмент, как шлейф духов после женщины, крошечный, мимолетный – очевидно то, что волновало парня больше всего перед смертью, о чем волновался или жалел.
Девушка – молодая, светловолосая, смеется и убирает за ухо непокорную прядь волос.
Всё. По сути ничего, по таки чуть больше, чем ноль.
Бьорн представил, что ныряет с моста в реку, закрыл глаза и очнулся в помещении морга. Сквозь дымку, которую он притащил с собой из-за завесы на него смотрела незнакомая женщина.
Некромант поморщился – он же специально просил всех уйти.

Отредактировано Christian Blair (2017-08-23 13:57:40)

+1

9

Вейфар предпочитала наблюдать за работой магов, когда такое случалось, в отдалении и каком-нибудь надежном укрытии, а при некотором везении – вообще не видеть, что творится там, где окопались имеющие магический дар, силу и умения. И хорошо, когда все эти три компонента качественно обученного мага совпадали в одном существе. Будь ее воля, те, кто собирался стать магом, не вылезали бы из библиотек, аудиторий и хорошо защищенных помещений а-ля ядерный бункер вплоть до момента прощания с этим миром. Современное человечество вполне себе обходилось без этих анахронизмов истории, включая и Охотников. Не стань в один миг на этом свете магов, Трегерет легко согласилась бы и с тем, что и охотящимся на них здесь не место, и со спокойной душой ушла за Порог.
Кроме всего прочего, существовала вероятность того, что рано или поздно кому-то станет мало. В конечном итоге всё это «мало» сводилось к ощущению недостатка власти, и тогда обычный маг был волен выбирать один из двух путей. Первый предполагал наличие упорства, неторопливости и определенной доли мудрости и умения ждать. Рано или поздно, такие становились магистрами, архимагами, и, в конечном итоге, тем, кто стоит во главе всего конклава. Эволюционный путь получения власти, чрезвычайно медленный, учитывая общую продолжительность жизни среди магов, прельщал не всех. Большая часть, проникшихся жаждой власти, прибегал к революционным изменениям: открывались не те фолианты, на волю вырывались запрещенные заклинания, проводились чудовищные по своей природе обряды. Кошек всегда было жалко. И лишь мизерное количество этой большей части имело представление о том, что придется платить. Еще меньше из них знали, чем платить.
Поэтому всегда находился один на тысячу, - талантливый до гениальности, понимающий и видящий суть, но свихнувшийся и зациклившийся на желании управлять и приказывать, - и Ордену приходилось смазывать пятки салом, и крутиться угрем на раскаленной сковородке, чтобы найти его до необратимых последствий.
Охотников тоже учили. Мало было дара, нужны были знания и умения: знания о том, что собой представляет тот или иной маг, в чем его слабые и сильные стороны, чем можно нейтрализовать магическое воздействие разного характера и разной природы; умения взаимодействовать с пространством, располагать к себе, «наступать на пятки», ну, и, конечно, владеть довольно специфическим оружием. Пожалуй, Охотники порой лучше самих магов знали, что вообще такое «маг» и что с ним делать.
С алкавшим власти охотником поступали просто: обкладывали как зверя, загоняли и устраняли. За всю историю Ордена такое случалось всего дважды, и они обходились своими силами, хотя последний раз и стоил им почти трети всех Охотников. Чего не скажешь о магах.
Пока эти мысли кружили в голове Трегерет, ее глаза внимательно следили за тем, что происходило за стеклянной дверью. На посторонний взгляд – совершенно ничего. Ну, если не считать, что у самой двери с внутренней стороны стояли два совсем не монумента, но Вейфар решила не обращать на них внимания вплоть до того, пока они ей не мешают. Мужчина за дверью тоже ничего криминального не совершал. Он вообще ничего не делал. На посторонний взгляд. Молча стоял рядом с трупом парня, держа его за руку, как безутешный родственник. Вот только Трегерет видела, что там, где их ладони, - живая и мертвая, - соприкасаются, рождается алое зарево, разрастаясь с каждой минутой, незаметно прирастая мгновениями. Однажды она такое уже видела: если это, кажущееся таким призрачным сейчас, марево станет вдруг плотным и осязаемым, то пиши – пропало. Тогда ей придется войти внутрь. А ей этого ооочень не хотелось.
Но все-таки не зря именно этот некромант имел определенную репутацию: все его обряды, какими бы дикими или кровавыми они не казались наблюдателям, не приносили вреда никому, кроме самого некроманта. Если его не трогать в этот момент. Не обращаться к нему. Лучше даже дышать через раз. Или, вот как сейчас Вейфар, пялиться на него через мало-мальски защищающую преграду из хрупкого стекла.
В этот миг некромант словно очнулся и, в свою очередь, уставился на Трегерет чрезвычайно недовольным взглядом. Еще и поморщился. Охотница нагло оскалилась в подобие улыбки и подмигнула мужчине за стеклом. 
[NIC]ТРЕГЕРЕТ ВЕЙФАР[/NIC]
[STA]miserere umbra[/STA]
[AVA]https://1.downloader.disk.yandex.ru/preview/bc23f9b5afc5493b09046b9435ec1f7b06bd56946b61a86e736ee1e46bfd5001/inf/myLL7fX2QQKe5z-VVOdKUt5ov15gis-amY-X4tG8Yn2W14515-rYrvo-bH1WPU8U9tee8vONJcHkPd8lWz9Wyw%3D%3D?uid=0&filename=F_1-K5Qxq4k.jpg&disposition=inline&hash=&limit=0&content_type=image%2Fjpeg&tknv=v2&size=XXL&crop=0[/AVA]

