Irish Republic

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Irish Republic » Прошлое и будущее » Единственный способ избавиться от искушения - это поддаться ему


Единственный способ избавиться от искушения - это поддаться ему

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

http://images.vfl.ru/ii/1465680290/2d3d0160/12992858.png
ЕДИНСТВЕННЫЙ СПОСОБ ИЗБАВИТЬСЯ ОТ ИСКУШЕНИЯ - ЭТО ПОДДАТЬСЯ ЕМУ

http://s0.uploads.ru/sXR9z.gif

http://images.vfl.ru/ii/1465680290/7d64ae6d/12992859.png

УЧАСТНИКИ
Эмили Милфорд и Келлах Морриган
ДАТА И МЕСТО
31 июля 2017 г, дома у Эм
САММАРИ
"Ладонь. Глаза. Рука. Прикосновение.
Дыханье. Время. Тишина. Волнение.
Шепот. Мысли. Колебания.
Порыв. Волна. Тела. Слияние..."(с)

http://images.vfl.ru/ii/1465680290/2d3d0160/12992858.png

Отредактировано Emily Milford (2017-09-11 20:57:30)

+2

2

Только когда Эмили выскочила на улицу и, пройдя несколько домов, остановилась, чтобы вызвать такси, она, перерыв сумочку, осознала, что оставила свой телефон в доме священника. Однако возвращаться обратно Эм не стала — не хотелось больше видеть Лиз, да и перед отцом Морриганом было очень неудобно и стыдно за свое поведение. А еще было очень обидно, что знакомство с его дочерью прошло именно таким образом, обидно, что все хорошее настроение было перечеркнуто этой дурацкой ссорой, и обидно, что вместо благодарности и приятного сюрприза за вчерашнее спасение и гостеприимство отец Морриган стал свидетелем скандала. Еще и самочувствие резко ухудшилось — если поначалу утреннее недомогание не особо тревожило рыжеволосую девушку, то сейчас голова раскалывалась, а горло разболелось в разы сильнее. И вот теперь от всего этого на глаза навернулись слезы, которые Эмили быстро сморгнула и шмыгнула носом. Простуда все больше давала о себе знать, к тому же после ночной грозы на улице заметно похолодало, а на девушке было лишь тонкое платье, и озноб бил уже не только от холодного воздуха. В голове мелькнула безумная мысль и желание, чтобы ее сейчас окликнули, остановили, догнали, как это бывает обычно в фильмах в такие моменты, но Эм прекрасно понимала, что этого не будет. Обхватив себя руками и прибавив шаг, девушка пошла дальше к ближайшей автобусной остановке, надеясь, что транспорт не заставит себя долго ждать. Но и этому желанию сбыться было не суждено.
В конце-концов, когда Эмили, продрогнув окончательно и дождавшись все же нужного автобуса, добралась до своего дома о работе уже не могло быть и речи. Она и без термометра чувствовала, как поднялась ее температура, а раздирающая горло боль, тяжесть в голове и накатившая сильнейшая слабость давали понять, что ей не стоит сегодня никуда ходить. Позвонив в цветочный салон и предупредив их о своей внезапной болезни, Эм отпросилась на пару дней. Судя по всему, ее голос звучал настолько плохо, что никто не стал задавать лишних вопросов, а лишь пожелали ей скорейшего выздоровления. Следующим набранным номером стал телефон ее отца, и тут девушке пришлось долго убеждать папу, что с ней ничего серьезного, всего лишь легкая простуда, и уговаривать его, что нет необходимости присылать к ней врача из больницы, несмотря на то, что ее уже не просто морозило, а заметно колотило от явно повышенной температуры. Сойдясь с папой на том, что если ей станет еще хуже, она обязательно сообщит, Эм  закончила разговор и невольно улыбнулась. Родной голос и забота слегка подняли настроение девушке,  а еще она знала, что папа в течение дня не раз позвонит, чтобы узнать ее самочувствие. Наверное, нужно было позвонить еще и отцу Морригану, чтобы как-то договориться забрать у него свой мобильник, но отчего-то Эмили так и не смогла этого сделать. Что ее остановило, рыжеволосая и сама не могла точно сказать – может, ее пугала неизвестность того, как мужчина отреагирует на ее звонок после увиденного и услышанного, а может просто не хотела, чтобы Лиз, пока страсти не улеглись, слышала, как она звонит ее отцу, и устраивала ему новую порцию незаслуженного скандала. Поколебавшись, Эм решила, что ее телефон может пока подождать, и повесила трубку, так и не набрав номер священника.
Теперь, когда необходимые звонки были сделаны, можно было, наконец, заняться лечением. Переодевшись в домашние маечку и шорты, а сверху накинув теплую шерстяную кофту, чтобы хоть как-то унять озноб, Эмили достала объемную аптечку и принялась выставлять на кухонный стол все необходимые лекарства, первым делом ища жаропонижающее, поскольку с каждой минутой переносить температуру становилось все труднее.

