Irish Republic

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Irish Republic » Прошлое и будущее » Oh! can such hope be in vain?


Oh! can such hope be in vain?

Сообщений 31 страница 40 из 40

1

http://images.vfl.ru/ii/1465680290/2d3d0160/12992858.png
Oh! can such hope be in vain?

http://s3.uplds.ru/t/0NjlU.jpg

http://images.vfl.ru/ii/1465680290/7d64ae6d/12992859.png

УЧАСТНИКИ
Келлах Морриган и Аврил Монаган
ДАТА И МЕСТО
от 26.04.1993, вечер понедельника
Белфаст, паб Нила Скотта
до 15.08.1998, день субботы
Ома
САММАРИ
"В очередную годовщину Пасхального Восстания, 24 апреля в районе Бишопсгейт Лондона в результате взрыва грузовика было повреждено несколько зданий. Полиция заранее получила предупреждение, но не успела завершить эвакуацию. Погиб 1 человек, 44 ранены. В теракте обвинили Ирландскую Республиканскую Армию".
Морригана поймали. Морригана в очередной раз отпустили через 12 часов. Потому что в этот раз действительно нечего было предъявлять. И с этого-то всё и началось

http://images.vfl.ru/ii/1465680290/2d3d0160/12992858.png

КАРТОЧКА НПС
ОСНОВНЫЕ ДАННЫЕ
Аврил Монаган, соратница и, впоследствии, возлюбленная Келлаха Морригана, мать его детей.
ИГРОК
Neassa W. Flanagan
ВЫГЛЯДИТ ПРИМЕРНО КАК
Carey Hannah Mulligan

[AVA]http://s7.uplds.ru/t/2vtRq.jpg[/AVA]

Отредактировано Ceallach Morrigan (2017-11-28 23:14:22)

+1

31

Хотелось реветь, смеяться, стучать кулаками по этой твердой как дуб груди, рождая в ней гулкие звуки. Самой Аврил казалось, что только слепой не заметил и не понял того, что творилось с ней каждый раз при встрече с этим долговязым лохматым парнем. Оказалось, что они оба слепцы. Джо понял раза с третьего, семья – с полувзгляда.
Монаган помнила Соэрли, до сих пор иногда просыпалась ночью в слезах от острого ощущения потери. Но чем больше времени проходило с момента его гибели – дурацкой, ненужной, нелепой – тем лучше она понимала, что это была вовсе не любовь, которую она себе придумала лет в пятнадцать. Влюбленность, обожание, восхищение. Такой взрослый, (на самом-то деле старше ее всего на пять лет), такой нужный, (Джо всего лишь выполнял просьбу его отца, пытавшегося уберечь сына от глупостей возраста), такой… глупый. Ведь глупо погибать в двадцать семь от заражения крови, вызванного раной от случайной пули.
Келлах совершенно не напоминал Соэрли. Сколько бы Аврил не пыталась выискать в его лице, голосе, руках, манере двигаться или вот так, прищурившись, смотреть в ответ, что бы то ни было напоминающее мальчишку, ставшего ее первой влюбленностью.
Он коснулся ее лица, убирая набухшую водой прядь волос, а ей захотелось скулить от нежности этого движения. И пришлось прикусить щеку изнутри, да упрямо сжать губы до тонкой острой линии, чтобы не выдать этого желания его ладоней на своей коже. И, будто в ответ на скрытое, теплые пальцы касаются ее лица, мягко и уверенно приподнимая подбородок, вынуждая сделать шаг вперед, ближе, еще, чтобы уцепиться-упереться за единственную для нее сейчас опору. Жаркие губы растапливают холод, сдавливающий грудь где-то в области сердца, вытесняют его теплом и обещанием. Тонкие пальцы на мужской груди перестают быть кулаками, скользят в каплях дождя вверх, за воротник, вплетаются в мокрые пряди, сжимают их, тянут. Так, что он вынужден запрокинуть голову, чтобы почувствовать, как согретые его же огнем мягкие губы трогают кожу на шее. Осторожно, легко, привыкая к его вкусу: пряному, соленому, словно пронизанному лучами солнца.
И Аврил позволяет себе разреветься, смеяться, стучать кулаками по его груди, и затихнуть в кольце его рук, уткнувшись заплаканным лицом в пахнущий морем свитер, неразборчиво, икая через раз, выталкивая непослушными, припухшими после поцелуев губами хриплое и вымученное:
- Где ты был так долго?
[AVA]http://s0.uploads.ru/wCvI6.png[/AVA][SGN]Erin Go Bragh[/SGN][NIC]AVRIL MONAGHAN[/NIC][STA]Страшно не умереть, а страшно не жить[/STA]

