Irish Republic

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Irish Republic » Прошлое и будущее » It's Easy to Remember And So Hard to Forget


It's Easy to Remember And So Hard to Forget

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

http://images.vfl.ru/ii/1465680290/2d3d0160/12992858.png
It's Easy to Remember And So Hard to Forget

http://s6.uploads.ru/qjW6S.jpg

http://images.vfl.ru/ii/1465680290/7d64ae6d/12992859.png

УЧАСТНИКИ
Хэрриет Макларен | Артур Хантингтон
ДАТА И МЕСТО
12 мая 2017 года, полицейский участок Килкенни
САММАРИ
Весь мир — мертвая пустыня, собственный мозг — мертвая пустыня, и, о беби, до рассвета тысяча лет, целая вечность, а все колыбельные запрещены. Аннулированы.

http://images.vfl.ru/ii/1465680290/2d3d0160/12992858.png

John Coltrane (или Sarah Vaughan) - It's Easy to Remember And So Hard to Forget

+1

2

Слабо пахло то ли духами, то ли какой-то косметикой, будто рядом только что была женщина. Странно: он помнил, что оставил окно приоткрытым. Да и не было здесь никакой женщины с того момента, как закончился рабочий день у Макларен.
Наверное, стоило открыть глаза, но Артур вначале втянул носом воздух и тут же пожалел об этом. Сладковатый запах защекотал ноздри, затем стал медленно притуплять все чувства. Мутно и душно.
Он тяжело вздохнул, как вздыхает человек, беспокойно спящий жаркой ночью и ворочающийся на сбитых простынях.
Здесь есть кто-то ещё.
Сон как рукой сняло. Артур попытался встать с дивана, но тело не слушалось. Он попытался шевельнуть рукой, но та лежала безжизненно. Попытался повернуть голову. И это безуспешно. Закатил глаза, силясь рассмотреть тёмную фигуру на пороге кабинета. А вот это было зря.
Словно в наказание за дерзость неведомая сила надавила на грудь, стала неотвратимо наваливаться и наливаться свинцовой тяжестью. Первобытный, леденящий ужас охватил Артура: он был беззащитен перед этой силой, цепко схватившей за горло. Рёбра ломались с треском. Его душили, а он был парализован.
Хантингтон пытался кричать, но был нем. Зато вокруг был сплошной шум. Он отражался от стен, множился, рушился водопадом из шороха, треска и десятка металлических неживых голосов. Оранжевый свет в помещении становился ярче... Мать честная, да это же Белфаст и Белфаст в огне вместе со всеми своими танками и бомбами, бомбами и оружием, оружием и барабанами, нет, не надо, он не хочет умирать вот так!
Дёрнувшись, Артур резко открыл глаза. Сердце бешено колотилось. Он обвёл взглядом комнату: всё в порядке, это Килкенни. Всё хорошо, Хантингтон проснулся на диване в кабинете начальства, а оранжевый свет, проникающий в комнату сквозь жалюзи, от уличных фонарей.
Дотянувшись до края стола, Артур взял свои часы, хотя подспудно знал время: три часа ночи. Скорее всего, три пятнадцать... Ну да, так и есть. Самое время для разгула нечисти или нервов.
Он полежал на диване ещё несколько минут, но больше не смог уснуть. Потом стал медленно ходить между столов в отделе, держась за голову, будто это могло вылечить от боли типа "раскроили череп топором".
Так жить нельзя.
Взгляд в полумраке зацепился за какую-то картинку на столе одного из сотрудников и Хантингтону показалось, что это фотография.
Лихорадочным движением он открыл свой бумажник. Ни единого снимка родных и близких. Только одно фото, да и то в водительских правах некоего Артура Хантингтона.
Но ведь сколько всего было... было хорошее, было интересное. Ведь было в его жизни! Было! Даже в чёртовом Белфасте! Вот только он не помнит. Будто всё было сном, забытым почти сразу после пробуждения, если, конечно, это пробуждение вообще было.
Надо вытащить хоть что-нибудь из прошлого и держать перед глазами. Сделать из этого цель на будущее, а в настоящем прекратить носить в сумке фляжку с виски и нередко прикладываться к ней перед погружением в сон. Артур вытащил из ящика стола шоколад с мятой и съел пару кусков, хотя знал, что за столько часов от виски ничего не осталось, затем подключил к компьютеру внешний жёсткий диск.
Открыв одну из папок, он отправил на печать первое попавшееся фото, а потом ещё одно из другой и, чёрт с ним, из архива, который не открывал долгое время. Интересно, что было в тот день, что эта дата удостоилась стать названием папки? Не похоже на день-когда-отсканировались-последние-плёночные-снимки.
Под шум принтера Хантингтон широко зевнул и убрал жёсткий диск в сумку. Глаза слипались. До конца смены ещё пара часов, но надо забрать фотографии сейчас. Надо досчитать до пяти, открыть глаза и забрать фото.
Один.
Два.
...Неудачная попытка, глаза слиплись накрепко. Ещё раз... Один... Голова склонилась набок. Артур провалился в сон.

