Irish Republic

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Irish Republic » Прошлое и будущее » Больной, проснитесь! Вас уже вскрывают


Больной, проснитесь! Вас уже вскрывают

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

http://images.vfl.ru/ii/1465680290/2d3d0160/12992858.png
Больной, проснитесь! Вас уже вскрывают.

http://nsk.mir-kvestov.ru/uploads/quests/814/large/DSC_6675.jpg?1470682898

http://images.vfl.ru/ii/1465680290/7d64ae6d/12992859.png

УЧАСТНИКИ
Elisabeth Magee, Tilly Tail и еще разный нпсный народ
ДАТА И МЕСТО
8-11 сентября 2017, далеко за городом
САММАРИ
Вечеринка обещала быть отличной - музыканты, хорошая компания - но все пошло немного не так.

http://images.vfl.ru/ii/1465680290/2d3d0160/12992858.png

Отредактировано Elisabeth Magee (2017-10-13 18:03:41)

+2

2

День с самого начала пообещал быть превосходным. Да что уж там, просто великолепным и блистательным. Для начала я намазала на зубную щетку крем для рук и долго отплевывалась от мерзкого вкуса. Мда, а на упаковке было написано «Медовый». Брешут, сволочи. Любая уважающая себя пчела лучше бы удавилась, чем принесла бы в улей такое дерьмо. Потом, решив, что без кофе лучше день не начинать, я, в самых лучших традициях жанра высыпала кофе из пакетика прямо в мусорное и ведро и осталась изучать оставшуюся в руках обертку, все больше погружаясь в мысли о том, что всё тлен. В следующий заход коричневые гранулы таки попали в кружку, но вместо сливок туда попало содержимое из маленького лоточка с сырным соусом, невесть как затесавшимся в холодильник. После этого, вполне законно, я решила, что готовка это не мое, сполоснула кружку и чуть не выронила, пытаясь поставить её в шкафчик для посуды. Но не в самый последний момент чудом удержала её в руках.
-Ага! Вот тебе, выкуси! – торжествующе крикнула я, показывая средний палец куда-то в левый угол потолка, где, теоретически находилась та неведомая сила, излучавшая потоки энергии всемирного свинства. И тут, рухнул сам шкафчик… Но кружка уцелела, да. Просто прекрасно. Просто, мать его, зашибись. Окинув взглядом кучу осколков на полу, я забралась с ногами на кухонную тумбу и закурила, стряхивая пепел в раковину. По крайней мере, решила я, за полчаса наверняка был исчерпан месячный лимит неудач, и следующие несколько недель я буду запинаться на улице о кошельки, полные денег, все черные кошки будут обходить меня за три квартала, а потом Майкл Хиггинс, лично позвонит мне и пригласит сделать фотосессию о его президентской жизни. И тогда я куплю новый шкаф для посуды, и приварю его, нахрен, к стене!
Я затушила окурок об раковину, соскочила на пол и аккуратно переступая по чистым участкам линолеума выбралась из завалов. Обнаружив, что всё это время я сжимала в руках уцелевшую треклятую кружку, я в сердцах швырнула её прямо в центр кучи битого стекла, где она, коротко звякнув, распрощалась со своей кружечной жизнью.
На сегодня была запланирована фотосессия. Наскоро одевшись, я схватила кофр с фотоаппаратом и выскочила из дома. Главное, быстрее убежать, пока не передумала. Не знаю, несется ли уже навстречу Земле метеорит, который должен расплющить меня, но хотя бы я помру за любимым делом.
Несмотря на ранюю осень, на улице было свежо. Я зябко поёжилась и прыгнула в машину.
- Сейчас быстренько отщёлкаю этого мужика и напьюсь вдрызг в ближайшем пабе. – бормотала я, выруливая на относительно оживленную дорогу.
Доехала я на удивление быстро. Не попала в аварию, автомобиль не захватили террористы, даже пробок не было. Хотя, Господи прости, откуда бы здесь взяться пробкам. Да и террористам тоже. Нашла нужный дом, позвонила в дверь. Открыл сам заказчик.
- О, я так рад Вас видеть! Пол Маллан к Вашим услугам! – начал он суетливо раскланиваться и попытался поцеловать мне руку. – Прошу, проходите! Мне надо закончить некоторые приготовления, и мы тот час же приступим к работе.
Я молча кивнула и прошла в гостиную. Он же, оставил мне поднос с чаем и исчез за дверь какой-то комнаты. Что делать, надо готовиться.  Я расчехляла аппаратуру, краем глаза осматривая помещение. Комната была оформлена в явно старушечьем стиле, по стенам развешены пейзажи, из тех, которые продают на улицах торговцы с подозрительно сизыми носами, на полочках расставлены рамки с фотографиями: маленький ушастый мальчик на самокате, этот же, но уже менее ушастый мальчик на пикнике с мамой и папой, взрослый мужчина в свитере с оленем в обнимку с благообразной старушкой с седыми туго завитыми буклями.
- Наверное, хочет снять очередное фото с мамочкой. – буркнула я себе под нос, машинально разглаживая пальцами вышитую салфеточку, покрывавшую подлокотник дивана.
- Я готов, заходите! – донеслось из комнаты.
Я прихватила фотоаппарат. Сначала осмотрюсь, потом перетащу туда освещение и прочий инвентарь.
- Вы так толком и не сказали мне, что именно Вы хо… - язык отказался договаривать. Я говорила старушечий стиль? Хо-хо! Эту комнату явно в ночи выкрали из дешевого борделя и приставили к дому. Разумеется, в тайне от мамочки. Тёмно-красный ковер, бархатные обои и зеркала на потолке, отражающие десятки огоньков свечей всех цветов, размеров и форм. Посреди огромной кровати с атласными черными простынями, обсыпанными лепестками роз, возлежал хозяин всего этого великолепия – мистер Маллан, лысеющий и в умопомрачительных стрингах, практически невидимых из-за свисающего брюха. Он приглашающе похлопал по простыне рядом с собой. Я судорожно сглотнула, провожая взглядом красные пятна лепестков, планирующих на ковер.
- Ну что же Вы, мисс Тейл, не теряйтесь. Проходите, располагайтесь. Сначала несколько моих снимков, потом Вы присоединитесь ко мне. Это будет просто чудесная экспозиция – Ваше молодое гибкое тело и мой стан умудренного в любовных ласках мужчины.
- Пожалуй, я пойду. – шаг в сторону двери, отделяющий меня от милой комнатки, с такими чудесными салфеточками и чаем с печеньками.
Маллан слетел с кровати с необычной быстротой, для такого… гм… умудренного мужчины. Он начал наступать на меня, оттесняя вглубь комнаты.
- Я заплатил. Я заплачу сверху. Любая была бы рада, оказанной чести! – куда-то делась вся его вежливость и манеры. Лицо покраснело, на намечающейся лысине показались бисеринки пота. Наверное именно про оказанную честь, быть оттраханной столь уважаемым господином неоднократно рассказывала его маменька, отгоняя от него неизвестно как заблудших сюда дам.
Когда он схватил меня за запястье, цвета вокруг стали невыносимо яркими, в висках застучало. Я вырвала руку, аккуратно поставила фотоаппарат на столик, стряхнула со штанины соринку. Маллан снисходительно улыбнулся и распахнул свои волосатые клешни для объятий. Похоже, еще бы губы трубочкой сложил, да не успел. Я воткнула ему пальцы в ноздри и рванула, притягивая его лицо к себе. Он гундосо заверещал, обдавая меня запахом мятного освежителя для рта и миллионов сигарет, возможно, набитых ношенными носками. Замахнулся для удара, но не учел, что у меня вторая рука свободна. Я схватила его за яйца, слишком, слишком, блять, плохо прикрытыми этими хиленькими трусишками. Пол замер, поняв, что у него есть шанс через пять минут увидеть свои драгоценные тестикулы у себя на ладони. Сжала руку посильнее. «Сегодня на арене нашего цирка жонглеры! Та-та-тара-тара-та-та-та-та» - пронеслось в голове.
- Слушай ты, кожное образование вокруг члена, – вырвался глухой голос из разом пересохшего горла, - ты малость перепутал, кого вызывают на дом с почасовой оплатой. Я сейчас уйду, а если ты решишь, что разговор не закончен, то будешь объяснять в скорой, откуда столько разных вещей оказалось в твоей заднице. Доступно излагаю?
После дополнительного рывка за ноздри, толстяк закивал головой, насколько это было возможно в его положении. Я разжала хватку и отпихнула обмякшее тело, от которого пахло потом и страхом. Мужик плюхнулся на кровать, взметая в воздух облако поникших лепестков. Был в этой картине какой-то художественный смысл, наверняка был. Но, подумаю об этом позже. Наверное. Брезгливо вытерев руки о простынь, я подхватила фотоаппарат, не торопясь собрала свои манатки и ногой открыла входную дверь.
- Жду оплату на карту! Не забудьте, что обещали дополнительную оплату! – крикнула я напоследок и вышла прочь из дома. Хозяин так и остался сидеть в спальне, бережно баюкая в руках сохраненное достоинство и распухший нос.
Зашвырнув все имущество в багажник, я первым делом зарулила в аптеку, где приобрела пару бутылочек спиртового раствора, которые вылила себе на ладони за ближайшим углом. Распространяя оглушающий запах спирта и стерильности, нашла в интернете ближайшее питейное заведение, куда не замедлила отправиться. Транспортное средство бросила неподалеку, намереваясь ужраться так, чтобы забрать его только через неделю.
Паб встретил меня полумраком и прохладой. Затребовав себе бутылку виски, забилась в самый дальний угол. Залпом ухнула три бокала. Горячий взрыв шершаво пронесся по горлу, но облегчения не принес. Стало еще омерзительней. Внезапно, ко мне за столик присел незнакомец, молодой парень.
- Странный напиток для девушки. Ты выглядишь грустной, – констатировал он.
- Восхитительная наблюдательность. Предпочитаю грустить со странными напитками в одиночестве, - буркнула я, про себя думая, что еще немного и бутылка полетит непрошенному гостю в голову. Хватит с меня сегодня внезапных знакомств.
Парнишка явно почувствовал, что ему здесь не рады и торопливо протянул мне какую-то бумажку.
- Ничего не подумай. Просто мы с друзьями открыли небольшую площадку отдыха за городом. Сейчас собираем людей для пробного заезда. Рок-группы, прогулки, вечеринка в честь открытия, все за нас счет. И да, я не собираюсь тебя разводить для быстрого перепиха нахаляву. Таких флаеров тридцать штук, столько народу перетрахать я физически не могу. – парень обезоруживающе улыбнулся, и я против воли рассмеялась.
- Считаю это согласием, - он положил передо мной пригласительный. – Завтра всех будет ждать автобус. Когда и где – написано на обороте. Надеюсь на твоё положительное решение.
После этого парень встал и вышел, не дав мне ответить. Какое-то время я рассматривала бумажку, сомневаясь. Настроение напиться улетучилось без следа. Расплатившись, решила, что три рюмки беды не сделают, забралась в машину, набила полный рот жвачки и отправилась домой.
- Ехать неизвестно куда, неизвестно с кем, - рассуждала я вслух, советуясь со своим отражением в зеркале заднего вида. – Нет уж, благодарю покорно. Мне хватило сегодня приключений.
Дома меня ждали утренние руины, сквозняк и дружеский запашистый подарок от соседского кота, пробравшегося через оставленное открытым окно.
На следующее утро я уже спешила на место встречи.