+2

32

Каким же он был идиотом, Господи, Боже! Сколько времени он потерял из-за своей дурацкой гордыни. Сколько глупостей переварил в своей дубовой башке. И сколько ещё мог бы потерять времени. Как она там сказала? "Возблагодарим святого Джо..."
Келлах ещё никогда не чувствовал себя настолько счастливым и настолько идиотом одновременно. Нет, конечно, крамольная мысль о том, что именно это внезапно свалившееся на него счастье повыветрило из его головы весь разум, приходила к нему в голову. Но, как говорится - никого не обнаружила и ушла.
И он прижимал к себе Аврил так, словно она вот прямо сейчас могла исчезнуть из его рук раз и навсегда. Прижимал, целуя её мокрые щёки, собирая губами капли дождя смешанного со слезами, ловил губами её смеющиеся губы, упиваясь ей, каждым мгновением рядом с ней, каждым её прикосновением, даже если прикосновения эти больше походили на удары. Ему было откровенно плевать на дождь, пусть даже снег бы повалил в этом июле - всё равно, главное, чтобы она была рядом, прижималась к его груди, всхлипывая и смеясь, едва слышно бормоча какие-то глупости.
- Если бы я знал, - прижимаясь губами к влажным светлым волосам на виске Аврил снова и снова шептал Келлах. - Если бы я только знал... Я бы нёсся к тебе со всех ног, торопился, искал бы тебя везде и нашёл бы ещё тысячу лет назад. Каким я был идиотом, Господи, каким же идиотом я был.
Он отстранился совсем чуть-чуть, только чтобы обхватить ладонями её лицо, снова взглянуть в эти невероятные глазища, лишившие его покоя с первого же взгляда, и снова впился в горячие нежные губы жадным поцелуем.
Ему казалось, что простояли они под всё усиливающимся дождём не один час, то целуясь, то цепляясь друг за друга пальцами так, словно их кто разлучить пытался прямо сейчас, то снова и снова ловя губами губы друг друга, не обращая абсолютно никакого внимания на заливающуюся за шиворот и едва ли не струйками бегущую по спине воду.
- Нас где-то ждали, ты не помнишь? - наконец-то, в очередной раз прижав своё хрупкое сокровище к груди, с коротким смешком прошептал в светлую макушку Келлах. - Мы куда-то шли, а потом сверкнула молния, и я уже больше ничего не помню, кроме того, что не отпущу тебя ни за что в жизни.[AVA]http://s7.uplds.ru/t/2vtRq.jpg[/AVA]

Отредактировано Ceallach Morrigan (2017-12-08 06:24:17)

