Irish Republic

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Irish Republic » Завершенные эпизоды » ибо от слов своих оправдаешься, и от слов своих осудишься Мф 12:37


ибо от слов своих оправдаешься, и от слов своих осудишься Мф 12:37

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

http://images.vfl.ru/ii/1465680290/2d3d0160/12992858.png
ибо от слов своих оправдаешься, и от слов своих осудишься Мф 12:37

http://s3.uplds.ru/t/ZCnol.png

http://images.vfl.ru/ii/1465680290/7d64ae6d/12992859.png

УЧАСТНИКИ
Джонатан Миллиган и Келлах Морриган
ДАТА И МЕСТО
11.09.2017
Kilkenny Garda Station
САММАРИ
Расспроси друга твоего, может быть, не сделал он того;
  и если сделал, то пусть вперед не делает.
Расспроси друга, может быть, не говорил он того;
  и если сказал, то пусть не повторит того.
Расспроси друга, ибо часто бывает клевета.
    Не всякому слову верь.
Иной погрешает словом, но не от души;
  и кто не погрешал языком своим?
Сир 19: 13-17

http://images.vfl.ru/ii/1465680290/2d3d0160/12992858.png

Отредактировано Ceallach Morrigan (2017-10-09 19:03:43)

+1

2

Уже было как-то всё равно верят ему или нет - Келлах отрешённо смотрел прямо перед собой, блуждая взглядом по поверхности стола, цепляясь за практически невидимые узоры, подсознательно словно пытаясь сложить из них какую-то картину. Картина не складывалась - терялась где-то под папками, разложенными по столу. Впрочем, это его тоже заботило мало. Голова гудела, горло будто превратилось в пустыню, а губы того и гляди грозили потрескаться в кровь.
Было мерзко. То и дело накатывало ощущение, словно его как китовую тушу прожевало и выплюнуло море, и теперь он лежит на берегу медленно разлагаясь. Периодически подходили какие-то люди, что-то спрашивали. Он отвечал. Иногда пожимал плечами то ли не зная, что ответить, то ли не понимая вопросов. На одном и том же стуле он просидел уже больше двенадцати часов. Ему было плевать, что, кажется, его должны были выпустить, плевать, что что-то решалось то ли с залогом, то ли с подпиской о невыезде, то ли ещё с какой полицейской мутью.. Он никак не мог вспомнить, как чувствовал себя в полицейских участках Ольстера четверть века назад. Пытался, ковырялся в памяти, тщетно пытаясь вытащить на поверхность хоть что-нибудь, но не мог. Всё, что происходило в его жизни до момента наступления сегодняшнего утра, было словно в каком-то вязком тумане. Подумать ему было о чём, но, к сожалению, это не очень-то удавалось.
В очередной раз скрипнувшая дверь даже не привлекла его внимания - он даже как-то бездумно поднялся, когда его подтолкнули под локоть и всё так же отрешённо глядя перед собой двинулся туда, куда его повели. Крепкий парень при погонах что-то говорил ему сквозь зубы, будто сдерживая раздражение - Келлах не понимал ни слова, все звуки слились для него в ровный низкий гул. Его провели по коридору, расцвеченному световыми пятнами от ламп дневного освещения, кто-то проходил мимо, кажется их даже кто-то окликнул - голос показался знакомым, Морриган даже попытался обернуться на звук, но тут же скрипнула очередная дверь и его несколько бесцеремонно втолкнули в какой-то кабинет.
- Отец Морриган, помилуй вас Господь, - голос епископа Нивана Келлах узнал, но так и не смог поднять на него взгляда.
- Благодарю, Владыка, - едва слышно проговорил он в ответ на известие о том, что Ниван внёс за него залог и сообщил дяде в Дублин о случившемся - это было неудивительно, конечно, всё-таки Никлас и Сколи были давними друзьями.
Примерно через час его отпустили. Выйдя на крыльцо участка Келлах остановился, растеряно пытаясь сообразить, что же ему теперь дальше делать.[AVA]http://se.uplds.ru/t/7cXYx.jpg[/AVA]

