Irish Republic

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Irish Republic » Архив незавершенных эпизодов » Что-то, чего ты обо мне не знал


Что-то, чего ты обо мне не знал

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

http://images.vfl.ru/ii/1465680290/2d3d0160/12992858.png
Что-то, чего ты обо мне не знал

http://picua.org/img/2017-09/23/qkhfcq97q7qp9tw5c41swj6nu.gif http://picua.org/img/2017-09/23/l9b5lg6iz06i4jeoj423y465p.gif

http://images.vfl.ru/ii/1465680290/7d64ae6d/12992859.png

УЧАСТНИКИ
Ниалл Вулф, Оливер МакЛин
ДАТА И МЕСТО
17 августа 2013 г. Англия, Хэмпстед
САММАРИ
У всех есть скелеты в шкафу. Но у некоторых эти скелеты не совсем метафорические.

http://images.vfl.ru/ii/1465680290/2d3d0160/12992858.png

Отредактировано Oliver MacLean (2017-09-23 13:17:31)

0

2

  Несмотря на то, что до Лондона рукой подать, в Хэмпстеде по ночам всегда было так тихо, что он как нельзя лучше соответствовал своему прозвищу - "деревня". Только и слышно было, как стрекочут цикады, да время от времени где-то далеко в небе с глухим рокотом пролетает самолет. На ферме МакЛина, впрочем, звуков было побольше - когда в непосредственной близости от дома живет с полсотни собак, об абсолютной тишине можно и не мечтать. Оливер и не мечтал: тишина всегда казалась ему подозрительной, словно еще немного - и жди беды.
  Он и сейчас, похоже, проснулся от того, что было слишком тихо. Так всегда бывает в глухой предрассветный час, когда даже самые беспокойные, энергичные или мучимые бессонницей уже сдаются во власть Морфея. Спали псы, спала миссис Моррис, рядом спал Ниалл, возле которого клубком свернулся щенок - увидев его, МакЛин только вздохнул. Бигль был подарком Вулфу, и приходилось мужественно терпеть и не вмешиваться в его воспитание. Результаты были уже на лицо, хотя Тори не исполнилось еще и полугода - избалованный, нахальный и не слезающий с рук. Или как сейчас - с постели.
  Оливер привычно свесил руку, и она коснулась жесткой шерсти: если Бран, Локи и Ларс могли разбретись по дому и спать кто где, то Курт предпочитал не оставлять хозяина. Даже когда тот занимался своими человеческими глупостями с этим. Холодная война между Ниаллом и бультерьером изрядно веселила Оливер, хотя он и предпочитал в нее не вмешиваться - себе дороже. С тех пор, как Вулф стал жить здесь, ревность Курта только еще возросла, но они по-прежнему терпели друг друга - о большем и просить было нельзя.
  И все же - почему он проснулся? Поглаживая теплый бок пса, Оливер вслушивался в тишину, но не улавливал ничего подозрительного. Наконец он прикрыл глаза, и только обострив таким образом слух, услышал: едва различимый шорох шагов внизу. Миссис Моррис? Нет, вряд ли, после нескольких неприятных инцидентов она усвоила, что лучше не выходить по ночам, а если уж так приспичило - лучше делать это открыто и шумно.
  Плавным движением поднимаясь с постели, МакЛин порадовался тому, что не скрипнула ни одна пружина. Так же бесшумно он натянул пижамные штаны и уже потянулся к комоду за оружием, когда проснулся Тори и звонко тявкнул, заметив движение. Оливер шикнул на него, но было поздно - Ниалл проснулся. Оливер приложил палец к губам, призывая его не шуметь, и еле слышно произнес:
- Кто-то внизу, - в руках у него появился "Глок". - Оставайся здесь.
  Шорох шагов тем временем переместился на лестницу, и Оливер замер у двери, дожидаясь, пока неведомый противник определится с направлением. Шаг, другой, третий. Рядом неподвижным изваянием застыл Курт - вот кому не нужно было ничего объяснять и приказывать не шуметь. Шаг, другой, третий. Ночной гость, кем бы он ни был, остановился, видимо, выбирая дверь, и тут непоседливый Тори снова подал голос. МакЛин едва не выругался в сердцах - шаги стали быстро отдаляться, похоже, чужак решил не связываться с домом, где есть собаки.
  Дольше ждать смысла не было: Оливер рывком распахнул дверь и кинулся к лестнице, держа оружие наготове. Успел еще увидеть, как оборачивается на него ночной гость в черной маске на лице, и рявкнуть:
- Стоять! - чужак только припустил быстрее, и Оливер, не задумываясь, вскинул пистолет и выстрелил ему в ногу.