*внешний вид, сверху кофта

Отредактировано Emily Milford (2017-09-13 22:50:38)

+2

3

Нет, он, конечно же, всё понимал. Реакция Элизабет была вполне предсказуемой, хотя и несколько более экспрессивной, чем можно было ожидать, даже зная Лиз хотя бы немного. А ещё её реакция была справедливой, будь всё так, как она себе надумала. Келлах вообще настолько был удивлён всем тем, что открылось его взору едва он успел открыть дверь в дом, что не мог даже найти адекватных слов и убедительных аргументов, чтобы переубедить дочь в том, что она там себе надумала. По совести говоря, он до сих пор не мог уложить в себе произошедшее и хотя бы немного утихомирить рваные мысли, несущиеся в его голове как лошади на скачках. А это сделать было нужно. Потому как он прекрасно понимал, что Лиз не поверила ни единому слову, сказанному им в попытке хоть как-нибудь решить этот идиотский конфликт на берегу.
Не получилось.
Конфликт взвился до небес, Лиз совершенно не желала ничего слушать, Эмили выскочила из дома так, словно её ошпарили.. Словом, единственное, что смог из себя выдавить Морриган, оставшись в одиночестве и в полной мере ощутив свалившуюся на него звенящую тишину, было протяжное "Охренеть.."
Он ещё, наверное, минут тридцать сидел на диване в гостиной, отрешённо поглаживая большую голову Эйфина, которую тот сложил ему на колени, едва только они остались вдвоём. Потом неожиданно взмахнув руками воскликнул, настолько громко и резко, что Эйф от неожиданности чуть было не скатился кубарем с дивана, но, по всей видимости, посчитав, что с хозяином рядом всё-таки безопаснее, сунул ему голову подмышку и едва слышно заскулил.
- Да что ты будешь делать! - рявкнул Келлах, тут же принимаясь гладить испугавшегося пса по спине, и, как только тот более или менее успокоился, поднялся и зашагал по комнате, надеясь, что хотя бы так мысли его придут в порядок. Ничего не помогало, решения проблемы никак не находилось, и Келлах в конце концов с размаху хлопнулся на стул, стоящий возле стола посреди гостиной. От напряжения - и нервного, и физического - у него снова разнылись раны на руках и ногах. Даже на спине они стали более ощутимыми, хотя и зажили достаточно давно, не в пример ранам от гвоздей.
И только теперь он заметил на столе среди упавших свечей телефон Эмили.
- Да ну вас, - неизвестно к кому обращаясь - будто к раскатившимся по столу свечам - Келлах опустошённо отмахнулся, взял в руки телефон и едва не хлопнув дверью отправился к дому семейства Милфорд.
Прогулка по улицам его немного устаканила. По крайней мере он больше не чувствовал себя так, будто его долго били мокрой тряпкой по голове. А уже у самых дверей дома, явившегося на данный момент его конечной целью, он даже смог довольно спокойно улыбнуться, нажимая кнопку звонка. В голове его не было каких-то словесных заготовок и поэтому, когда дверь распахнулась, Морриган лишь протянул телефон возникшей на пороге дома Эмили и произнёс:
- Я хотел бы попросить у вас прощения за скандал, в котором вам пришлось участвовать, - он неловко переступил с ноги на ногу и продолжил, едва заметно переведя дыхание. - Вы оставили у меня свой телефон.[AVA]http://sh.uplds.ru/t/rTanF.gif[/AVA]

