Irish Republic

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Irish Republic » Прошлое и будущее » Oh! can such hope be in vain?


Oh! can such hope be in vain?

Сообщений 1 страница 27 из 27

1

http://images.vfl.ru/ii/1465680290/2d3d0160/12992858.png
Oh! can such hope be in vain?

http://s3.uplds.ru/t/0NjlU.jpg

http://images.vfl.ru/ii/1465680290/7d64ae6d/12992859.png

УЧАСТНИКИ
Келлах Морриган и Аврил Монаган
ДАТА И МЕСТО
от 26.04.1993, вечер понедельника
Белфаст, паб Нила Скотта
до 15.08.1998, день субботы
Ома
САММАРИ
"В очередную годовщину Пасхального Восстания, 24 апреля в районе Бишопсгейт Лондона в результате взрыва грузовика было повреждено несколько зданий. Полиция заранее получила предупреждение, но не успела завершить эвакуацию. Погиб 1 человек, 44 ранены. В теракте обвинили Ирландскую Республиканскую Армию".
Морригана поймали. Морригана в очередной раз отпустили через 12 часов. Потому что в этот раз действительно нечего было предъявлять. И с этого-то всё и началось

http://images.vfl.ru/ii/1465680290/2d3d0160/12992858.png[AVA]http://s7.uplds.ru/t/2vtRq.jpg[/AVA]

Отредактировано Ceallach Morrigan (2017-10-21 04:36:46)

+1

2

Он бы, конечно, и рад был чувствовать себя причастным к этому делу, но не в этот раз. Что-то там ребята переборщили в Лондоне - жахнуло так жахнуло, Келлах не подписывался на столь рисковые предприятия. Ему по душе были дела, когда гражданские не должны были пострадать. Вот блок-пост тряхнуть Семтексом - другое дело. Солдаты знают на что идут, их никто в Ирландию не звал, не зовёт и звать не будет, так что сами виноваты. А гражданские, тем более в крупном городе, не виноваты в том, что правительство у них на всю голову ослабленное.
Келлах рассуждал так.
Правда, в участке Королевской полиции Ольстера он весьма убедительно косил под дурачка, который вообще ни сном, ни духом про какой-то взрыв в Бишопсгейте. Через эту клоунаду заимел себе внушительное изменение в физиономии - один из бравых ольстерцев перенервничал и приложил его лицом об стол. Впрочем, Морриган валять дурака не прекратил, прикидываться безгрешным ангелом - тоже. Несколько раз потребовал доставить ему немедленно католического священника - вот просто вынь да положь перед ним святого отца прямиком из Дублина, ну или не из Дублина, но с территории Ирландии_не_Северной - обязательно. Позиционировал себя, значит, как республиканца, но вот зацепиться больше не за что было. Издевался. Натуральным образом издевался над ольстерской полицией от души. И хотя каждый из присутствующих знал, что посади Морригана - и как минимум на четверть количество терактов с использованием заминированных автомобилей снизится тут же, ничего ему предъявить за двенадцать часов так и не смогли. Только стращали, запугивали и пытались запутать. Но Морриган не страшился, не запугивался и не запутывался. Словно реально был совсем не при чём.
Отпустили. Буквально на пороге участка молча пригрозив кулаками, намекая, так сказать, мол, мы следим за тобой, Сатана.

Дверь ниловского паба всегда распахивалась с пинка. Дело было не в особой наглости приходящих к нему молодых людей. Просто так заведено было, да и у двери не было ручки. Да и садануть ногой по обтянутому жестью углу двери было гораздо веселее, чем толкаться ладонями в годами немытое стекло.
- Вы только посмотрите, кто явился! - восторженно возопил Нил, даже стаканы бросивший натирать, едва на пороге возникла знакомая практически всем фигура. Группа молодых ребят, обосновавшихся в дальнем углу паба, поближе к дверям подсобки (в которой, кстати, была потайная дверь в переулок - на случай, а случаи бывают разные), рванула к Морригану, едва стулья не опрокидывая, тут же принимаясь его ощупывать и радостно толкать - мало кто верил, что в этот раз ему снова удастся отболтаться.
Келлах с гордостью смотрел на товарищей, позволяя им приветствовать и едва ли не славить его - ему это нравилось не меньше, чем тот факт, что короне снова пришлось его выплюнуть даже не пожевав толком.[AVA]http://s7.uplds.ru/t/2vtRq.jpg[/AVA]

Отредактировано Ceallach Morrigan (2017-09-17 06:41:51)

+2

3

Этот паб был частью ее жизни, сколько она себя помнила. Первым ее сюда привел дед. Деда – огромный, не типично черноволосый для типичного, в общем-то,  ирландца, был не прочь пропустить пинту другую настоящего эля, почесать языком, а если приходилось и кулаками. Благо, что и первого (огромные пузатые бочки, от которых вкусно пахло хмелем), и второго (в смысле компании на поспорить о том, что «раньше и трава была зеленее), и третьего ( таких же желающих выровнять рельеф кулаков о ближайшую физиономию или косяк), в пабе Нила всегда было в избытке. При ребенке, то есть при ней, разговоры не уходили дальше «а чего ваш Йен на нашу Эрин заглядывается» или «Нил, старый…, опять цену поднял», да и драк она тогда не видела. Разве можно назвать дракой, - настоящей ирландской, - когда все целы-живы, и даже ни одного зуба не выбито.
Отца и себя в этом пабе она почему-то не помнила. То ли не водил, то ли стерлось все под грузом других воспоминаний. Подростком шмыгала тайком за старшими братьями, - «мышка Монаган», - тонкая, с выгоревшими на солнце прядями, неуклюжая и похожая скорее на жеребенка. Мышка – потому что не доставляла хлопот и вела себя тихо-мирно. Пока однажды не влезла в вялую кутерьму, посчитав, что одному из братьев нужна помощь. Вечер тут же перестал быть томным для всех участников, а она, - украсившись фингалом, - перестала быть мышкой. И в паб ее теперь пускали без вопросов. Чего не скажешь о доме. Там всегда была тьма вопросов и воплей о «нечего делать там, где мужики пиво пьют». Она молча выслушивала, пожимала острыми плечами и проскальзывала мимо матери.

Последний год она чуть не дневала и ночевала тут, если не была занята, что, впрочем, случалось все реже. Уж что-что, а занятие себе она сейчас находила с необыкновенной легкостью. Чем снова тревожила мать, да заставляла сжиматься отцовские кулаки. Братья не препятствовали, но всегда кто-то из них старался держаться поблизости. Нельзя сказать, что им это удавалось на все сто, но порой, - если ей было наплевать, -  получалось.
Сегодня за стойкой снова был Нил. Насколько помнилось, уже третий за ее жизнь, но это ничуть не меняло ни имени, ни образа, ни отношения к ней. В кои-то веки она собиралась просто посидеть в компании, без того, чтобы сорваться и мчаться по тревожащим ее семью делам, почувствовать бурлящую вокруг жизнь, позубоскалить в кругу с детства знакомых мужчин и женщин. От-дох-нуть.
И уж было потянулась к своей пинте, как дверь в паб грохнула со всей дури по стене, а на пороге кто-то возник, и не разглядеть против света. Разглядел Нил, а за ним еще кто-то, и вот уже вокруг вновь явившегося толпа, закрывающая его своими спинами.
Поэтому первый глоток от немалого объема был сделан со всем уважением к древнему напитку, завершившись уничтожением пышных пенных усов, за которым ее и застал взгляд парня, которого, наконец-то, перестали хлопать по плечам.
Аврил облизнулась.[AVA]http://pics.kinokadr.ru/photoes/2013/09/17/blog/carey_mulligan.jpg[/AVA][SGN]Erin Go Bragh[/SGN][NIC]AVRIL MONAGHAN[/NIC][STA]Страшно не умереть, а страшно не жить[/STA]

Отредактировано Neassa W. Flanagan (2017-09-17 14:06:43)

+1

4

- Ладно, хватит, - наконец оборвал товарищей Келлах, словно их радость от его появления начала его раздражать. Ему почему-то показалось, будто за всеми ними кто-то слишком пристально следит. И это тоже раздражает. В основном, потому что начинает напоминать паранойю. А паранойя в его деле - весьма мешающее чувство. Ему нужно быть максимально спокойным всегда - независимо от ситуации, в которую он попадает. Иначе можно влипнуть в неприятности посерьёзнее, чем ночь в участке не очень дружелюбно настроенной полиции.
- Где Джо? - потянув за воротник куртки одного из товарищей Келлах практически прижался к его уху губами, обеспокоенно зыркая глазами по сторонам, пытаясь вычислить источник зарождающегося в нём беспокойства. Источник не вычислялся и это тоже начинало бесить.
Ему нужен был Джо, чтобы доложить ему по форме, как началось и чем закончилось его приключение, но руководитель их небольшой группы почему-то натуральным образом отсутствовал, и как на грех - тогда, когда нужен был больше всего. Впрочем, вечер понедельника - не самое лучшее время для зависания в пабе, если только там тебя не ждут какие-то дела. Келлах был уверен, что его друзья-товарищи готовили ему торжественную панихиду, потому и толклись со скорбными минами у стойки ровно до тех пор, пока он не объявился на пороге. Но вот Джо... Где их непосредственный начальник - этот вопрос очень занимал Келлаха, ибо совершенно точно было ему известно, что не Джо вытащил его из участка, а только собственный длинный и хорошо подвешенный язык.
- Нил, налей, - хлопнув ладонями о стойку наконец-то громогласно рявкнул Морриган, порешив дожидаться командира за кружечкой чего покрепче - нервы, определённо, нужно было успокоить, чтобы чудиться всякое перестало. Нил с готовностью зазвенел кружками, выбирая для "дорогого гостя" ту, что поцелее, внимательно окинул взглядом изрядно подправленную келлаховскую физиономию и даже почти сердобольно крикнул, чтобы кто-нибудь притащил из холодильника льда. Лёд оказался на стойке ещё и поскорее, чем кружка доброго эля, и Келлах укоризненно скосил глаза на хозяина, мол, кто же синяки, полученные от Королевской полиции незабвенного Ольстера, маскирует? Их же как медали носить нужно!
Отхлебнув немалый глоток благословенного напитка, Келлах развернулся лицом к залу и вновь окинул помещение внимательным взглядом, в очередной раз пытаясь понять, что же всё-таки ему сегодня тут так не понравилось.
И вот тут причина раздражения нашлась практически мгновенно - то ли эль взор прояснил, то ли радостно оскаленные зубы товарищей бликовать перестали.
- Кто такая? Откуда здесь? - слишком уж подозрительно выглядела девчонка, едва выглядывающая из-за кружки, но при этом зыркающая по сторонам таким хозяйским взглядом, что Келлах невольно зубами пытался начать скрипеть - видел он её тут точно впервые, а ему очень уж не нравились неприметные девчонки, тишком сидящие в углу паба, где собираются республиканцы, особо-то своих политических взглядов не скрывающие.
Морриган смотрел прямо, совершенно не скрывая плещущихся в глубине его души неприязни и недоверия - в отсутствие Джо главный он, а значит ему и разбираться с подозрительными личностями, вдруг оказавшимися фактически на его территории.[AVA]http://s7.uplds.ru/t/2vtRq.jpg[/AVA]

Отредактировано Ceallach Morrigan (2017-09-19 05:03:07)