Отредактировано Tilly Tail (2017-08-29 04:36:04)

+3

3

Хотя с папой все шло не так плохо, все же дома было невыносимо из-за одной единственной девицы. Я понятия не имею, что ей надо, но исчезать из дома стало для меня такой же традицией, как и было когда-то с мамой. Просто не могу я с ней рядом находиться.
Сегодня ее дома быть не должно, но разве мне от этого легче? Все равно я чувствую, что она может заявиться в любой момент.
И самое фиговое, что Дилан только объявившись, тут же снова свалил. Я понимаю, что у него сейчас много проблем, но мне то от этого не легче. Вот и пришлось воспользоваться листовкой, которую мне так настойчиво пихал в руки какой-то мужик пару дней назад.
Концерт-вечеринка за городом. Что-то подсказывало мне, что все не так просто, уж больно мало рекламы. Но даже на самих флаерах написано, что все это экспериментальный проект и потому все так секретно. И раз уж вариантов у меня оказалось не много, я поехала. К черту все.
Автобус, собиравший народ, был уже на месте и познакомиться с теми, с кем будем тусить, можно было сразу. Но я лишь молча кинулась в самый дальний угол, чтобы ни кто не посмел тронуть меня, пока я не окажусь там и не напьюсь хотя бы пива. Тогда, может быть, меня перестанет так тяготить то, что Дилана опять не рядом, пусть и не на долго.
Народ собирался, громко крича и уже развлекаясь. Они были разные, но, наверное, так и было задумано. Какая к черту разница.
Автобус тронулся и мелькание за окном постепенно сменилось с города, на поля, а после и лес.
Если верить часам на телефоне, мы остановились только через час, в каком то странно месте, где не было ни связи, ни площадки для концерта. Кто-то начал возмущаться и выламывать двери автобуса, но водитель и не думал их открывать, сам находясь за прочной стенкой, разделявшей салон и водителя. Где только автобус такой нашли. Мы въехали на территорию какого-то заброшенного завода.
Ощущение надвигающегося пиздеца накрывало постепенно, но уверенно. Я вжалась в свой угол, нервно озираясь по сторонам, и пытаясь понять, во что же я связалась в итоге.
Нас выпустили только когда автобус оказался за закрытыми дверями гаража этого самого здания. Кто-то выскакивал и снова ломился в кабину, но уже снаружи, кто-то как и я медленно выползал, пытаясь понять что же происходит, не привлекая лишнего внимания.
Когда последний пассажир вышел, автобус рванул с места, заезжая ещё куда-то вглубь здания.
Обшарпанные стены, ржавая, но ещё крепкая дверь гаража и полная неизвестность отлично демонстрировали, что это будет явно не концерт и не вечеринка.