Отредактировано Ceallach Morrigan (2017-09-16 21:00:46)

+2

4

В результате поисков девушки на столе образовалась маленькая фармацевтическая лавка, а самые нужные препараты как назло оказались на самом дне аптечки.  Добравшись наконец до них и выпив таблетку жаропонижающего, Эми убрала остальную пачку в карман кофты на случай, если понадобится еще, следом за этим она приняла лекарство от простуды и обработала горло, после чего собралась пойти спать, но не успела подняться и на пару ступенек, как в дверь позвонили. На отца это было не похоже, ведь он всегда сам открывал двери, сама Эмили никого не ждала, разве только папа все же решил послать к ней знакомого терапевта.  Вздохнув, Эм поплелась к двери и открыла ее прежде, чем гость нажал на звонок во второй раз. Мужчина, которого она увидела на пороге, заставил ее буквально замереть на месте от удивления. Она ожидала там увидеть кого угодно, но только не его, тем более после всего,  что он увидел и услышал сегодня утром.
-Отец Морриган?-словно не веря своим глазам вопросительно пробормотала девушка и заметила, что священник что-то протягивает ей, при этом так тепло и мягко улыбаясь, что внутри все затрепетало.  Ее телефон. Он сам пришел вернуть ей телефон.-Спасибо…
Не зная, как смотреть в его искрящиеся добротой глаза, Эм и опустила взгляд, забирая мобильный и обхватывая себя руками, чтобы унять озноб. Но самое странное было даже не то, что он пришел, а то, что он просил у нее прощения - прощения за тот скандал, который возник по ее же вине. Нет, конечно, его дочь вспылила первая, но и Эмили нужно было держать себя в руках.
Говорить было сложно, а думать еще труднее, особенно из-за жара и головной боли, путающих мысли, однако Эмили даже нашла в себе силы улыбнуться и снова посмотреть теперь уже на своего гостя, невольно отмечая про себя, насколько хорошо и обворожительно он выглядит в обычной одежде.
-Вам не за что извиняться… Это я должна была сразу уйти. Если бы я не осталась, все было бы иначе. Простите, что все так вышло...-заправив волосы за ухо и шумно вздохнув, девушка вглядывалась в лицо святого отца и не находила на нем ни злобы, ни разочарования, ни осуждения вопреки всем своими ожиданиям, а его улыбка согревала изнутри, делая на душе спокойно. Словно камень свалился с плеч. Эм ненадолго замолчала, чувствуя, как горят ее щеки, то ли от температуры, то ли от стыда за свое поведение утром, то ли от других необъяснимых чувств, которые едва заметно шевелись  где-то глубоко внутри. Тем временем, мужчина, кажется, собрался уходить, но отчего-то отпускать его совсем не хотелось.- Подождите, я ведь так и не отблагодарила вас за вчерашнее. Проходите, выпейте хотя бы чаю.
Да, Эмили было плохо. Да, после лекарств девушку клонило в сон и ужасно хотелось лечь в постель, но еще больше ей хотелось порадовать отца Морригана ответным гостеприимством, тем более, что ее сюрприз с завтраком не удался. Стараясь не выдавать своего самочувствия, Эм снова слабо улыбнулась и чуть отошла, запуская священника в дом, а затем вместе с ним направилась на кухню.  Бутыльки, баночки и коробочки, разбросанные на столе, тут же полетели обратно в аптечку, которую Эмили поспешно убрала, и после этого принялась за чай. Пока чайник закипал, рыжеволосая выложила в небольшую вазочку конфеты и печенье и принялась за бутерброды, которые сама она из-за отсутствия аппетита и боли в горле совершенно не хотела, несмотря на то, что со вчерашнего дня ничего не ела . К тому же ее все еще морозило, а потому все движения девушки были немного скованными, чтобы унять дрожь, но Эм надеялась, что отец Морриган ничего не заметит, ведь иначе он наверняка уйдет.

