Irish Republic

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Irish Republic » Прошлое и будущее » Где ты был ночью? — Это было так давно, что я не помню. (с)


Где ты был ночью? — Это было так давно, что я не помню. (с)

Сообщений 1 страница 29 из 29

1

http://images.vfl.ru/ii/1465680290/2d3d0160/12992858.png
— Где ты был ночью?
— Это было так давно, что я не помню. (с)

http://f2.s.qip.ru/fTUvrBLY.jpg

http://images.vfl.ru/ii/1465680290/7d64ae6d/12992859.png

УЧАСТНИКИ
Neassa Welsh, Fionnlagh Flanagan
ДАТА И МЕСТО
27 января, в разных местах города.
САММАРИ
Посмотреть "Касабланку" никогда не поздно. Кто знает, к чему это приведет.

http://images.vfl.ru/ii/1465680290/2d3d0160/12992858.png

+1

2

- Нэсс, Нэсс, Нэсс! - Финна просто распирало от какого-то коктейля восторга и... восторга. Это было, на самом деле, совершенно непонятно, потому что никаких веществ Фланаган не принимал. А тут его буквально перло во все стороны. Из-за этого шепот получался какой-то слишком громкий. Зато радостный! - Нэсса!
На самом деле, он чувствовал, что еще немного и перед его носом захлопнется дверь танцевального класса, но ничего с собой поделать не мог - до этой прекрасной женщины в прекрасном танцевальном костюме ему было просто необходимо докричаться. То есть - дошептаться.
За спиной Финнла держал небольшой букет - разноцветные тюльпаны были стянуты широкой лентой поверх плотной бумаги, нейтрального цвета и с принтом под какую-то старинную газету. Во внутреннем кармане куртки лежала пара билетов на вечерний сеанс - разумеется, на последние ряды, Фланаган не желал упускать возможность поцеловать свою спутницу в темноте кинозала в самый романтичный момент. Одна беда - он не знал, где в выбранном им фильме был романтичный момент, но решил, что будет действовать по ситуации.
- Нэсс! - в очередной раз заметив, что Уэлш приближается к двери, Финн просунул руку с букетом в зал, сам оставаясь за его пределами. Кажется, занятие подошло к концу, потому что дверь распахнулась, и на пороге зала возникла уперев руки в бока самая прекрасная из женщин. - Это тебе, - букет прямо в руки, чтоб заняла их приятными вещами. - Я соскучился, - шепотом прямо на ухо, сопроводив это легким поцелуем в щеку. - А еще у меня два билета в кино. Я долго выбирал. Касабланка. Отдает каким-то танго или румбой...
Финн даже изобразил пару произвольных движений, которые смог вспомнить из тех спонтанных уроков, что Нэсса ему преподавала время от времени. Кажется, у него даже получилось неплохо, Нэсса даже лицо ладонью не прикрыла, как делала это обычно, если он вдруг безбожно лажал.
- Ну что? Идем? Я тебя жду. Очень-очень жду. Заканчивай свои дела и идем, мне нужно еще завести тебя в кофейню, потому что там с минуты на минуту будут обалденно вкусные булочки.

Отредактировано Fionnlagh Flanagan (2017-10-26 19:50:58)