+1

4

Ну, всё, квартира заперта, окно заперто – хрен ты снова придёшь насрать, мудацкий котяра! – телефон заряжен под завязку, полила моего сожителя – кактус Джонни умеет очень душевно молчать, пока я ему жалуюсь. Утрамбовала в рюкзак подарок для Эми, завтра у нее день рождения. Сегодня оттянусь, а завтра на перекладных рвану прямо к ней. Тем более, что у меня для неё большой сюрприз.
Во времена далекой юности, моя подруга занималась фигурным катанием, и если бы не та завистливая сука, каталась бы до сих пор. Ну и хрен бы с ней, все равно я недавно разговаривала с мистером Милфордом, он сказал, что Эми вполне себе восстановилась и снова может кататься! Ну, в разумных пределах, конечно. Большой спорт уже закрыт, а вот для души позадуряться можно. А так как старые коньки она в сердцах зашвырнула далеко в чулан, и они наверняка там уже рассохлись и давно ей не по размеру, то я и везу ей в подарок новые.
Но, это все лирика. Погнали.
У автобуса, который был больше похож на смесь школьного и тюремного – странный выбор – уже стояло человек десять, гомонили, громко смеялись, знакомились. Все были разного возраста, разного социального положения, если судить по одежде. Были как подростки, так и парочка сорокалетних дядечек. Они бурно обсуждали происходящее и делились ожиданиями о вечеринке, подробностей которой, похоже, никто не знал. Одна девушка, кажется, самая младшая из присутствующих, стояла поодаль, в разговоре не участвовала и хмуро поглядывала по сторонам. Я тоже подходить ближе не стала, остановилась перекурить в метрах трёх от группы. Пока что заводить новых знакомств не хотелось. А вот приедем, накатим, и посмотрим.
Наконец, все загрузились, не прекращая разговора, расселись по местам, и автобус тронулся. Я забралась на сидение с ногами, проигнорировав недовольный вид моего соседа, и уткнулась в телефон. Через некоторое время телефон пришлось отложить, так как cеть пропала. Мы ехали в какое-то Богом забытое место. Может быть это что-то типа экстремального туризма, но ощущение было такое, будто нас взяли в заложники и тащат туда, где нас никто не услышит. Будут отрезать пальцы по одному и рассылать письма счастья. «Только у нас, суперпупермегаакция! Собери пять пальцев и получи ладонь в подарок! Первому позвонившему – лак для ногтей в подарок.» Я хихикнула внезапным мыслям и прилипла к окну.
Мы въехали на территорию заброшенного завода. Совершенно не было похоже, что здесь будет проходить какое-то мероприятие. Никакой аппаратуры, украшений, людей, наконец. Кто-то занервничал и кинулся к водителю. Но окошечко, проделанное в железной перегородке, разделяющей водительскую кабину и салон, тот час же захлопнулось наглухо. Автобус медленно заехал в какой-то облезлый старый ангар. Двери открылись, люди стали несмело выходить наружу. Парочка человек сохраняла полную уверенность, что это: «Мегазадумка! Как в том реалити-квесте про зомби-апокалипсис, помнишь, Брайт?». Одна девица в ультракоротком мини и высоченнных каблучищах, на которых она потрясающе ловко передвигалась, начала тут же фотографироваться на фоне автобуса на айфон. А когда поняла, что выложить селфи в инстаграмм без сети не выйдет, начала громко возмущаться, размахивая, как курица крыльями, руками с ужасающе длинными ногтями. Под мышкой у неё болталась сумка с мелкой собакой в ней. Ну знаете, из тех, у которых размеры крысы и с упиханной туда ненавистью ко всему живому. И собака, и её хозяйка заебали всех, когда мы еще даже не успели отъехать. То она безостановочно пиздела по телефону, намеренно растягивая слова и посвящая всех в безмерно увлекательные подробности того, кто кому отсосал и кто здесь главная сучка на районе. То она сюсюкала со своей «шладенькой шобачечкой Фуфу, кто это у нас тут такой симпампулечка», а собака разражалась не то что лаем, а каким-то сатанинским визгом в ответ. То отпускала псину побегать по автобусу, и одуревшее животное забиралось блевать под сиденья.
После неё вышла та самая девушка, которая сначала стояла отдельно ото всех, а потом села в самый конец автобуса в гордом одиночестве. Последними, озираясь, вышли те сорокалетние дядьки, для вида поигрывая остатками мускул. Автобус захлопнул двери и рванул с места, размазав по бетону визгливую шавку, которая пристроилась поссать на колесо. Она успела только пронзительно взвизгнуть, пока покрышка превращала её внутренности в кровавую кашу, брызнувшую тугой струей из-под лопнувшей шкурки. Рёбра вылезли наружу, словно акула открыла зубастый рот, а потом, негромко хрустнув, распались в белое крошево под колесом. Взвизг оборвался, когда череп Фифы с чавканьем вдавился внутрь, а потом будто взорвался, выплюнув из себя глаза. Пасть застыла в вечном оскале, будто собака так и продолжала люто ненавидеть всех вокруг. Хотя, если вдуматься, прямо сейчас у неё наконец появились для этого веские основания.
Хозяйка бывшей собаки залилась истошным криком. Она бы составила достойную конкуренцию своему питомцу, если бы он не лежал сейчас, намазанный на асфальт, как масло на хлеб. Она верещала, прижимая ладони к щекам. Как она только еще не выколола себе глаза своими когтищами. Кто-то кинулся следом за автобусом, но двери ангара уже с грохотом захлопнулись, отрезая нас от внешнего мира. А я не могла оторвать глаз от кровавого отпечатка протектора, тянувшегося от трупика. Среди отчетливо-красных геометрически правильных линий, тут и там попадались ошметки мяса, шерсти и осколки костей.
Вдруг, откуда-то сверху послышался лязг. Все, как по команде задрали головы, отыскивая источник звука. Я тоже решила не выбиваться из коллектива.
Ангар был очень высоким, в несколько этажей. На уровне этажа, эдак, второго-третьего, был большой балкон. И на него сейчас вышли пятеро парней. Все одеты с иголочки, в черные строгие костюмы, черные рубашки, ворот которых затягивали красные галстуки. Один из них поднес к губам мегафон, щёлкнул рычажком, отчего по помещению разнесся скрежет.
- Приветствуем вас, наши дорогие гости! Мы счастливы видеть вас здесь, на нашем скромном мероприятии! Это собрание я позволю себе назвать «Уроки безопасности». Ни одного из вас, мама так и не смогла научить в детстве, что нельзя разговаривать на улице с посторонними, что-то брать у них, а тем более, садиться с ними в машину. Как все мы знаем, в дикой природе, особь, не следующая своему инстинкту выживания – вымирает. Мы же надеемся, что хоть кому-то из вас наши незатейливые уроки и упражнения пойдут на пользу.
Наступила оглушительная тишина. Кто-то крикнул: «Это что, типа такая шутка?», - и снова все затихли. Первой раздуплилась, как ни странно, хозяйка Фуфу.
- Да вы вообще знаете, кто я?! Да один звонок моему котику, и вас здесь же и похоронят! Вы мне заплатите за мою Фуфу! Вы хоть знаете, сколько она стоила?! Это лион бишон, вы за него полжизни пахать будете! Быстро, открыли здесь всё, мудилы, или…
Что «или», узнать мы не успели. Откуда-то раздался выстрел и в голове «даме со связями» появилась ровненькая дырка. Девица упала как подкошенная. На лбу у неё краснело аккуратное отверстие, зато сзади дорогая укладка как следует попортилась. Затылок был разворочен, в сторону отлетел кусок черепа с прядью волос, остальные кусочки кости повисли на скальпе, прикрывая вытекающую кровь, обильно сдобренную кусочками мозга. Стоявшие сзади неё люди были равномерно покрыты красными и желтовато-серыми крапинками. Сначала они ловили воздух ртом, а потом рванули в разные стороны от трупа, как будто он мог встать и схватить их.
- Вот это я понимаю, отрыв башки! Ха-ха-ха-ха-ха! – залился хохотом один из «верховных». Это было так странно, так внезапно, что все застыли на мгновение, а потом закричали. Крик отразился от железных стен. Грохнул еще один выстрел. Опять все застыло.
Было видно, что люди мысленно ощупывают себя и думают: «Неужели не в меня?» Я опять задрала голову. Похоже, выстрел был в воздух. Средний опять взялся за мегафон.
- Итак, урок первый. «Не высовывайся». Прошу поаплодировать нашей безымянной невольной ассистентке.
Тишина.
- Вы слышали?! Аплодисменты! – где-то слышится щелчок затвора, который не обещает ничего хорошего. Вялые и нестройные хлопки разносятся по ангару. Никто не хочет умирать.
Любитель «срыва башни» продолжает негромко хихикать. Я присматриваюсь. Один постоянно вытирает рот, второй не может прекратить теребить свой пиджак, постоянно пробегая пальцами по лацканам, пуговицам, снимает соринки. У третьего глаза бегают так, что сокращаются мышцы всего лица. «Да они же обдолбанные вхлам!» - приходит совершенно ненужная мысль.

