Irish Republic

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Irish Republic » Настоящее время » Дети, которых не любят, становятся взрослыми, которые не умеют любить.


Дети, которых не любят, становятся взрослыми, которые не умеют любить.

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

http://images.vfl.ru/ii/1465680290/2d3d0160/12992858.png
ДЕТИ, КОТОРЫХ НЕ ЛЮБЯТ, СТАНОВЯТСЯ ВЗРОСЛЫМИ, КОТОРЫЕ НЕ УМЕЮТ ЛЮБИТЬ.

http://sh.uploads.ru/ZAt9s.gif

http://images.vfl.ru/ii/1465680290/7d64ae6d/12992859.png

УЧАСТНИКИ
Келлах Морриган, Эмили Милфорд, Элизабет Маги
ДАТА И МЕСТО
31 июля 2017г, дом отца Морригана
САММАРИ
Встретить с утра незнакомую полуголую девушку на кухне своего отца - та еще неожиданность. Но это вдвойне неожиданно, если отец - священник.

http://images.vfl.ru/ii/1465680290/2d3d0160/12992858.png

Отредактировано Emily Milford (2017-08-12 00:34:50)

+1

2

С появлением электричества в стирку и сушку отправляется всё, чему только это требуется. К пяти утра платье Эмили аккуратно висит на вешалке-плечиках в ванной.
Шесть часов утра, законный час, посвящённый утренней прогулке Эйфина, закончен - Келлах осторожно отворяет двери своего дома, попутно шикая на пса, чтобы не шумел и отправлялся прямым ходом в ванную - отмывать лапы от последствий дождя. Довольный нагулявшийся и отмытый пёс тут же забирается на диван в гостиной, устраиваясь в ногах крепко спящей Эмили - Келлах беззвучно смеётся качая головой и принимается за молитву. Тонкие страницы бревиария шелестят едва слышно - Келлах периодически поднимается с молитвенной скамьи, осеняет себя крестным знамением, чуть склоняется в поклоне и снова опускается на колени. Он ведёт себя так, будто никого нет кроме него в доме: сосредоточение в молитве - давно приобретённый навык, задолго до семинарии въевшийся под самую кожу, проникший в кровь.
Ещё через час он начинает неспешно собираться на утреннюю мессу - переодевается и выпивает стакан воды, пока Эйфин подъедает свою порцию корма.
"Милая Эмили, доброго утра. Я надеюсь, мы с Эйфином не помешали вашему сну. Не беспокойтесь, я на мессе, вернусь к десяти часам. Но, если вам нужно идти - просто захлопните дверь, не утруждайте себя ожиданием. Келлах"
Нацарапав короткую записку, Келлах складывает её в несколько раз, ставя сложенный лист на столе этаким "домиком" - чтобы он первым делом попался на глаза проснувшейся девушке. И отправляется "на работу" - в кафедральном соборе сегодня его очередь исповедовать и вести утреннюю мессу. Эйфин неторопливо трусит рядом, приветливо помахивая хвостом каждому, кто здоровается с его хозяином, шествующим по улицам города в угольно чёрной с лиловой отделкой сутане и лиловом же пилеолусе, прикрывающем макушку.