+1

5

Эмили краснела, бледнела, запиналась - одним словом, всем своим видом неосознанно показывала, что его явление её немало смутило.
- Бросьте, мы с вами так можем до следующего утра извиняться за всё случившееся, - отмахнулся Келлах, улыбаясь практически одними глазами. В самом деле, сделанного не воротишь, что теперь топтаться словами по одному и тому же месту - толку от этого всё равно совершенно никакого не было, разве что пустая болтовня, только смущающая всё больше.
Приглашение на чай прозвучало как-то совсем внезапно - Морриган неожиданно для самого себя как-то по-мальчишечьи сунул ладони в задние карманы джинс и качнулся с пятки на носок, улыбнувшись и пожав плечами как-то неопределённо. На самом деле, он планировал только отдать телефон и вернуться домой, но теперь его планы, похоже, несколько изменились.
- А почему бы и нет? - шагнув через порог усмехнулся Келлах, тут же обратив внимание как засуетилась Эмили, пряча упаковки лекарств подальше от его глаз. Тут и лихорадочному блеску глаз девушки нашлось объяснение, и румянцу, обжигающему щёки.
Простыла. Что, в общем-то, совершенно не мудрено, если учесть их вчерашнее приключение. Только вот Келлах на удивление чувствовал себя неплохо - то ли отсутствие сна не дало организму расслабиться и провалиться в болезнь, то ли он просто уже достаточно окреп, чтобы всего лишь какая-то простуда в него не сумела вцепиться, то ли ещё что.
- Позвольте я вам помогу, - скинув пиджак и оставив его на вешалке у порога тоном, не терпящим возражений, заявил Келлах, заходя на кухню, где хозяйничала Эмили. Подхватил чашки, приготовленную вазочку с конфетами и печеньем, расставляя это всё на столе и через минуту подхватывая конвейер по изготовлению бутербродов. От его взора не укрылось то, как уже успела вцепиться в Эмили болезнь - румянец на её щеках был явно болезненным, а дыхание тяжёлым. Слабость и температура, по всей видимости, буквально валили девушку с ног.
- Нет, милая, это никуда не годится, - не вытерпев, Келлах аккуратно перехватил запястье Эмили, заставляя её повернуться лицом к себе. Легко коснулся тыльной стороной ладони её лба, укоризненно прищурившись посмотрел ей в покрасневшие глаза и заявил. - Вам нужно немедленно в постель, Эмили. Я, конечно, не доктор, но даже без специального образования вижу, что вы прямо сейчас рухнете посреди кухни. Давайте я вас провожу.
Подхватив девушку под локоть, Морриган вместе с ней двинулся в сторону спальни, абсолютно и полностью игнорируя каждое из её неловких возражений, будто совершенно не слыша её слов.
- Вы уже приняли лекарства, я надеюсь? - когда Эмили наконец-то оказалась в постели, поинтересовался, присаживаясь на край кровати. - Я приготовлю вам чай. И не смейте выбираться из-под одеяла, иначе я пожалуюсь вашему отцу на непослушание!
Последнюю фразу он произнёс уже стоя в дверях и шутливо грозя пальцем. Буквально за несколько минут заварив чай, Келлах собрал на найденный в одном из шкафчиков поднос чашки, вазочку со сладостями и тарелку с бутербродами, и снова поднялся в комнату девушки.
- Во-первых, вам нужно поесть, во-вторых - выпить чаю столько, сколько сможете. И я уже говорил, чтобы вы не вздумали возражать? - с едва заметной лёгкой полуулыбкой Келлах протянул Эмили чашку с чаем и тарелку с только что приготовленными бутербродами, приглашая её приступить к нехитрой трапезе.[AVA]http://sh.uplds.ru/t/rTanF.gif[/AVA]