+1

10

[AVA]http://savepic.ru/14735139.jpg [/AVA] [NIC]Никлаус Бьорн[/NIC] [STA]Memento mori[/STA]
Отпускала Завеса в этот раз тяжело – вокруг клубились обрывки недосказанных фраз, тени неразличимых запахов, ощущение липких прикосновений, и раздражала дымка, вроде въедливого тумана, словно сожгли кусок пластика, так, что глаза слезились.
Никлаус пару раз моргнул, прогоняя жжение в глазах, а потому не особо удивился, что выражение лица охотницы исказилось гримасой – может почудилось.
Отношения с орденом у него, мягко сказать… не задались. За спиной у Бьорна, в далёком и не очень прошлом, осталось трое погибших членов… братства, причем последнему он свернул шею в самом что ни на есть буквальном смысле этого слова. Будучи вынужден и не желая зла, но сделал.
То, что сам парень, когда на связь с ним вышли медиумы, (после его гибели естественно, ибо шумиху подняли орденцы такую, что слышно было от Англии до Америки, через океан без всяких приспособлений, как они глотки рвали, что маги, как всегда сеют лишь зло, смерть и разрушения) подтвердил, что превысил полномочия, считая что спасает ситуацию, дело не меняло и ситуацию спасало мало.
Так что охотников Бьорн угадывал сразу – то ли по ауре, то ли по странным колебаниям силы вокруг, хотя и считалось, что магами они не были.
Тот, что пострадал, вообще был Гасителем Силы. С этим тоже нужно было родиться, но, в принципе, дар не столь редкий – многие даже неосознанно «подпитываются» от других. Это можно тренировать, зная, как, ну и понятно, что мощь дело индивидуальное. Так вот, охотники это умели и использовали, полагая, иногда весьма справедливо, что маги своим даром частенько злоупотребляют.
Постояв ещё немного, Бьорн повернулся, стёр меловую черту, и махнул подручным, чтоб убрали тело в холодильник. Захлопнув дверцу оба умертвия шагнули в невидимый портал, оставив после себя приторно-сладковатый запах отдушки, забивающей вонь гниения. Никлаус щадил по возможности свои рецепторы, всякой дряни пришлось нанюхаться за долгие годы практики – не описать.
Тщательно вымыл руки, отвернул рукава, смахнул флаконы в чехол, а его бережно определил в рюкзак, раздумывая, принять зелье или подождать, но решил дать шанс организму справиться самому. Была ничтожная вероятность, что сознание не успело что-то зафиксировать, то, что он увидел - как пресловутый 25 кадр. Подсознание переработает и вытолкнет на поверхность позже, если мозг не задурманивать настойками.
Бьорн встряхнул пиджак и натянул его на ходу, открывая двери в соседнее помещение.
- Хорошо, что хоть тут вы не успели ничего затоптать, - бросил женщине вместо приветствия, садясь рядом с помощником. – Что-нибудь нашел?
Томас, косясь на незнакомку, развернул монитор и вывел три окна с занесёнными данными.
- Кропотливая, въедливая, бездушная сволочь, - под нос себе прокомментировал увиденное маг.
Он готовился. Отрабатывал ритуал, набивал руку… и никто из магов или охотников не обратил внимания - все убитые были людьми.
Потянув рюкзак к себе, некромант, наплевав на запреты достал сигареты и закурил. В углу щелкнула и заурчала кофе машина, повинуясь легкому пасу. Смысл быть волшебником, если не радовать себя обыденными чудесами.
- Кофе? – обратился ко всем присутствующим, но, понятное дело, за стаканчиками пошел Томас.
Некромант внимательно всматривался в строки отчетов, явно представляя себе тела, метки, силовые линии, контуром висевшие над телами. Он понимал – как, но не мог понять – зачем. Нет, понятно, что ради силы, вот только как и куда ее применять?
- Тонкости ритуала известны только охотникам, это вы облажались, но я добр сегодня, - поднял черные глаза на женщину. – Вы мне назовете тех, кому он может быть известен, думаю это человека два-три-четыре. А я вам – что удалось узнать.
Всё только между нами. Дам фору до завтрашнего утра, разобраться у себя там. Архимаг стар, будем считать, что я не хотел его беспокоить ночью.
- Так что, меняемся? – это охотнице.
- Скопируй данные, - это Томасу.