Отредактировано Tilly Tail (2017-09-05 19:11:12)

+2

5

Ахуеть. Я вроде бы даже сказала это едва слышно, но вслух. Нет, собачку мне было почти не жалко. Скорее жалко, что она родилась такой мерзкой тварью и порадовала своей уебищной жизнью такую же уебищную дрянь, человеческого вида. А вот то, что ее переехали - это было скорее закономерностью. Даже удивительно, что ее никто не пришлепнул раньше.
Я медленно достала сигареты и закурила. Легкое ощущение приближающегося пиздеца не покидало меня, но и понять, что именно из всего происходящего - самое подозрительное, пока не получалось. Больше всего хотелось врезать истерящей суке, потерявшей свою ненаглядную Фуфу, такую же истерящую суку. А ведь какая идиллия в их паре была. Обе - мерзкие твари без намека на мозг, обе нужны друг другу лишь только для того, чтобы получать свои ништяки. Шавка от девки, девка от папика. Красота.
Но это было еще не все, что предстояло увидеть всем приглашенным. Продолжая курить, я посмотрела вверх, откуда раздавался шум и голоса. Ничего неожиданного. После увиденного, обнаружить там каких-то мудаков было вполне в духе происходящего. Даже то, что они говорили, было вполне ожидаемым. Стремный пранк, все такое. Неприятно было только то, что я оказалась его частью.
Мудаки что-то болтали, пафосно поглядывая сверху вниз, тупая сука визжала, как ее псина пару минут назад, и жутко бесила всех вокруг. Мудаков она, судя по всему, тоже не мало взбесила или кого-то еще, кого мы не видели. Выстрел раздался внезапно и совершенно не понятно откуда, но уже через мгновение половины головы визгливой суки, как и ее визга, больше не было.
А мудаки все так же веселились. Вот только нам больше никому не было весело. Даже мужики, до этого переговаривающиеся и шутящие, заткнулись. А в голове был только один вопрос "КАКОГО БЛЯТЬ ХУЯ!?"
Но задавать вопрос вслух больше не хотелось.
- А теперь, когда все поняли, что игра у нас серьезная, мы хотим рассказать вам правила. Они будут высвечиваться на стене в нужных комнатах здания. И так. Правило первое: если не убиваете вы, то убивают вас. И не важно кто, вас все равно убьют, если вы будете выделываться. Правило второе: если вы будете собираться группами больше трех человек, без особого указания, то все умрете. Хотя, возможно и с указаниями. Нам просто не нравятся большие толпы. Правило третье: каннибализм и любые другие способы выжить приветствуются. Правило четвертое: если мы услышим, что вы недовольны игрой или ее правилами - вы умрете.
Один из дружков говорящего отвлек его. Что они шептались понять было не реально. Но когда закончили, то тот, что с рупором рассмеялся и снова включил его.
- Остальные правила вы прочитаете сами. И да победит сильнейший! Первый сезон голодных игр открыт!
Они ушли. На стене проектор высветил правила и среди прочих ярче всего горели слова про группы. Здравый смысл призывал прислушаться к ним. Я схватил за руку какую-то девицу и тронулась куда-то, лишь бы подальше от толпы. Девушка выглядела адекватной, так что пусть будет она. В одиночку тоже быть не вариант. А за спиной раздались выстрелы и крики. Игра, судя по всему, началась.