+2

5

Похоже, что все знали этого малого, возникшего на пороге с видом Давида, побившего Голиафа. Ну, ладно, скромного Давида, судя по тому, как именно он принимал громогласные поздравления и тычки парней вокруг. Но Аврил его физиономия ни о чем не говорила, а имя, если оно и называлось, в стоявшем вокруг гомоне было не разобрать. Посему она, спокойно прихлебывая эль из кружки, рассматривала незнакомца, ничуть не скрывая этого. Он ее еще не заметил, но принялся крутить головой во все стороны, демонстрируя хорошее чутье на чужое внимание. И если его собственное имя она не разобрала, то вот прозвучавшее «Джо» уловила совершенно определенно. Конечно, имя не самое редкое. Но что-то в манере поведения парня и толпы вокруг, говорило, что этот «Джо» вполне и определенно ей знаком. Правда, кидаться кому-то на шею просто потому что так делают остальные, и даже после почти паролем прозвучавшего имени, было не в ее привычках. И Аврил продолжала тихо и мирно сидеть в своем углу, благо и вид отсюда открывался прекрасный на все, что творилось в пабе, да и дверь была под присмотром.
А парня тут знали совершенно точно, вон и Нил проявил гораздо больше, чем обычное гостеприимство владельца по отношению к посетителю, мигом соорудив лёд для гостя. И все это было тем удивительнее, что Аврил знала всех и каждого не то что в этом пабе, а на этой улице и в этом районе, проведя в стенах Нилова заведения всю свою подростковую юность. Оставалось надеяться, что это не провалы в памяти, а всего лишь последний год, когда она здесь почти не появлялась.
Она снова слизнула белоснежную пену, - боже, храни, Гиннес, - когда, наконец, пришелец обнаружил то шило, что сверлило ему голову последние минуты. Никак эль помог, немалый глоток которого он сделал из поданной Нилом кружки.
Аврил едва не рассмеялась в ответ на вопросы, прозвучавшие автоматной очередью, а уж недоверие и подозрительность, которые так и вспыхивали в его глазах бешенным огнем, можно было ложкой черпать и ножом резать. Забавный паренек. Глупо, наверно, так о нем было думать, - хорошо хоть вслух не произнесла, - но отчего-то производил он впечатление молодого пса только-только вышедшего из щенячьего возраста, которого оставили сторожить дом. Одного. Впервые. Осталось только гривой встряхнуть да голову наклонить, как делал отцовский волкодав.
По губам Аврил, при воспоминании собаки, скользнула едва заметная улыбка. Она лениво стекла со стула, и добавив во взор вызова и наглости, пересекла то небольшое расстояние, что разделяло ее и стойку.
- Ни-и-ил, - Она облокотилась на старое дерево, натертое до блеска рукавами тысяч посетителей до нее, совершенно не обращая внимания на глыбу, которой оказался этот странный парень, в сравнении с ней самой. – Ты бы молочка плеснул малышу, - Небрежный кивок в его сторону явно дал понять, кого она так ласково поименовала, - Смотри, как закипел от одного глотка-то. – И чуть подтолкнула свою кружку, чтобы не простаивала пустой. – Того и гляди вспыхнет, а с огнетушителями у тебя плохо, насколько я помню.
Пару секунд она продолжала смотреть на Нила и зеркальную стену за его спиной, полки перед которой были уставлены разнокалиберными бутылками, но все же давали возможность видеть происходящее. Ну, вот, пора. Она развернулась к своему противнику и не особо торопясь обвела его взглядом, начиная от замызганных кроссовок и заканчивая обещающим стать шикарным бланшем, наливающимся под глазом.
- Я, конечно, не мальчик, но если ты хочешь померяться, у кого длиннее и крепче, давай. -  И Аврил раздвинула губы в усмешке, скорее похожей на оскал лисицы.
[AVA]http://pics.kinokadr.ru/photoes/2013/09/17/blog/carey_mulligan.jpg[/AVA][SGN]Erin Go Bragh[/SGN][NIC]AVRIL MONAGHAN[/NIC][STA]Страшно не умереть, а страшно не жить[/STA]

+2

6

Келлах подавился пойлом, которое ему нацедил Нил. Подавился и задержал дыхание, чтобы позорно не закашляться как от самой первой затяжки крепкого табака в одиннадцать лет. Подавился, задержал дыхание и чересчур удивлённо повёл бровью.
- Чегоо? - просипел, ибо попавший не в то горло эль определённо пожелал оставить его без голоса насовсем.
Нил с некоторым удивлением, совершенно не присущим этому конкретному бармену, округлил глаза, парни притихли... ситуация грозила закончиться всеобщим гоготом, причиной которого - очень явно - плавно становился его прилюдный позор. Который ему соорудила эта пигалица!
- Я спросил, кто ты такая, - нужно было держать дистанцию, держать себя в руках, держать кружку, держать лицо... держаться, одним словом, тщательно продумывая, что сказать дальше и как не опростоволоситься сильнее, чем уже умудрился. Ибо мужская компания не прощает подобных промахов.
Нет, он, конечно, понимал, что начинает перегибать со своими требованиями, но другого выхода не находилось - он, который так легко и непринуждённо забалтывал полицейских Ольстера, пасовал перед какой-то девчонкой. Стыда не оберёшься, а Джо узнает - взбучку задаст не только за то, что попался, но и за такое вот позорище.
И тут она выдаёт очередную фразу.
Дружный гогот за спиной стал сигналом полного провала. Что там королевская полиция Ольстера? Рожу подправила? Типа таким героем это событие позволило себя почувствовать? А вот на тебе - получи и утрись.
- А больше нечем крутость свою доказать? - чувствуя как начинают гореть от плохо сдерживаемого раздражения скулы и уши проникновенно поинтересовался Келлах, более или менее собравшись дать девице достойный отпор. В полемике подобного рода он, определённо, был не блестящ - детство и юность, проведённые при кафедральном соборе, дали свои плоды. Но зато он хорошо умел держать себя в руках даже тогда, когда опустошённой кружкой хотелось заехать по кумполу каждому из десятка товарищей.
Конечно, он, скорее всего, был не очень прав, начиная диалог с попытки жёсткого наезда, но и она тоже хороша была - давай сразу огрызаться, будто мало было её слишком подозрительного для девчонки вида.
- Нил, а, Нил, - поставив пустую кружку на барную стойку, прислонившись к ней боком и скрестив руки на груди подозвал бармена Келлах. - Ты мне ещё порцию налей да, будь добр, скажи, когда Джо обещал явиться, - хотелось бы до его появления выяснить, кто ж она такая, что так свободно чувствует себя здесь, хотя вот он, например, её ни разу не видел.
Наполненная кружка появилась перед носом Морригана, он лениво отвернулся от девчонки и неторопливо принялся за поглощение алкоголя.
- Ты её знаешь? - уже довольно будничным тоном поинтересовался Келлах, кивнув на эту лису, всё ещё торчащую рядом. - Таинственности напустила.. будто с юнионистами снюхалась.
А сам краем глаза следил за реакцией - всякий знает, что обозвать кого-то из республиканцев или им сочувствующих ольстерской подстилкой безнаказанно нельзя. Тем интереснее было то, что выдаст она ему в ответ.
Занятная девица всё же...[AVA]http://s7.uplds.ru/t/2vtRq.jpg[/AVA]

Отредактировано Ceallach Morrigan (2017-09-29 22:00:25)

+2

7

Аврил легонько покачивается вперед-назад, перекатываясь с носков на пятки и обратно. Это позволяет не слишком акцентироваться на выражении лица незнакомца, которое рождало где-то внутри щекотку, грозившую вырваться на волю смехом.
В повисшей тишине она снова поворачивается к стойке, воззрившись на владельца, и лукаво ему подмигивает, тут же стирая с губ невесомую усмешку. Делает длинный глоток эля, облизывает губу, и, облокотившись о дерево, вновь оборачивается к парню. Ладонь ее мирно покоится рядом с кружкой, а тонкие пальцы отбивают какой-то ритм по гладким доскам, привлекая внимание и заставляя вслушиваться.
- Мне мама запрещает разговаривать с незнакомцами. – Ее ладонь сжимается в кулак, которым она подпирает щеку, почти растекаясь по стойке. – А бабушка говорит, что тыкают лишь неотесанные чурбаны. А их полно только среди бобби.
Конечно, Аврил его провоцирует, испытывает терпение. Братья давно к этому привыкли, да и Джо тоже, хотя иной раз попадается на подначки, только в последний момент одергивая себя от излишне жесткого ответа. Что ее, впрочем, не особо волнует. Да, слово может ранить, но после этого вполне реально прийти в себя. А вот после пули – увы.
Надо отдать ему должное, мужчина сдерживается, хотя стиснутые челюсти и явно обозначившиеся желваки дают ясно  понять, каких трудов ему это стоит. Да и компания за спиной, с жадностью ловящая каждое слово их перепалки, добавляет «беседе» нервов. Нельзя сказать, что это ее смущает, она не привыкла пасовать, «отдавать позиции без боя», да и лезть за словом в карман Аврил не приходится, за что, порой, ей становится немного стыдно. Так, самую малость.
- Крутость? – Она сооружает чрезмерное удивление, округляя глаза и вздергивая брови, - Всегда считала, что это влияет скорее на получаемое удовольствие. Но вам, малышам, виднее. – Аврил переступает с ноги на ногу, цепляя ступней одной лодыжку другой, и сильнее опираясь о стойку.
Парня, кажется, скоро откачивать придется, он почти краснеет, словно выпускница воскресной школы. Его пальцы сжимают деревянную стойку с такой силой, что того и гляди на ней появятся вмятины. Надо думать, что вместо стойки, он был бы совсем не против сжать их на ее шее. Да кто ж ему даст. А пальцы у него красивые, крепкие и длинные, такими только на скрипке играть. Да и ладони соответствуют. Аврил так засматривается, что почти пропускает, чего он там дальше говорит, только улавливает знакомое имя, соображая, о каком Джо может идти речь. Судя по общему контексту, именно о том самом, а значит, у них есть общий знакомый. Она уже было открывает рот, чтобы поинтересоваться, когда наглец связывает ее с выкормышами Пейсли. Аврил замирает, превращаясь в статую, ее лицо становится похоже на белую маску. Нил подается к ней через стойку, а вся толпа позади забывает дышать. Все они знают, что связывает Аврил Монаган с ДЮП.
Аврил делает малюсенький шажок вперед и очень аккуратно стучит костяшками пальцев по плечу парня. А когда он поворачивает голову, резко и сильно бьет его кулаком в скулу.
[AVA]http://pics.kinokadr.ru/photoes/2013/09/17/blog/carey_mulligan.jpg[/AVA][SGN]Erin Go Bragh[/SGN][NIC]AVRIL MONAGHAN[/NIC][STA]Страшно не умереть, а страшно не жить[/STA]

Отредактировано Neassa W. Flanagan (2017-10-02 13:52:06)