+2

33

Казалось, что дождевые капли испарялись, не успевая осесть на пылающую жаром кожу, создавая вокруг них кокон, скрывая их от посторонних глаз. Впрочем, Аврил было совершенно все равно, видит ли кто, что и с кем она сейчас делает. Все, что выходило за пределы ощущений губ и рук Морригана, могло лететь в тартарары, она бы и не заметила. В голове промелькнула мысль, что они похожи на людей, поднявшихся высоко в горы и вдруг обнаруживших, что всю жизнь дышали вполсилы. Прикосновения и поцелуи пьянили, как повышенное содержание кислорода в воздухе, как лучший дедовский виски, как… любовь.
Монаган даже замерла, почти перестав дышать, от сложившегося в голове слова. Такого простого, такого жданного, такого редко дающегося в такой длинной человеческой жизни. И зажмурилась, мотая головой, вытряхивая из нее попытавшуюся влезть мысль о невозможности этой самой любви, которая как буравчик вкручивалась в виски, словно червяк, пожирающий сочную мякоть яблока, разъедая возможности и вероятности их жизни вдвоем. И только прикосновение прохладных, мокрых от дождя, мужских губ к пульсирующему виску, и обещающий эту самую жизнь горячий шепот, позволили преодолеть внезапную дрожь тела и скованность пальцев, цепляющихся за морриганов свитер.
Они целовались, как подростки, впервые распробовавшие вкус взрослых поцелуев, не останавливаясь, делясь дыханием, словно наверстывали что-то неслучившееся или потерянное. И прерывались только для того, чтобы опять увидеть глаза, лучащиеся ярче полуденного солнца, губы, манящие и растягивающиеся в дурацкой улыбке счастливых людей.
Похоже, что Аврил была готова стоять так, - в тесном объятии, прижимаясь настолько близко, насколько возможно, и еще чуть-чуть, - пару-тройку веков, чтобы потом слегка пошевелиться. И словам Келлаха понадобилось некоторое время, чтобы все-таки проникнуть в ее голову и воздействовать на то, что зовется нейронными связями, вызвав ответную реакцию. Она даже успела кивнуть и открыть рот, чтобы сказать, кто и где их ждет, когда ее настигло окончание реплики Морригана.
От тона и смысла этих простых слов у Аврил снова перехватило дыхание, и чтобы справиться с собственным голосом, ей пришлось уткнуться лбом в грудь Келлаха, закрыть глаза и буквально отключиться от «здесь и сейчас», иначе бы, плюнув на чужие ожидания, она потащила Морригана в ближайший лодочный сарай.
- Отец Фрейзер. – Голос все еще подрагивал и явно отдавал хрипотцой, но уже не пропадал и не срывался. – И к нему лучше успеть до темноты, чтобы ты мог осмотреть церковь.
Монаган потянула Келлаха за собой по ручью, в который превратилась тропа, переплетая свои пальцы с мужскими, не собираясь ничего скрывать и наплевав на возможные последствия.
А они грозили быть.
Уж что-что, а свое семейство Аврил знала очень хорошо.
[AVA]http://s0.uploads.ru/wCvI6.png[/AVA][SGN]Erin Go Bragh[/SGN][NIC]AVRIL MONAGHAN[/NIC][STA]Страшно не умереть, а страшно не жить[/STA]

+2

34

Единственное, чего он хотел в этот момент, пронизанный совсем не июльской прохладой и сыростью, это держать её в своих руках - крепко-крепко, нежно-нежно и максимально возможно бережно. И не идти никуда. И не думать ни о чём. Совершенно.
Странно было ощущать как всё в жизни может измениться в одно мгновение - то между ними не было ничего, кроме разве что призрачной пелены музыки, и вот, совершенно внезапно, неожиданно всё изменилось так, что в это практически невозможно было поверить. Всё, что было глубоко упрятано в нём, тщательно заштукатурено, замаскировано от чужих - да и его собственных - взглядов прорвалось наружу, захлёстывало его самого с головой и грозило утопить всё вокруг в этом непреходящем ощущении восторга и счастья от того, что всё это ощущаемое было полностью взаимно. Он видел эту сумасшедшую бесконечную взаимность в глазах Аврил, слышал в её голосе и с удивлением отмечал про себя, что понимает каждый её вздох, каждое движение ресниц, каждое касание руки. И от этого всепоглощающего ощущения хотелось замереть, остановить всё вокруг и в самом себе, перестать дышать, перестать быть, растворившись в этом ощущении невероятной, огромной как космос любви. И тем более всё это было странно потому, что самого себя Келлах таким уж романтиком никогда не считал. Ну да, ему нравились девчонки, с какими-то он встречался, с несколькими дело доходило и до постели... но вот сейчас всё было совсем не так. Аврил была другой, да и он сам стал как будто совершенно другим.
До церкви они всё-таки смогли добраться до темноты - не так уж долго на самом-то деле они проторчали под дождём, пытаясь надышаться друг другом. Отец Фрейзер встретил их на пороге, никак своим видом не показав, что на самом-то деле уже просто замучился ждать того, кого там к нему должны были направить на помощь. Знакомство, разумеется, переросло в обмен новостями, вопросами о том, как чувствуют себя дядюшка с матушкой, а ещё пара десятков священников и монахов с монахинями, служащие в соборе Святой Марии. Келлах отвечал обстоятельно, стараясь говорить при этом коротко и упихивая в малое количество слов максимум информации. Получалось это через раз, но тем не менее получалось. Только если он не переводил взгляд на Аврил - вот тогда уже вся информация мгновенно выветривалась из его головы. Отец Арчи, наблюдая этакую картину, поначалу понимающе кивнул пару раз, а потом и вовсе перевёл тему с бесполезных расспросов новоприбывшего прихожанина-мастера_на_все_руки на, собственно, то, к чему эти руки следовало бы приложить.[AVA]http://s7.uplds.ru/t/2vtRq.jpg[/AVA]