+1

6

Правила. На стене горят слова, которые гласят о том, что будет с теми, кто правила не соблюдает. И есть правило о том, что правила могут не сработать. Первой очнулась та молоденькая девчонка, все время державшаяся в стороне. Она побежала на меня, и прежде, чем я успела что-либо сообразить, рванула меня за руку и потащила в сторону, подальше от остальных. Надо сказать, что очень даже вовремя, потому что снова начали раздаваться выстрелы, а в том, месте, где я стояла секунду назад, пуля выбила крошечный фонтанчик раскрошившегося бетона. Люди закричали снова, но один крик был полон не страха, а боли. На бегу я обернулась и увидела, как один паренек прижимает к себе руку с пробитым предплечьем. Был выхвачен кусок мяса, и парень изо всех сил старался зажать рану, струившуюся кровью. Сопровождавшая его девушка, хваталась то за его израненную конечность, заставляя его кричать еще громче, то в ужасе прижимала руки к лицу, превращая его в клоунскую маску, состоявшую из красных текущих мазков. Заебись, отдохнули. Хороший здесь тамада. И конкурсы интересные.
Мы отбежали в самый угол ангара, где в изобилии валялся всякий железный мусор. Девушка, не прекращая курить, небрежно стряхнула пепел на землю. Потрясающее хладнокровие. Будто каждые выходные выбирается так поразвлечься. Но, почему-то, паники не было и у меня. Я тоже решила, что лишний никотин перед смертью не повредит, и тоже закурила.
- Меня Тилли зовут, если что, - внезапно для себя представилась я, выпуская к потолку облачко сизого дыма. В самом деле, почему бы напоследок не познакомиться. А пока я искоса наблюдала за хаотично передвигающейся толпой и импровизированное табло. На нем по-прежнему висел список правил, не торопясь выдавать хоть какие-то задания. И ни одна дверь не открывалась, ни входная, ни ведущая в глубь ангара. Некоторые безуспешно пытались сдвинуть их хоть на сантиметр. Но тщетно. Наблюдатели ушли с балкона, но я была уверена, что они по-прежнему следят за всем происходящим. Конечно, не пропускать же такую веселуху.
- Они сказали, мы должны убивать друг друга! – раздался крик. Драл глотку один из тех сорокалетних, который сначала безудержно понтовался, а как возникла реальная опасность, сразу прижал хвост. Да, давленные сучки на некоторых действуют усмиряюще. Его глаза перескакивали с одного человека на другого, выбирая себе жертву. Наконец, его взгляд остановился на… На мне? Нет, за моей спиной. Ну конечно. Моя невольная компаньонка была самой младшей из группы, да еще и девчонка. Самый достойный соперник, что уж говорить. Он рванул с места в нашу сторону. Казалось, что у него сейчас пойдет пар из ноздрей, как это рисуют в мультиках. В мгновение ока он подлетел к нам и было уже занес руку, чтобы схватить намеченную цель… Но тут время замедлилось. Знакомое чувство. Не люблю его. Это не я.
Я уронила сигарету на пол и выхватила из кучи металлолома какую-то арматурину, врезала мужику прямо по тыкве, как заправский баттер. Он отлетел на пол. Кожа на щеке разошлась, расцветая причудливыми лепестками. Если присмотреться, можно было в середине этого соцветия увидеть мелькающий золотой зуб. Я перехватила железяку поудобнее, готовая всадить её ему прямо в горло, если он попытается рыпнуться, но, кажется, он отключился. В этот же момент, с диким скрежетом поползла, открываясь, дверь. К сожалению, совсем не та, которая вела на волю.

Отредактировано Tilly Tail (2017-09-27 21:23:37)

+1

7

Стоило ожидать, что все будет происходить хуй знает как, как только осознание, что я попала в полную задницу. Но я не собиралась сдаваться. Не теперь. Не так. Дилан ждет меня и я выберусь из этого пиздеца. И меня ни чуть не ебет, что моей жизни угрожают какие-то ублюдки и дебилы, вроде того, что кинулся из толпы, рассчитывая, что две слабые девушки - это подходящие мишени. Вот только, походу, не я одна из нас двоих умею драться и мой выбор был правильный.
- Вообще-то он был мой. - Язвительно заметила я, подбирая сигарету зеленоволосой и оглядываясь на скрежещущею дверь. - Но спасибо.
Что может быть лучше, чем язвительность, когда все дохуя плохо. Я понимала, что сейчас можно устроить и панику, проблеваться или что-то в этом духе, но происходящее было похоже на какой-то сюрреалистичный сон и пока все нормальный реакции явно притормаживали, оставляя не здоровое спокойствие. Зато, может быть, именно оно и поможет мне выжить в этом ебанном пиздеце, который обещался быть дальше, если верить всему, что я до этого увидела. А не верить своим глазам и ушам у меня повода не было. Все было действительно просто пиздец, как плохо.
Ворота, ведущие в само здание были меньше, чем наружные, но все равно большие. И за ними было неприятно темно. Но одно из правил этой игры на выживание гласило: если дверь открылась, то все, кто в нее не зайдут - будут мертвы. И я не очень хотела спорить с автоматами, да еще и такими, которые не видно.
Темный, длинный коридор, типичный для подвальных помещений в подобных, старых зданиях, даже лампочки, которые тут должны были быть, и те только одна из нескольких были на месте. Но выбора не было, я помнила это хорошо.
Хотя нет, выбор был. Выбор был из тех провалов, которые были то ли выступами, то ли проемами дверей. И выбор заключался в том, в какой из них нырять. Нет ли там ловушки? Не занял или его кто-то? Не ждать ли еще какой подставы в тех, которые придется миновать, если выбирать не первый же попавшийся. Я видела, что мы не первые, а значит возможно все, но обсуждать что-то не было времени и я рванула вместе с зеленоволосой Тилли, надеясь, что уж вместо-то мы со всем справимся.
Первый провал - ни кого. Второй - ни кого. Третий. Вот тут и лучилась жопонька, когда какой-то мужик дернулся на нас с явным желанием убить. Но не на тех напал и вместо того, чтобы спасаться, я, наоборот, кинулась на него, вталкивая его в провал, а затем и в какое-то помещение. Для начала не плохо. Тут, хотя бы, был тусклый, но свет.

+1

8

Девчонка даже ухом не повела, когда произошел этот… Эм-м-м-м… Инцидент. Да у неёяйца покрепче, чем эта арматурина, которую я продолжала сжимать в руке, на всякий пожарный. Но, на размышления не было времени – проход открыт. Кто не зайдет, тому ата-та-ташки и мозги по стеночке, это я уже уяснила. Невидимые автоматчики вообще располагают к быстрому усваиванию материала. Секунда колебания на то, чтобы бросить рюкзак в угол. Он все-таки нехило затрудняет передвижение. Сдохнуть, из-за того, что тебе не хватило пары секунд на движение – это слишком глупо, и вообще, непозволительная роскошь. Подарок для Эми жалко, но я обязательно за ним вернусь. Если только не… Нет! Обязательно вернусь, и точка. Обсуждению не подлежит.
Мы, не сговариваясь, одновременно рванули в темноту коридора. Вглядываться нет времени, разберемся на месте. Бесконечное количество проемов, в которых темнота казалась еще гуще, чем в коридоре. Что-то подсказывало, что выбрать надо только один, ведущий на правильный путь. Мои догадки подтвердились, когда из одного проема, куда наобум сунулся паренек, раздалось оглушительное шипение, а потом громкий крик. Он вывалился обратно в коридор, рыча и завывая от боли. Даже при тусклом свете, беспрестанно мигавшей лампочки, было видно, что кожа его пошла бесконечными пузырями, отваливаясь и обнажая мышцы. Запахло вареным мясом, а он все кричал и кричал, стаскивая с головы куски скальпа вместе с волосами, которые звучно шлепались на пол влажными комками.
Чтобы все это увидеть мне хватило буквально полсекунды. За это время на мою спутницу из очередного провала успел кинуться какой-то мудак, а она впихнула его обратно, ввалившись следом. Я кинулась за ней, пытаясь ухватить хотя бы за край футболки, чтобы выдернуть её из возможной западни.
Но, совершенно внезапно, мы оказались в еще одном «зале». Его освещала такая же тусклая лампа, что и в коридоре. Остальные, увидев, что нас здесь не нашинковали в капусту, рванулись следом, создав толчею в дверях, а потом рухнули внутрь единым шевелящимся комком сплетенных тел. Он, матерясь, развалился, и все тут же рассредоточились вдоль стен, подозрительно оглядывая помещение. Даже тот утырок, который хотел напасть на девчонку, сразу потерял к ней интерес и приник к стене. Я тоже оттащила её к стене.
- Блять, и где их ебанные задания? – спросила я её, вообще не рассчитывая на ответ, просто хотелось что-то сказать, чтобы понять, что еще жива.