+1

3

Мелодия, обволакивающая девушку, постепенно стала частью ее сновидений, которые менялись так быстро, что не успевали задержаться в памяти рыжеволосой. Сквозь сон Эмили почувствовала, как под головой оказалась подушка, а ее саму укрыли теплым покрывалом, но такая забота вовсе не разбудила девушку, у которой просыпаться уже не было ни сил, ни желания. Наоборот, перевернувшись на живот и вытянувшись во весь рост, Эм обняла мягкую подушку и лишь крепче уснула.
Всю ночь ей снились какие-то образы, люди, ледяная вода и мужчина, к которому девушку влекло, но никак не удавалось рассмотреть его лицо - как только Эмили пыталась понять, кто это, мужчина словно уходил в тень, будто бы нарочно прячась и при этом оставляя внутри девушки волнующие эмоции.
Несколько раз Эм становилось жарко, но как только она раскрывалась, тут же замерзала и сильнее куталась в одеяло, а когда ощутила рядом что-то большое и теплое, машинально уперлась в него ступнями, согревая холодные ноги и снова тут же засыпая.
Окончательно рыжеволосая проснулась, когда в доме было уже светло и на удивление очень тихо. Открыв глаза, Эмили села на диване и слегка поежилась— похоже, отец Морриган не преувеличивал, говоря, что дома у него достаточно прохладно, хотя вчера Эм этого совершенно не ощущала. Впрочем, кажется, дело было не в отоплении – вдобавок к легкому ознобу девушка почувствовала небольшую головную боль и неприятное першение в горле. Судя по всему, вчерашнее купание в холодной реке не прошло для нее бесследно.  Кашлянув и осмотревшись, Эмили сразу же заметила среди по-прежнему расставленных на столике свечей записку, и поспешила прочесть послание, которое было настолько пропитано заботой и теплом, что даже несмотря на слабое недомогание, девушка улыбнулась  и выбралась из постели в совершенно прекрасном настроении. Жаль, что ей действительно нужно было идти, ведь во-первых она обещала отцу вернуться еще вчера, а во-вторых сегодня рабочий день, перед которым хорошо бы заехать домой.
Находиться одной в чужом доме было крайне непривычно, хотя отчего-то Эм не испытывала особого дискомфорта, направляясь в ванную, где ее неожиданно ждало совершенно чистое, сухое и аккуратно повешенное платье. Интересно, когда отец Морриган успел привести ее одежду в порядок? Это был поистине приятный сюрприз, от которого сердце рыжеволосой девушки наполнилось огромной нежностью к хозяину дома. Что ж, на работу ей только к полудню, а значит у нее еще было время на то, чтобы отблагодарить мужчину за его заботу и великодушие. Уйти просто так Эмили не могла, поэтому, быстро умывшись и не став пока переодеваться, чтобы снова не замарать платье, вернулась в гостиную,  где первым делом убрала за собой постель, сложив подушку и плед на краю дивана, а потом решила слегка похозяйничать на кухне. Возможно, мужчина уже и не успеет застать свою гостью, зато его самого будет ждать ответный сюрприз.
Думая о том, чем бы вкусным порадовать священника, когда тот вернется,  и принявшись за приготовление завтрака, Эми почти расслабилась, переставая чувствовать себя скованно в доме епископа в одиночестве. Лишь когда негромко хлопнула входная дверь, девушка слегка напряглась. Неужели отец Морриган вернулся пораньше, а у нее еще ничего не готово…

*одета так

Отредактировано Emily Milford (2017-09-05 19:37:38)

+2

4

Стоило ли думать, что обретя нормального хоть с какой-то стороны отца, я буду сидеть дома? Нет. Точно нет. Я прихожу и ухожу тогда, когда мне вздумается. А ночую я во многих разных домах. В доме отца, в доме Эммы с Джонни, в домах Молли и Керри, моих новых, вроде как подружек, и еще в разных других, где я знаю хоть кого-то и могу быть уверена, что останусь в живых к утру. Это не слишком отличается от того, что было с мамой или дядей. Хотя вот у Ноа я ночевала больше всех. Когда к нему не приходили разнообразные гости, я могла спокойно расслабиться и знать, что старикашка меня не тронет. Я даже думаю, не будь он так подвинут на религии, не просто же так в священники пошел, то он был бы не плохим мужиком. Вот только не вышло. Примерно так же и с моим папашей. Мог бы быть нормальным, но чего-то в святоши подался.
Сегодня я снова ночевала с Эммой. Ее ушлепок отец снова свалил трахать какого-то мужика, а мне сиди с его дочерью. Мне нравится Эмма, но это не значит, что я могу простить ее папашу. Он поступает не многим лучше, чем моя мать, спиваясь и трахаясь с кем попало. И мне все равно, что это все из-за его потери. Уверена, что и до этой свой невесты он был ни чуть не лучше. А скорее всего даже и при ней. Еще хуже было то, что он не только пил. Сегодня я уже не в первый раз я нашла у него наркотики. "Легкие" - это вообще не оправдание. А если бы это была его дочь? Мудак.
Может стоит рассказать об этом моему папаше? Его друг, как ни как. Нахуй. Не маленькие.
Дозу я выкинула, как и обычно. В канализации она причинит куда меньше вреда кому бы то ни было. Теперь нужно было добрать до дома. Дождавшись Джонни, получив свою выручку за ночь и не говоря о наркоте ни слова, я свалила. Думаю, что он уже догадался кто это делает. Но раз не говорит, то сам понимает, что так лучше.