+2

8

Удар оказался слишком неожиданным и, чего греха таить, совершенно непредсказуемым. Мир словно сначала резко наклонился влево, а через какую-то долю мгновения с грохотом приземлился на правое ребро. И вот за этим грохотом в голову пришла резкая боль, от зубов распространившаяся мгновенно по всему черепу. Устаканившийся в пространстве мир резко пахнул терпким запахом крепкого эля, ударившим в самые ноздри. Келлаху даже замотать головой пришлось, из двух зол - резкой головной боли и забившегося практически в лёгкие расплескавшегося из всё ещё крепко сжатой в кулаке кружки эля - выбирая меньшее. Захлебнуться на суше ему не хотелось. Пусть даже тем, что сейчас раздирало его лёгкие огнём, был неплохой, в общем-то, эль Нила Скотта.
Обведя мутным взглядом притихших товарищей, Келлах с размаху приземлил опустевшую кружку на дерево барной стойки. Стук вышел глухим. В пабе вообще всё уже несколько минут было каким-то глухим - и вытянувшиеся физиономии идиотов-товарищей, и задумчиво подсчитывающее возможные убытки лицо Нила, и мечущий молнии взгляд этой наглой пигалицы. Келлах молча отёр ладонью лицо - в ноздри с новой силой ударил запах хмеля, только теперь им несло от мокрых ладони и рубашки Морригана.
- Я смотрю, ты неприятностей не боишься? - глухо прошипел Келлах, не отрывая взгляда от лица своей новой почти что знакомой, смотрящей на него с каким-то странным вызовом. Эта самоуверенность на лице такой хрупкой девчонки смотрится как-то... смешно что-ли. Он даже неосознанно пожимает плечом, словно этот только что пришедший ему в голову риторический вопрос требовал хоть какого-то ответа. Он вообще как-то слабо осознаёт происходящее - то ли чего она из головы ему вытрясла? - а потому как-то бездумно тянется пальцами к её лицу, цепляет подбородок, вздёргивая лицо вверх и неуловимым плавным движением перетекает к ней максимально близко, вглядываясь в самую глубину распахнувшихся зрачков, нависая над ней, глядя прямо сверху вниз. - Сильно смелая для одиночки. Или просто бестолковая?
- Келлах! - вместе с хлопком входной двери раздаётся знакомый по-командирски поставленный голос. Конечно же Джо. Кто ещё может явиться в самый разгар "милой беседы"? - Отцепись!
Он вклинивается между ними - болезненно худой, на голову ниже Морригана, с вечно задумчиво-озабоченным лицом. Оттесняет Келлаха спиной, опирается локтем на стойку, делая сигнал Нилу подать неизменную чашку чая (за эту привычку Джо часто называют англичашкой, но почему-то в его адрес это не выходит оскорблением, всего лишь дружеской подначкой - поэтому Джо и не обижается на своих), и чересчур на взгляд Морригана приветливо улыбается этой.. лисе. Возмущение душит, но Келлах отступает, признавая право командира вести себя так, как ему вздумается.
- Он тебя не обидел? - Келлах даже воздухом умудряется подавиться, но снова сдерживается - что такое субординация он знает очень хорошо. - Что нового у тебя для нас есть, Аврил?
Так вот, значит, как её зовут. Совсем не ирландское имя, надо сказать. Французское какое-то. У кого хватило ума так окрестить свою дочь?
Келлах почти пускается в размышления, но так же неожиданно словно вспоминает - она врезала ему по морде!
И что самое странное - ему понравилось как она это сделала![AVA]http://s7.uplds.ru/t/2vtRq.jpg[/AVA]

+2

9

Костяшки крепко сжатых в кулак пальцев влипают в лицо напротив,  и Аврил еще не чувствует, но уже знает, что кожа на них окажется содранной и будет саднить от малейшего движения пару-тройку дней. Но это того стоит. Голова парня откидывается от удара назад, а сам он наваливается на стойку, впрочем, не разжимая пальцев и не теряя несчастную кружку. Монаган и не надеялась, что от одного удара девичьего кулака эта громада тут же растянется у ее ног. Она вообще не любила драки, не участвовала в них со времен босоногого детства, предпочитая решать проблемы путем разговоров. Или удаленно, насколько позволяла дальность выстрела.
Этот же хмырь ее просто взбесил, произнеся одно-единственное слово. Аврил училась бороться с гневом, потому что в ее деле он был совершенно лишним компонентом в достижении успеха. И в большинстве случаев выходила победителем из этой схватки. В большинстве, если они не касались больных для нее воспоминаний. Одним словом, парню еще повезло, что она не пустила в ход ногти.
Кружка глухо бухает о дерево стойки, заставляя едва разжавшиеся пальцы снова сомкнуться в кулак, туго натягивая пораненную кожу. Вокруг Монаган и ее противника повисает тишина, только Аврил ее не замечает.  В  ней гулко стучит пульс, колотится внутри черепной коробки, отражаясь, резонируя и порождая все больший шум. Парень мотает головой и что-то говорит, судя по тому, что его губы приходят в движение, но звук его голоса не пробивается сквозь раскатистый басовитый рокот шторма, которым колотится и шумит кровь, проносясь внутри вен и артерий, отдаваясь грохотом в ушах Аврил. Это заставляет ее крепче стиснуть зубы, вздергивая бровь куда-то к виску в немом, но очень заметном и вызывающем движении, которое сменяется таким же немым  изумлением, когда мужские пальцы заставляют ее подбородок задраться, поднимая лицо вверх так, что их глаза встречаются в противоборстве взглядов. А сердце в груди уже громыхает как корабельный колокол, ускоряясь, кажется, до невозможных пределов, за которыми ему остается только замереть насовсем. И она опять не слышит, что он говорит, хотя чувствует его дыхание, хмельное и неожиданно сладкое, на своем лице, заставляющее ее непроизвольно облизнуть враз пересохшие губы.
А в следующий момент хватка его пальцев на ее подбородке и его дыхание исчезают, а перед глазами Аврил уже маячит кто-то другой, из-за кого она видит только плечи и голову своего обидчика. Монаган фокусирует взгляд на ближнем объекте, и сквозь пелену почти_слёз проступают знакомые черты. Чужие губы складываются в улыбку, а ладони мягко накрывают сжатые кулаки, позволяя хрупким пальцам, наконец, расслабиться и разжаться. Джо все-таки пришел, и это хорошо.
В ответ на вопрос Аврил отрицательно мотает головой, выдавая хриплое, - в ее горле так же сухо как в Сахаре в период песен самума: - Ворчит, но не кусает.
А потом жадно припадает к чашке чая, поставленной Нилом специально для Джо. И когда голова проясняется, а сердце уже не пытается выскочить из груди, тянет его за собой в облюбованный раннее угол.   
- Через неделю на холмах ставят новую ограду. 
[AVA]http://pics.kinokadr.ru/photoes/2013/09/17/blog/carey_mulligan.jpg[/AVA][SGN]Erin Go Bragh[/SGN][NIC]AVRIL MONAGHAN[/NIC][STA]Страшно не умереть, а страшно не жить[/STA]

+1

10

Она так внезапно и резко отреагировала на его слова - это Келлах соображает, когда в голове его перестаёт звенеть после удара, а от оставшегося в кружке эля остаётся половина - что ему, кажется, даже должно бы стать стыдно. Совсем немного. Только за то, что связал её с юнионистами.
Или нет.
Келлах вообще старается не задумываться о том, что он ляпнул и стоило ли это ляпать в сложившейся ситуации. Во всяком случае, что бы ни произошло - он выяснил, что она или своя в доску, или слишком сильно своей притворяется. Против второго варианта говорило то, как к ней относится Джо, а уж он каждого на тысячу раз проверил и нет резона не доверять его способности довольно быстро вычислять ненадёжные элементы. А так же довольно быстро избавляться от них как минимум надолго.
Но всё же Морриган не мог понять одного. Того, чего он так и не допытался ни у этой девчонки, ни у Нила. Этот гад вообще на очередной прямой вопрос Келлаха "кто она такая?" ответил совершенно бесхитростно, мол, Аврил, ты же слышал.
Ощущение, что от него скрывают что-то очень важное, неожиданно бесило. Не просто раздражало, а натуральным образом бесило до дрожи в запястьях и кислого привкуса слюны. Не давало покоя и то и дело отзывалось мерзеньким голосом внутри головы - считают недостойным. Мог ли Джо считать недостойным человека, который был его помощником во всём, его правой рукой и практически полноправным со_руководителем их немаленькой, в общем-то группы.
- Джо, может быть, всё-таки познакомишь с подружкой? - прогрохотав стулом по полу, Келлах приставил его к столу, за которым с заговорщическим видом восседали эти двое, хитро при этом перешёптываясь. Усевшись верхом на стул, сложив на его высокую спинку сначала руки, а поверх них устроив и голову, Морриган вопросительно посмотрел на товарища. - А то женишься, а мы и не узнаем... А то может ты уже? Уж больно много секретов у вас на физиономиях написано. Не нравится мне это, Джо.
В самом деле, до сих пор Джо не творил ничего настолько же подозрительного как сейчас. И Келлаху это, определённо, начинало очень сильно не нравиться.
- Ты же знаешь, Джо, я очень не люблю, когда от меня что-то скрывают, - вот сейчас Морриган говорил абсолютно серьёзно. Единственное, что было в секрете от него - связной, информатор, тот самый Монаган, который доставал им такую информацию, что порой позволяла им обскакать ольстерцев иной раз на десяток шагов. И только этот секрет Келлах и принимал, прекрасно зная, что рано или поздно наступит момент, когда его с этим парнем познакомят.[AVA]http://s7.uplds.ru/t/2vtRq.jpg[/AVA]

+1

11

Глядя на Аврил Монаган, сложно заподозрить ее в занятиях опаснее вышивания крестиком, плетения венков или танцев вокруг майского дерева. Вы бы никогда не подумали, что эти хрупкие запястья и узкие ладони с длинными пальцами способны держать что-то крупнее и тяжелее иглы для вышивания. Аврил Монаган, особенно когда хотела или это было необходимо, производила впечатление заблудившейся среди людей фейри, одной из Tuatha Dé Danann. Это помогало Аврил, позволяло без малейших проблем вливаться в самые разные кампании, становясь там «своей» буквально по щелчку пальцев.  Это позволяло приближаться к противнику чрезвычайно близко, и хотя Аврил и предпочитала находиться от него на расстоянии дистанции выстрела из любимой винтовки, она вполне могла ввязаться и в прямое столкновение.
Она вполголоса рассказывала Джо о том, что произойдет всего через семь дней, чего они ждали уже несколько долгих недель, маясь неопределенностью и невозможностью выяснить все точно и досконально, пока Аврил «приручала» очередного пылкого поклонника-англичанина. Все они, эти джоны и томми из королевства, и мысли не допускали, что за миленьким личиком и легким характером спрятаны несгибаемая воля и жгучая ненависть ко всем ним, в общем, и к каждому из них в частности. И что каждого из них, ступившего на берега благословенной Эйре, она возводила в ранг личного врага, и была готова бороться с ним до последней капли крови. Она могла простить многое любому ирландцу, но ничего не прощала тому, кого считала предателем, кто не был «За свободу Ирландии», кто придерживался точки зрения юнионистов.
И все время, что Аврил посвящает Джо в необходимые подробности, попутно рисуя на клочке бумаги, обозначая одним им понятными значками то, что не должно быть понято случайным свидетелем, она краем глаза следит за Келлахом. Хорошее имя, ирландское, не чета ее воздушному Аврил. И похоже, что и мужчина под стать этому имени, судя по тому как медленно, но верно он закипает, сидя у стойки, что-то спрашивает у Нила, и почти не отрываясь смотрит на нее с Джо. Нет, на его лице ничего не отражается, просто Аврил кожей ощущает его нарастающее бешенство, от которого по всему телу разбегаются мурашки, а кончики пальцев словно начинает щипать январский морозец. Монаган знает, кто такой Келлах, и что он делает, какую ношу несет и почему может не спать ночами. Что ж, такова участь любой битвы – нести непоправимый урон.
Бесконечное терпение ему явно не свойственно, еще пара минут, и вот он уже грохочет стулом по каменному полу, привлекая к их столу внимание каждого, кто в этот момент не занят своей кружкой эля. Аврил стискивает зубы, прерываясь на полуслове. Бесконечное терпение – ее второе и третье имена, но участвовать в этой конкретной разборке ей не хочется от слова «совсем». Конечно, Джо вправит ему мозги, и потому, с его же молчаливого согласия, Аврил отправляется к стойке перекинуться парой слов с Нилом.
А когда возвращается, слышит свою фамилию откуда-то из глубины паба и поворачивается в ту сторону, скользнув взглядом по лицу, все так же оседлавшего стул Келлаха.
- Ну, и чего надо? -  И замирает напротив вмиг ошарашенной физиономии Морригана, тут же насмешливо вздернув бровь.
[AVA]http://pics.kinokadr.ru/photoes/2013/09/17/blog/carey_mulligan.jpg[/AVA][SGN]Erin Go Bragh[/SGN][NIC]AVRIL MONAGHAN[/NIC][STA]Страшно не умереть, а страшно не жить[/STA]