0

9

Все это напоминало некий фарс. А ведь правила ясно обозначали, что чем больше народу, тем больше трупов. А меня это не устраивает. Я не хочу умирать так. Потом обдумаю все, что произошло, потом обдумаю кто, как и почему умер. Все потом. Пока что, я должна выжить. И высказать Дилану все, что я думаю о том, как и почему он нужен мне рядом. И что за его постоянные отлучки его ждет примерно то же, что и меня сейчас, но кровавую баню буду устраивать уже я.
Эти мысли промелькнули за секунду и исчезли.
Слишком много всего происходило. И в первую очередь произошло нарушение первого правила - куча народа собралась вместе.
Как и зеленоволосая, я прижалась к стене, крепко сжимая ее руку, чтобы нас не смогли разделить в случае чего, во всяком случае, пока мы обе живы.
- Еще скажешь такое и я сама тебе врежу! - огрызнулась я на вопрос о том, где же испытания. В отличие от этой девицы, мне их совсем не хотелось. Но я знала, что они будут, в этом она, все же, была права.
Я нервно оглядывалась в поисках возможности сбежать прежде, чем мудаки решат, что нас тут слишком много. Дверь, в которую мы вошли была не доступна. Слишком много народу. И либо они попытаются нас убить, либо мудаки.
Справа от нас, там, где стояла трясущаяся девица чуть старше меня и раза в два или три больше, была еще одна дверь, правда, походу, закрытая. Сама толстуха явно не замечала ее, только тряслась, не зная, что делать. Но разве это нам помешает?
Я заорала, так бешено, как только смогла, и, как и ожидала, толстуха рванула от нас с зеленоволосой, как ее там зовут, подальше, как раз мимо той двери. Вот только я-то куда быстрее. Я рванула веперед, утаскивая за собой девицу и когда толстуха пробегала мимо двери, то я толкнула девицу, а она уже, навалившись на толстуху, толкнула ее на дверь. Под весом двух девушек дверь послушно сдалась, толстуха влетела в следующую комнату вместе с Тилли, точно, именно так девицу и зовут. Я побежала следом.
- Если кто пойдет за нами - убью лично! - зло крикнула я оставшимся. Нет, убивать я никого не хотела, но если они поверят, то у меня больше шансов выжить.
И вот тут началась самой интересное. Раздалось шипение динамиков и снова раздался противный голос.
- Вуху! Вот это сейчас было круто! А вы молодцы, девчонки! Так держать! Только жирную с собой не таскайте, ее лучше разделать и забрать только кусочки для пропитания! - Мудак ржал, а у меня, наконец, начало проявляться нервное напряжение и от его слов меня замутило. Толстуха лежала прямо рядом с нами, походу она ударилась головой и жива ли она я не знала.
Я осматривалась, пока мудак говорил. Комната была не большой и очень грязной. Скорее всего, когда-то она служила подсобным помещением, ведь здесь лежали какие-то инструменты, явно для автомехаников. Пара дисков со спущенными шинами. И еще какая-то фигня, неизвестного мне предназначения.
- А теперь, пока еще не все проявили себя так хорошо, как наша зеленая фея и ее милая подружка, наше первое задание: Каждый из вас должен добыть палец другого человека и положить его к себе в карман. Небольшой бонус - те, кто добудут палец живого человека получат иммунитет. В следующем задании. Или нет, но ведь есть надежда! И помните о правилах! Пока!
Шипение динамика заглохло, а мой взгляд остановился на руках толстухи, от чего тошнота только усилилась.

+1

10

Мы вцепились друг в друга, будто от этого зависела наша жизнь. Хотя, наверное, так оно и было.
Надо отдать должное девчонке, она соображала явно быстрее меня. Рванув меня за руку, она кинулась к еще одной двери, которая пряталась за необъятными телесами одной особы. Девушка толкнула меня в спину, а я, в свою очередь, выставив вперед руки, врезалась в эту самку мамонта, усиленно помогая себе ногами. Ржавая дверь с грохотом распахнулась под тяжестью двух тел и мы рухнули внутрь небольшого пыльного помещения. Как ни странно, никто не посмел ослушаться грозного предупреждения девчонки, влетевшей следом. Я скатилась с неподвижного тела тётки, и спешно перевязывала шнурки на кроссовках, когда невидимые глазу динамики начали исторгать из себя звуки. Ну хотела заданий – получай, дура…
Услышав задание, мы, не сговариваясь, посмотрели на толстуху, возвышавшейся огромной кучей в проходе. Мысль о том, что нам сейчас придется своими руками резать живого человека не то что ужасала. Она казалось шуткой. Очень странной, несмешной шуткой. Минутку. Живого? Я присмотрелась. Лежащая на полу женщина не двигалась, грудь не вздымалась в такт дыханию. Хотя, при таких объемах, движение должно было быть заметным даже человеку с очень плохим зрением.
Я склонилась над телом, чтобы прижать ладонь к шее, там, где по идее должен был находиться пульс. И тут крохотные глазки толстухи, погруженные в бугры жира, распахнулись. И одновременно с ними разверзлась пасть. Другими словами не назвать. Я не успела даже дернуться, когда эта тварь, с потрясающей для своего веса скоростью, рванулась вперед. Её зубы сомкнулись прямо у меня на пальцах. Они погрузились в мягкое и склизкое, обволакивающее густой слюной, непрестанно шевелящееся и перекатывающееся, отвратительно воняющее чесноком и сырными такос. Я бы сдохла от омерзения, если бы не пришедшая в ту же секунду острая боль. Похоже, она решила заполучить себе право на выживание самым привычным для неё образом – перекусить мне руку, как сраное куриное крылышко.
Только сейчас я поняла до конца – теперь ли мы, либо нас. Вопрос только в том, кто первый.
Откуда-то из груди вырвался глухой утробный рык. Со всей силы, погрузив пальцы в это склизкое и вздрагивающее, я рванула вниз, чувствуя, как стараются сократиться мышцы челюсти. Толстуха вскочила на ноги, что-то мыча и стараясь освободиться от захвата. Но я рванула во второй раз, и она исторгла истошный визг. Края рта разошлись с сухим треском, и нижняя челюсть отодвинулась неестественно далеко, как будто маска «Крика». Женщина отпрянула, руками придерживая разверстый рот, который всё никак не хотел закрываться. Верхние её зубы были красными от крови, от моей, черт побери, крови! А в глубине отвратительной жирной змеёй метался язык.
Она сделала шаг назад, другой. И, подвернув ногу, с размаху полетела на пол, неуклюже повалившись на бок. Неведомым образом, её пальцы попали в щель косяка.
Не знаю, буду ли я сожалеть об этом всю оставшуюся жизнь, но я, прыгнув вперед, схватилась за ручку двери и хлопнула ею. Еще, и еще. Комнату наполнял треск, скрежет кости о железо, переходящий в чавканье разлохмаченной плоти. Мамонтиха отрубилась от болевого шока, и теперь валялась бледная, с так и не закрывшимся ртом из которого на каменный пол стекали слюна и кровь. Косяк двери был изляпан бурыми пятнами, воняло железом. Я вытянула руку женщины из щели. Мизинец был разрублен пополам. Безымянный палец зацепился за край двери, и через пару рывков тонкая ниточка кожи лопнула, и палец отвалился, как хвост у ящерицы. На среднем пальце было кольцо, которое смялось в невообразимую фигуру и защитило кость от окончательного перелома. А указательный держался только на мясе.
- Помоги! – пропыхтела я девчонке, примеряясь, как бы половчее оторвать еще один палец, но они выскальзывали из рук, мокрые и скользкие от обилия крови.  Прокушенную руку немилосердно дергало. Больше уже ничего не было страшно. Страх отныне стал непозволительной роскошью.