Запах еды удивил меня. Сейчас не было время для завтрака, а уж кто как не отец нудно придерживается распорядка? Так что я решила не тратить время на всякую фигню вроде "скинуть вещи" и прочее, а сразу пошла на кухню, чтобы все выяснить.
- Морриган? - Может это и не очень похоже на нормальное отношение дочери к отцу, но звать его папой в повседневной жизни нормой для меня не стало. Иногда вырывается, и то пусть радуется. Вот только на кухне оказался совсем не он. - Какого, блядь, хуя!? Ты еще что за хуйня!?
Вот такое здасте. А что еще я могла сказать полуголой девице на кухне моего отца-священника? Сколько ей лет-то хоть? Если года на два меня старше - уже заебись бы. Хотя вот как раз заебись меня и напрягало. Я все же была права, что он кобелина, который по малолеткам шляется? А еще, блядь, священник.

Отредактировано Elisabeth Magee (2017-09-13 18:43:19)

+3

5

Голос, последовавший за звуком открывшейся двери, явно принадлежал не хозяину дома, и Эмили развернулась, чтобы посмотреть на внезапную посетительницу, при этом чувствуя себя крайне неловко, что ее сейчас застанут на кухне священника в таком виде – ведь Эм и подумать не могла, что кто-то может так запросто прийти к епископу ни с того ни с сего, да еще и с утра пораньше, когда того нет дома. А спустя мгновение на пороге кухни образовалась совсем молоденькая девушка.  И если бы не «Морриган», прозвучавшее за несколько секунд до этого, Эми решила бы, что это его дочь, но кто будет родного отца звать по фамилии? Не похожа она была и на прихожанку,  которые относились к святому отцу с уважением и не могли позволить себе такого формального обращения,  и это еще больше поставило Эмили в тупик.
Машинально одернув футболку, Эм смущенно и приветливо улыбнулась незнакомке, открыв было рот, чтобы поздороваться и пояснить все, однако девушка опередила ее, заставив моментально измениться в лице и в буквальном смысле вогнав в краску своим далеко не самым любезным тоном.
-Что? - от грубого высказывания, брошенного ей в лицо, рыжеволосая поначалу совершенно растерялась, ощущая себя так, словно ее сейчас с ног до головы облили грязью, и улыбка тут же сошла с ее губ. Отвечать хамством на хамство было совершенно не в духе Эм, однако и оправдываться перед этой странной девушкой Эмили не собиралась, тем более, когда вопросы задаются в подобной манере. 
-  Если ты к отцу Морригану, то его сейчас нет дома. Он на службе и будет позже,-несмотря на выведшее ее из равновесие оскорбление и сильнейшее волнение, Эм взяла себя в руки и постаралась, чтобы ее голос звучал спокойно и ровно. И пусть брюнетка вела себя достаточно нахально, сама Эмили сохранила вежливый тон, надеясь, что это смягчит обстановку и сбавит непонятный пыл незнакомки. А там глядишь, и можно будет все нормально объяснить.