+1

12

Она смотрит на него так, что ему снова хочется заскрипеть зубами. Ещё и стул из-под задницы швырнуть в дальний угол. Они тут все над ним издеваться решили, что ли?
- Брешешь, - всё ещё неверяще роняет слова Келлах. Роняет так, что каждое лязгает металлом. - Не заставляй меня наговорить тебе кучу обидных слов, Джо, я тебя слишком уважаю пока что.
А Джо, по всей видимости, на эти самые обидные слова, которыми Морриган ему грозит, совершенно наплевать - смотрит слишком серьёзно снизу вверх, практически не мигая, и молчит. Молчит, зная как бесится Келлах от таких вот идиотских шуточек.
- Да не может быть это правдой! - раздражённо хлопая ладонью по столу в очередной раз рявкает Келлах, резко поднимаясь со своего места, громыхая стулом, потом дном кружки об стол. И сощурив подозрительно глаза впивается взглядом в глаза Аврил. Ему сейчас отчаянно не хочется признавать себя идиотом. Он же такие дифирамбы этому... этой Монаган пел! Восхищался им, то есть - ей. Вот теперь-то ему, конечно, всё понятно, чего это Джо так хитро щурился каждый раз.
- Сука ты, Джо, - стоя практически вплотную к Аврил Келлах поворачивается и грозит кулаком Джо, тычет ему пальцем практически в лицо и едва не рычит от возмущения и какой-то почти детской почти обиды. - Что за надобность была такой спектакль устраивать? Так уж весело?
Оттолкнув в сторону стул и бросив очередной тяжёлый взгляд на этих предателей-заговорщиков, Келлах буквально в несколько широких шагов пересекает помещение паба - с дороги его, кажется, даже прикрученные к полу столы отскакивают, что уж говорить о его товарищах, которые вообще ни сном, ни духом, что там не поделили их командиры. Морриган выметается на улицу, тут же заворачивая за угол - подальше от посторонних и чересчур любопытных глаз - и достаёт из кармана пачку сигарет и коробок спичек. На третьей сломанной спичке терпение покидает его окончательно, и он разворачивается лицом к старой кирпичной стене, от всей души пиная её, потом добавляя кулаком и упираясь лбом в холодные камни. Ему и самому сейчас ни черта не понятно - что его так взбесило во всей этой ситуации, потому что ничего из ряда вон выходящего в ней-то и не было. Мало что ли девчонок вполне активно участвуют во всех этих боевых и не очень боевых действиях?
Холодная стена немного успокаивает - даже подправленная несколькими кулаками физиономия перестаёт мерзко пульсировать. Келлах наконец-то прикуривает, прижимается спиной к этой стене и медленно сползает вниз. Как бы там ни было - со всей этой ситуацией следовало бы что-то решить, а вот решать у него желания сейчас не было абсолютно никакого. Дядька бы его сейчас, определённо, не похвалил. И это тоже бесило. А потому Келлах сосредоточенно курил, пытаясь поймать хоть одну мысль из всех, что скользкими рыбами кружили в его голове.[AVA]http://s7.uplds.ru/t/2vtRq.jpg[/AVA]

+2

13

Какое-то июня 1993-го. Паб у Нила.

Почти весь май Аврил провела мотаясь между Лондоном и Белфастом, заводя новые знакомства, поддерживая старые, легко контактируя с каждым, кто встречался ей на пути. От постоянной дороги и круговерти лиц и имен вокруг чутье притуплялось, заставляя по десять раз перепроверять услышанное, наступая на собственный хвост в разных компаниях. Продолжись это еще неделю-другую, и Монаган можно было списывать со счетов и отправлять в запас как минимум на год, чтобы ее примелькавшееся лицо стерлось из памяти английских "друзей". Допускать этого было нельзя, особенно сейчас, поэтому волевым решением Джо, Аврил был предоставлен принудительный отпуск на неделю.
За два дня она выспалась, в глазах перестала мелькать дорожная разметка, а лица знакомых уже не сливались в одно мало различимое пятно, хотя голова еще немного гудела, да и реакция оставляла желать лучшего. В этом Монаган убедилась, отправившись на охоту с отцом. С позорного пятого раза ей удалось подстрелить чертова тетерева, который, казалось, издевался над ней в своих жутких трелях все четыре промаха. Похлебка из него, правда, получилась наивкуснейшая, и это слегка примирило Аврил с миром птиц.
Сейчас же Монаган сидела за облюбованным столом в пабе Нила, а рядом с ней в потемневшем футляре покоилась вторая по степени привязанности вещь после снайперской винтовки.
Аврил была скрипачкой. Пожалуй, это единственное занятие - уроки игры на скрипке - позволяли ей заниматься в детстве немальчишескими делами. Имея в анамнезе трех старших братьев и кучу кузенов на той же улице в соседнем доме, сложно оставаться девочкой в классическом понимании. Аврил лучше разбиралась в том, как из Лего собрать робота, чем в моде для Барби. Но музыке ее учил брат матери - дядюшка Товас, и ослушаться она сначала не посмела, а потом вошла во вкус. Впрочем, к винтовке ее тоже приучил дядюшка Товас. Мать поносила его последними словами, а отец только пожал плечами, и больше к этому в семье не возвращались. К своим 25-ти Монаган чувствовала скрипку своим продолжением. Она легко играла с листа, влёт подбирала едва услышанную или напетую мелодию, могла пиликать тьму тьмущую произведений самых разных композиторов, порой даже те, что для скрипки были совершенно не предназначены, но из-под ее смычка звучавшие совершенно естественно.
Конечно, Аврил не таскала скрипку с собой денно и нощно, просто у Нила сегодня был день рождения, и она всегда в этот день, - сколько себя помнила, - в качестве подарка играла по заявкам, что попросят. Если была в городе в это время. Сегодня вот была.
К середине вечера, когда уже не по одному разу отзвучали и "King Of the Fairies" с "Knocknagow", и "The Dark Island" с "Farewell To Ireland", Монаган взяла перерыв на полчаса, чтобы глотнуть эля за здоровье хозяина, и дать отдых пальцам и запястьям.
Глаза ее лениво скользили по лицам, она кивала знакомым, улыбалась толкущимся вокруг парням, когда в дверях возникла смутно знакомая фигура, увенчанная буйной шевелюрой.
Ба, Морриган собственной персоной. Аврил покрепче обхватила пальцами кружку.
[AVA]http://www.shining-stars.ru/sites/default/files/imagecache/image_603/carey-mulligan.jpg[/AVA][SGN]Erin Go Bragh[/SGN][NIC]AVRIL MONAGHAN[/NIC][STA]Страшно не умереть, а страшно не жить[/STA]

+1

14

Когда ты долго готовишься к чему-то, а потом буквально за несколько дней это самое что-то происходит с результатами, во много раз превосходящими ожидания, несмотря на дичайшую усталость ощущается какой-то творческий подъём. Белфаст, Портадаун, снова Белфаст и наконец Магерафельт. Четыре взрыва за четыре дня, последние два - в один день. Почти четыре тысячи фунтов взрывчатки, метры проводов, несколько суток без сна и несколько миллионов урона британским крысам. К концу мая Келлах чувствовал себя так, будто по нему лично прокатился каждый из снаряжённых им подарков британской короне. Впрочем, такая усталость ему очень даже нравилась. Британцы снова попрятались по норам - то и дело кого-нибудь накрывало миномётным огнём. Джо выглядел озабоченным, но где-то на самой глубине его глаз мелькали довольные искры. Они совершенно точно справлялись со своей работой.
В июне для них наступило небольшое затишье - на передний план выдвинулись как раз-таки ребята с миномётами, любящие обстреливать всех, кого не лень. Команда Джо могла позволить себе немного отвлечься, благо, и повод нарисовался весьма скоро - день рождения Нила, их бессменного бармена, наливающего всем и каждому, кто был на стороне единства прекраснейшей страны.
Келлах ещё утром выехал из Дублина на своей колымаге, которая, разумеется, подвела его, когда до Белфаста оставалось меньше часа езды. Одним словом, если отбросить попытки Келлаха реанимировать свою старушенцию, занявшие у него часа четыре, то он вполне мог бы добраться до паба Нила к самому началу развесёлого вечера, а так...
Товарищи встретили взлохмаченного и практически до зубовного скрежета злого Морригана весёлым улюлюканьем и заговорщическими подмигиваниями, дополненными хитрыми и ехидными шепотками - "она здесь". Вывести из равновесия Келлаха, из равновесия уже довольно давно выведенного оказалось делом непростым - он просто игнорировал все попытки его поддеть, прямым курсом двигаясь к стойке и расталкивая всех, кто не желал убраться с его пути добровольно.
Увесистый кофр грохнул о поверхность барной стойки, что даже Нил почти подпрыгнул, тут же аккуратно поглаживая шершавый бок альтового футляра ладонью.
- Наливай, Нил, мне срочно нужно выпить за твоё здоровье! - неожиданно весело гаркнул Келлах, подхватил тут же наполненную кружку, отсалютовал ею всем сразу и двинулся в дальний угол бара. Ему сейчас хотелось хотя бы немного отдохнуть, чтобы дальше вечер потёк более весело.
Правда, не всем его планам суждено было осуществиться.
- Привет, - буркнул, постаравшись, чтобы прозвучало это хотя бы нейтрально. - Позволишь? - единственное свободное место в пабе - и то за её столиком, что за напасть. Прижимая локтем к боку футляр с альтом, Келлах опустился на стул напротив Аврил. - Тоже на праздник зашла?
Джо велел быть повежливее - не очень-то и хотелось, она-то с ним особо не церемонилась - и Морриган решил не портить сегодняшний вечер уже почти привычной молчаливой конфронтацией, а попытаться хотя бы немного наладить контакт.[AVA]http://s7.uplds.ru/t/2vtRq.jpg[/AVA]

Отредактировано Ceallach Morrigan (2017-10-25 17:50:56)

+1

15

Аврил настолько погрузилась в свои мысли, что фигуру рядом заметила не сразу, заодно пропустив первые фразы, ухо уловила только «зашла». Пришлось пару раз моргнуть, чтобы зрение прояснилось, и стало ясно, кого кошка притащила.
Джо велел быть поприветливее, все ж одно дело делали, она информацию приносила, они ею грамотно распоряжались. Поэтому Монаган проигнорировала тон и вид явно «радостного» парня, - судя по всему, Джо и с ним провел профилактическую беседу, - и легко махнула ладошкой, указывая на стул напротив.
- Зашла. – Пальцы Аврил кружили по кромке кружки, собирая тяжелые холодные капли, Нил только что принес пинту свежего эля. – Всегда захожу, если в городе, лет с десяти. – Признание прозвучало неожиданно даже для нее, и Монаган чуть ухмыльнулась себе самой. Такой откровенности с откровенно мало знакомым человеком за ней не наблюдалось. А потом ее взгляд зацепился за потрепанный футляр, который Морриган пытался пристроить, еще не решив, куда же его приткнуть. Пожалуй, покрупнее ее скрипичного будет, наверно, альт. В глазах Аврил вспыхнул огонек интереса. Не к сидевшему напротив парню, а к тому, что было у него в руках.
- Можно? – Монаган протянула ладонь, склонив голову к плечу, лаская взглядом явно повидавший жизнь футляр. И не дожидаясь разрешения, щелкнула замками, подтягивая инструмент на свою сторону стола.
Когда Аврил что-то действительно интересовало, это что-то поглощало все ее внимание целиком и полностью, заставляя покусывать нижнюю губу в нетерпении от желания удовлетворить любопытство.
Тонкие пальцы застыли над грифом альта, который производил впечатление старого проверенного друга и товарища, испытанного в самых серьезных передрягах. Потертости на грифе, трещины на лаке вовсе не говорили о том, что хозяин пренебрегает инструментом. Аврил знала, что такие следы появляются, если виолу часто и с любовью используют по прямому назначению. От легких осторожных прикосновений струны издали тихий прозрачный звук, вызвавший легкую дрожь, прокатившуюся по коже Аврил толпой мурашек.
- А у меня вот. – И Монаган протянула Келлаху свою скрипку.
[AVA]http://www.shining-stars.ru/sites/default/files/imagecache/image_603/carey-mulligan.jpg[/AVA][SGN]Erin Go Bragh[/SGN][NIC]AVRIL MONAGHAN[/NIC][STA]Страшно не умереть, а страшно не жить[/STA]