Отредактировано Tilly Tail (2017-11-30 13:31:08)

0

11

Наверное, если бы мне нужно было самым первым заданием кого-то убить, то это было бы проще. Но то, что происходило, было невообразимо отвратительно. Я видела многое в своей жизни, но это не значит, что я видела все. Но теперь уж точно увиденного становилось больше.
Конечно, стоило сказать спасибо зеленоволосой, как ее там, если не помру раньше времени, то точно запомню. Она старалась для нас двоих, но я не смогла подойти к ней, не могла помочь, потому что единственное, что я вообще могла сейчас делать, это с трудом сдерживать рвотные позывы.
Но она была права, права в том, что делала все, чтобы выжить, как и я только что... Мне надо было взять себя в руки, но как? Как можно взять себя в руки, когда при тебе отрывают пальцы человеку? Но я ж твердо решила, что выживу. Выживу и вернусь к Дилану, чтобы убить его своими руками, и тогда он уже не сможет бросить меня, не сможет оставить одну. Выживу, черт возьми!
- Конечно! - Зло бросила я Тил и рванула вперед, чтобы помочь. Злость - вот двигатель прогресса.
Оторвать ей палец отказалось куда проще, чем может показаться. А потом я схватила свой и палец боевой подруги, сунула один из них в ее руку и подняла наши руки с пальцами так высоко, как возможно, чтобы было видно. Я не знала, как дела обстоят в других частях этого здания, но кажется здесь мы оказались самыми отмороженными.
Голос с похвалой не заставил себя ждать. Сколько радости в нем было. Но он объявил, что за нашу храбрость мы выбраны самыми любимыми и теперь все, что не касается заданий, будет на нашей стороне. Если кто-то посмеет нас тронуть, вне выполнения, будет расстрелян.
Вот только почему-то меня это не обрадовало.
- Нам надо отсюда свалить. Куда-то, где ни кого нет.
Я огляделась, но выход по прежнему был один. А значит нет выбора.
Я выскочила в самый центр комнаты, стараясь на смотреть на толстуху, боясь блевануть и растерять весь свой боевой настрой. Палец так и был зажат в ладони и я выставила его перед собой.
- Если кто-то дернется, будет расстрелян! Вы это помните? Так что стоите и ждете, когда мы с моей подругой свалим! А потом мочите друг друга сколько хотите.
Как же мне хотелось быть не здесь. А в объятиях Дилана. Крепкий, надежных, родных объятиях. Нахрена я обещала не звонить? Пока он не вернется, он не станет искать, не станет сообщать в полицию. Еще и чертов Морриган неизвестно где.
Я сама не знала, куда бежала, просто подальше от людей, но мне было плевать. Если рядом нет толпы - это уже хорошо. Надо будет только хорошо прятаться, а что будет дальше - будет видно. У меня есть та, с кем я выживу. Я в этом была полностью уверена.
- Нам нужно спрятаться. Пока задание с пальцами действует, важно, чтобы ни кто не узнал где мы. Тогда к следующему заданию у нас будет преимущество.

+1

12

Девушка всё-таки поборола своё замешательство и пришла ко мне на помощь. Вместе мы довольно быстро завладели спасительными частями тела неудачливой толстухи. «Вегетарианец на языке индейцев означает «Хреновый охотник», не к месту вспомнила я глупо хохотнула. Третий палец отвалился, пока мы ожесточенно рвали на части её ладонь, и я кинула его ей на живот. Небольшая плата за наше спасение. Не знаю, выживет ли она вообще, и даст ли ей это шанс на какую-то передышку.
Весёлый, полный радости голос. Слишком чужеродным он кажется здесь, но несёт добрые вести. Мы порадовали, мы - хорошее зрелище, интересное. К такому зрелищу обычно не просят хлеба. Замечательно. Не знаю, стоит ли мне гордиться тем фактом, что я умею порадовать кучку наркоманов, жаждущих бойни, но это небольшая передышка, небольшой шанс покинуть этот чертов завод не в мешке для трупов.
Мы выскочили из каморки, прямо в самую гущу ожесточенной драки. Девчонка не растерялась и тут же подняла над собой окровавленный палец, который сейчас был для нас купоном на продление существования, и гаркнула на толпу. Все тут же отшатнулись от нас, как от прокаженных. Только один парень, у которого явно съезжала крыша, шагнул к нам, намереваясь завладеть этим кусочком мяса. Я спрятала за спину руку, сжатую в кулак и шагнула ему навстречу.
- У тебя проблемы со слухом? Мы вне игры. А если ты не остановишься, то я повырываю тебе пальцы и твой бесполезный член и утыкаю тебя ими, как дикобраза, прежде чем тебя успеют пристрелить.
То ли ледяной спокойный тон отрезвил его, то ли по глазам он понял, что шанс остаться с членом во лбу у него и правда есть, но он отступил, давая нам пройти.
И всё бы было прекрасно, но основная дверь была закрыта, а возвращаться обратно в тот закуток, из которого мы выбрались вовсе не хотелось. Я углядела узкую железную лесенку, которая вела на второй этаж и, схватив девчонку за руку липкую от крови, поволокла её вверх. Дверь с грохотом распахнулась. Мы прошмыгнули в тесный коридорчик, завалили дверь какими-то ящиками и осмотрелись. В коридоре было несколько дверей. Я осторожно приоткрыла одну. Слишком уж хорошо помнила про того парня, обваренного паром. Убедившись, что здесь нас не ждёт никаких сюрпризов, мы вошли в комнату. Я опустилась на какой-то большой ящик, достала из кармана куртки пачку сигарет. Что-то зашелестело. Пошарив еще, я вытянула невесть как туда попавший, шоколадный батончик. Только сейчас до меня дошло, что я всё еще сжимаю в ладони обрубок. С отвращением я отшвырнула его, чувствуя, как он отклеивается от моей кожи, и вытерла ладонь о штаны. Батончик я поделила пополам.
- Кто-нибудь знает, что ты куда-то поехала? – спросила я, протягивая девушке часть шоколадки, - И кстати, как тебя всё-таки зовут?