Отредактировано Ceallach Morrigan (2017-12-08 06:24:12)

+2

35

Они расцепили ладони только у церкви, да и то потому, что пришлось в четыре руки тянуть разбухшие от бесконечной влаги створки большой двери, чтобы оказаться внутри. Аврил была тут тысячу раз. Здесь крестили, венчали и отпевали всех Монаганов без исключения. За столько лет эта церковь превратилась почти в семейную, а отец Арчи стал кем-то вроде дядюшки.
Оказалось, что и Морригану он не совсем чужой. По крайней мере, у чужих не бывает столько общих знакомых. Аврил нарезала круги, бродя по церковному залу, трогая то одну, то другую потемневшую от времени скамью, гладила пальцами узкие стрельчатые арки окон, где вместо стекла были вставлены витражи. Поговаривали, что лет этим витражам никак не меньше, чем самой церкви, и каждый из них бережно сохранялся и оберегался.
И все время своих метаний чувствовала, как цепляется за нее взгляд Келлаха, как он тут же спотыкается на слове, и на место тихому гулу их с падре разговора приходит тишина. В конце концов, она примостилась за его спиной, почти у выхода, давая возможность отцу Фрейзеру перечислить все то, что нуждалось в починке, а Морригану все это услышать и оценить масштабы приложения собственных сил.
И, кажется, умудрилась задремать, потому что распахнула глаза от легкого прикосновения теплых пальцев к своему лицу.
- Привет. – Монаган улыбнулась и приподняла плечо, прижимая мужскую ладонь и потираясь об нее щекой. – Обо всем договорились? – Она смотрела в смеющиеся глаза Келлаха и чувствовала, что и ее губы растягиваются в ответной улыбке. – Что? Чему ты улыбаешься? Дед даст все, что нужно, только составь список необходимого.
Наверно, они смогли бы просидеть вот так всю ночь: вдвоем, в тишине древних камней, смотря друг на друга, и просто улыбаясь.
- Бабушка отправит парней на поиски, если мы не вернемся через полчаса. – Аврил совершенно не хотелось куда бы то ни было двигаться, но бабуля и правда могла это сделать. Вот уж насмешек потом не оберешься.
Дождь перестал поливать землю, а дорогу домой Монаган могла найти и на ощупь, если бы пришлось, поэтому они вполне благополучно добрались обратно, даже, несмотря на опустившуюся ночь и нежелание отпускать друг друга хоть на секунду, хоть на миллиметр. Перед воротами Аврил затормозила резвый шаг, почти впечатывая Морригана спиной в каменную опору, прижимаясь к нему и находя его губы своими, запечатывая любые возможные возгласы поцелуем, пробираясь холодными пальцами в тепло под рубашкой на спине Келлаха, ощущая, как он подается ей навстречу и настигая его ладонями снова. Теперь уже ему приходилось затыкать ей рот поцелуями, чтобы заглушить, готовый огласить округу, смех, пока хватало дыхания.
[AVA]http://s0.uploads.ru/wCvI6.png[/AVA][SGN]Erin Go Bragh[/SGN][NIC]AVRIL MONAGHAN[/NIC][STA]Страшно не умереть, а страшно не жить[/STA]