Отредактировано Arthur Huntington (2017-10-09 10:58:26)

+1

3

http://irepublic.rusff.ru/i/blank.gif   Работать в одном участке или тем более в одном кабинете с Артуром было тяжело. Иногда – невыносимо тяжело. Первое время Хэрриет тешила себя иллюзией, что он быстро смотает удочки и исчезнет в направлении своей любимой Англии и лондонских дождей. Не сбылось. Хантингтон вполне прочно пустил корни и продолжал мозолить глаза, вызывая вспышки раздражения, тщательно запираемого внутри. Иногда Макларен казалось, что запах его одеколона и звук его голоса навязчиво преследует её.
   Прежде, чем Хэрриет осознала, что рабочий день закончился, прошло сорок пять минут с момента его официального завершения. Аккуратно сложив материалы дела, над которым она работала, в стопку, женщина подровняла листы и сложила их в папку. Её Макларен отправила на край стола, к ещё трем таким же. Поставив ручки и карандаши в стаканчик, Хэтти ещё раз окинула взглядом столешницу и, не обнаружив вопиющего беспорядка, поднялась со стула. На то, чтобы покидать личные вещи в сумку и одеться ушло не больше пяти минут.
   На улице стояла обычная для мая погода: чуть ниже четырнадцати градусов тепла и прохладный ветерок. Хэрриет посмотрела на серое небо, гадая, не предвидится ли дождя, и зашагала к расположенной напротив участка парковке. В машине она включила музыку и, тихонько напевая себе под нос, покатила к дому. Там её ждали Гордон, Марти и ужин, который, правда, ещё предстояло разогреть. Обычный вечер обычного дня.
   Уложив сына, Макларен устроилась с книгой на диване и задремала прямо на нем, забыв завести будильник. Удивительно, но встала она рано. Даже раньше, чем обычно, но удивительно бодрой и выспавшейся. Успев сделать пару домашних дел перед тем, как разбудить Гордона, женщина накормила сына завтраком, собралась сама и отвезла его в школу.
На работе Хэрриет по традиции оказалась первой. На входе её встречал только дежурный, при виде суперинтенданта вытянувшийся и подобравшийся, будто бы и не он еще недавно клевал носом. Поздоровавшись с ним, Макларен направилась на рабочее место.
   Сегодня она не была первой явившейся в участок. Или же стопку листов на принтере просто забыли забрать ещё вчера вечером. Хэрриет сгребла их и принялась перебирать в надежде по распечатанным данным определить их владельца, чтобы отправить бумаги ему на рабочий стол. Это оказались фотографии, некоторые из которых были, судя по качеству, довольно-таки старыми. Женщина быстро пролистала их, но на самой последней изумленно замерла. Пару минут она тупо пялилась на собственное жизнерадостно улыбающееся личико, забыв от удивления как моргать и дышать. Этой фотографии было, наверное, лет пятнадцать, если не больше. Макларен её помнила: снимок был сделан за пару месяцев до её отъезда в Ирландию, во время какого-то дружеского пикника на пляже. Странно, что он оказался здесь… Хэрриет не представляла, у кого, кроме нее самой, могло бы храниться в архиве это фото. В любом случае оно не предназначалось для просмотра всеми желающими, так что женщина сунула его между остальными распечатанными снимками и направилась к своему кабинету, решив разобраться со всеми необъяснимыми явлениями позже.
   Второй утренней странностью была открытая дверь. Остановившись, Макларен воскресила в памяти вчерашний вечер. Перед уходом она точно закрывала кабинет. Нахмурившись, женщина вошла внутрь и обнаружила Артура, спящего прямо за столом. Стоящий рядом системный блок подмигивал светодиодом, намекая на то, что его вчера забыли отключить. Хэрриет прошла мимо к своему рабочему месту, пожав плечами. Заработался, с кем не бывает.
   Понимание было резким, как вспышка. В голову вдруг дурным мотыльком, очарованным светом лампы, стукнулась мысль о том, что то фото, которое Макларен нашла на принтере, когда-то сделал именно Хантингтон. Тогда они ещё встречались. Хэрриет застыла, прижимая к себе пачку со снимками и так и не сев на отодвинутый стул. Из головы испарилось все, кроме желания стукнуть Артура по голове этими самыми распечатками. Или чем еще потяжелее. Интересно, зачем они ему? Вспоминал? Случайно отправил из архива?
   Женщина стиснула листы, которые держала в руках. Вдох, выдох. Глубокий вдох и не менее глубокий выдох. Когда встревоженные и растерянные мысли немного успокоились, а вспышка раздражения немного поугасла, Хэтти решительно подошла к столу Артура и решительно бросила фотографии на столешницу рядом с его головой. Так, чтобы он точно слышал.
   - Это, кажется, твое, - предположила женщина, сверля Хантингтона взглядом сверху вниз.

Отредактировано Harriet McLaren (2017-10-15 21:33:57)

0


Вы здесь » Irish Republic » Прошлое и будущее » It's Easy to Remember And So Hard to Forget