Отредактировано Ceallach Morrigan (2017-10-16 04:13:15)

+1

3

За свою жизнь Джонни много совершил разнообразных, осуждаемых законом, поступков. Но наказан до сих пор за них не был, если не считать штрафы за вождение. И все же, когда собеседник в телефонной трубке представился, как представитель доблестной Гарды, сердце замерло и не очень хотело отвечать. Ничего хорошего в общении с этими господами у Джонни не было.
Последняя причина, по которой ему пришлось общаться с ними была смертью. Но игнорировать вызов было не лучшей идеей, и Миллиган, отправив дочь в школу, сам выполнил предписание.
Еще один неприятный телефонный разговор состоялся по дороге. Сколько времени придется находиться в участке было неизвестно и Джонатан решил подстраховаться, вызвав Элизабет, чтобы она забрала Эмму из школы. Но ответила не она.
- Привет, Лиз.
- Здравствуйте. Сейчас Элизабет не может ответить. Меня зовут Маргарет. Элизабет находится в госпитале святого Луки. Кем Вы приходитесь ей? Мы не можем найти среди ее контактов родственников, чтобы уведомить их.
- Я друг ее отца. Что с Лиз?
Ответ не понравился Джонни. Как и то, что он и сам не смог дозвониться до Келлаха. Чертовски странный и неприятный день.
В этом вызове все было не так, хотя как вообще в подобном может что-то быть "так". Но вот встретить на входе епископа Джонни точно ни как не ожидал. Еще меньше он ожидал увидеть в наручниках и с весьма помятым видом Келлаха. На все вопросы Джонатана стражи порядка ни как не отреагировали, а провели в допросную - пообщаться по делу.
- В чем обвиняется Морриган?
- Так Вы с ним действительно знакомы.
- Да, он - мой друг. В чем он обвиняется?
- Что Вам известно о том, что он делал в Дублине?
И так далее в том же духе. Джонни был честен на столько, на сколько вообще мог быть честен. Нет, он не замечал ничего подозрительного. Нет, Джонатану не известно о странных отношениях Келлаха с юными девушками в прошлом. Да, они знакомы еще с давнего прошлого, но Джонатану не известно, кем была мать Элизабет и Джонатан полностью уверен, что это ни как не могло быть изнасилованием.
Картинка вырисовывалась и была далеко не радужной. К концу допроса Джонни хотелось только пойти проблеваться от обвинения в адрес Келлаха. Он не мог поверить, что это может оказаться правдой, не смотря на все уверения, что он был взят с поличным. Что все против него.
Конечно, Джонни знал, что Келлах далеко не евнух, взять хотя бы историю с его близнецами. Но изнасилование? Нет. Все что угодно, но не это.
Короткий разговор с епископом подтвердил, что он не один уверен, что все не так просто и очевидно. Что не мог Келлах сделать этого. После новости о Лиз, епископ согласился доверить Морригана другу, чтобы тот отвез его в больницу. Слишком уж часто Джонни в последнее время там бывал.
На четвертой сигарете он дождался Келлаха.
- Привет. Сейчас ты поедешь со мной, приведешь себя в порядок и мы поедем к Лиз. Ее неприятности сейчас важнее твоих.
[AVA]http://se.uploads.ru/Eyhvk.jpg[/AVA]