+1

3

Очередная пятница обещала быть нелегкой. Сегодняшние группы – дам, выше среднего возраста и веса, - всегда приводили Нэсс в оторопь. Не потому что стремились научиться танцевать. Против этого она не имела ровным счетом ничего, и с удовольствием учила любого и каждого, кто обращался всему, что умела. Но конкретно эти две группы организмов являлись исключительно для того, чтобы посудачить друг с другом, обменяться последними новостями, которые чаще всего оказывались сплетнями, и даже слегка повздорить. Накрутив друг другу хвосты и, подняв настроение, они довольные расходились из зала, не забывая поблагодарить. Уэлш же после них ощущала себя досуха выжатой и засушенной корочкой лимона, ни на что уже не годной. Единственная радость – следующий день был выходным.
Они отрабатывали очередное движение, - Нэсс показывала, дамочки пытались местами повторить, местами не пытались, - когда дверь приоткрылась, автоматически заставив присутствующих обернуться. Уэлш пыталась выправить линию от носка до ладони у миссис О’Лири, поэтому поначалу никакого внимания на шум за спиной не обратила. Мало ли о чем сейчас шептались все остальные. Может, обсуждали, бледный вид наставницы, может, полосатую юбку Триш Фергюсон. Шушуканье усиливалось, и Нэсс, подавив очередной приступ раздражения, повернулась, как ей казалось,  к источнику. Но нет, головы дамочек были дружно повернуты в сторону входной двери. Стоило Уэлш сделать шаг по направлению к ней, как матроны замолкли, понимающе улыбаясь или осуждающе поджав губы.
За дверью маячил Финн, и его же громкий шепот послужил отвлекающим фактором для всех присутствующих. Нэсс, извинившись за остановку, скользнула к двери, и тут же в ее руках оказался букет тюльпанов, а щеки коснулось теплое дыхание. Физиономия Фланагана сияла, вызывая на губах Уэлш непроизвольную улыбку, а сам он вываливал на нее ворох новостей и планов на сегодняшний вечер. Судя по всему, спокойное упокоение на диванчике ей сегодня не грозило. Но «Касабланка», вкупе с упоминанием румбы, танго и попыткой Финна это изобразить, настроили Нэсс на миролюбивый лад, несмотря на всю скопившуюся усталость.
- Булочки? – Нэсс рассмеялась. – Знаете вы, мистер Фланагана, как подкатить к девушке. Надеюсь, что кофе там тоже обалденный? – Она чуть приподняла бровь, в то время, как губы ее изогнулись в чуть кривой улыбке-усмешке.  – Дашь мне десять минут? Разгоню своих дам, нырну в душ по-быстрому и – вся твоя.
Через одиннадцать минут Нэсс, с мокрыми кончиками волос, собранными в хвост, облаченная в простецкие джинсы, толстый свитер и с курткой в руках, уже стояла перед Фланаганом.
- Только обещай, что это не очень далеко. Я сейчас смогу пройти не больше километра, - Нэсс просунула ладонь под руку Финна, прижимая к себе букет. – Спасибо, цветы – чудесные. Ты, правда, не видел «Касабалнку»?

+1

4

- Шутишь? - Финн широко ухмыльнулся, продолжая придерживать Нэсс за талию и пытаясь снова ее поцеловать то ли в щеку, то ли в губы - уж куда попадется, все равно приятно. - Конечно там лучшие булочки и лучший кофе, и что-то еще лучшее, но это уже не важно, потому что со мной будешь ты, значит ничего еще лучше быть не может.
Нэсса выскользнула из его рук, отправившись разгонять дам, нырять в душ, что там она еще обычно делала после тренировки - Финн не отказался бы взглянуть хотя бы одним глазком. Но пока только лишь раскланивался с проплывающими мимо него дамами, изображая из себя очень вежливого рубаху-парня, улыбаясь каждой во все свои тридцать два крепких белых зуба.
Десять минут пролетели незаметно и едва только Финнла вознамерился взглянуть на часы, как ровно перед его носом выросла мисс Уэлш собственной персоной, в простых джинсах и свитере выглядящая, кажется, еще прекраснее, чем в своем танцевальном комплекте выгодно обтягивающем и подчеркивающем все ее прелести.
- О, это очень дальнее кафе, - с совершенно серьезным видом тут же принялся кивать Фланаган. - Невероятно. Целых пять минут ходьбы ооочень медленным шагом. Неужели ты никогда не слышала аромат этих восхитительных булочек, который тут по всему кварталу в это время разносится?
Нэсса уцепилась за его локоть, а Финнла не упустил этот момент, чтобы накрыть своей ладонью тонкие прохладные пальцы, плечом толкнул дверь, ведущую на улицу, и тут же в дверях умудрился чмокнуть Нэсс практически в самое ухо. Коварный план удался - Уэлш отшатнулась, а Фланаган, будто испугавшись, что она поскользнулась, перехватил ее покрепче, прижимая к себе.
- Осторожно! - очень обеспокоенным голосом - да уж, когда-то в нем определенно умер драматический актер - воскликнул Финн. - Такой гололед, просто ужас! - с "этим гололедом" совершенно точно что-то нужно было делать, и Финн нашел самый лучший, конечно же, выход. - Держись за шею! - подхватив Нэсс на руки Фланаган бодро припустил вниз по улице, приближаясь к расточающей ванильные ароматы булочной со скоростью разогнавшегося поезда.
- А вот, собственно, и она! - торжественно поставив свою драгоценную ношу ногами на землю приглашающе взмахнул рукой, толкая прозрачную дверь, открывающуюся прямо в мир невероятно вкусных запахов свежеиспеченных булочек и кексов.Свободный столик нашелся в самом очаровательном месте кофейни-булочной - у большого окна, украшенного еще перед Рождеством, за которым сиял желтый фонарь, освящая золотистым светом редкие пролетающие снежинки. Не зря Финн целых полчаса проторчал в этом заведении упрашивая придумать хоть что-нибудь, чтобы к его приходу именно этот столик оказался незанятым.
- Я, кажется, умудрился не посмотреть очень много фильмов, которые на слуху у ценителей кино, - совершенно честно признался Финнла, разматывая шарф и небрежно бросая его на спинку своего стула. - Мне этой Касабланкой все уши прожужжали на прошлой неделе, а потом я подумал, что тебе должно понравиться, хотя, если честно, кроме названия я так ничего ровным счетом не запомнил и не понял. А ты видела его?