Отредактировано Christian Blair (2017-08-02 01:02:42)

+1

11

Некромант за стеклом, видимо, закончил сеанс связи. По крайней мере, охранный круг разорвал и принялся за гигиенические процедуры. Трегерет с интересом наблюдала за тем, как условно-реальные помощники мага управлялись с трупом, упихивая его на полку, а потом дружно, словно караул на плацу, промаршировали в небытие. Однако, приятно узнавать новое о старых незнакомых магах. О том, что великий Бьорн пользуется услугами таких занятных помощников, охотница не слышала, хотя истории о нем ходили по Ордену со всеми и всяческими подробностями. И что удивительно – правдивые. В отличие от большинства тех, что рассказывали о других магах вообще, и некромантах в частности.
В магах было что-то от кошек - такие же своенравные твари, предпочитающие одиночество и манипуляции. Впрочем, Трегерет, и к тем и к другим относилась довольно сдержанно: не гадили бы в тапки, а там – у каждого своя тропа, вот бы еще маги обладали кошачьим чутьем на неприятности. Нет, были, конечно, отдельные экземпляры, у которых это самое чутье было развито не хуже прочих органов взаимодействия с реальностью. Вот, похоже, у юного целителя такое было, недаром же голову в плечи вжимал, стоило Вейфар кинуть в его сторону взгляд. А у прославленного некроманта – то ли затупилось, - как-то не верилось в полное отсутствие такого полезного навыка, - то ли не проснулось еще после возвращения в горний мир.
Ну, а как еще можно было объяснить такое приятное слуху «здравствуйте», с подтекстом «и чего ж вы все в детстве-то не передохли».
Трегерет примостилась на углу ближайшего стола, решив не обращать внимания на общую «приветливость» знаменитости, пока это не относилось к ней лично. К тому же в его словах была доля правды, место преступления словно кабаны перерыли в поисках желудей. Но не извещать же каждого встречного мага, что для нее это совершенно не представляло никаких сложностей и препятствий. Да, она не увидела того, кто провел жуткий ритуал, безжалостно искромсав ни в чем, кроме дара, неповинного парня. Но она его почуяла. И могла теперь найти. И что важнее, этот запах не принадлежал ни охотникам, ни магам.
Вейфар достались довольно интересные способности одной из бабок, которая была лучшей в Ордене Гончей, - так называли тех, кто был способен по одному следу запаха выйти на нужного мага. Или охотника. Или любое другое существо, находившееся в розыскных списках. Найти и загнать. Трегерет не афишировала эту свою способность, даже в Ордене о ней знал только сам Глава. Да и то потому, что был ее крестным.