+1

6

- А ты что, бля, его секретарша?
Этот ее вежливый тон, полностью противоречащий ее видку, выбешивал еще сильнее. Да кто она такая вообще? Схрена ли тут с утра по раньше торчит. Если отец действительно привел себе побляюдушку, то мог бы вспомнить, что я приду утром и выпнуть ее к хренам, хотя бы ради собственной репутации в моих глазах. Он же целыми днями твердит мне, что хочет, чтобы мы подружились, но сделал именно то, что я простить не могу и он об этом знает.
Рюкзак со злостью полетел на пол, а освободившиеся от него руки сжались в кулаки. Эта дрянь не посмеет смотреть на меня таким невинным взглядом.
- Я знаю где он должен быть. Но судя по тому, что ты здесь, он может быть где угодно в другом месте. Может еще какую молоденькую шлюшку трахает сейчас, вместо того, чтобы свои грехи отмаливать. Вот только ты здесь какого хрена с утра пораньше? Потрахалась и вали нахрен!
Я орала ей в лицо уже почти вплотную, хватая ее за руку и выволакивая из кухни прочь. К счастью, жизнь сделала меня не только тощей, но и сильной. Смазливая, прилизанная, с тихим вежливым голоском и невинными глазками, как моя мать в моем глубоком детстве. Она так же смотрел на всех, прикидываясь невинной овечкой. Вот только меня не проведешь. Я знаю, что у таких сучек скрывается за их взглядом. Хитрая и испорченная душа, способная удовлетворять только свои прихоти, как правило, весьма извращенные.
- Снимай! - Я тянула ее за руку, сильно сжимая пальцы на запястье, второй рукой стараясь стянуть с нее футболку отца, которую я теперь торжественно сожгу на заднем дворе. Это должно стать достаточно наглядным примером того, что если отец хочет, чтобы я с ним жила и уж тем более, чтобы я его хоть немного уважала, то он должен подумать над тем, что делает. Хотя после этой шлюхи об уважении уже едва ли может быть речь.

Отредактировано Elisabeth Magee (2017-09-14 15:47:10)

+3

7

-Я его друг,-слова сорвались с губ Эмили  прежде, чем она успела обдумать ответ на вопрос темноволосой девушки. Впрочем, будь у нее даже время на размышления, другого варианта определения их взаимоотношений с епископом Эм все равно бы не смогла подобрать, даже несмотря на то, что после того, как она застала священника в мастерской, после того, как он ее спас и после чудесного вечера, проведенного у него в гостях, где-то в глубине души зарождались совсем иные чувства. А вот кто эта  юная особа, так нагло ведущая себя в чужом доме, оставался большой вопрос. И, судя по всему, у брюнетки были какие-то проблемы с психикой, поскольку дальнейшую последовавшую реакцию Эм даже не могла вообразить. Безусловно, можно было подумать всякое, застав ее полуобнаженную на кухне мужчины, но только если не знать, что этот мужчина – служитель церкви. 
-Что ты несешь? Он не такой!-щеки вспыхнули будто от пощечин, хотя слова темноволосой девушки хлестали гораздо больнее. Эм стало невыносимо обидно от незаслуженных обвинений, но даже больше не за себя, а за отца Морригана, в благородстве которого просто невозможно было усомниться. Страшно было подумать, что станет с его репутацией, если эта ненормальная девчонка озвучит свои извращенные фантазии кому-нибудь еще. Да у нее действительно не в порядке с головой, и то, как она неожиданно схватила Эмили за руку, только подтверждало это. Рыжеволосая сдавленно вскрикнула, когда тонкие цепкие пальцы сжали ее запястье. И откуда у этой хрупкой на первой взгляд девушки столько силы? Как Эм ни пыталась, она не могла избавиться от мертвой хватки, невольно следуя за брюнеткой и по пути стараясь сопротивляться ее безумным попыткам отобрать футболку.  В голове панически метались разнообразные мысли, а сердце готово было выскочить из груди, ведь было совершенно непонятно, что дальше может прийти этой сумасшедшей в голову.
-У нас не было ничего такого с отцом Морриганом. Пусти!-все еще продолжая упираться, Эмили предприняла очередную попытку вырваться и на этот раз удача была на ее стороне. От резкого рывка темноволосая девушка споткнулась и, отпуская руку, полетела на пол. Эм от внезапного освобождения тоже потеряла равновесие и врезалась в журнальный столик, роняя с него расставленные и, к счастью, незажженные свечи.
-Да кто ты вообще такая?!-тяжело дыша и потирая ушибленный локоть, Эмили смотрела на упавшую девушку, лихорадочно соображая сможет ли она дальше отбиваться, если брюнетка вздумает напасть, и мысленно ища на всякий случай что-нибудь, что поможет ей защититься.