Отредактировано Fionnlagh Flanagan (2017-10-29 05:13:55)

+1

5

- Может, я шагаю всегда не с той стороны? – Нэсс иронично выгибает бровь, а в глазах ее откровенно пляшут бесенята. – Стань моим проводником в мире сладкой сдобы. – И она смеется, двигаясь следом за Фланаганом в дверь. И совершенно не ожидает, что именно этот момент Финн выберет, чтобы снова ее поцеловать, а потому инстинктивно дергается в сторону, с трудом не потеряв букет. Впрочем, Фланаган держит крепко, и встречи с косяками удается избежать.
- Ты знаешь, что такие неожиданные «нападения», - Уэлш выделяет слово голосом, - вполне можно принять за объявление войны безо всякого предупреждения. – Нэсс смотрит под ноги, но ожидаемого гололеда совсем не обнаруживает, и переводит вновь смеющийся взгляд снова на Фланагана. – Да ты коварный тип!
А в следующий миг оказывается у Финна на руках, и, все еще посмеиваясь, утыкается ему в шею, чтобы не видеть частью потрясенных, частью недоумевающих лиц встречных прохожих. Не каждый вечер на довольно оживленной улочке можно встретить такую картину. И хотя знакомые Уэлшей тут не живут, Нэсс совсем не хочет, чтобы ее кто-то узнал. И вовсе не потому, что ей неудобно или неприятно или еще куча каких-нибудь «не», касающихся ее и этого мужчины рядом. Она просто не хочет, чтобы об этом узнал кто-то из родителей. И если от отца ждать выговора не приходилось, мать с лихвой бы это компенсировала, добавив еще кучу нравоучений о том, что приличествует, а что нет для женщины почти тридцати лет.
На секунду показалось, что в ушах свистит ветер, но вряд ли Фланаган разогнался до состояния скоростного поезда, а через миг ее ноги вновь на твердой поверхности.  Прямо перед носом сияют огнями прошедшего нового года огромные прозрачные окна, и кажется, что прямо через тонкое стекло на улицу просачиваются весьма искушающие ароматы.
Судя по всему вопрос столика, - а они оказались заняты все, за исключением одного, и вряд ли случайно, - Фланаган решил еще перед тем, как заявится к ней в зал. Нэсс повесила куртку на спинку стула, устраиваясь за небольшим уютным столиком, скользя взглядом по внутренним убранствам кафе-булочной, подтягивая рукава свитера и обнажая руки до самого локтя: внутри было очень тепло, а вдобавок вкусно пахло.
Уэлш попросила вазу для своего букета, которая не замедлила появиться вместе с  меню, откуда на Нэсс глазела выпечка самой разной формы и размера.
- Тогда, думаю, нужно составить список того, что тебе хочется посмотреть. – Нэсса перевела взгляд на своего собеседника, вольготно расположившегося напротив. Немало женских голов повернулось из разных концов заведения, чтобы его рассмотреть. На некоторых даже можно было заметить улыбки,которые через мгновения понадобившиеся чтобы осознать - он тут не один, превратились в поджатые губы. – Мне кажется, или ты тут частый посетитель? – Уэлш придвигается к столу, почти перегибаясь над ним, и понижает голос. – Из вон того угла в меня готовы кинуть ножом. – И чуть приподняв бровь усердно кивает в подтверждение.
- «Касабланка» - прекрасна. Я ее видела, но очень давно. – Нэсс снова улыбается, когда уголок губ Финна огорчительно дергается вниз на первой ее фразе, а потом опять ползет вверх. Иногда ей кажется, что Фланаган всегда улыбается. – И с удовольствием посмотрю снова в твоей компании.
Уэлш проглядывает меню, теряясь во всех этих названиях, и решает отдать право выбора мужчине и завсегдатаю.
- Чем ты собрался меня тут кормить?