+3

4

Ветер на улице оказался слишком прохладным, чтобы просидевший всю ночь как в склепе Келлах смог не поёжиться. Всё случившееся его изрядно выбило из колеи. Настолько, что он, кажется, даже с трудом соображал, что же всё-таки произошло и что ему теперь со всем этим делать.
Самым очевидным действием на данный момент было поддаться желанию опуститься прямо на землю и обхватить голову руками. И плевать, что мимо него - стоящего на крыльце участка в мятой несвежей рубашке с достаточно потрёпанным и потерянным видом - то и дело сновали люди. Сейчас Морриган ощущал как где-то в самой глубине его души снова и снова валятся так тщательно возведённые стены его мира. Выхода не виделось, а желание самовыпилиться из всего происходящего росло с каждым неровным вдохом, отдающимся вонзающейся куда-то за рёбра раскалённой иглой.
Пока откуда-то сбоку не послышался знакомый голос - кажется, сегодня Келлаху уже довелось его слышать. А может быть это был всего лишь выверт сознания.
Морриган медленно повернулся в сторону звука и, не скрывая удивления, воззрился на Джонни Миллигана, неведомым образом оказавшегося на том же самом крыльце. Джонни Миллигана, что-то вещавшего про поездку куда-то, приведение чего-то в порядок... а ещё в его словах проскользнуло что-то странное, напрямую относящееся к Элизабет. И это что-то словно встряхнуло Келлаха, заставив его неожиданно стремительно шагнуть к Миллигану и уставиться ему прямо в глаза.
- Что с Лиз? - собственные проблемы как по мановению волшебной палочки отодвинулись на настолько дальний план, что практически перестали быть заметными. - Что за неприятности?
По виду Джонни, по едва уловимому выражению, скользнувшему по его лицу, практически мгновенно становилось понятно, что "неприятности" - это ещё очень мягко сказано.
- Что с ней? - пальцы сами сжались на отвороте пиджака, чудом не впившись в горло Миллигана, холодный пот бисером осыпал виски, а по спине стадами понеслись мерзкие мурашки.
Джонатан ответил. Едва сдержав желание в буквальном смысле вытрясти из друга как можно больше информации, Келлах едва ли не со скрипом разжал пальцы и хлопнув Джонни по груди неожиданно спокойно проговорил:
- Едем скорее, - только то, что голос его стал похож на лязгание ружейного затвора выдавало теперь абсолютное отсутствие спокойствия в душе Морригана. - Что ты делал в участке? - вопрос просто ради вопроса. Только потому что молчать нет никаких сил.[AVA]http://se.uplds.ru/t/7cXYx.jpg[/AVA]

+2

5

Как же сложно сейчас было смотреть на Келлаха, зная, в чем именно он обвиняется. И у Джонни не было бы ни грамма сомнений в невиновности друга, не окажись тот пойман непосредственно на девушке. Кажется так выразился один из парней в форме. Все это не вязалось друг с другом, как и характер, взгляды, все в Келлахе не вязалось с тем, как он сейчас выглядел, словно всем своим видом подтверждая свое обвинение. Джонни отогнал все лишние мысли, выкинул так и не докуренную сигарету и все же посмотрел в глаза другу. Говорить сейчас о Келлахе было не обязательно. Зато вот о его дочери было действительно нужно.
- Она тяжело ранена. Утром она была в операционной, сейчас не знаю. Были причины, почему я не смог связаться с тобой раньше. Почему она там и что именно случилось, я так и не понял. Вроде бы, кто-то напал.
Нет, не мог Джонни поверить в то, что Келлах действительно это сделал. Все, что он знал о друге, и все, что он видел сейчас в его глазах, противилось тому, чтобы принять то обвинение, что на него вешали.
Но медлить и правда было нельзя. Нужно было ехать прямо сейчас.
- Тебе нужно хотя бы переодеться, чтобы нас туда пустили. - Все же напомнил Миллиган, когда они подходили к автомобилю. К счастью - это маленький город и не требуется много времени, чтобы добраться до того или иного места. Везти Келлаха к нему домой было не самой приятной идеей сейчас, а потому Джонни спросил не получится ли это сделать в церкви, если там есть какая либо одежда. Джонни мог бы поделиться и своей, но проигрывал Келлаху в росте и комплекции. Получив ответ, он завел двигатель. И только после этого он ответил на вопрос, который задал Морриган.
- Они вызвали меня узнать, что мне о тебе известно. Твои соседи признают меня твоим другом. И как твоему другу, мне должно быть известно, какие нездоровые фантазии обитают в твоей голове, в отношении девушек. Но мне пришлось разочаровать их, сказав, что я не знаю ни о каких нездоровых фантазиях и не верю в то, что ты действительно мог такое сделать.
Сейчас Джонни даже рад был, что ему нужно смотреть на дорогу и не приходится говорить все это в лицо. Слишком сложная ситуация, чтобы говорить с полной уверенностью, ведь Джонни даже не знает нормальных подробностей, одно обвинение и фразу "взят с поличным". А задавать вопросы другу хотелось не слишком.
[AVA]http://se.uploads.ru/Eyhvk.jpg[/AVA]