+2

36

Работы в старой церкви и в самом деле было просто непочатый край - Келлах внимательно осмотрел кресла священников и предстоятеля, задумчиво ковыряя практически рассохшуюся местами древесину ногтем. Потом так же придирчиво осмотрел лавки, на нестерпимый скрип которых пожаловался отец Арчи. Заглянул в конфессионалы. Потом поднялся на хоры - перила второго этажа в некоторых местах и оконные рамы требовали замены. Следующим этапом была колокольня - там замены требовали деревянные решётки от птиц...
- Завтра и начну, отец, - пожав руку пожилому священнику согласно кивнул Келлах. - Во сколько у вас месса?
Получив ответ и пожелание приятного ужина и доброй ночи, Морриган распрощался с удалившимся отцом Фрейзером и тихо подошёл к то ли погружённой в свои мысли, то ли задремавшей на последней лавке Аврил.
Окликнув её шёпотом и не получив ответа, Келлах присел на корточки напротив девушки и подперев щеку кулаком уставился взглядом в её лицо. Длинные пушистые ресницы едва подрагивали, а Келлах как зачарованный не мог оторваться от созерцания.
- Просыпайся, красавица, - коснувшись кончиками пальцев щеки Аврил, негромко проговорил Морриган, улыбнувшись в ответ на её приветствие. - Да, договорились. Я в рабстве у вашего викария теперь минимум на пару недель, - у него никак не получалось состряпать хоть сколько-нибудь серьёзное лицо, чтобы шутка вышла ещё более смешной. В конце концов даже Аврил заметила эту его не слезающую с лица улыбку разулыбавшись в ответ.
- Все необходимые инструменты у меня с собой - в машине у Джо, - протянув руку Аврил, чтобы помочь ей подняться, Келлах выпрямился сам, тут же поворачиваясь лицом к алтарю и опускаясь на правое колено, чтобы осенить себя крестным знамением. - Да и мне бы не хотелось оправдываться перед твоими братьями из-за твоей пропажи, - вот это у него даже получилось сказать с серьёзной физиономией. Наверное, потому, что такая перспектива его, и впрямь, несколько напрягала.
Обратно до дома они добрались не в пример быстрее пути к церкви, но и тут случилось задержаться - воздух буквально выбило из лёгких, когда Монаган приложила его спиной к камням, Келлах едва успел обхватить ладонями её лицо, впиваясь в нежные губы ответным поцелуем. Прохладные ладони Аврил заскользили по горячей коже, разгоняя по всему телу такое количество дико приятных мурашек, что Келлах едва не застонал, но лишь сильнее приник к её одуряющим губам.
- Если мы сейчас не остановимся - все всё поймут по нам с первого взгляда, - отстранившись буквально на какие-то миллиметры горячо прошептал прямо в мягкие губы, тут же прижимаясь к ним снова, явно выражая своё мнение по поводу того самого "поймут". И через минуту добавил, практически не разрывая очередного поцелуя: - Но вообще-то, если мы не остановимся сейчас, то нас так и не дождутся...
Потому что ещё немного, и останавливаться не захочется вообще.[AVA]http://s7.uplds.ru/t/2vtRq.jpg[/AVA]

Отредактировано Ceallach Morrigan (2017-12-09 18:59:48)

+2

37

Аврил была ирландкой и католичкой, но это вовсе не значило, что эра хиппи, свободной любви и сексуальная революция прошли мимо ее глаз, ушей и прочих частей тела. Какой-никакой опыт у нее имелся. Монаган была в курсе того, что происходит между мужчиной и женщиной, и что детей находят вовсе не в капусте, и не аист их приносит. Ирландки и католички, как правило, выходили замуж, имея в багаже невинность, неосведомленность и воскресную школу. Аврил замуж не стремилась и не собиралась, полагая, что сама вправе распоряжаться собственным телом по собственному же усмотрению. И всегда руководствовалась принципом "делай так, чтобы другому нравилось и не в ущерб себе" и будет тебе если и не счастье, то хорошо. Местами - очень.
Вот как сейчас. Она уже не понимала, где заканчивается сама, где начинается Келлах. Казалось, что с каждой минутой, проведенной в объятиях друг друга, они переставали существовать по отдельности, спаиваясь в одно целое. И шепот Морригана она слышала, буквально, кожей, костями, мясом. И стоило невероятных усилий оторваться от его губ, расцепить, сомкнутые за его спиной ладони, перевести дыхание.
Аврил уткнулась лбом в мужское плечо, чувствуя, как мелкими иголочками колет пальцы, по-прежнему цепляющихся за него ладоней, как дрожат измятые поцелуями губы, не желая складывать буквы в слова. Она покачивалась в кольце его рук, вдыхая запах Морригана, мешавшийся сейчас с запахом самой Коннемары.
- Идем. - Аврил потянула мужчину за собой, сосредоточенного глядя под ноги, на дорожку, освещаемую только светом горящих окон. - Ба, мы пришли. - В сторону кухни, задерживаясь только, чтобы оставить мокрую одежду, вперед, сквозь распахнутые двери, наверх.
Не было сил терпеть обжигающее изнутри пламя.
Аврил толкнула собственную дверь, увлекая Морригана за собой, оборачиваясь на минуту и прижимая кончики пальцев к его губам, ощущая как опаляет кожу ладони горячее дыхание.
Дрожь рождалась глубоко внутри, заставляя сердце колотиться птицей в клетке, вырывалась наружу тысячами мурашек, заставляющих волоски на коже вставать дыбом, словно она окуналась в статическое напряжение, ныряя в него с головой. Аврил снова и снова касалась Келлаха, то кончиками пальцев проводя по шее, то мимолетно касаясь губами его щеки, то кусая за нижнюю губу. И прочь, прочь, прочь все, что мешает быть ближе. И вот уже вокруг громоздятся сдернутые, стянутые черте как свитера и джинсы, и Аврил уводит Келлаха за собой, скрываясь за дверью небольшой ванной. Не отрываясь от очередного поцелуя, слепо нашаривает вентили, включая воду, способную хоть как-то погасить неминуемый шум, и вталкивает Морригана под горячие струи воды, шагая следом.
[AVA]http://s0.uploads.ru/wCvI6.png[/AVA][SGN]Erin Go Bragh[/SGN][NIC]AVRIL MONAGHAN[/NIC][STA]Страшно не умереть, а страшно не жить[/STA]