Охотница не стала даже коситься в сторону монитора компьютера, все равно она будет знать ровно тоже через пару минут, как вернется Фокс. Гораздо интереснее было то, что она увидела на лице некроманта. Вообще все, что он делал, было чрезвычайно интересным, все его действия, скупые эмоции, отражавшиеся на лице, жесты,  тон голоса, даже используемые слова, - все это укладывалось на полку в голове Трегерет, которую она пометила здоровенными серебряными буквами. Вряд ли они бы понравились объекту внимания, ну, да кто бы ему что сказал-то.
Вейфар с трудом удержалась от аплодисментов в ответ на зажженную сигарету и зафырчавшую кофеварку. Хорошо, однако, быть магом: ни тебе запретов, ни сложностей с современной бытовой техникой. И продолжала таращиться на некроманта, ловя себя на мысли, что не отказалась бы от какой-нибудь его вещицы, чтобы увидеть тщательно скрываемое. О, а вот и до сути добрались.
Трегерет разрешила себе фыркнуть в ответ на прозвучавший приказом текст, глядя прямо в глаза некроманта, лениво покачивая ногой и кривя губы в очередной усмешке.
- По-моему, это неравноценный обмен. – Ее ладони расслабленно покоились на бедрах, а нога продолжала мотыляться в воздухе туда-сюда, отвлекая и раздражая, рассеивая внимание. Конечно, это не работало на некроманте, но юный практикант был гораздо больше увлечен этим обыденным движением, чем стаканчиками с кофе. – К тому же, я не знаю, кто вы такой.
Усмешка Вейфар превратилась в гримасу, которую она тщательно и кропотливо отрабатывала перед зеркалом, добившись поразительных результатов: все, кому она была адресована, начинали себя чувствовать чрезвычайно неуютно, словно кто-то наступал на хвост их тени. Ну, или топтался по могиле. Сейчас она адресовалась юноше напротив, который замер, как кролик перед удавом.
- Вдруг вы тот самый убийца, заметающий следы. – Слова были адресованы некроманту, но смотрела Трегерет исключительно на целителя, было в нем что-то цепляющее ее взгляд и не дающее ей покоя. Охотница сунула руку в один из карманов куртки, нащупывая там небольшой холодящий пальцы шарик и вытаскивая его наружу. А потом одним движением кисти, - таким быстрым, что  оно казалось размытым, - швырнула его в парня, попав точно в переносицу. Грома и молний не случилось, но эффекта не отменило: целитель застыл, как залитый смолой жук, а правая часть его груди запульсировала красным.
- На вашем парне маячок. – Вейфар лениво стекла со стола, на котором сидела, и обманчиво расслабленно замерла.
[NIC]ТРЕГЕРЕТ ВЕЙФАР[/NIC]
[STA]miserere umbra[/STA]
[AVA]https://1.downloader.disk.yandex.ru/preview/bc23f9b5afc5493b09046b9435ec1f7b06bd56946b61a86e736ee1e46bfd5001/inf/myLL7fX2QQKe5z-VVOdKUt5ov15gis-amY-X4tG8Yn2W14515-rYrvo-bH1WPU8U9tee8vONJcHkPd8lWz9Wyw%3D%3D?uid=0&filename=F_1-K5Qxq4k.jpg&disposition=inline&hash=&limit=0&content_type=image%2Fjpeg&tknv=v2&size=XXL&crop=0[/AVA]