+1

3

Когда живёшь в большом городе, с детства привыкаешь к тому, что он не засыпает никогда, ночное многоголосие становится таким же привычным, как бесконечный дневной рокот, и заснуть без этого саундтрека становится почти невозможно. У Ниалла, выросшего в Хакни, а потом жившего рядом с метро в Бэттерси, было именно так, и тишина Хэмпстеда поначалу казалась ему почти неуютной: он с трудом засыпал, чутко спал, часто просыпался до рассвета, и никак не мог отделаться от ощущения, что в ночной темноте тревожно. А потом это как-то само собой прошло: Хэмпстед стал домом, самым успокаивающим ощущением стало тепло Оливера рядом, а не то, что весь дом вибрирует из-за промчавшегося под окнами грузовика, а появившийся полгода назад Тори и вовсе оказался идеальным снотворным. Чувствовать рядом любовника, прижимать к себе щенка и точно знать, что этот покой никто не нарушит — что может быть лучше?
  Сегодня было точно так же. Ниаллу было уютно и тепло, ему снилось лето и какая-то широкая река, во сне он сидел на берегу, свесив ноги в воду, а рядом носился кругами Тори, почему-то совершенно беззвучно. А потом это беззвучие вдруг прекратилось, щенок подал голос, причём так пронзительно и громко, что Ниалл невольно рассмеялся в ответ — и проснулся.
  Наяву всё оказалось совсем не так светло и радужно, как во сне: Тори, напружинившись, смотрел в сторону двери, а возле комода замер Оливер, в руках у которого Ниалл различил пистолет. Этого хватило, чтобы мгновенно стряхнуть с себя остатки сна и подобраться: не то чтобы он никогда не видел оружие в руках у людей, с которыми спал, но как-то по большей части речь шла о сувенирах и коллекционных редкостях, которыми хвастались, а не боевых стволах, которые собирались пускать в ход. В том, что Оливер вполне способен на последнее и сделает это абсолютно бестрепетно, Ниалл почему-то абсолютно не сомневался, и это само по себе заставило встряхнуться и собраться. Было тревожно, слегка трясло, но он всё-таки запоздало кивнул любовнику и неподвижно замер, стараясь не издавать ни единого звука.
  Тихо. Очень тихо. Только шаги чужака где-то совсем близко. Ниалл переводил взгляд с Оливера на дверь и обратно, прислушиваясь к стуку собственного сердца и дыханию Тори, потом осторожно обнял щенка, чтобы тот не сорвался с места. То ли прикосновение хозяина, то ли собственная непоседливость оказались тому виной, но вместо того, чтобы притихнуть, Тори наоборот вскинулся и пронзительно тявкнул — и как будто запустил своим лаем покатившиеся кувырком события.
  Ниалл вскочил с постели, когда Оливер кинулся к дверям, хотел рвануться следом на его крик — и уже в следующую секунду вздрогнул всем телом: выстрел, казалось, не просто разнёсся по дому, но и был слышен во всей округе. За ним послышался болезненный возглас и шум тяжело упавшего тела, наступила секунда тишины, а потом дом наполнился топотом и лаем: разумеется, ни Бран, ни Ларс, ни Локи не собирались оставаться в стороне от свары и пропускать охоту.
— Твою мать! — беззвучно выдохнул Ниалл и, завернувшись в халат, бросился следом за любовником. Под ногами у него промчался на редкость целеустремлённый Тори.
  На лестнице шевелилось что-то тёмное, при более внимательном взгляде оказавшееся незваным гостем. Он болезненно стонал, цеплялся за перила и, кажется, пытался подняться.
— Не стреляйте! — надтреснуто и хрипло вскрикнул незнакомец и неловко взмахнул рукой. — Я... Не стреляйте!.. — судя по тому, как дрогнул его голос, он совсем не ожидал такого приёма на тихой ферме в Хэмпстеде.
— Я вызову полицию, — подал голос Ниалл, остановившись в нескольких дюймах от Оливера, и положил руку ему на плечо. — Его карьера явно закончилась, — сердце бешено колотилось в груди. Приятно, что твой любовник способен при случае защитить и тебя, и себя, и свой дом, но нормально ли, что он с такой лёгкостью стреляет в убегающего человека?..