Отредактировано Neassa W. Flanagan (2017-10-27 17:47:12)

+1

16

- Можно, - Келлах едва заметно повёл плечом, словно пытаясь сбросить с него всю напавшую на него какую-то дурацкую скованность. Его бесило это состояние, а ещё больше бесило то, что такая блажь на него находила почему-то только в последнее время и как на пакость - едва стоило ему оказаться рядом с Аврил.
Сам он, конечно, связывал это с тем, что она оказалась не тем человеком, которого он представлял себе всё это время - вроде как обманула его ожидания. Что там было на самом деле - догадывался, наверное, только Джо, каждый раз едва сдерживающий хитрую ухмылку.
Но вот то, как тонкие пальцы скользнули по потёртой коже футляра, заставило Келлаха буквально застыть, забыв о почти поднесённой к губам кружке. Щёлкнули замки, и Морриган даже дыхание задержал, не мигая глядя на то, как легко касаются его альта девичьи пальцы - ловкие, сильные и нежные одновременно. Резкий выдох вырвался из его груди одновременно с мягким звуком, сорвавшимся со струн, густая пена оторвалась от тяжело покачнувшегося в его кружке эля и смачно приземлилась на стол.
- Вот же! - с досадой фыркнул Келлах, смахивая капли ладонью со стола, грохая на него свою кружку, из которой так и не сделал ни глотка, и снова замер, уставившись на то, что протянула ему Монаган. Скрипка была из той же породы, что и его альт - явно любимый инструмент, берущийся в руки при каждом удобном случае. Их всех выдавали потёртые колки, местами почти выцветший лак, а ещё неожиданно бережные прикосновения хвалящихся своими инструментами хозяев.
- Так ты скрипачка? - у него даже голос неожиданно потеплел, и Келлах, конечно, тут же вроде как закашлялся, пытаясь вернуть ему недавнюю нарочитую грубоватость. - Тоже?
Почему-то теперь Аврил Монаган стала восприниматься им по-другому - принадлежность к какой-то более или менее общей части потенциальной оркестровой ямы сближала, хотя, конечно, теперь где-то в глубине шевелилась обида за незаслуженно обойдённый партитурами любимый инструмент. Впрочем, эта обида, как ни странно, была какой-то обезличенной - всё-таки Келлах сам очень долго играл на скрипке, пока преподаватель не предложил ему попробовать альт.
- Что играешь для настроения? - взяв протянутую скрипку Келлах легко прошёлся пальцами по струнам, наиграв какое-то практически на ходу сымпровизированное пиццикато - что-то среднее между Паганини и Генделем - собрав по три-четыре такта из разных более или менее известных и узнаваемых произведений обоих композиторов. Кажется, им теперь было о чём поговорить.[AVA]http://s7.uplds.ru/t/2vtRq.jpg[/AVA]

+2

17

К звуку, сорвавшемуся с альтовых струн, примешался еще какой-то, заставивший Аврил поднять голову. Судорожный вздох принадлежал Морригану, словно она не струны альта тронула, а совершенно другой инструмент. Пена, взметнувшаяся над столом и опавшая на темное дерево белой лужицей, почти заставила ее щеки вспыхнуть ярким жарким румянцем. Хорошо, что в глубине паба, где они сидели, было достаточно темно для того, чтобы разбирать выражение лиц собеседников.
Монаган провела языком по пересохшим губам и жадно приникла к собственной кружке с элем, скрываясь за ней, словно за последним барьером, грозящим пасть при еще одной атаке.
Скрипач скрипача… Прав был Товас Макнамара, ой как прав.
- С трех лет. – Аврил снова облизнулась, теперь уже собирая с губ капли эля, и кивнула Морригану. У него, кажется, даже взгляд поменялся от осознания того, что между ними есть нечто общее, не то, что голос, потерявший нарочитую суровость, которой Морриган потчевал ее каждый раз, если им случалось встретиться.
Аврил, в силу того, что главным ее делом была добыча информации, к своим двадцати пяти научилась очень хорошо читать людские лица, замечая малейшие изменения в сощуренных ли глазах, изгибающихся губах или наморщенных лбах. И, как правило, ошибалась чрезвычайно редко. Частые ошибки были чреваты. Каждая ее ошибка могла привести, в лучшем случае, к аресту людей, занимающихся с ней одним делом, Dia shábháil Éire!
Судя по изменению лица Морригана, даже в этом тусклом свете паба, Аврил пришла к выводу, что Джо, как всегда, сделал точный прогноз на смену погоды в отношениях. Наверно, стоило его поблагодарить, и уж точно поставить проспоренную пинту эля.
- Играю? – Она даже задумалась. Последнее время скрипка попадала в ее руки не часто, что порой было огорчительно. Именно скрипка позволяла Аврил отвлечься от происходящего в окружающей ее реальности хоть на какое-то время. Позволяла вернуться туда, где рядом еще был Соэрли. Ее скрипка в руках Морригана звучала … иначе. В ней значительно уменьшилась доля мягкости и лукавства, обычно характерные для самой Аврил. Теперь звук был насыщен мужской страстью и силой, жаждой жизни, и готовностью за эту жизнь бороться.
– Ирландские народные, дурные хороводные. – Монаган широко улыбнулась в ответ на недоумение во взгляде Келлаха, и мягко вытянула свою красавицу из его ладоней. Все так же глядя на мужчину напротив, Аврил осторожно щипнула струны, изображая, действительно, что-то исконно ирландское плясовое. Щипки перешли в легкие удары смычком, темп все убыстрялся, пока не сорвался, будто задохнувшись, сменившись тягучими низкими звуками, словно тяжелая черная туча наползла, скрывая за собой яркое солнце.
А потом Аврил вспомнила. Смычок пробороздил струны, которые протестующе взвизгнули, Монаган закрыла глаза и стала выплетать мелодию, ноту за нотой, отзывавшиеся внутри дрожью и трепетом, скатывающиеся по ее щекам редкими слезами. Аврил играла Пассакалию Генделя, ту самую, что звучала на похоронах Соэрли. Вдохновляла ли она ее? О, да. Вдохновляла. На бескомпромиссную борьбу за свободу Эйре.
[AVA]http://www.shining-stars.ru/sites/default/files/imagecache/image_603/carey-mulligan.jpg[/AVA][SGN]Erin Go Bragh[/SGN][NIC]AVRIL MONAGHAN[/NIC][STA]Страшно не умереть, а страшно не жить[/STA]

+2

18

Слово за слово, вопрос за ответом - разговор начал клеиться, словно музыка, явно владевшая сердцами обоих сызмальства, действительно могла их свести и заставить примириться.
Скрипка выскользнула из его пальцев - такая непривычно лёгкая и тонкая по сравнению с альтом, - Аврил легко вскинула её на плечо, коснулась пальцами струн... Наверное, так и пропадают раз и навсегда. Лёгкий взмах головы, ловко скользящие по грифу изящные пальцы, едва ли не срывающая с места лёгкая и такая родная мелодия - всё вливалось в него сейчас сплошным ярким потоком, заставляя его вцепляться пальцами в столешницу, только чтобы не схватить свой инструмент и не влиться в мелодию густым альтовым голосом, сбивая прозрачный скрипичный звон.
Вот только...
Мелодия сорвалась как подстреленная птица, а Келлах только в этот момент и понял, что забыл дышать во все глаза следя за пляской тонких пальцев на струнах. Весь паб уже давно погрузился в тишину, давая скрипичной мелодии метаться под потолком, отталкиваться от стен и звенеть, звенеть, звенеть. И даже то, что грубый сорвавшийся звук прекратил мелодию весёлую, сменив её на диаметрально противоположную, не послужило сигналом к продолжению шумного общения. Торжественная печаль всё же сорвала Келлаха с места, буквально швырнула ему в руки альт, заставляя подхватывать, вливаться в эту размеренную грусть провожальной песни. Он не видел и не слышал ничего иного, кроме скрипичных переливов, прозрачной ключевой водой скользящих в мягких травянистых берегах альтовых нот, направляющих мелодию к упорному басу, бассо остинато, сменяющемуся низким едва слышным альтовым пиццикато на фоне которого вновь должна была возродиться и, оттолкнувшись, взлететь ввысь скрипичная мелодия.
Они играли так, будто репетировали её тысячу раз, будто чувствовали каждый следующий шаг друг друга, сплетая и меняя местами голоса своих инструментов, выплетая ими невероятный торжественно-трагичный узор, стремящийся ввысь, к обрывающемуся финалу.
Тишина обрушилась на них с последней затихшей в воздухе ноты, разлилась среди немо застывших людей, словно давая возможность им двоим отдышаться и совсем по-новому взглянуть теперь друг на друга.
- Спасибо, - неожиданно тихо и уж точно совсем не привычно грубовато и нахально произнёс Келлах, оседая обратно на свой стул, словно всё ещё пребывая в каком-то наваждении сложил альт обратно в футляр и вцепившись обеими руками в свою кружку буквально одним жадным глотком ополовинил её. И только после этого, тяжело вздохнув, добавил. - Просто.. слов нет.

+

[AVA]http://s7.uplds.ru/t/2vtRq.jpg[/AVA]

Отредактировано Ceallach Morrigan (2017-10-31 03:20:18)

+2

19

18-21 июля 1993-го. Где-то в Коннемаре.