+1

8

Я не успела понять, как это произошло, только поняла, что нога не нашла нужной опоры и боль огромной иглой пробила ногу от лодыжки до бедра. Ткань футболки, за которую я практически уже держалась, с треском разорвалась, демонстрируя то, что было под ней. Открыто и красноречиво.
Ну хотя бы девица не была голой. Нет, это не меняло того, что отец, наверняка, трахнул девку, а потом она натянула белье. Но ей хот бы хватило намека на ум или приличие не быть совершенно голой здесь и сейчас.
- Я - его дочь! И уж какой он, можешь мне не рассказывать! Я вполне неплохое доказательство тому, что он - тот еще мудак!
Рыпаться я уже не пыталась. Смысла не было. Нога подвернута, а девица получила, хоть и недостаточно. Лучше бы ее, конечно, было бы хорошо приложить, но запал исчез. Теперь она, думаю поняла, что сюда лучше не шляться и хоть появляться не будет. А если будет, то получит в другой раз куда больше, чем сейчас, ей повезло, что нога чертовски болела. Но с ней я разберусь после этой девицы.
- Если у тебя "ничего не было", - я выделила эту фразу, передразнивая, подчеркивая ее очевидную бессмысленность и глупость, - то какого хрена ты шляешься голая по его дому? С каких пор стало нормой светить задницей в доме священника? Я прекрасно знаю, что у папаши до сих пор есть и хуй и яйца и он вполне может ими пользоваться. Так с чего бы мне верить тебе, что ты не трахала его?
Звучит, как начало прекрасной беседы, блять. Вот просто замечательной. И меня бы все это бесило куда меньше, все эти его блядки, не будь он священником. А так как он им является, то любая его попытка засунуть свой орган размножения куда-то кроме собственных штанов, становится мерзким лицемерием и ложью. Ложью его же собственному богу, в которого ему полагается верить всей душой. И мне плевать действительно ли бог хочет, чтобы хуй моего папаши сидел на положенном месте, но сам Морриган давал клятвы, сам он подписывался под этим. А теперь в его доме девица сверкает голой жопой. Нет, ну я, конечно, тоже иногда хочу примерно так же, только в футболке еще покороче, но я же его дочь! А тут какая-то шлюха затесалась!

+2

9

Дочь?! Не может быть…То, что Эмили была поражена, узнав, кто на самом деле эта темноволосая девушка, молниеносно отразилось на ее лице. Эм даже не обратила внимания на разорвавшуюся футболку – настолько ее совершенно ошарашили слова брюнетки. Как-то не так она представляла себе дочь священника и знакомство с ней. Но удивление довольно быстро сменилось негодованием, смешанным с непониманием того, как родная дочь может так думать и говорить о своем отце. Эми слышала от городских сплетниц, что Элизабет, а кажется, именно так звали эту девушку, нашлась  совсем недавно, но тем не менее для Эмили было совершенно не мыслимо такое отношение к родному человеку, и каждое грубое слово, произнесенное с нескрываемой желчью, резало слух.
-Ты лишь доказательство того, как могут быть непохожи два близких человека! Да что с тобой такое, как ты можешь оскорблять своего отца?-Эм все-таки не смогла сдержать себя в руках и тоже слегка повысила тон, смотря на темноволосую девушку. Каждое слово брюнетки, пропитанное ядом и ненавистью, хлестало по Эмили сильнее ударов. Уж лучше бы она действительно набросилась с кулаками. Эти обвинения, как в ее адрес, так и в адрес отца Морригана, заставили лицо пылать еще сильнее – неизвестно, каким чудом Эм еще удавалось сдерживать слезы. Видимо, вспыхнувшая из-за явной несправедливости злость глушила пока все остальные эмоции. Судорожно вздохнув, Эми все же попыталась немного успокоиться – она слишком хорошо относилась к отцу Морригану и только ради него не хотела продолжать дальнейший конфликт с его дочкой.
–Послушай, у нас действительно ничего не было с твоим папой. Мне просто не во что было переодеться, а он дал мне свою одежду. Он спас меня из реки, а из-за грозы я не смогла вернуться домой…И то, что ты говоришь, это омерзительно и низко. Видимо, ты совсем не знаешь своего отца, раз у тебя язык поворачивается говорить о нем такие вещи… Все, что ты сейчас придумала себе, абсолютная неправда,- теперь, когда Эм знала, кто перед ней, действительно стоило все объяснить. Вот только судя по безумному взгляду Элизабет, она вообще была не настроена что-либо слышать из оправданий рыжеволосой девушки, и одному только богу было известно, что сейчас могло успокоить брюнетку.