+2

6

Всё, что Джонни сейчас говорил о Лиз, холодными иглами впивалось под кожу и едва ли не вздрагивать заставляло - он оставил дочь на несколько дней одну, и она, как на зло, тут же попала в неприятности. Мышление родителя часто иррационально - во всём произошедшем с ребёнком винить в первую очередь себя, только логически признавая факты о том, что происшествие и отсутствие родителя рядом с ребёнком в тот момент не связаны между собой абсолютно.
- Врачи что-нибудь говорили? Про её состояние в целом, я имею в виду. Прогнозы и прочее... И как на тебя вышли? - шагая к машине и до боли сжимая кулаки чеканил вопросы Келлах. Так было легче, так в голову не стучались жуткие мысли о том, что ему снова выпадет потерять дочь. Теперь взрослую и буквально только что найденную. Так легче было не поддаваться панике, погружаясь не в рефлексию по поводу произошедшего, а логически осмысляя всё это произошедшее.
Было очень жаль, что Миллиган не знал ничего о характере ранения Лиз или ещё чего из того, что могло бы самого Келлаха хотя бы немного сориентировать в ситуации. Поэтому оставалось только шагать побыстрее к нужной машине и обдумывать следующий вопрос.
- У меня в соборе, кажется, ничего кроме сутаны нет, - задумавшись на секунду сказал он, в очередной раз одёргивая на себе измятую рубашку. В самом деле, хорошо это сейчас или нет, но, вероятно, именно сутана могла бы стать ему пропуском в больнице даже туда, куда могли бы не пустить его как отца. В такие места его обязаны были бы пропустить как епископа. И хотя думать о таком варианте развития событий было страшно, Келлах всё равно размышлял. Чисто автоматически, только чтобы не сдаться подкатывающему к горлу ужасу.
- Ты ведь и не можешь ничего знать о моих нездоровых фантазиях, так ведь? - глухо проговорил Келлах, отвернувшись и отрешённо глядя на пролетающие мимо дома, машины и людей. - Это ведь только мои фантазии...
Оправдываться не было никаких сил. А ещё не хотелось даже думать о том, что друг мог в нём усомниться, хотя, конечно, всё, абсолютно всё, говорило против него, и Келлах понимал, что Джонни имеет полное право сомневаться в нём. Или не сомневаться в том, в чём его обвинили.
- Вера слишком сложная штука, её так легко пошатнуть, - переведя взгляд на собственные руки практически беззвучно произнёс Морриган, с облегчением отмечая, что возле собора Святой Марии, к которому они подъезжали, практически не было людей.
- Я быстро, - выбираясь из машины, бросил он Джонни, через мгновение наклоняясь, заглядывая в салон и встречаясь взглядом с Миллиганом. - И спасибо тебе большое, Джонни.
Он вернулся действительно быстро - в кабинете нашлись не только чистая рубашка с колораткой и брюки, но ещё тёплый свитер с курткой. Келлах переоделся и даже успел ополоснуть лицо и отмахнуться от своего помощника отца Брендана, попытавшегося кинуться к нему с расспросами.
- Едем, - захлопнув за собой дверцу автомобиля, практически скомандовал он Миллигану. Беспокойство росло с каждой секундой, и Келлах постепенно начинал ощущать, как сводит у него скулы и как начинают подрагивать пальцы.[AVA]http://s0.uplds.ru/t/dV1ag.jpg[/AVA]

Отредактировано Ceallach Morrigan (2017-10-27 23:05:57)