Отредактировано Ceallach Morrigan (2017-09-19 05:02:41)

+1

6

Действия девушки были скорее механическими, а мысли постепенно отключались, не давая сосредоточиться на готовке, поэтому она была даже рада, что отец Морриган предложил ей свою помощь с бутербродами, значительно ускоряя процесс. Несмотря на всю усталость и неважное самочувствие, Эмили нравилось что-то делать вместе с ним, и легкая улыбка снова появилась на ее губах. Если бы не болезнь, отнимающая силы, девушка наверняка бы насладилась этим моментом еще больше.  Эми надеялась, что таблетки подействуют быстрее, вот только ее рассеянность в действиях и едва не выпавшая из рук тарелка, когда девушка потянулась за ней в шкаф, все же не остались не замеченными. Замерев, когда мужчина осторожно развернул ее к себе, и на мгновение прикрыв глаза от невесомого прикосновения ко лбу, Эм почувствовала, как сердце отчего-то забилось чаще, а затем снова посмотрела на своего гостя, встретившись с внимательным и заботливым взглядом и немного смутившись от ласкового обращения.
-Со мной все в порядке, правда...-как можно более убедительно проговорила девушка, хотя, конечно, это была неправда. Но Эм было неловко утруждать отца Морригана, тем более после всего того, что он и так для нее сделал за эти два дня. Вот и сейчас она сама пригласила его в дом, чтобы отблагодарить, а теперь ему же и пришлось снова заботиться о ней. Однако мужчина не принимал никаких возражений, старательно делая вид, что вообще не замечает слабого сопротивления девушки уговорам отправиться в кровать прямо сейчас. Впрочем, сопротивлялась Эмили только на словах, а когда священник бережно подхватил ее под руку и повел наверх, ей ничего не оставалось делать, как послушно следовать за ним. В конце концов, отец Морриган был прав, если она свалится прямо перед ним в обморок, ни к чему хорошему это не приведет и гостеприимства ей не добавит, хотя все равно было жаль, что чаепитие не задалось.
Поднимаясь по лестнице, Эм крепче оперлась на руку мужчины, невольно прижимаясь к нему, и от его поддержки, не только физической, но и моральной, ей как будто становилось легче. Все-таки, когда за тобой ухаживают  во время болезни – это значительно скрашивает отвратительные ощущения. Поэтому, добравшись до кровати и скинув шерстяную кофту, Эмили благодарно улыбнулась священнику, укутываясь в одеяло и слегка дрожа от прохлады постельного белья, соприкасающегося с горячим телом.
-Я выпила все необходимое,-Эм утвердительно кивнула в ответ на вопрос святого отца и даже слегка рассмеялась, когда он полушутливым тоном строго настрого запретил ей выбираться из постели. Девушка даже не успела отговорить его, как он исчез за дверью. Кажется, спорить с ним было бессмысленно – отец Морриган, в своем совершенно искреннем порыве поухаживать за больной, напоминал Эм собственного папу. Но его ухаживания, взгляды, улыбка, его чуткость и доброта по отношению к ней, будили в девушке чувства, отличные от тех, что дочери испытывают к отцам, а прихожане к священникам. Эмили не воспринимала его ни тем, ни другим, и совершенно внезапно он стал для рыжеволосой кем-то большим, чем просто друг семьи.  Задумавшись об этом, девушка едва не уснула, но стоило падре вернуться к ней, как она  встрепенулась и поудобнее уселась на постели, снова мягко улыбнувшись ему и с наигранно обреченным вздохом устраивая поднос у себя на коленях. Аппетита не было совершенно, а вот чувство голода было, да и обижать мужчину, который возился с ней как с ребенком, совершенно не хотелось, поэтому Эм не стала отказываться от заботливо приготовленной еды и, сначала смочив горло теплым чаем, принялась за бутерброды, которые несмотря на свою простоту оказались настолько вкусными, что девушка незаметно для себя съела сразу три подряд, да и лекарство видимо начинало действовать, поскольку головная боль утихла, а морозить стало значительно меньше. Вот только слабость никуда не исчезла, а после сытного перекуса в сон заклонило еще сильнее
-Спасибо,-наевшись и выпив весь чай, Эмили в который раз улыбнулась священнику, с бескрайней благодарностью смотря на него и смущенно убирая волосы за ухо, а затем откинулась на подушку, буквально на минуточку прикрыв глаза.