+1

10

Если бы не нога, я бы съездила этой девице даже не за то, что она сделала с отцом, а моя уверенность в том, что она сделала оставалась прежней, а за то, как она тут заливает. Да я в романах читала менее слащавое поведение. Стоит тут, как оскорбленная невинность. Вот только с ее невинностью явно все не так просто.
- Я могу говорить о нем так, как захочу. Подонок, который обрюхатил девочку и свалил, а потом прикидывается святошей - не тот, кто заслуживает моего уважения. Пусть радуется, что я вообще еще тут. Хотя после сегодняшего я подумываю свалить от него подальше.
Я весьма красноречиво окинула взглядом ее разодранную футболку и теперь весьма откровенно выставленное белье. Нет, она действительно думает, что ее история выглядит хоть немного правдоподобно? Да каких слащавых фильмов она насмотрелась, чтобы такое вообще выдумывать? Стоит голая, хозяйничает, ведет себя так, словно так и надо. И думает, что ее сказочка будет звучать реально? Она или полная дура, или считает дурой меня. Вот только хрен ей, я не на сказках росла и жизнь знаю.
- Совсем не знаешь его, походу, именно ты. Если думаешь, что ты у него первая и единственная, что он пригреет тебя у себя на коленочках и будет холить и лелеять всю твою жизнь, то ты сильно ошибаешься. Ты ему не нужна. Ладно, хоть в этот раз не малолетка. - Я даже ухмыльнулась этом, но не стала уточнять, что лично проверяла, как у него стоит на подростков, вроде меня. - Так что собирай свои манатки и заведи нормального ебыря, под стать твоей смазливой мордашке.
Удивительно болтлива. Но она и правда взбесила меня донельзя. Отыскав в карманах сигареты, я достала одну прямо здесь, сунула в рот, бросила пачку на пол и принялась за поиски зажигалки. Когда я доковыляю до улицы, курево уже должно быть готово, чтобы не бесить меня хотя бы этим.
Если папаша хочет, чтобы я жила с ним, то пусть удосужится или снимать себе квартиру для жарких ночей или соблюдает свой целибат, раз уж он прикидывается святошей. А девок я ему водить сюда не позволю.

+2

11

Да, Лиз была права, Эмили не так хорошо знала отца Морригана, совсем не знала о его прошлом, но только теперь рыжеволосой еще больше захотелось о нем узнать. В то, что говорила о нем Элизабет, было сложно проверить, и быть может девушка лишь нарочно придумала это все, чтобы опорочить отца в глазах Эм. Но не понятно, зачем ей это было нужно. Ведь ее слова лишь сильнее будили в Эмили желание защищать священника. Эм помнила себя примерно в возрасте Лиз, помнила, сколько всего наговорила отцу, когда узнала, что тот скрывал от нее правду, и помнила, как сильно потом об этом жалела. Для нее папа был самым хорошим и любящим человеком на земле, и отец Морриган был таким же - отчего-то Эм была уверена в этом.
-Я не спала с твоим отцом! – Эмили снова вспылила от того, что Лиз никак не хотела успокоиться и понять, что все ее подозрения лишь плод бурной фантазии, и абсолютно не верила оправданиям Эм. -Мне плевать, что ты сейчас думаешь обо мне, но отец Морриган  не заслуживает, чтобы о нем говорили в подобном тоне, и он не заслуживает такой дочери как ты,-Эмили произнесла обидные слова прежде, чем поняла, что говорит их вслух, и тут же упрекнув саму себя в этом, но в том состоянии, до которого довела ее Лиз, контролировать себя было вообще тяжело. Щеки пылали, голова разболелась, а внутри все колотилось от нервной дрожи, и чтобы хоть как-то унять это, Эм обхватила себя руками, тщетно поправляя сползающую рваную футболку.
-Ты не вправе судить его за его грехи, никто не вправе. Не важно, каким он был, я знаю, какой он сейчас. Он спас моего отца, он спас жизнь мне…Твой отец  благородный, честный и порядочный мужчина. Он прекрасный человек, добрый, заботливый, чуткий. Он замечательный! Ты должна гордиться им, а не поливать грязью.