+3

7

Джонни молчал на большую часть вопросов Келлаха, только отрицательно качал головой. Говорить не хотелось от слова совсем. Да, он верил другу, хотел верить, не мог позволить себе сомневаться. Но так же прекрасно понимал, что ни откуда подобное не возникает. Что бы не произошло на самом деле, все не так просто, как хотелось бы.
- У нее в телефоне только один контакт из родственников. И это не ты. Уж как ты у нее записан не знаю, но явно не "отец". Хотел вызвать ее, чтобы с Эммой подстраховала, кто знает, сколько в участке могут мурыжить. Мне не сказали зачем вызывают, а ты знаешь, что я не ангел, могли и задержать по поводу чего-нибудь интересного. - Переходить обратно к теме Лиз не хотелось совсем, на ней Келлах становился еще мрачнее, чем на теме чертового обвинения. Но договорить было нужно. - Но ответила мне не Элизабет, а какая-то милая женщина из колл-центра госпиталя. Когда я сказал, что друг ее отца, назвал ей твое имя и обрисовал ситуацию, она все же согласилась рассказать, что с Лиз хотя бы в общих чертах. Но я ей не родственник и подробности мне говорить не стали. Так что сам все и узнаешь.
Джонни был бы рад рассказать куда больше. Да и вообще как-то поддержать друга в ситуации с его дочерью. Но не мог. Не мог, потому что не знал что с ней и что именно требуется, кроме как побыстрее доставить его на место. Не мог, потому что не знал, как ему сейчас с другом разговаривать и старался просто не думать о том, что вызывало кучу неприятных вопросов.
Он бросил короткое "сойдет" на размышление об одежде и продолжил следить за дорогой. Это было то, что нужно больше всего. Им обоим сейчас.
Но Келлах не хотел молчать. Или не мог. Но так или иначе то, что он говорил, вызывало одно желание - сказать ему "заткнись, идиот". Заткнись, потому что своими рассуждениями ты не сделаешь ни кому лучше. Заткнись, потому что именно сейчас Джонни один из тех, кто правда на твоей стороне и ищет любые доводы, чтобы там и оставаться. Заткнись, потому что эта ссора сейчас не нужна ни кому.
Но Джонни только поджал губы, позволяя другу говорить все, что тот хочет. К черту его, виноват или нет, но это на его совести. В том числе и попытки убедить весь мир в том, что в нем можно сомневаться.
Джонни молча кивнул и на обещание быстро переодеться и на благодарность Келлаха. Только вышел из машины, отошел подальше от людей и прикурил далеко не первую за сегодня сигарету.
Он успел вернуться в машину вовремя - Келлах опустился на соседнее сиденье всего несколько секунд спустя и практически скомандовал трогаться. Но делать это было совсем не обязательно, ведь они оба прекрасно понимали, что задерживаться нельзя и на столько, на сколько смогли, быстро добрались до госпиталя.
Уже на месте, Джонни перехватил запястье друга, не давая ему слишком поспешно выскочить из машины.
- Ты знаешь, что я не хочу в тебе сомневаться. И я буду помогать тебе, даже если твою невиновность доказать не смогут. Тебе и Лиз.  А теперь бегом, я буду где-то здесь в ожидании новостей.
[AVA]http://se.uploads.ru/Eyhvk.jpg[/AVA]