Отредактировано Neassa W. Flanagan (2017-12-10 05:40:44)

+2

38

Она куда-то тянула его за руку, а он и не видел ничего вокруг, кроме её пальцев, утопающих в его ладони. Едва они успели переступить порог дома, как он готов был встретиться со шквалом вопросов вроде "где вас носило?" и "сколько времени нужно, чтобы осмотреть небольшую церковь?". Но встретила их тишина. Разбавленная разве что вознёй на кухне - Келлах не хотел знать, что происходит в доме, где все его обитатели, и почему их всё-таки никто не встретил даже случайно. Ему было абсолютно плевать на всё. Кроме одного - тонких пальцев в его ладони.
И не слышно ни единого звука, кроме сливающегося в одно дыхания двоих, кроме шороха одежды, остающейся на полу, на каких-то попавшихся под ноги стульях, кроме лёгких хлопков дверей, скрывающих собой их от всего мира.
Губы снова и снова касаются губ, соскальзывают на подбородок, скользят по нежной коже шеи. Поцелуи сменяются укусами, снова превращающимися в поцелуи. Ладони беспорядочно шарят по телу, словно вбирая в себя теплоту кожи, изучая каждый плавный изгиб тела, запоминая мурашки, разбегающиеся от прикосновений к самым чувствительным и отзывчивым местам.
Он даже не успевает ничего сказать, когда горячая вода ударяет по плечам, заставляя его хватать ртом воздух из-за такой резкой смены температуры окружающей среды. Но уже в следующее мгновение его губы снова прижимаются к её губам. Любые слова кажутся банальными, не идут, не складываются - кажется, что даже ни единой мысли не рождается в голове, кроме заполняющего каждую клетку тела невероятного восторга от близости к той, которую теми самыми словами не описать. И он прижимает её спиной к ещё прохладной стене, соскальзывая поцелуями с её губ ниже, на шею, потирается о нежную кожу носом, оглаживая ладонями плечи, спускается ещё ниже - поочерёдно мягко касаясь губами влажных торчащих сосков, скользит следом за струями воды вниз, обхватывая ладонями тонкую талию, прижимается губами чуть ниже пупка, цепляет зубами кожу, слизывает с неё воду и снова прижимается губами. Её пальцы путаются в его волосах, тянут за пряди, словно прося его снова вернуться наверх, но он только продолжает покрывать поцелуями бледную кожу, спускаясь всё ниже и ниже, пока губы не касаются нежной складки между её ног. Её сорванный вздох заставляет его улыбнуться, сжать ладонями её бёдра и прижаться жадно к ней губами, раздвигая эту складку кончиком языка, задевая им самое желанное.[AVA]http://s7.uplds.ru/t/2vtRq.jpg[/AVA]