Джо только что огнём не плевался в ответ на все "может быть", "всякое бывает" и "у меня все по-другому", которыми его потчевала Аврил два последних дня после того, как стало известно о смерти одного из снайперов. А уж когда она заикнулась о "на войне как на войне", Джо взвился и начал орать, чего в других ситуациях и с другими людьми никогда не делал. Аврил сочла за благо заткнуться и не сильно мельтешить, но в кузене уже проснулись родственные чувства и ответственность за младших, что, в итоге, вылилось в приказ "выметаться из города хоть к черту на кулички". Кулички оказались довольно далеко, но не незнакомы. Джо спровадил Монаган на малую родину, велев передавать привет деду и братьям и не показываться ему на глаза, пока он сам не позовет. Аврил попробовала было посопротивляться, но была нещадно обругана, и "упрямая коза" из уст Джо в этом контексте звучало почти ласковым обращением.
Так и получилось, что вечером восемнадцатого, проведя за рулём весь пасмурный день, и заехав пообедать в Килморское аббатство, Аврил оказалась на пороге семейного гнезда чуть ли не всех Монаганов Ирландии.
Огромный дом во времена ее детства оглашался гулом голосов не меньше, чем двух десятков человек. Здесь обитали Старый Монаган - так звали деда Аврил с тех пор, как умер его отец, - с женой и младшим сыном с семьей, а перманентно внуки старших детей, да и они сами. Лишь отец Аврил покинул Коннемару, оставшись в Дублине после войны. Дед всегда сокрушался по этому поводу, но никогда сына за это не понукал.
Коннемара для Аврил была детством, здесь она жила почти до десяти, и потом каждый год проводила тут лето и часть осени, и приезжала каждые каникулы. Она знала тут каждый камень, каждый поворот дороги, каждую из белых скал, которые, казалось, говорили с ней, рассказывали сказки и истории. Здесь она научилась ловить рыбу: сначала в тихих небольших озерах и горных речушках, а потом и в море. Мать ругалась, но дед брал ее с собой каждый раз наравне с мальчишками.
И Аврил была абсолютно уверена, когда Ирландия станет свободной, она - Аврил - приедет в Коннемару насовсем, потому что здесь жило ее сердце. Здесь она выйдет замуж, здесь будут жить ее дети, здесь она ляжет в твердую землю, когда придет ее срок. Так же как поколения Монаганов до нее и поколения после.
Окна дома светились маленькими солнцами, и Аврил знала, что там, за дверью, ее всегда ждут и примут, чтобы она не натворила и с чем бы не явилась.
На звук машины из дверей амбара выглянула кудрявая шевелюра, которая могла принадлежать только Фэлану, одному из четырех ее братьев, постоянно живущему теперь с дедом. И Аврил радостно бросилась ему навстречу.
- Фэли, чтоб тебя! Нельзя же так пугать людей. - Монаган рассмеялась, повиснув у брата на шее, и целуя его куда-то в густую бороду. - Кто дома? Джо сказал, что я приеду?
Вопросы сыпались из Аврил чаще, чем пули из ее любимой винтовки. И каждый, кто хотел выбраться из-под этого словесного града без потерь, быстро учился отсеивать действительно важные.
- Сказал. - Голос Фэлана напоминал рокот небольшого водопада, и поэтому он всегда старался говорить негромко, чтобы не глушить собеседника. - Все ждут. - Говорливость Аврил среди своих вполне компенсировалась немногословностью ее братьев. Не отменяя, впрочем, такого же стихийного и бурного обожания, характеризующего взаимоотношения Монаганов в узком семейном кругу. Они могли ругаться друг с другом на чём свет стоит, но стоило кому-то постороннему высказаться об одном из них в том же тоне, как он обнаруживал, что упирается носом в твердую, неприветливую и непроницаемую скалу. Очень, очень рассерженную скалу.
Оказалось, что у деда гостят и Лир с Рианом, и разговоров хватило почти до утра, как и домашнего виски, который Монаганы варили с незапамятных времен. И дед всегда смеялся, когда слышал, что лучшим называют "Коннемару". Они-то знали.
А ранним туманным утром Аврил отправилась с дедом в море, как в детстве.
[AVA]http://pics.kinokadr.ru/photoes/2013/09/17/blog/carey_mulligan.jpg[/AVA][SGN]Erin Go Bragh[/SGN][NIC]AVRIL MONAGHAN[/NIC][STA]Страшно не умереть, а страшно не жить[/STA]

Отредактировано Neassa W. Flanagan (2017-11-01 09:09:31)

+2

20

Келлах мог предположить что угодно насчёт Джо, но только не то, что у того когда-нибудь терпение закончится именно так.
Челюсть вот теперь саднило и вело на сторону - Морриган украдкой пытался двигать ею из стороны в сторону, словно пытаясь поставить её на место. Разумеется, всё было безрезультатно. В самом деле, кто бы мог подумать, что у него такая тяжёлая рука окажется?
- Чёрт... - сквозь зубы прошипел Келлах нахохлившись на пассажирском сидении их повидавшего виды старенького фургона.
Короткий взгляд Джо очень красноречиво дал понять ему, что разговора ещё не склеится никак - не любил командир, когда ему перечили, а ещё больше не любил, когда его пытались ослушаться молча, продвигая какую-то свою бредовую идею. Вроде ещё парочки бомб посреди Белфаста ровно в то время, когда полиция тщательно шерстила каждый закоулок, прямо или косвенно принадлежащий католикам.
К чести Джо руки он распустил далеко не сразу - скандал у них с Келлахом вышел долгим и весьма неторопливо набирающим громкость и повышающим градус накала взаимных претензий. Морриган ткнул пальцем в грудь Джо, Морриган обозвал Джо трусом, Морриган попытался пригрозить Джо мордобоем... Джо же в ответ на угрозу молча врезал Келлаху кулаком по зубам. Отрезвляюще врезал, надо сказать.
Двое суток после взрыва в Банбридже Джо мотылялся из одного города в другой, пытаясь максимально запутать след и сбросить с хвоста любых потенциальных преследователей - Ньюкасл, потом Арма, потом Лурган, Дангэннон, Ома и только потом Донегол и свободная Республика Ирландия. И теперь, ранним утром двадцать первого июля, они в свете лениво просыпающегося солнца тряслись по дорогам теперь уже Голуэя в одному Джо известном направлении. Келлах продолжал чертыхаться себе под нос снова и снова пытаясь устроиться на своём месте как можно более удобно, что никак не получалось.
- Когда всё уляжется, я за тобой приеду, - наконец-то подал голос Джо. Келлах даже почти вздохнул с облегчением - соседство угрюмо молчащего и явно рассерженного Джо уже начинало доставлять дискомфорт от которого, кажется, избавиться удалось бы только выпав из автомобиля на полном ходу. - А пока не смей носа совать за ворота без разрешения и сопровождения, - Джо зыркнул на Морригана тяжёлым и всё ещё сердитым взглядом. - Ты меня понял?
Почему-то спорить больше не хотелось, и Келлах только едва заметно кивнул в ответ - всё-таки, какая бы шлея ему под хвост не попадала, чем грозит их общему делу его арест в такие моменты как сейчас, он понимал довольно неплохо. Сейчас ему следовало отсидеться в местечке поглуше неделю-две, а то и больше, возможно даже найти какую-нибудь временную работу для отвода глаз. И только потом неторопливо и осторожно вернуться к привычным делам. В смысле, к какой-нибудь очередной диверсии, которую, вероятно, удалось бы спланировать за время этого вынужденного затишья.
- Ты там особо гонор свой не показывай, люди там простые - где пристукнут, там и прикопают, - неожиданно даже почти весело фыркнул Джо, выворачивая на довольно гладкую грунтовую дорогу, ведущую к дому, непривычно большому на взгляд Келлаха - он даже почти из окна высунулся, пытаясь разглядеть вырастающую перед ним громадину.
- Тут чего, с полсотни человек живёт что ли? - шёпотом поинтересовался Келлах уже выйдя из машины и закинув на плечо рюкзак со своими нехитрыми пожитками.
- Увидишь, - несколько раз гулко грохнув кулаком в тяжёлую деревянную дверь кивнул ему в ответ Джо.[AVA]http://s7.uplds.ru/t/2vtRq.jpg[/AVA]

Отредактировано Ceallach Morrigan (2017-11-06 02:15:24)

+2

21

В Коннемаре время измеряли не минутами, часами или сутками. Здесь всегда считали рассветы и закаты, сборы семьи за столом утром и перед огромным камином по вечерам, промежутки между выходом в море и возвращением к причалу. Когда приходили шторма, казалось, что тянется один-единственный, очень-очень длинный, день. Потому что все были дома: среди ирландцев полно сумасшедших, еще больше их среди Монаганов, но всё их сумасшествие было строго ограничено здравым смыслом. А в выходе в море в шторм нет ни грамма здравомыслия.
В Коннемаре бушевал шторм. Атлантический океан, оправдывая своё имя, с силой швырял в белые утёсы шквал за шквалом, срываясь с крутого берега плотной пеной, оставляя на нем, невесть откуда принесенные обломки дерева, из которых потом Старый Монаган нарежет курительных трубок, расходящихся среди туристов в ближайшей лавке как горячие пирожки.
Здравомыслие побеждало, но шило в заднице не давало покоя. Поэтому сегодняшним утром, отличавшимся от вчерашнего только отсутствием дождя за окнами, Аврил в компании Фэлана и Лира, еще до рассвета отправилась в пустоши. Эоль Монаган решила печь традиционный пирог с дичью, и Аврил предпочла сбежать следом за добытчиками этой самой дичи, чем оставаться кухарничать с любимой бабулей. Дед посмеялся, но выдал «орудия производства» в лице охотничьего ружья и коробки дроби.
Охотиться Аврил тоже научил дед. Именно он отметил твердую руку и острый глаз внучки, которой, казалось даже целиться не приходилось, перед тем, как спустить курок. У Аврил никогда не было подранков на охоте. Монаган не любила пустой жестокости, и предпочитала не мучить жертву.
Отправились они еще затемно, Дагда им благоволил:  добычи хватило не только на пирог, но и на не менее традиционную утку, запеченную с печенью, и даже на двух, учитывая количество ртов в доме. И ранним утром, когда в городе еще только открывают глаза, проклиная голосящий будильник, здесь все уже были на ногах, занимаясь домашними делами, ну или развлекая разговорами тех, кто занимался домашними делами.
Дед пыхтел трубкой, выстругивая из очередной деревяшки очередную трубку, бабушка крутилась возле печи, из которой по всей кухне плыли такие ароматы, что животы присутствующих уже давно пели арии, то соло, то хором, в нетерпении от желания вкусить уже, наконец, дивных яств. Короче, все хотели жрать, поэтому, несмотря на раннее утро, братья Аврил потягивали домашний виски, чтобы хоть как-то притушить здоровый мужской голод, да выхватывали у нее из-под рук домашний творог, которым она сейчас занималась. Риан, младший брат, в очередной раз трепал языком о том, как «ихний Падди ходил за нашей Нэнн». Аврил помнила эту историю ровно с тех пор, как Ри научился осмысленно говорить, и каждый раз в ней появлялись то новые действующие лица, то новые места и обстоятельства, но можно было не сомневаться, что закончится она, как всегда, общей попойкой на свадьбе, а само повествование не раз прервется громким хохотом.
История была примерно на середине, - «смотри-смотри, да она же в одной…», - когда Аврил показалось, что на улице остановилась машина, хотя с тем ветром, что пытался ворваться внутрь, завывая в трубе, легко было и ошибиться. Но через минуту в дверь загрохотали чьи-то кулаки, а когда Фэлан ее распахнул, оказалось, что на пороге стоит Джо, за чьим плечом мнется кто-то еще.
А когда Монаган, за широкими спинами мужчин, все-таки разглядела кто именно, с ее губ сорвался удивленный возглас, а ругательства она благополучно проглотила под взглядом, которым ее наградил горячо любимый кузен.
[AVA]http://pics.kinokadr.ru/photoes/2013/09/17/blog/carey_mulligan.jpg[/AVA][SGN]Erin Go Bragh[/SGN][NIC]AVRIL MONAGHAN[/NIC][STA]Страшно не умереть, а страшно не жить[/STA]