Отредактировано Neassa W. Flanagan (2017-08-12 16:39:32)

+1

12

[AVA]http://sd.uploads.ru/t/Vqb3T.jpg[/AVA] [NIC]Никлаус Бьорн[/NIC] [STA]Memento mori[/STA]
Все охотники, которые до этого дня встречались Никлаусу были настолько фанатично преданы делу, ну, тому, которое истребить зло и установить мир, покой и благолепие на грешной матушке земле (уничтожив злых, коварных, противных магов), что зубы сводило от огня в глазах и броне на лбу. Впрочем, это уж некромант иронизировал, встречались просто преданные своему делу представители, слегка разочарованные и уставшие. Правое дело, оно мда, утомляет.
Женщина, смотревшая на Бьорна так, словно он динозавр в музее палеонтологии, внезапно оживший и прыгающий по залу, игриво помахивая хвостом, являлась приятным разнообразием.
За оружие не хваталась, огнём праведного гнева не плевалась, и вообще сидела смирно, чем чертовски импонировала, а то он подустал.
Диалог не особо клеился, что не мешало магу курить, пить кофе, на удивление даже и не отвратный, и наблюдать за дымными кольцами, плавающими под потолком, то растягиваясь, то сужаясь, исчезая в решетке вентиляции.
Хренов маньяк, надо отметить весьма хладнокровный и педантичный тип, долго готовился, тренировался, пока не начал претворять свои планы в жизнь. Знал многое, следовательно, какой-то доступ к архивам у него был, или иной источник информации, с такими знаниями не рождаются, и они не появляются в голове наутро с бодуна.
Вопрос на кой ляд такие сложности оставался открытым, вот тут-то Никлаус и задумался. Души, те, что должны уйти к свету, задержать он не сможет, даже с  даром  Жнеца, так оно устроено. Но остаётся же немалый такой процент тех, что не упокоились. Отказались от перехода до поры до времени, или же были упущены Жнецами по неосмотрительности, или… в общем болтались они в тонком мире ни туда, ни сюда, дичали, озлоблялись – добрые привидения пишутся только в сказках, на самом деле сознание всё равно меркнет и верх берут скрытые ранее тёмные стороны, а они есть у каждого, даже святого.
И их, этих душ… до хера.
Бьорн аж вздрогнул от своей догадки, вернее он попытался ухватить мысль за хвост, но собеседники отвлекли.
- Жаль, очень жаль. Впрочем, вы наверняка знаете где я остановился, обращайтесь, если передумаете. И... я ведь вас тоже не знаю, не представитесь? – потушив сигарету в пластиковый стаканчик, некромант его скомкал и метнул в корзину для мусора. Не попал. Покачал головой и повел пальцами – пластик покачнулся, подпрыгнул и переместился куда нужно.
Охотница что-то знала, улыбалась, как египетская кошка, их тех, худых, угловатых, угольно-черных от ушей до кончика хвоста, с пронзительно зелёными раскосыми злобными глазами. Но делиться не хотела, а что, он бы и сам поступил также.
Впрочем это уже не его дело – сообщит куда следует, а уж уполномоченные личности пусть бьются лбами, пытаясь прояснить, что кому известно.
Маг встал, потянулся за рюкзаком, собираясь откланяться – манил душ и диван, когда в его новоиспеченного Санчо Панса полетел шар. Бьорна заинтересовал даже не столько сам факт наличия «жучка», как вот эта штучка в руках женщины, любопытно.
- Я бы скорей удивился, если бы его не было, - похлопал он помощника по плечу, заставляя «отмереть». – Идём, Томас, расскажешь по пути, в машине, куда заходил и с кем общался после того, как покинул свой любимый архив.

Незнакомка Томаса… и не то, чтобы пугала, а заставляла внутренне сжаться, втянуть голову в плечи, стать незаметнее. Как учительница алгебры в школе, точные науки юному магу не давались, а худая, высокая как жердина преподавательница, словно чуяла его неуверенность – постоянно спрашивала, одёргивала, заставая врасплох и не давая времени сосредоточиться, от чего он терялся и сбивался ещё больше, словно и правда был тупицей.
Он поставил кофе на стол и снова сел за компьютер, копируя данные и стараясь скрыться за монитором, пока магистр не скомандовал уходить.
Вздохнул, наконец-то можно скрыться от пронзительного взгляда и вздрогнул от неожиданного удара в лицо. Время замедлилось, звуки притихли, будто кто-то повернул невидимый тумблер громкости, а сердце, напротив, стучало так громко, со звоном в ушах.
Идём Томас
От прикосновения всё стало на свои места, Томас испытал такой прилив благодарности, что чуть слёзы на глазах не выступили. Потянулся закрыть файлы, стараясь не смотреть на женщину, но мастер остановил жестом, мол, не стоит.
- Я не… - начал было он, пытаясь оправдаться, но Бьорн покачал головой, доставая щелчком новую сигарету из пачки, и Томас понял, что разговор будет продолжен в машине, поспешил следом.

Отредактировано Christian Blair (2017-08-23 23:43:37)