+2

13

Как бы хотелось мне, чтобы все уже закончилось. Как бы хотелось, чтобы это затишье обозначало, что больше ни какого безумия теперь не будет. Но здравый смысл подсказывал, что это совсем не так и безумие будет продолжаться и дальше. Но пока надо было понять где мы, что происходит и что делать дальше. А еще было бы неплохо познакомиться с девушкой, которая была здесь моей напарницей.
Я смотрела на нее с любопытством. Она отшвырнула палец, но я так делать не собиралась. Что-то подсказывало мне, что он может еще сыграть свою роль. Но, если что, мы просто поднимем тот, что "ее".
- Спасибо, - кивнула я, взяв шоколадку и засунув ее в рот. Быстро расправившись со своим завтраком, обедом, или чем там оно сейчас было, с привкусом чужой крови, оставшейся на моих пальцах, я уселась на пол. Здесь было тихо и нужно было передохнуть.
- Элизабет Маги. Или Лиз, так будет проще. И нет, ни кто не знает. Я вообще в Килкенни приехала только недавно.
И лучше бы этого не делала, потому что ничего хорошего в этом не было до сих пор уж точно. Даже вышедший и тюрьмы Дилан и тот свалил и теперь я здесь.
- А ты? Сказала?
Я очень на это надеялась. Что ее будут искать, что заметят отсутствие, гарду на ноги поднимут, поймут, что что-то не так. Или хоть кого-то из всех этих придурков, а там и нас вытащат. Но, судя по тому, что уехали мы минимум за два часа от города, то мы можем быть в соседнем графстве. И если я не ошибаюсь, то могу предположить в каком. Хотя вот ошибаться я могу и приписать любому другому месту в Ирландии то, что было в родном Корке. Так что даже в этом была некоторая проблема - понять где же мы.
- Ты не видела по дороге надписей "добро пожаловать в Корк"?

+1

14

- Приятно познакомиться. Неприятно, что в таком месте,  - я откусила кусок от своей половинки батончика, медленно ворочая шоколад во рту языком. Еда исчезла слишком быстро, хоть я и планировала растянуть её на подольше, - Я тоже никому не говорила. Я вообще решила ехать в последний момент. Кто ж, блять, знал, что прогулка затянется и так быстро перестанет быть томной. Где-то слышала, что можно отследить положение человека по телефону. Интересно только, придёт ли это кому-то в голову. Все мои знакомые в курсе, что у меня в жопе гвоздь, вряд ли хватятся.
Вытащила сигареты. Протянула одну Лиз, затянулась. Струйка дыма медленно и плавно поднималась к потолку, я приоткрыла дверь.
- Они там явно надолго, вряд ли кто-то заметит дым, - пояснила я, приваливаясь спиной к неожиданно теплой стене, - А ты откуда? И как вообще здесь оказалась? Если не секрет, конечно.
Я грустно улыбнулась и пустила дым через нос, - Я тоже неместная. Только я в Килкенни уже несколько лет.
Покрутила в руках сигаретную пачку. Почти полная. Крохотный конечно, но всё же бонус. Настолько крохотный, что бесконечно большой. Чёрт возьми, ну наверняка же есть какой-то выход! Хрен знает, какой-нибудь потайной люк. Хотя, мы не в фильме и не в книге, где внезапно оказываются пути на волю, за которыми никто не следит. Если эти уроды озаботились тем, чтобы понаставить везде ловушек и камер, то этот завод они наверняка знают, как свои пять пальцев и учли всё.
- Если честно, я не шибко следила за дорогой. Но, по-моему, я вообще не видела никаких указателей. Может они специально везли нас по этой дороге, чтобы никто не отправил сообщение с нашим местонахождением. А что, тебе местность знакома?
Я легла прямо на ящики и затянулась, глядя в потолок.
«Чем ближе к центру, тем сильнее скручивает», - вспомнились слова Ивы. Надеюсь, Ива. Ой, как надеюсь.

+1

15

- А ты запасливая. - Взяв сигарету, я привычно сунула ее в рот. Ну а что еще делать, надо же чем-то заняться пока тут.. отдыхаем.
Может и стоило бы реагировать кто-то ярче, но все эмоции уже ушли в страх, отвращение и нервное напряжение в том, чтобы придумать выход. Как вообще можно выбраться оттуда, откуда только один выход и тот под землю?
Идей у меня не было. Ни одной. Вот сколько пиздеца я в жизни пережила, а до сих пор все было не плохо, оказывается. И, черт возьми, по большей части я же была не одна. Сейчас, конечно, тоже. Но какая-то девчонка, просто, случайная девчонка, никогда не сравнится с Дилом. И так, как идей не было, я продолжила болтать.
- Я, как раз, из Корка, графства. А город у нас маленький - Кинсейл. Показалось, что места знакомые. Но я не приглядывалась. Может просто соскучилась по друзьям, вот и глючится. Я бы лучше домой поехала, ко всему этому пиздецу сейчас. Или к новоявленному папаше, он, конечно, мудак, но в целом хороший парень. Уж этих точно в разы лучше.
Мне было просто адово страшно. И чем больше отпускало, тем страшнее становилось. До меня, наконец, действительно доходило что происходит.
- Я сбежала, думала развеюсь, перестану на брата обижаться за то, что вышел и тут же свалил домой, а меня с собой не взял. - Я говорила не Тилли, а самой себе, понимая, что если заткнусь, то будет только хуже и я тихо сойду с ума тут же. А так, я расскажу, пойму, что происходит и ради чего мне нужно выжить и буду действовать. Это всегда действовало отлично, когда мне становилось страшно. Я просто рассказывала себе почему я еще жива, о Диле, о Пате, о том, что мы вырвемся из своего личного ада и создадим свой собственный, очень корявый и спорный рай. Если выживем. Вот последнее сейчас было особенно актуально.
- Блять. Я должна выжить, слышишь. У меня самого дорого человека из тюрьмы выпустили, обвинения все сняли. А я обиделась на него и сбежала. Дебилка, блять. Долбоебка. Дура. Слушай. У тебя есть ради чего выживать? Несмотря ни на что? Ты же хочешь жить, так? У тебя есть кто-нибудь? Ну хотя бы таракан, любимый в квартире живет? Я выжить хочу. И знать, что ты тоже хочешь. Так сильно хочешь, что выживешь и меня с собой вытащишь. И это будет взаимно.
Я смотрела теперь в глаза Тилл, понимая, что вот как раз наша игра начнется именно сейчас.

+2


Вы здесь » Irish Republic » Прошлое и будущее » Больной, проснитесь! Вас уже вскрывают