+2

22

Ветрище дул такой, что Келлаху на мгновение показалось, что его собственные волосы с удовольствием повыкалывают ему глаза ни за что, ни про что. Пришлось запустить пальцы в волосы, стягивая их к затылку и поспешно натянуть на голову капюшон - хоть тут повезло с курткой, в остальном она, кажется, была слишком тонкой для разгулявшегося ветра. Келлах буквально скукожился, пытаясь сохранить тепло. Впрочем то зрелище, что ждало его за распахнувшимися дверями, заставило его расправить плечи и выпрямиться - несколько внушительных парней буквально просканировали его взглядами подозрительно прищуренных глаз.
"И пристукнут, и прикопают", - как-то отрешённо подумалось Келлаху в первое же мгновение. Впрочем, его мимолётные размышления прервались каким-то слишком уж подозрительным звуком - Морриган прищурился, посматривая поверх головы стоящего перед ним и что-то говорящего встретившим их мужчинам Джо, и неожиданно почти присвистнул (даже губы уже трубочкой сложил), но вовремя остановил самого себя, каким-то чутьём уловив, что подобного поведения всё-таки допускать не стоит.
- Так мы, значит, оба порядочно вляпались, да, Джо? - не сводя взгляда с Аврил чуть наклонился к плечу товарища и командира Келлах, довольно громко прошептав при этом свой вопрос ему на ухо. - Как поживаете? - это уже встречающим их парням. - Давно не виделись, Монаган, - а вот это уже самой Аврил, обращаясь к ней ставшим привычным позывным и прошагивая мимо неё в дом, действительно поражающий его своим непривычным простором.
Он, конечно же, привык к большим домам - чего только стоил приходской дом, в котором они жили с матерью по ходатайству дядьки. Но вот чтобы такой домище принадлежал одному семейству - такое Келлах точно видел впервые. Джо, впрочем, тут же потащил его в глубину помещения, попутно представляя каждого встреченного человека - через пять минут Келлаху показалось, что с каждым из присутствующих он познакомился как минимум трижды, а пожелал доброго утра и дежурно поинтересовался делами и того больше. Он пожимал руки раз за разом называя своё имя, вежливо кивал в ответ на приветствия и честно пытался запомнить все имена, которые сыпались на него как из рога изобилия.
Джо меж тем у кого-то что-то спрашивал, кому-то что-то указывал, а кого-то даже просил - Келлах, тщетно пытаясь разобраться в происходящем, в конце концов просто на это забил, порешив для себя разобраться в иерархии попозже, а пока хотя бы не потерять собственную голову в толпе новых знакомых.
- Джо, - наконец-то выцепив друга и оттащив его в какой-то угол потише сдавленно зашипел он ему прямо в ухо. - Я, честно, даже не пытаюсь понять, что именно ты задумал, но ты уверен, что я тут выживу под пристальными взглядами этой армии? - Келлах зыркнул по сторонам, привычно выцепляя взглядом наиболее устрашающих представителей популяции Монаганов. - Ты же меня как будто в осиное гнездо засунул, мне тут даже не чихнуть лишний раз...
- А ты не чихай, - дружески потрепав Морригана по плечу Джо с хитрой ухмылкой вывернулся из его клещей и снова нырнул в самую гущу семейного общения, оставив Келлаха один на один с едва ли не приросшим к его спине рюкзаком и странным ощущением нереальности происходящего - буквально впервые в жизни Келлах чувствовал себя несколько неуютно среди множества людей, даже привычная его бравада куда-то подевалась. Единственное, чего он сейчас хотел бы больше всего - оказаться в тихом и спокойном месте, чтобы собраться с мыслями и постепенно адаптироваться к новым условиям, выпавшим на его долю слишком внезапно.[AVA]http://s7.uplds.ru/t/2vtRq.jpg[/AVA]

Отредактировано Ceallach Morrigan (2017-11-13 03:36:22)

+2

23

Аврил понимала, что ее приветливая улыбка сейчас больше похожа на оскал разозленной лисицы, но поделать ничего не могла. А нет, могла: превратить разозленную лисицу в бешенную. Поэтому, уцепив любимого кузена за рукав куртки, утянула его в дальний угол. Была бы её воля, вообще бы вытолкала на улицу, чтобы никто не видел и не слышал, и где была бы возможность хоть выругаться с чувством, толком, расстановкой. А так приходилось довольствоваться углом возле печи и улыбкой лисицы.
- Какого черта, Джо. – А вот шипению позавидовали бы змеи. – Ладно. Я понимаю, что ты на меня зол, и наказание есть наказание. – Аврил выдавила очередную более-менее приличную гримаску в ответ на пожелание братьев завладеть вниманием Джо, совершенно не собираясь от него отлипать, пока не выскажет ему всё, что просилось наружу. – Но не казни же египетские. Ну, за что? На кой ты его сюда привёз?
Монаган не имела ничего против своих «соратников», пока они находились от неё на некотором расстоянии. Она ни с кем не сходилась, не участвовала в празднествах и пирушках, если её об этом специально не просил Джо. Вообще предпочитала держаться в отдалении и одиночестве. Так было проще, когда кто-то делал ошибку. Ценой ошибки, в лучшем случае, была смерть; в худшем – арест и вероятность того, что только им дело не ограничится. А так, те, кто её не знал, не могли её подставить.
И вот уже который месяц Джо настойчиво сталкивал её с Морриганом. Если бы Аврил доверяла ему меньше, чем есть, или знала его не все свои двадцать пять, впору было думать, что Джо решил их свести совершенно определенным образом.
- Здесь безопасно. – Физиономии кузена мог бы позавидовать самый невинный из всех невинных младенцев. Он краем уха слушал возмущение Аврил, а краем глаза отслеживал хаотичное передвижение Морригана по кухне, которого с рук на руки передавали в процессе знакомства. Когда оно пошло по третьему кругу, стало понятно, что Монаганы дружно, как и всё, что они делали, решили «пошутить».
Аврил проследила за взглядом кузена, отпустила его рукав и тут же оказалась ангажирована женой Фэли, которой до смерти захотелось маринованной свеклы, и, конечно, топать за ней пришлось Монаган, как самой свободной из занятых обедом. Ещё и бабуля выписала направляющего со словами «нельзя отказывать беременным», и хорошо, что не услышала «на таких беременных пахать надо».
По возвращении Аврил всучила вожделенную банку невестке, а сама выцепила взглядом Морригана, которой сейчас совершенно не был похож на того, прямо скажем, задиру, которого встретила в пабе у Нила. Нет, сейчас Морриган напоминал брошенного щенка, оказавшегося среди матёрых псов, которому хотелось забиться в какую-нибудь конуру. На какую-то секунду Аврил его даже пожалела.
И пока родственники были заняты друг другом, - братья давно не видели Джо, - Монаган, глубоко вздохнув и засунув собственный гонор куда подальше, двинулась по направлению к нежданному гостю.
- Идём. – Аврил скользнула по Морригану взглядом, разом вбирая и всклокоченную шевелюру, и щетину на подбородке, и наливающийся синяк на скуле, - голову можно дать на отсечение, что это работа Джо, - и усталые морщинки в уголках глаз, и обветренные губы… Зрачки Аврил расширились, и ей пришлось сглотнуть, прежде чем продолжить. – Покажу комнату, где ты будешь жить. Приведешь себя в порядок, и пора уже обедать.
Не дожидаясь ответа, надеясь исключительно на благоразумие, - благоразумие ирландца, ха, - Аврил развернулась на пятках и зашагала через всю кухню в жилую часть дома.
Дом был большим, семья, в основном, обитала на первом этаже, но существовал еще и чердак. Его когда-то давно переделали, соорудив парочку дополнительных комнат с ванной и туалетом посередине. В одной из них сейчас жила сама Аврил. Вторая была свободна. До сегодняшнего дня.
В полном молчании Монаган поднялась по широкой лестнице на второй этаж и толкнула выкрашенную в белый цвет дверь.
- Заходи. – Аврил прошла в глубину, замерев у окна, в которое настойчиво стучали ветви вяза, росшего рядом с домом уже чуть не полвека. Её так и подмывало сказать про «удобства во дворе», но Монаган сдержалась. Лишь в голос добавилась ехидная хрипотца. – Ванна и туалет там. - Она махнула рукой в нужную сторону. – Полотенце шас принесу, вещи можешь убрать в шкаф. Если есть что-то ценное – у деда есть сейф. – Аврил чуть прикусила губу, главное – не рассмеяться. И пока Морриган решал, чем ей ответить, Аврил прошла в свою комнату прямо через смежную ванную, и через минуту уже вешала свежее полотенце на вешалку.
– Твоё синее. Пять минут хватит? Я буду за дверью. – Дверь за Аврил захлопнулась, прижатая её спиной, давая возможность перевести дыхание перед очередным раундом.
[AVA]http://pics.kinokadr.ru/photoes/2013/09/17/blog/carey_mulligan.jpg[/AVA][SGN]Erin Go Bragh[/SGN][NIC]AVRIL MONAGHAN[/NIC][STA]Страшно не умереть, а страшно не жить[/STA]

+2

24

Вообще-то сейчас он был даже благодарен Аврил - что вытянула его из атмосферы замешательства, будто встряхнула, потянув куда-то наверх, по лестнице, уводя за собой. Шагнув буквально на вторую ступеньку широкой лестницы Келлах поймал себя на том, что не сводит взгляда с мягкой округлости бёдер, соблазнительно изгибающихся прямо перед его глазами, отчаянно, до немеющих пальцев вцепляясь в широкую лямку рюкзака и неосознанно пытаясь сглотнуть предательски наполняющую рот слюну. Впрочем, лестница закончилась довольно быстро, и оба они оказались в довольно светлой и, на взгляд Келлаха, просторной комнате.
- Здорово, - совершенно искренне сказал он, окидывая комнату взглядом и невольно задерживая его на Аврил, стоящей у окна. Почему-то отчаянно захотелось извиниться за тот, давний инцидент, случившийся при их знакомстве. Но гордость снова взыграла, хотя никто её и не звал, и Морриган лишь сжал губы поплотнее, переключаясь на нынешний разговор. - Всегда хотел пожить под крышей. А дом у вас уютный, - пока она промелькнула куда-то через ванную комнату, Келлах без лишней спешки аккуратно расстегнул объёмный рюкзак и не менее аккуратно выволок из него футляр с альтом, положил его на кровать и буквально в пару минут освободил рюкзак полностью. Вещей у него с собой было не так уж и много - запасные джинсы, пара футболок и тёплый свитер на всякий случай. Большую часть его багажа как всегда составлял альт, бревиарий в кожаной обложке с замком-молнией и очередная пара книг - сейчас это были Улисс и сборник рассказов Бредбери.
- Уложусь, думаю, - коротко ответил он вновь прошмыгнувшей мимо него Аврил - она двигалась так неуловимо, что он уже в который раз был вынужден практически начинать озираться, чтобы понять, куда она в очередной раз подевалась. - Спасибо, - это он уже захлопнувшейся за её спиной двери сказал. Снова не успел.
Досадно. Но всё это было не важно. Следить за временем и укладываться в чётко обозначенные границы его Келлах, разумеется, умел довольно неплохо - многое в последние годы в его жизни зависело именно от соблюдения хронометража. Так что уже через пять минут он толкнул дверь, шагнул за порог и практически впилился всем телом в не успевшую ускользнуть от него на этот раз Аврил.
- Извини, - руки пришлось срочно прятать за спину - ладонями он чуть было не упёрся в грудь отскочившей от двери Монаган, хорошенькое бы вышло зрелище, ладно ещё, что никого рядом с ними в этот момент не оказалось. Хотя и без этого ситуация Келлаха смутила несколько больше обычного. - Я готов, веди. Ты говорила, что обед вроде как скоро.
Хотя он бы предпочёл закрыться в комнате до самого конца своего "заключения" - несмотря на то, что семейство Монаган являло собой то, о чём он всегда втайне мечтал, сам он чувствовал в этом доме пока что только неловкость. И спасением от этой неловкости был Джо. А теперь ещё, как ни странно, и сама Аврил.[AVA]http://s7.uplds.ru/t/2vtRq.jpg[/AVA]