+1

13

Некромант выглядел .. каким-то помятым, и Трегерет ему даже посочувствовала, слегка, са-а-амую малость. Жалость по отношению к магам – всех возможных специализаций – в охотниках истребляли без оглядки на нежную психологическую конституцию. Да и делалось это в таких ситуациях, что и возникнуть ей было просто неоткуда. Жестко, но действенно. Будь Вейфар на пару десятков лет моложе, в морге бы сейчас пух и перья летали, да дым столбом стоял. Но годы, проведенные в «бегах» за магами и вдали от Ордена, сделали ее более терпимой ко всяческим заскокам первых и критически настроенной к политике, проводимой вторым.
Святой ёжик, конечно, она знала: и где он остановился, и на чём приехал, и что предпочитает на сон грядущий, и даже размер его магического ... – ее взгляд лениво обежал некроманта с головы до ног - … запаса.
- Жаль? – На губах Трегерет поселилась усмешка легкой степени издевательности. – Вряд ли ваши знают мое имя, но спросите про тень милосердия Венанди. – Усмешка переросла в улыбку откровенно веселящегося человека, стоило Вейфар заметить гримасу на лице парня. – И вам тут же скажут, где меня найти. Если передумаете. – Охотница перевела взгляд на мага, гася усмешку-улыбку.
- Вы в курсе, что ваш мальчик – целитель? – Порой определение магической специализации становилось камнем преткновения, из-за которого неофитов мотыляло из крайности в крайность. В эти периоды ловить их было одно удовольствие: нестабильная аура просто полыхала и переливалась всеми цветами радуги на многие мили во все стороны. Но самим не определившимся было, откровенно говоря, херово. Их магия расслаивалась на отдельные пласты, собрать которые в одно целое было тем труднее, чем дольше отодвигалось время специализации. Особенно нехорошо было целителям, а Трегерет вовсе не была той бессердечной сукой, чей образ маги холили и лелеяли среди подрастающего поколения. – И ему осталось не так уж много до того момента, когда магия в нем сама решит куда ей течь. Вряд ли ему понравится.
Вейфар даже и не надеялась, что у мага возникнут сложности в снятии «янтаря», который она швырнула в парня. Скорее уж было бы удивительно, если бы некромант не знал, что с этим делать. Маячок ее не сильно обеспокоил, но своих она поспрашивает. Хотя вряд ли это был Орден: слишком невероятным казалось, что кто-то из охотников так быстро узнал, что в сопровождающие Бьорну выдадут именно этого молодого мага.
Трегерет молча дождалась отбытия дорогих гостей и уселась на еще теплый стул перед монитором, на котором остались найденные и открытые парнем файлы. То, что некромант, в какой-то степени, облегчил ей работу, не скрывая обнаруженное, заставляло чувствовать некоторую благодарность, которая была отодвинута подальше, стоило Вейфар вникнуть в смысл текста, который образовали строчки перед глазами.
Ей захотелось ругаться. Много. Долго. Грязно. Используя все известные матерные слова тех языков, которыми она владела. Не исключая парочку мертвых.
Жнецы – не маги. Жнецы – не охотники. Жнецы – прежде всего – люди. И как все люди они допускают ошибки на работе. Да, работа Жнецов не похожа на любую другую, но и ошибки, которые они могут допустить влияют на окружающую действительность гораздо серьезнее и тяжелее, чем какие-либо еще.
Тот, кто совершал ритуалы, а нынешняя жертва была не первой, знал об этих ошибках. Все им убитые были людьми. Все им убитые были потенциальными Жнецами. Все они служили его главной цели – научиться ловить те души, что не перешли грань упокоенности, оставшись здесь, копя боль, страх, ненависть. Все то, что довольно легко превращалось в оружие просто небывалой мощи в руках того, кто знал куда жать. Вейфар оооочень не хотелось верить, что этот мог. Но ее чутьё криком кричало об обратном.
Трегерет невидящим взором уставилась в монитор, размеренно дыша и отстукивая пальцами по поверхности стола сложный ритм, пока веки её не захлопнулись, словно резко опущенные жалюзи, а постукивания не оборвались контрапунктом, остановив дыхание.
Охотница превратилась в неподвижную статую, и оставалась такой вплоть до того, пока на пороге не появился Фокс.
Трегерет открыла глаза и сфокусировала взгляд на Лоуренсе, заставив того отшатнуться назад, потому что когда на тебя смотрит Бездна, лучше в нее не вглядываться. Вейфар моргнула, снова становясь собой, и слизнула выступившую из прокушенной губы кровь.

Через полчаса она стояла перед главой Ордена.
- Мне нужен карт-бланш. И от магов тоже. – И Трегерет позволила ему увидеть.
[NIC]ТРЕГЕРЕТ ВЕЙФАР[/NIC]
[STA]miserere umbra[/STA]
[AVA]https://1.downloader.disk.yandex.ru/preview/bc23f9b5afc5493b09046b9435ec1f7b06bd56946b61a86e736ee1e46bfd5001/inf/myLL7fX2QQKe5z-VVOdKUt5ov15gis-amY-X4tG8Yn2W14515-rYrvo-bH1WPU8U9tee8vONJcHkPd8lWz9Wyw%3D%3D?uid=0&filename=F_1-K5Qxq4k.jpg&disposition=inline&hash=&limit=0&content_type=image%2Fjpeg&tknv=v2&size=XXL&crop=0[/AVA]

+1


Вы здесь » Irish Republic » Альтернатива » Ad impossibilia nemo obligatur