+3

8

- Спасибо, - едва слышно шепнул Келлах в ответ на уверения Миллигана. Горло сдавило так, что только какой-то сип из него вырывался, но и через этот сип Морриган выталкивал из себя благодарность другу.
Он буквально взлетел по ступенькам госпиталя, чуть не вынес плечом дверь, врываясь в помещение и прямым курсом, каким-то чудом лавируя между людей, рванул к стойке ресепшена.
- Элизабет Морриган, - не задумываясь о том, что у дочери его вообще-то несколько иная фамилия, выпалил он, тут же, поймав вопросительный взгляд медсестры, мотнул головой, словно пытаясь освободить её от лишних, запутывающих его самого мыслей. - Маги. Элизабет Маги. Это моя дочь. Она здесь, у вас. Что с ней?
Его, разумеется, узнали, одна из медсестёр подхватила его под локоть, утягивая в сторону, тараторя что-то о том, в каком состоянии и когда поступила к ним Лиз, о том, что они не могли найти ни одного контакта родственников в её телефоне, кроме какого-то брата, что-то ещё, что Келлах уже то ли не слышал, то ли не понимал - в глазах темнело, в виски колотились все колокола Святой Марии, а в груди переставало давить только когда он упирался в неё кулаком.
- Отец, - встревоженный голос медсестры врывался в его голову, расталкивая колокола и ворох шуршащих опавшими листьями мыслей. - Отец Морриган! Не волнуйтесь, она уже в реанимации, и всё будет хорошо, мы за ней присмотрим, - девушка тянула его куда-то по коридору, и именно это заставило Келлаха встрепенуться и наконец-то сообразить, где он находится и что произошло. Вот только он не ожидал, что за огромным стеклом почти во всю стену опутанная проводами, бинтами и разномастными трубками будет лежать его дочь. Он судорожно вздохнул, буквально прилипая к стеклу, словно пытаясь услышать всё, что раздавалось там, за ним - возле Лиз крутились медсёстры, проверяли приборы, поправляли на ней одеяло, в общем, занимались своей работой, что, конечно же, никак не добавляло спокойствия самому Келлаху.
- Она попала к нам в тяжёлом состоянии, - раздался за спиной мужской голос, Келлах обернулся, наблюдая перед собой очередного из своих прихожан - лицо было знакомо, хотя имени Морриган не помнил. - Собственно, состояние мы стабилизировали, полагаю, через день-два вы сможете её навестить.
Они что-то ещё говорили, спрашивали, подсовывали какие-то бумаги - Келлах старался внимательно слушать, кивал, подписывал, но всё его внимание всё равно было приковано к Лиз, спящей за стеклом.
- У тебя есть закурить? - выйдя из здания госпиталя первым делом спросил Морриган у Джонни. - Сказали, что сейчас с ней всё уже более или менее в порядке... Я надеюсь, что так оно и будет.
Ему сейчас хотелось не только курить, но и напиться - желательно до беспамятства, чтобы стереть из памяти события последних двух дней. Вот только это было никак невозможно.[AVA]http://s0.uplds.ru/t/dV1ag.jpg[/AVA]

Отредактировано Ceallach Morrigan (2017-10-30 12:28:57)

+1

9

Находится внутри Джонни не хотел. Всего лишь госпиталь. Самый обыкновенный. Но разве от этого легче, когда ты чаще всего попадаешь сюда с чем-то очень серьезным? На медосмотры дочери Джонни подписал разрешение проходить от школы. Сам же он сюда старался не появляться.
Самым неприятным было то, что каждый раз, когда он был вынужден все же прийти, только подтверждал его непринятие клиники серьезностью причины.
Так что Джонни курил у входа, обдумывая все, что происходило. А происходило не мало, с какой стороны не посмотри. Но прямо сейчас мысли были заняты не красивым и страстным любовником, как это было чаще всего в последнее время, а куда менее приятными вещами. Они были заняты проблемами, которых хватало у одного из самых дорогих людей для Джонни. Но было слишком мало данных, чтобы делать полноценные выводы. Уверенность в том, что моральный облик друга верен и какие бы ошибки он ни совершал, принуждение к сексу явно не в их числе, против слов гарды, что они взяли его с поличным, со спущенными штанами и всеми необходимыми доказательствами. Но в то же время, они же говорят, что он был под кайфом, а уж кто-кто, а Келлах не стал бы принимать наркотики. В этом Джонни тоже был уверен. Это у них походу семейное. Так что для Джонни все это было скорее причиной не верить происходившему, чем доказательствами.
Примерно на этой мысли вернулся и сам их объект с довольно очевидной просьбой покурить. Выудив предпоследнюю сигарету из пачки, Джонни протянул ее и зажигалку.
- У твоей дочери твоя способность привлекать к себе приключения? - То ли вопросом, то ли утверждением ответил он на то, что у Лиз "все уже более или менее в порядке". Думать о том, что Эмаа тоже походу унаследует его шебутной характер Миллигану хотелось не очень. - Не сказали, что именно случилось? Она звонила мне дня три назад, сказала, что едет куда-то веселиться, но ни куда, ни на сколько.