+2

25

- Тогда возблагодарим святого Джо за то, что услышал твои молитвы. - Монаган покосилась на футляр с альтом, но промолчала: кому какое дело, кто что возит с собой. У неё вот в сумке всегда прицел болтался.
Пять минут могут пролететь стрелой у виска, а могут тянутся словно жвачка, выматывая нервы. С этими Аврил не успела еще накрутить себя всякой ерундой, когда едва не свалилась в чужие руки, а всё потому, что незачем прислоняться к двери, имеющей обыкновение распахиваться вовнутрь. Равновесие всё же удержать получилось, не хватало еще оконфузиться, падая к ногам гостей.
- Обед - прям щас. - Аврил то ли кивнула, то ли мотнула головой, приглашая следовать за собой. И попутно решила коротенько проинструктировать Морригана насчет того, что его может ждать. А ждать его могло многое. Фантазия у братьев была столь же безграничной, как и воображение.
- Человек с седой бородой, - Монаган хмыкнула собственному определению, пришедшему в голову. Ну, а как еще можно было различить патриарха семьи и, скажем, Фэли, если оба они были на одно лицо. - Мой дед, все его здесь зовут Старый Монаган. - Аврил на мгновение запнулась. - Здесь - в смысле, в Коннемаре. Думаю, что Джо планирует тебя тут оставить на неделю-другую, так что всем будешь говорить, что Старый Монаган нанял на сезон. Вообще, его зовут Гарван. - Тонкие пальцы скользили по гладким, отполированным десятками ладоней, перилам, а сама Аврил придерживала шаг, продолжая инструктаж. - Здоровяк, который похож на деда, только рыжий - Фэлан, беременная - его жена Даген. Бабушку зовут Эоль, она тут главная, и её слушаться беспрекословно. - Монаган даже притормозила, развернувшись лицом к Келлаху, чтобы оценил серьезность заявления. - Скажет, что надо поймать золотую рыбку - пойдешь и поймаешь.
И сделала очередной шаг, все еще глазея на Морригана, и тут же оступилась.
- И смотри под ноги, лестница имеет способность к внезапной крутизне. - Этот добрый совет всплыл в голове Аврил сразу, как только ей удалось крепко вцепиться в своего собеседника, чтобы не полететь кубарем по той самой лестнице. Семья, конечно, привыкла к тому, что младшая Монаган довольно эксцентрична, но вкатываться в кухню в её планы не входило. По крайней мере сегодня. - Извини. - Аврил очень аккуратно разжала пальцы, и столь же аккуратно попыталась расправить рубашку там, где вцепилась. Ладошка старательно разглаживала смятую ткань, а Монаган старательно пыталась подавить внезапную дрожь, зародившуюся где-то в животе.
- Еще там есть Лир, она самый высокий из всех, и Риан - самый дурной, хотя внешне это никак не проявляется. - Губы Аврил тут же изогнулись в ласковой усмешке. - Но он больше всех говорит и больше всех улыбается.
Монаган, наконец, заставила себя перестать наглаживать рубашку, и подняла глаза на Келлаха. - Запугала? - Она хмыкнула, растягивая губы в улыбке, которая затронула и глаза, проявляясь тонкими, едва заметными, лучиками морщинок. И двинулась вниз по лестнице, теперь уже глядя под ноги.
- Не показывай, что ты их побаиваешься. - Морриган открыл уже было рот, и Аврил точно знала, что он может высказать ей в ответ на это заявление, поэтому постаралась опередить. - Да, мы все знаем, что ты храбрец. Джо, наверняка, уже рассказал им кто ты такой. Но здесь, и до тех пор пока он не решит, что довольно, ты просто наемный рабочий.
На мгновение замерев перед дверью на кухню, за которой слышался ровный гул голосов, внезапно взорвавшийся хохотом, Аврил не глядя на спутника, шмыгнула носом и чуть прикусила губу, словно вспоминая, что еще нужно сказать.
- Да, и не рычи в мою сторону. - Она снова повернулась к Морригану лицом и подняла на него смеющие глаза. - Мне-то всё равно, но братья не оценят. - И распахнув дверь шагнула в залитую солнцем кухню.
[AVA]http://pics.kinokadr.ru/photoes/2013/09/17/blog/carey_mulligan.jpg[/AVA][SGN]Erin Go Bragh[/SGN][NIC]AVRIL MONAGHAN[/NIC][STA]Страшно не умереть, а страшно не жить[/STA]

+2

26

Инструктаж проводился по всем правилам - куча информации, на большую часть которой можно лишь сосредоточенно кивать, даже не пытаясь вставить в поток какие-то реплики вроде "ага", "да", "понял", "а это?..", "а что если.." или что-то вроде них. Келлах и не пытался, только сосредоточенно кивал - запоминать информацию с первого раза и желательно всю его уже жизнь хорошо научила. Благо, народу в доме было не так уж много, как ему показалось в первый момент - в детстве он бывал и в более густонаселённых строениях вроде монастырей, а тут всего лишь одна семья, пусть и внушающая уважение количеством членов её.
- Бабушку слушается даже Старый Монаган? - усмехнулся неожиданно Келлах, припомнив, как гоняет всю курию во главе с архиепископом его собственная матушка. Эти ирландские женщины - им же палец в рот не клади, откусят и голову, не то что руку по локоть. Однако ответа на свой вопрос он так и не услышал - Аврил попыталась изобразить какой-то кульбит прямо посреди лестницы, видимо на собственном примере возжелав показать гостю, насколько у них тут лестницы своенравные. Впрочем, подхватив девушку под локоть, Келлах в очередной раз с серьёзным видом кивнул, принимая и эту информацию как нужную. Но, судя по всему, этой информации в его голове ровно на полочку памяти улечься было не суждено, потому как почти ласковое прикосновение тонких пальцев к его руке поспособствовало практически мгновенному изгнанию из его головы части про лестницу. Морриган едва не замер с занесённой для очередного шага ногой, вслушиваясь в неожиданные ощущения и словно не решаясь их спугнуть - такая Аврил оказалась слишком непривычной для него.
- Есть немного, - одними глазами улыбнулся Келлах в ответ на усмешку Монаган и её довольно провокационный вопрос. Мог бы, конечно, соврать в ответ, мол, а я не боюсь никого, ничего и прочее, но врать не хотелось. Врать он вообще не любил, если только дело не касалось британской короны и ненавистных ольстерцев - им-то как раз он врал вдохновенно и ни капли не стесняясь.
Впрочем следующее заявление Аврил заставило его набрать в лёгкие побольше воздуха - в конце концов он их действительно не боялся, просто не привык в чужом доме свои порядки устанавливать и свою персону выпячивать, особенно, если в этом доме ему, фактически, убежище предоставляют. Но сказать ничего не успел, только захлопнул открывшийся было для тирады рот и с некоторой обидой зыркнул на Аврил из-под бровей - да за кого она его всё-таки принимает?! Но тут же снова сосредоточенно кивнул, практически профессионально примеряя на себя легенду - наёмным рабочим ему было не привыкать представляться.
- Кажется, в последнее время именно ты в мою сторону рычишь, а не наоборот, - едва слышно пробурчал он себе под нос и отмахнулся от её вопросительного взгляда, мол, не обращай внимания. Но, едва только они шагнули через порог шумной кухни, Келлах всё же не сдержался и практически уже беззвучно буркнул то, что всё ещё вертелось на языке:
- И не надо меня братьями запугивать. Не из пугливых.
Оставалось только надеяться, что никто ничего не услышал.[AVA]http://s7.uplds.ru/t/2vtRq.jpg[/AVA]

+2

27

Аврил и сама не очень понимала, отчего ее так нервирует то, что Морриган оказался в ее доме на неопределенный промежуток времени.  Джо и раньше привозил сюда людей, которым необходимо было пропасть из виду. Но, вот, поди, ж ты, нервы гудели натянутыми струнами, а попа явно чувствовала приближение приключений. И чувство это включилось ровно тогда, когда гость следовал за Аврил в предназначенную ему комнату.
- Ты даже не представляешь, как я рычу. – Конечно, Монаган слышала приглушенное ворчание за спиной. И даже умудрилась, не привлекая особого внимания родни, прошипеть ответ, хотя его за спиной явно не ждали.
- Ну, а мы уже хотели отправлять на поиски Лира. – Губы Джо разъехались в ухмылке, заставившей Аврил внутренне подобраться. Как правило, за таким началом следовало продолжение на грани приличия. – А бабуля велела не мешать.
Щеки Монаган все же вспыхнули под взглядами братьев, но резкий ответ пришлось проглотить, дед не любил, когда зубоскалили, и вполне мог пройтись по хребту какой-нибудь хворостиной.
- Вот и учись у мудрой женщины. – Аврил ласково улыбнулась в сторону Эоль, мимоходом щелкнув Джо по кончику носа, и поступая в полное распоряжение хозяйки кухни и дома.
Джо хмыкнул в ответ, но вступать в пререкания не стал.
Обед, вопреки ожиданиям Аврил, прошел безболезненно. Семейство отнеслось к Морригану как к любым другим поденщикам, которые появлялись здесь с завидной регулярностью. Бабушка одобрительно наблюдала за тем, как гость уплетает за обе щеки все, до чего может дотянуться. Дед что-то расспрашивал про одному ему известных Морриганов откуда-то с побережья, братья подливали в кружки эля.
В окно вновь стучали тяжелые капли дождя, ветер не утихал, а значит, остаток дня никто никуда не пойдет, и все будут толкаться в доме.
Аврил водила вилкой по тарелке, размазывая по ней картофельное пюре и почти не слыша, что творится вокруг нее, настолько погрузившись в собственные мысли, что Фэлану пришлось кинуть в нее горошком, чтобы привлечь внимание.
- Что? – Монаган вскинула глаза, оказавшись под перекрестными взглядами всех присутствующих. – Ну, чего уставились-то? – Она даже поежилась. – Человек задуматься не может, что ли.
- Проводишь Келлаха к викарию. – Фэлан даже не спрашивал. Судя по всему, обсуждение уже закончилось, и решение было оглашено, но Аврил все равно попыталась откреститься от такой чести.
- Чего тут провожать, вышел за ворота и чеши по дороге, пока носом не упрешься. – Деду даже не пришлось трубку изо рта вытаскивать, чтобы выразить свое мнение по этому поводу. Оказалось достаточно приподнятой брови. – Ладно-ладно, надеюсь не прямо сейчас? Или погоните под дождь?
Братья не скрывали улыбок, Джо сидел с довольной физиономией, и только лицо Даген выражало тень сочувствия.
- В шторм мы все равно в море не пойдем. – Дед вновь набил трубку и теперь разжигал ее, отчего по комнате поплыл запах крепкого табака, пахнувшего грушей. – А у викария какая-то столярная работа была. Келлах сказал, что ему не привыкать.
Аврил перевела взгляд на причину ожидающей ее дальней прогулки, подавив желание запустить в Морригана чем-нибудь не легким и звонким.
Через пару часов дождь унялся, и дед практически вытолкал их за дверь с напутствием «посмотрите чего там и как, а завтра и начнем».
Аврил, в наброшенном плаще и резиновых сапогах, походила на взъерошенного воробья. Засунув ладони в карманы джинсов, она шагала по раскисшей от дождя дорожке, не обращая внимания на идущего следом Морригана.
[AVA]http://pics.kinokadr.ru/photoes/2013/09/17/blog/carey_mulligan.jpg[/AVA][SGN]Erin Go Bragh[/SGN][NIC]AVRIL MONAGHAN[/NIC][STA]Страшно не умереть, а страшно не жить[/STA]

+2


Вы здесь » Irish Republic » Прошлое и будущее » Oh! can such hope be in vain?