Отредактировано Neassa W. Flanagan (2017-10-29 13:10:20)

+1

6

- Список - гиблое дело, - Финнла практически отмахнулся, быстро глянув меню. Захлопнул его, положил на стол, водрузил на него локти, а подбородком оперся на раскрытую ладонь, не переставая натурально пялиться на сидящую напротив него Нессу. - Я ж не знаю, что из того, что я не видел, стоит просмотра... Может сделаем по-другому? Ты мне покажешь свои любимые фильмы, а я тебе - свои. Не сразу, конечно, постепенно. Можно даже сделать что-то вроде... - он задумался на секунду, скользнув взглядом практически по потолку, словно пытаясь там что-то рассмотреть. - Что-то вроде тематических свиданий. Например, каждое второе мы можем посвящать просмотру фильмов. Вот со следующего и начнем.
Замечание про возможное метание ножей заставило Фланагана наконец-то заткнуться и с удивлением посмотреть в указанный Нэссой угол.
- Ах, это, - он легко рассмеялся, совершенно без задней мысли помахав рукой парочке девиц, сидящих в том самом углу. - Они тоже работают в госпитале.
Одна из тех самых девиц уже практически регулярно интересовалась у Финна куда это он так спешит после смены. Финн отшучивался, конечно, собирался и торопился, само собой, на занятия к мисс Уэлш - не учиться танцевать, а забирать ее и куда-нибудь с ней прогуливаться вечером.
И разумеется, что его не интересовала ни одна из тех девушек, что откровенно рассматривали и его, и его спутницу. По его скромному разумению, Нэсс стоила как минимум десятка таких дам, а значит конкуренцию ей составить никак не могли.
- Так... - снова обратившись к меню задумчиво пробормотал Финн. - Мне нравятся вот эти, - он ткнул пальцем в одно из изображений булочек, больше похожих на розы, чем изделие из теста. - Тут начинка из яблок, с корицей, сахарной пудрой и медом, - он поднял взгляд на Нэсс. - У тебя нет аллергии на мед? Они очень вкусные, а если свежие как сейчас, то просто тают во рту. У местных кондитеров просто золотые руки.
Он развернул меню так, чтобы Нэсса могла рассмотреть, что он ей предлагает.

Отредактировано Fionnlagh Flanagan (2017-10-30 17:45:26)

+1

7

Уэлш слушала Фланагана, а пальцы автоматически складывали из салфетки журавлика: сидеть на одном месте, спокойно, без возможности какого-либо движения было выше ее сил. Нэсс всегда была в движении, даже если оно ограничивалось, как сейчас, лишь ладонями и пальцами.
- Ты знаешь, моя любовь к тому, что считают классикой, ограничена Хичкоком и Грегори Пеком. – Нэсса не была фанатом старинных фильмов за некоторым исключением, которое и озвучила. – Тематические свидания? – Ее губы вновь растянулись в улыбке. – Надеюсь, они не предусматривают тематических костюмов?
Уэлш автоматически отметила, как встрепенулись девицы в ответ на приветствие Фланагана, а одна из них прямо-таки прожигала ее своим взглядом.
- Симпатичные. Тоже в морге? – На лице Нэсс не было ни капли того, что можно было принять за подначивание, лишь сплошная невинность, присущая младенцам и нашкодившим щенкам. Еще она не любила, когда ее рассматривали со столь открытым интересом. Это всегда рождало в глубине души мысль о том, что она посягает на чужую собственность. Даже если эта «собственность» себя таковой не считала. – Познакомишь? Приглашу их на занятия. – К одному журавлику пристроился второй. – Мне кажется, что рыжей просто необходима физическая разрядка. – Уж что-что, но вымотать на своих занятиях, - при острой необходимости, - Нэсс могла и олимпийского чемпиона какого-нибудь.
Булочки в меню и впрямь выглядели, словно розовые бутоны, вызывая восхищение мастерством местных пекарей.
- У меня нет аллергии на мёд. – Нэсс фыркнула. Её пищевые привычки включали в себя такое разнообразие порой несовместимого, что это служило поводом для шуток всего немалого семейства из разряда «наша Нэсс и лютэфиск переварит». – У меня вообще не аллергии ни на что. Но если они с мёдом, то я предпочту чай, а не кофе.