Отредактировано Emily Milford (2017-09-21 11:26:33)

+2

12

Рыжая взбесилась, даже походу попыталась задеть меня, но вызвала совсем обратный эффект. Она так возмущенно говорила и смотрела, словно я ее любимую игрушку тут отнять пытаюсь. Вот только ее слова были на столько очевидной правдой, какую она и сама не знала, что это вызвало у меня громкий, неудержимый и очень злой смех.
И наверняка я им только еще больше напугала эту девицу, даже больше, чем когда на нее кинулась. Но мне было плевать. Я сидела и смеялась чувствуя, что чем дальше, тем больше в этом смехе злости. Но я хотела ответить ей и мне пришлось сдержать его.
И все так же не глядя на нее, я стала оглядываться, чтобы найти выпавшую изо рта сигарету.
- Вот тут ты полностью права! Он меня не заслужил! Он вообще не заслужил детей! Но я есть, и теперь он расплачивается.
Отыскав сигарету и зажав ее в руке вместе с зажигалкой, я уселась поудобнее. Подниматься, когда у тебя подвернута нога и пробивает на ржач, не очень удобно, так что и пытаться не захотелось. Поэтому я решила дать себе хотя бы успокоиться сперва, свернув ноги перед себе в "позу лотоса", на сколько позволила боль, и теребя в пальцах сигарету.
- Я ничего ему не должна. Ни когда не была должна и не буду. Я даже здесь быть не должна, но осталась, раз уж хату предоставил, а идти больше не куда. Так что мне похрену к кому и где он там отзывчивый и чуткий, - пошлый смешок снова вырвался сам собой, - но если он, блять, гребанный священник, так пусть и ведет себя, как положено, не распуская свой хрен куда попало. Если уж девицы сами ноги перед священниками раздвигают.
Я успокоилась и с трудом, но поднялась на ноги, прихватив с собой еще и пачку. Одной сигаретой я явно не отделаюсь, эта сучка меня выбесила.