+2

39

Вода обжигает. Так кажется. Ровно до того момента, как его губы касаются груди. Она вздрагивает под его обжигающими поцелуями и прикосновениями. Это еще никогда не было так остро, словно он трогает не кожу, а оголенные нервы.
Вода смывает июльский холод. Он стекает по телу, исчезая под его ладонями. Это не отменяет того, что вся ее кожа покрывается мурашками. И горит там, где его пальцы или губы задерживаются чуть дольше, чем на мгновение.
Она обвивает его ладонями, скользит ими по спине вверх, впивается в кожу пальцами до белых следов. И приникает к его губам жадным поцелуем, не замечая прохлады кафельной стены за спиной. Но осознает ее наличие только, когда пытается откинуть голову, чтобы подставить его губам шею. И упирается в твердую поверхность, цепляясь за мужские плечи, чтобы устоять, когда возбужденные горошины сосков обхватывают его губы, заставляя ее выгибаться и тянуться за ними вслед.
Она кусает собственные губы, не давая вырваться наружу громкому вскрику от неожиданно прошивающей все тело сладкой дрожи.
Он путешествует по ее коже, исследуя ее поцелуями, прокладывает влажные дорожки, тут же исчезающие под струями воды, как смываемые волнами следы на песке. Но она всё равно чувствует их, знает, где они пролегли, знает, что он еще не раз вернется по ним.
Пульс бьется под тонкой кожей на шее, но кажется, что сердце, вслед за его губами, скатывается куда-то вниз. Замирает на секунду-другую, которой ему хватает на то, чтобы прижаться к ее животу, а ей – втянуть в легкие остатки воздуха между водяной пыли, и снова срывается в дикий галоп.   
Ладони упираются в плечи, а потом срываются с мокрой кожи, давая возможность вплести пальцы в его волосы. Ей так не хватает его поцелуев, так хочется насладиться его дыханием, пить его, как эти водяные струи…
… последние обрывки мыслей и слов пропадают, стираются, оставляя место лишь только вздохам и вскрикам…
Она уже не тянет его вверх, но сильнее сжимает пальцы, прижимая к себе. И выгибается дугой, упираясь затылком в стену, на краткий миг ощущая, как барабанят по груди капли воды. А потом все исчезает в жаркой волне, рожденной прикосновением его языка.
[AVA]http://s0.uploads.ru/wCvI6.png[/AVA][SGN]Erin Go Bragh[/SGN][NIC]AVRIL MONAGHAN[/NIC][STA]Страшно не умереть, а страшно не жить[/STA]

Отредактировано Neassa W. Flanagan (2017-12-12 15:26:51)

+2

40

Его желание становится только сильнее от того, как она отзывается на его прикосновения. От того как тонут в шуме воды её стоны и едва слышные возгласы. От того, как она прижимается к нему, как тянет его волосы, как заставляет прижиматься в ответ сильнее, впиваясь губами, проскальзывая языком в самый её жар. И он впивается в неё поцелуями, ловит и посасывает влажные складки нежнейшей кожи, проталкивается языком туда, куда хочется протолкнуться отнюдь не языком. Но он всё равно продолжает, наплевав на все свои желания, кроме одного - доставить ей как можно больше удовольствия, чтобы она таяла в его руках, плавилась в них как масло.
И он чувствует каждый её не сорвавшийся с губ, задавленный искусанными губами вскрик, слышит каждый её стон и всхлип, чувствует как она сама движется навстречу его губам, словно больше совершенно не может сдержаться. И тогда, когда она уже готова забыть об осторожности, когда всё её тело напрягается от едва сдерживаемого наслаждения - только тогда он поднимается, в какой-то миг оказываясь лицом напротив её лица. Впивается в пересохшие губы, обхватывая ладонью затылок, подхватывает её под колено, заставляя обхватить ногой свои бёдра, и наконец-то втыкается в неё - со всем бушующим в нём самом негасимым пожаром, разбуженным ею. Он снова и снова толкается в неё, вцепляясь пальцами в нежную кожу, впиваясь в распахнутые губы, захлёбываясь вместе с ней горячими стонами, наслаждаясь ею и дурея от каждого движения к ней, от каждого её движения навстречу. И единственное, что есть сейчас в его голове - её дыхание, её пальцы, цепляющиеся за него, её ногти, вспарывающие его кожу, её укусы, терзающие его губы. И на каждое её движение, у него есть движение своё, своё действие - поцелуй, укус, резкое движение бёдер.
С его губ вместе с поцелуями срываются слова, смешиваются с водой, льющейся на них сверху, сплавляются с их дыханием, возвращаются к нему обратно, заставляя его лишь сильнее стискивать её в своих руках, подхватывать обеими руками под бёдра, позволять ей вцепляться в его плечи, чтобы удержаться. Они уже давно единое целое, вплавившиеся друг в друга, смешавшиеся элементы. И он не останавливается ни на мгновение, двигаясь всё скорее, вплавляясь в неё окончательно.[AVA]http://s7.uplds.ru/t/2vtRq.jpg[/AVA]

Отредактировано Ceallach Morrigan (2017-12-16 03:15:48)

+3


Вы здесь » Irish Republic » Прошлое и будущее » Oh! can such hope be in vain?