Отредактировано Emily Milford (Сегодня 08:07:06)

+1

7

Ему не составляло труда поухаживать за девушкой. Даже мысли какой-то вроде сожаления о том, что его, вроде как, позвали выпить чашку чая, а ему пришлось и готовить, пусть и нехитрый, перекус, заваривать этот самый чай, таскаться с посудой и подносом по дому. И дело было даже не в том, что священнику подобное отношение к ближнему, вроде как, по роду службы положено. Эмили была ему симпатична. Так, как могут быть симпатичны дети друзей, племянники или крестники. Но и это не было решающим фактором. Келлах просто был таким, каким был. Он не пытался казаться лучше, чем есть, а просто со всей искренностью шёл навстречу тому, кто в нём нуждался. И сейчас в нём нуждалась Эмили.
Как знать, может быть он пытался перенести на неё всё то, что не принимала от него собственная дочь.. Во всяком случае, это не было умышленно и не было сознательной попыткой загладить какую-то вину. Он просто делал то, что должен был делать прямо сейчас, не задумываясь - почему, зачем и для чего он это делает.
- Не благодарите, - негромко ответил Эмили Келлах, улыбнувшись буквально уголками губ и аккуратно отставив в сторону поднос с пустой посудой. Сам он съел всего лишь один бутерброд - аппетита не было, еда просто не лезла в горло, как часто с ним бывало в моменты эмоционального напряжения. Вот как сейчас.
В ней было какое-то успокаивающее тепло - тепло осеннего солнца, того самого нежного зноя, который вдруг внезапно наступает после первых заморозков, изменяя буквально в мгновение ока весь окружающий мир. В это тепло хотелось укутываться как в мягкий плед, замирать, прислушиваясь к разливающемуся по венам мёду. Рядом с Эмили было уютно. Келлах прекрасно понимал теперь, что он небезразличен ей. И понимал - насколько. Только вот что делать со всем этим пониманием - совершенно не знал. Она казалась ему маленькой девочкой, которую нужно оберегать и ограждать от жестокого мира, не давая исчезнуть этому медовому теплу, разливающемуся вокруг неё.

Келлах сидел на краю постели Эмили, молча наблюдая за тем, как подрагивают её ресницы - девушка словно боролась с одолевающим её сном. А он продолжал смотреть, понимая, что в голове его сейчас не осталось ни единой мысли. Ни единой мысли вообще ни о чём. И эта пустота в мыслях, как ни странно, совсем не пугала его.
Короткий вздох Эмили словно вывел его из этого непривычного оцепенения, Келлах осторожно приблизился к казавшейся задремавшей девушке и мягко коснулся губами её лба, замирая на какое-то мгновение, словно прислушиваясь. Пальцы его легко скользнули по её плечу, шее, зарылись в огненные волосы, ладонь мягко обхватила затылок. Губы прижались к горячим и нежным губам.

+1


Вы здесь » Irish Republic » Прошлое и будущее » Единственный способ избавиться от искушения - это поддаться ему