+1

10

Зажигалкой приходится щёлкать не единожды, прежде чем искра превращается в язычок пламени - руки Келлаха дрожат так, что кажется будто он вот-вот сломает зажигалку, едва не выскальзывающую из его пальцев. Губы белеют от того, как он сжимает ими сигарету - и плевать даже, что другой не будет, потому что эту он сжуёт вместе с фильтром только чтобы не дать невидимой ледяной руке сжать его горло и, раздвинув рёбра костлявыми пальцами, сдавить сердце.
- Я... - огонёк наконец-то вспыхивает, пропадает в глубине перетёртых листьев табака, опаляя через миг конец сигареты угольным отсветом. Келлах сначала шумно втягивает воздух, пропуская его через лёгкие и практически выплёвывая его тут же, вместе с сигаретой, цепляет ногтем размокший от слюны край фильтра и, кажется, напрочь забывает, что хотел сказать.
- Прости, да, наверное, да, - спохватывается, снова и снова повторяя это "да", словно собираясь с мыслями. - Это у нас семейное, определённо... Девчонке повезло с родителями. Отец - террорист, мать - наркоманка. Станешь тут попадать в неприятности на постоянной основе.
Его на самом деле совершенно не заботит - услышит ли кто-нибудь его. Хорошо, что никого, кроме Джонни рядом и нет - иначе к слухам о сексуальной распущенности новоназначенного епископа прибавилась бы ещё парочка слухов похлеще.
- Я плохо понял, что там произошло, если честно, - он прислоняется спиной к стене здания, несколько раз переступив с ноги на ногу, пытаясь размять затёкшие ступни - просиживание на жёстком стуле всю ночь не обошлось без последствий. - Мне кажется, они и сами ещё ничего толком не знают. Или просто не говорят... - очередная затяжка заставляет замолчать, в очередной раз выравнивая снова собирающееся сбиться от волнами накатывающей паники дыхание. - Такое ощущение, будто их из мясорубки вытащили, - добавляет он почти неслышно и замолкает в этот раз надолго. А потом добавляет ещё: - С ней, кажется, ещё какая-то девушка была привезена... Я даже представить не могу, что там произошло. Да и где - тоже.
Он докуривает сигарету с такой скоростью и жадностью, будто в ней всё - и еда, и вода; выбрасывает её, раздавив пальцами тлеющий край, и со всего маха впечатывает кулак в стену,глухо выплёвывая сквозь зубы проклятия.
- Съездил в Дублин на праздник, ч-чёрт... Отпраздновал, зараза![AVA]http://s0.uplds.ru/t/dV1ag.jpg[/AVA]