+1

8

- Я думаю, со временем можно будет и к костюмам перейти, - с совершенно серьезным видом кивнул Финн, только через мгновение сообразив, что про костюмы, вроде как, шутка была. - Хотя, ты знаешь, можно и с костюмами все это дело мутить. Если ты хочешь, конечно. Я согласен хорошие фильмы смотреть даже в одеяле. Особенно, если оно будет по тематике к фильму подходить, - он чуть прищурившись посмотрел в глаза Нэссы. - Ты не знаешь никакого фильма про приключения одеяла?
Сам вот он не знал, но вдруг у Нэсс найдется что-то такое в памяти - в самом деле, это было бы интересно посмотреть.
- Нет, не в морге, - с видимым облегчением ответил Финн на вопрос о продолжавших пялиться на них девушках. - Джинни, блондинка, работает в детском отделении, а Хоуп - в кардиологии. Просто пересекаемся-то мы все так или иначе, более-менее знакомы, - он тут же отмахнулся от предложения познакомить Нэссу с ними. - Может быть, в другой раз. Ну или прорекламирую твой класс - придут сами. Сейчас я не хочу, чтобы нам кто-то мешал, - и добавил, хитро усмехнувшись. - Если ты не против, конечно.
Отрицательный результат - тоже результат, а в случае вопроса про наличие аллергии хоть на что-нибудь - более, чем подходящий. Финнла почти потер ладони друг о друга от удовольствия и предвкушения пира. На самом деле, в конкретно этой булочной за последний год он успел перепробовать практически все возможные сорта булочек и кексов и теперь, на самом деле, вполне мог насоветовать, что стоит попробовать сейчас же, а что - может и до следующего раза подождать.
- Тогда берем эти булочки и чай, - согласно кивнув, Фланаган уверенно ткнул пальцем в меню, указывая подошедшей официантке, что именно они с его спутницей сегодня желают, и снова обратил все свое внимание на Нэсс. - С шоколадом булочки тоже прекрасны, и их тоже лучше всего пробовать когда они только недавно испеклись. Хотя тут, знаешь, всегда все только что из печи - свежее и одурительно вкусное.
Он бы тут, наверное, прямо бы и жил, если бы все эти булочки не грозили дополнительными часами в спортзале - все-таки Финнла при всей его несколько внешней активности больше любил поваляться с книгой на диване, чем нарезать дополнительные километры на беговой дорожке. Он вообще считал, что тренировки, какими бы они ни были, должны быть сугубо в удовольствие. Вот пара часов в тренажерке - удовольствие, а все остальное уже мучение.

+1

9

Мысль о тематических костюмах не успела свить гнездо в голове Нэсс, потому что фильм про одеяло она знала. Уэлш прилагала титанические усилия, чтобы не смеяться, но борьба была обречена на провал, стоило ей вспомнить имя главного героя, точнее героини. Финн.
К аромату свежей сдобы, - горячей, только что покинувшей духовки, благоухающей корицей и ванилью, - заполняющему весь объем немаленького зала, неожиданно для окружающих стали примешиваться ещё и звуки. Сначала это были почти неслышные то ли всхлипы, то ли стоны, но довольно быстро они переросли в полнозвучный смех человека, который не может остановиться при всём желании, даже если приставить ему к горлу нож.
Нэсс всхлипывала, утирала слёзы, почти успокаивалась, но стоило ей взглянуть на Финна и вспомнить «одеяло», как её снова накрывало волной смеха. Скоро ее настигла расплата в виде икания, но и это не остановило её звонкий смех, волнами накрывающий зал и всех, кто в нём был в этот момент. Люди не понимали, что именно стало причиной буйного веселья, но не присоединиться к нему просто не могли. Поэтому на какие-то минуты в булочной не осталось ни одного разумного существа, которое бы, - ну, ладно, не хохотало, как сумасшедшее, - но хотя бы не улыбалось.
- В.. во.. воды.. – Нэсс уцепила за локоть прибежавшую на шум официантку и всё-таки донесла до неё своё желание, несмотря на смех, икание и слёзы из глаз. – Бе-е-з … г..газ..а-аза.. -  Буквально через секунду перед Уэлш материализовался огромный стакан с холодной водой. Зубы выбивали по стеклу дробь, но живительная влага сделала своё дело.
Нэсса ладошками вытерла мокрые щеки и, наконец, смогла посмотреть на Фланагана без того, чтобы согнуться в очередном приступе хохота.
- Пр... прости, пожалуйста. – На лице Нэсс было написано искреннее раскаяние, да и смех её был, в общем-то, не обидный. – Просто я вспомнила фильм ... – Ей всё же удалось подавить смешок и ограничиться широкой улыбкой, - … про одеяло. Называется «Лоскутное одеяло», такой... – Она взмахнула в воздухе ладошкой, - … типично девочковый. Главную героиню там зовут Финн. – Тут Нэсс пришлось закусить губу, чтобы опять не сорваться на смех, настолько ошарашенным выглядел Фланаган. Она отпила ещё воды, пока окончательно не успокоилась.
На периферии уже маячил их заказ, соблазняя одуряющим запахом смешанной с мёдом корицы. И Уэлш с наслаждением впилась в красавицу-булочку, отхватив приличный кусок. – Ужасно проголодалась. – Она снова улыбнулась Финнле и слизнула текущий по пальцам мёд.
- Джинни и Хоуп. – Нэсса кивнула, словно отмечая имена в памяти. – Я запомню. Мои матроны – прекрасны, но иногда хочется, чтобы был хоть кто-то двигающийся чуть быстрее, чем они. - И снова вонзила зубы в сдобу, исчезающую с тарелки с завидной скоростью.