+1

4

  После тишины, в которой слышно было даже чужое дыхание, наступивший шум показался прямо-таки оглушительным. Настоящая какофония: топот ног, лай собак, крики раненого, грохот, с которым он свалился на лестницу и едва не покатился кубарем вниз. Беззвучны были только двое: Курт и его хозяин. Оливер застыл над грабителем, наведя пистолет на его голову, бультерьер напружинился у его ноги, готовый к броску по первому же его слову. Остальных собак пришлось приструнить резким окриком "назад", после которого они затихли и остановились на лестничном пролете, ожидая дальнейших команд.
  Окрик мог с равным успехом относиться и к Ниаллу: стоило только любовнику прикоснуться к его плечу, как МакЛин среагировал мгновенно и рефлекторно. Вот еще секунду назад он прислушивался к себе и с удовольствием отмечал, что сердце бьется как обычно, дыхание ровно и нисколько не сбилось, и весь он собранный и спокойный, как бывало когда-то, когда стрельба была обычной частью его жизнь. А вот он уже сжимает ладонь на своем плече, сильно дергает на себя руку того, кто оказался за его спиной, и наставляет на него ствол... И только секунду спустя понимает, что это Ниалл.
- Никогда так не делай, - глухо обронил Оливер, с некоторым усилием опуская пистолет и снова наставляя его на распростертого у его ног злоумышленника, который как раз подал голос. - Заткнись! - злость, которая звучала сейчас в его голосе, Ниаллу вряд ли была знакома. - Обойдемся без полиции, - процедил сквозь зубы МакЛин и склонился над чужаком, резким движением срывая маску с его головы.
  Это лицо, простоватое и сейчас насмерть перепуганное, было ему незнакомо, но это еще ничего не значило. Оливер был почти уверен, что злоумышленник явился по его душу, более того - он почти хотел этого. Он считал, что эта его сторона, темная, не чуждая крови, осталась в прошлом, но сейчас она проснулась и показывала МакЛину соблазнительные картины. Это ведь так просто - спустить курок и наблюдать, как багровый цветок расцветает на груди чужака. Или как лопается, подобно перезрелому арбузу, его голова.
  Это очень просто.
- Зачем ты здесь? - несмотря на темную бурю в душе Оливера, его голос звучал ровно.
- Я... Что? Я хотел... Собирался... Черт, послушайте, мне же надо в больницу! - ошалевший взгляд метнулся к ноге, штанина на которой уже намокла от крови.
- Что ты собирался? Убить меня?
- Что?! Нет, я... Да что, непонятно, что ли?! - несмотря на испуг, грабитель попытался огрызнуться, но передумал под жестким взглядом МакЛина. - Поживиться хотел - мелкая техника, наличные, золото, все как обычно.
- Прости, я, кажется, неправильно задал вопрос, - Оливер говорил, как автомат, без тени эмоций. - Зачем ты здесь на самом деле?
- Что? Я не понимаю!
- Хочешь, чтобы я прострелил тебе вторую ногу?
- Нет! Не надо! - взгляд расширенных глаз метнулся к Ниаллу. - Послушайте, пожалуйста, поверьте мне! Я... я же ничего не взял! Позвольте мне просто уйти! Или хотя бы вызовите полицию! - голос срывался на истеричный визг - кажется, грабитель предпочел бы сейчас сдаться в руки закона, чем еще хоть минуту провести рядом с этим психом.
- Обыщи его, - глухо велел Ниаллу Оливер, будто и не расслышав отчаянные вопли чужака. - Ищи оружие.
  Сам он этого сделать не мог - для этого пришлось бы перестать держать ночного гостя на мушке.

Отредактировано Oliver MacLean (2017-10-01 16:04:35)