+3

11

Слова Келлаха были жестоки по отношению к нему самому. Но возразить было нечего, да и не хотелось. Что бы ни сказал сейчас Джонни - это станет не нужной попыткой утешения, в которой сейчас, к сожалению, не было смысла, легче не станет. Все слова, какие бы ни сказал сейчас Джонни, ни будут чем-то большим, чем уже является его присутствие рядом.
Элизабет - радость Келлаха и его ужасная головная боль. Джонни видел, как много значила для него эта ниоткуда взявшаяся девчонка, не известная ему, дикая. Но для Келлаха было достаточно того, что она просто есть. А уж зная, что к другим своим детям Келлах никогда прямого отношения иметь не будет, Джонни ничуть не удивился, когда увидел, как сильно он хочет всю свою любовь и заботу вложить в эту дикарку. Догадаться кто именно та загадочная женщина, о которой почти год назад говорил его друг, для Джонни не составило труда, стоило только немного понаблюдать. Но мыслей он своих озвучивать не стал ни тогда, ни сейчас. Не его это дело. А вот помочь другу пережить то, что с ним было сейчас - как раз его.
- Она справится и скоро снова будет трепать твои нервы своими скандалами. Кроме умения влипать в неприятности, у нее, я уверен, и твоя живучесть. Иначе бы как она до тебя добралась? Нет, она переживет все и всех.
Жаль готов получался совсем не бодрый, совсем не тот, который был нужен. Джонни прокашлялся, надеясь, что это поможет ему начать говорить не так драматично.
- Слушай. Чувство вины сейчас тебе не поможет, тем более, что с ее упрямством ты мог ее разве что в подвале запереть, чтобы она никуда не вляпывалась. Может и правда запереть, когда домой вернется? - Еще бы знать, что нужно говорить в подобное ситуации, чтобы хотя бы не сделать хуже. Но этого никогда не знаешь, да еще и проблем у Келлаха совсем не одна и каждая по-своему, по-особенному грызет его сейчас. Но было кое-что, что Джонни хотелось сказать точно. - Прости. Я.. Я должен был спросить ее хотя бы куда она едет. Но.. Я решил, что это бесполезно и Лиз все равно бы не сказала мне. И все же, спросить я был должен, но не спросил. Прости.
[AVA]http://se.uploads.ru/Eyhvk.jpg[/AVA]

+3

12

- Если бы это что-то изменило, - коротко усмехнувшись в ответ на предложение Миллигана запереть Элизабет в подвале покачал головой Келлах. И тут же вскинул руку ладонью вперёд, словно пытаясь остановить словесный поток Джонни, морщась едва ли не болезненно в ответ на все его извинения. - Не надо. Это совсем не твоя вина, и оба мы это понимаем. Тут всё гораздо глубже, дальше и, видит Бог, всё это с самого начала пошло не так только из-за меня. Всё, что происходит в моей жизни или жизни тех, кто волею судеб сходится со мной слишком близко, всё это всего лишь последствия. А причины мы оба с тобой знаем.
Морриган серьёзно и неожиданно спокойно посмотрел в лицо Джонни, застывшего напротив него. Он не корил себя сейчас, не пытался навесить на себя как можно больше ярлыков, не культивировал чувство вины, не пытался зажалеть себя до полусмерти призыванием на собственную голову кары Божьей - нет. Сейчас он был на редкость спокоен, обстоятелен и объективен в собственных суждениях. Так, словно ему за многочасовое просиживание в полутёмной допросной какая-то истина открылась.
- Всё фигня, Джонни, - неожиданно, выдержав полуминутную паузу, махнул он рукой. - Всё фигня, хрень собачья, несусветная, идиотизм кромешный... везде, знаешь? Абсолютно везде, - его словно прорвало, он снова и снова ударял сжатым кулаком в стену, сопровождая этими ударами каждое своё слово, словно их в стену забивая. - И понимаешь, что всё это то ещё дерьмо только тогда, когда оказываешься в нём по самую макушку, - Келлах в конце концов повернулся спиной к стене, прислонился к ней, опираясь лопатками на прохладную поверхность, и внимательно посмотрел на Джонни. - Я устал, Джонатан Миллиган. Я зверски устал. Так, что предложи мне кто-нибудь умереть сейчас - я бы согласился. У меня нет сил не то что бороться, а даже просто дышать.
Слова продолжали литься из него словно автоматически, голос с каждым мгновением становился всё более глухим, а взгляд - отрешённым, направленным в себя. Казалось, что ещё немного и он действительно сползёт по стене на землю и больше никогда не поднимется.
- Я устал, Джонни, - наконец выдавил он из себя едва слышно. - Если тебе не трудно - добрось меня до дома, в участке сказали, что я уже могу туда вернуться.
А ещё там где-то была припрятана бутылка Джемисона, хотя бы один глоток которого для разъяснения в мыслях Морригану было жизненно-важно сейчас сделать.[AVA]http://s0.uplds.ru/t/dV1ag.jpg[/AVA]

+3


Вы здесь » Irish Republic » Завершенные эпизоды » ибо от слов своих оправдаешься, и от слов своих осудишься Мф 12:37