+1

13

Отслужив мессу, Келлах снял сутану, оставляя её в своём кабинете, накинул пиджак и не став задерживаться двинулся домой. Среди бела дня таскаться пешком по городу в епископском облачении - только лишний раз привлекать к себе внимание. Будто напрашиваться на почитание, а подобное отношение к себе Келлах всё-таки переносил довольно плохо.
Эйфин деловито перебирал лапами, практически прижимаясь тёплым боком к его бедру, что не позволял себе в то время, когда хозяин надевал на себя эти свои длинные чёрные одежды, будто понимал, что на джинсах защитного цвета белая шерсть в случае чего будет не так заметна как на чёрной ткани сутаны.
Уже будучи совсем на подходе к дому, Келлах довольно глубоко погрузился в свои мысли - он планировал сегодня заняться заказом ветеринарного центра у себя в мастерской и сейчас ему нужно было решить, за какую его часть стоит взяться в первую очередь.
Дверь дома оказалась открытой, что, в общем-то, было совершенно неудивительно - двери его дома всегда были открыты. Вот только за дверями оказалось совсем не то, чего он мог бы ожидать.
Ледяные слова Элизабет словно пригвоздили его к порогу, не давая пошевелиться, позволяя только лишь вслушиваться в девичьи крики, разрывающие тишину его дома.
Жестокие слова Лиз, жаркие попытки оправдать его в исполнении Эмили - всё это походило на какой-то идиотский телеспектакль, в центре которого он невольно оказался. Только вот здесь каналы переключать было нельзя. Несколько шагов по короткому коридору дались ему с неимоверным трудом - ощущение, будто во все кровеносные сосуды ему закачали раствор цемента усиливалось и крепло с каждым мгновением, сковывая его настолько, что через какую-то минуту он ощущал себя натурально Каменным гостем.
Он, такой благородный, честный и порядочный не заслужил детей. И всё, что он получил, всё, чему он искренне радовался, всё, что заставило его снова жить, бороться за эту жизнь, вернуться с того света - всё это было элементарной расплатой за его ошибки.
- Простите, что помешал, - сухо и бесцветно, едва шевеля губами произнёс Келлах, ощущая как совершенно не желает его слушаться собственное тело, - леди, - каждый произносимый звук раздирал горло, прорывался словно радиосигнал сквозь помехи. Кажется, он даже ощущал какое-то странное дребезжание за зубами, и явственно чувствовал как леденеет лицо, как до боли сводит скулы, как по телу разливается холод, сдавливающий все его мышцы словно тисками.

Отредактировано Ceallach Morrigan (Сегодня 06:17:33)

+1

14

После всего, что Эм наговорила юной мисс Морриган, она уже мысленно приготовилась к тому, что брюнетка сейчас в нее чем-нибудь запустит, но реакция сидящей на полу девушки оказалась совершенно непредсказуемой. Вздрогнув от внезапного истерического и какого-то безумного смеха, Эмили широко распахнула глаза, смотря на Элизабет.  Странное поведение настораживало и даже немного пугало Эм. А когда темноволосая девушка поднялась, Эми опустила руки и сделала даже полшага назад, уже не понимая, чего еще можно было ожидать от Лиз.
-Да как ты можешь, он же твой отец!  Так прояви к нему хоть каплю уважения. То, что ты говоришь и думаешь о нем – это все неправда. И когда-нибудь ты пожалеешь о своих словах. Ведь твой папа действительно очень хоро...-внезапно Эмили осеклась, услышав мужской голос, а сердце ухнуло куда-то вниз, когда она обернулась и увидела стоящего в дверях отца Морригана, так тихо и неожиданно вернувшегося домой. И, судя по его лицу он слышал, если не все, то очень многое из их спора с Элизабет.
Смотря на будто каменное лицо священника, Эм чувствовала, как пылают ее щеки, как пульсируют виски, как ноги становятся ватными, а сама она готова была провалиться под землю от стыда. И дело было даже не в разорванной футболке, которая снова сползла, открывая плечо и грудь рыжеволосой девушки взору святого отца, и которую Эм  поспешила поправить, дополнительно прикрывшись руками. Ее поведение было само по себе недопустимо, и Эмили отчетливо представляла как сейчас выглядит в глазах мужчины – взбалмошная истеричка, не справившаяся со своими эмоциями и выставившая напоказ какие-то свои глупые чувства, пусть даже и в его защиту.
Попытавшись извиниться, Эм ощутила, что язык не слушается ее и, лишь что-то невнятно пробормотав, сорвалась с места, не в силах больше выдерживать какой-то пустой и холодный взгляд священника. Заскочив в ванную, где висело ее платье, рыжеволосая захлопнула за собой дверь, и торопливо стянула с себя мужскую футболку,  тут же переодеваясь в свою одежду.  Сердце бешено колотилось, похолодевшие пальцы не слушались, и никак не удавалось застегнуть молнию на платье, отчего девушка едва не всхлипнула. Наконец справившись с замком, Эмили поспешила покинуть дом епископа. Проскочив мимо него, так и стоящего в посреди гостиной, и нечаянно задев мужчину плечом, Эм наспех обулась и вылетела на улицу.

0


Вы здесь » Irish Republic » Настоящее время » Дети, которых не любят, становятся взрослыми, которые не умеют любить.