+1

5

Это было не из его жизни. Не из той жизни, к которой он привык. Когда Оливер цепко, с удивительной ловкостью тренированного человека рванул его к себе, а потом наставил на него пистолет, Ниаллу на секунду показалось, что всё это просто сон. На самом деле он вовсе не просыпался от странных шорохов в доме, а по-прежнему спит и видит во сне жуткий и удивительно реалистичный боевик и, наверное, если получше напомнить себе об этом, получится проснуться. Он прерывисто вздохнул, попытался вернуться к реальности - осознал яснее ясного, что вот она, реальность, вокруг, ничуть не изменилась. Ночь, его любовник держит его на мушке, где-то совсем рядом тяжело дышат напружинившиеся, напряжённые собаки, а на ступенях лестницы стонет раненый.
  Пришлось мысленно подстегнуть себя, чтобы кивнуть Оливеру и дать понять, что его слова услышаны и поняты, а потом отступить назад, собрать разбегающиеся мысли и слушать разговор, который казался невозможным и невероятным, нисколько не сочетался со всем случившимся. Кровь гулко грохотала в ушах, дышать почему-то стало тяжело и трудно, и пришлось подхлестнуть себя ещё раз: рядом с ним его близкий человек, только что случилось - и всё ещё не закончилось - какое-то дерьмо, может понадобиться его помощь, нечего раскисать. Вот только понять бы, какая именно помощь, и какого чёрта вообще творится.
  Человек, который только что бестрепетно прострелил ногу мелкому воришке, а теперь держал его на мушке и хладнокровно допрашивал, человек, способный так уверенно и с такой холодной злостью отдавать приказы, ничем не напоминал Оливера, которого он знал. И в то же время был удивительно похож на него. Как будто человек, которого ты видел только в профиль, вдруг повернулся в фас, и ты увидел, что другая сторона его лица вся расчерчена шрамами. Или как если бы у кого-то, кого ты вроде как хорошо знал, внезапно обнаружился близнец, и этот близнец чем-то неуловимо отличался и тем был страшен.
  "Что происходит? Какого дьявола происходит?"
  Вопросы без ответа молотом стучали в голове, и чем дальше шёл этот ночной допрос, тем громче они о себе заявляли. Зачем кому-то убивать Оливера в его собственном доме? Почему он к этому готов? Откуда способность в такой ситуации сохранять хладнокровие?
  "Какого дьявола происходит?"
  Ниалл встретился взглядом с незадачливым злоумышленником, увидел ужас в его глазах и безотчётно подался навстречу ровно в тот момент, когда услышал резкий приказ, адресованный уже ему самому. Первым, почти рефлекторным движением было подчиниться, но Ниалл его подавил. Медленно, как будто осторожничая, Ниалл обошёл МакЛина и встал на верхней ступеньке лестницы лицом к нему.
- Оливер, - голос звучал негромко, но без дрожи и ровно. - Какое оружие? Мелкое ворьё не ходит на дело с оружием, самое большее, что у него может быть - лом, чтобы сейфы вскрывать. И вряд ли он спрятан в носке или в кармане, - Ниалл перевёл дух. - Опусти ствол. Он уже не убежит. Нам нужна полиция. И скорая. Это пока самооборона, но нужна полиция, - Ниалл не делал попыток ни разоружить любовника, ни даже приблизиться к нему, только смотрел ему в глаза, неотрывно и твёрдо.

+1

6

  Наверное, нечто подобное происходит с теми, кто побывал на войне: попадая в угрожающие условия, они либо теряются, парализованные ужасом, либо наоборот собираются и полностью отключают эмоции, превращаясь в автоматы. Очень опасные автоматы. Они словно возвращаются в свое прошлое, где малейшая ошибка или заминка могли стоить им жизни, где человек по ту сторону ствола - смертельный враг, чьи боль и мучения не вызывают сочувствия. Они действуют так, как действовали в боевых условиях, даже если в этой жизни, совсем другой жизни это совершенно неуместно.
  У Оливера была своя война. Она отличалась от того, что могли вспомнить ветераны Вьетнама, Кореи или Ирака, и все же она была войной, на которой было место крови и трупам. И хотя это было так давно, что порой казалось жутковатым сном, тело не забыло прежних навыков, а мозг, видимо, не забыл свой "боевой режим", в который Оливер и переключился сейчас. Переключился, рискуя уже не выйти из него.
  Его не трогали причитания и мольбы раненого, его не шокировала кровь, стекающая со штанины ночного гостя на лестницу, его не пугала идея спустить курок и тем самым разом покончить с угрозой. Главное - выжить, выйти из схватки победителем, все остальное - вторично.
  Как ни печально, вторичным был сейчас и Ниалл. Оливер помнил, что это не чужой ему человек, знал, что привязан к нему, но сейчас это был скорее глупый и нерадивый солдат, который ведет себя категорически неправильно и не слушается приказов. И когда Вулф не только не выполнил команду, но и так безрассудно встал между ним и раненым, МакЛин до скрежета стиснул зубы, обжигая любовника злобным взглядом.
- Я. Сказал. Обыщи. Его, - по словам отчеканил он, а затем сильным толчком в грудь убрал Ниалла с потенциальной линии огня. Дуло пистолета снова смотрело раненому в голову, и от этого Оливер сразу почувствовал себя увереннее. Одно движение, которое не придется ему по вкусу, и чужак будет мертв. Тем более - одно движение в сторону Вулфа. - Никакой полиции, пока я не буду уверен, что он действительно просто вор, - это он смог произнести уже спокойнее, но тяжелый взгляд не сулил ночному гостю ничего хорошего. - В противном случае из самообороны это превратится в свежую яму на заднем дворе.
  Грабитель взвыл - на этот раз от страха, а не от боли.

0


Вы здесь » Irish Republic » Архив незавершенных эпизодов » Что-то, чего ты обо мне не знал