Отредактировано Neassa W. Flanagan (2017-11-05 11:02:13)

+2

10

Финнла говорил, говорил и говорил, попутно с некоторым удивлением отмечая, как меняется лицо Нэссы. Сначала ее брови медленно поползли вверх, потом уголки губ так же неуловимо приподнялись меняя выражение легкой вежливой полуулыбки на вот-вот желающий прорваться смех от всей души. Собственно, через несколько мгновений именно это и произошло.
Нэсс не просто рассмеялась, она расхохоталась, да так искренне, что Финн, совершенно не понимая, что именно ее так насмешило в его словах, и сам невольно разулыбался. Правда, как-то смущенно и непонимающе, но тем не менее.
Но в самом деле, что он такого уморительного смог сказать-то?
- Что? - снова и снова задавал он свой дурацкий вопрос, когда Нэсса снова обращала на него внимание хоть немного успокоившись. Но, по всей видимости, его вид смешил ее не меньше, чем то, что заставило ее так веселиться изначально.
Нет, ему нравилось как она смеется - легко, весело и так искренне, что невозможно было даже хоть немного обидеться. Да что там говорить - ему очень нравилось видеть как она смеется. Она была такая живая, что Финну до зуда в ладонях захотелось поцеловать ее прямо вот сейчас, не дожидаясь фильма, романтичного момента в нем и романтичного же полумрака кинозала. Нэсса была прекрасна.
Когда Финн почти поймал себя на том, что начинает раздумывать, как они назовут третьего сына, Нэсс наконец-то отсмеявшись и напившись воды смогла понемногу объяснить ему причину своего неожиданного и такого безудержного веселья. И вот тут настала очередь Фланагана согнуться в приступе хохота. Да так, что пришлось стучать ладонью по столу, чтобы хоть немного прийти в себя и успокоиться.
Да уж, наделали они шуму в кафе.
- Ты просто обязана теперь показать мне этот фильм. И мы просто обязаны быть в одеялах, - все еще фыркая от плохо сдерживаемого смеха погрозил пальцем Финн, и тут же, глубоко вздохнув, добавил:
- Боже мой, честное слово, я давно так не хохотал, - совершенно честно признался он Нэссе, понижая голос до уровня доверительного шепота и чуть наклонился к ней, перехватывая ее ладонь и касаясь губами тонких пальцев, на которых повисли несколько капель меда. - А так ведь еще вкуснее, - все так же, шепотом поделился он своим наблюдением, снова касаясь губами ее пальцев, собирая с них капли меда.
Булочки с начинкой из шоколада тоже не были оставлены без внимания - Финнла честно пытался оставить шоколадный след на кончике носа Нэссы, но ему это так и не удалось, уж больно хорошо она уворачивалась.
- Сеанс через двадцать пять минут, - случайно бросив взгляд на наручные часы в конце концов сообщил Фланаган - они уже наелись булочками практически до отвала и теперь неторопливо допивали чай. - Бежим? Хочу не пропустить ни одного кадра с самого начала.

Отредактировано Fionnlagh Flanagan (2017-11-06 18:30:40)

+1

11

Как Нэсс и ожидала, Фланаган, после погружения в суть веселья, ничуть не расстроился, а со всем энтузиазмом его поддержал, хохоча не менее заливисто, чем она сама пару минут назад.
- О, можешь не сомневаться. – Уэлш кивнула, изогнув уголок губ в легкой полуусмешке. – Ты его увидишь. – Этой паузе позавидовали бы оскароносные актрисы. – Когда у меня будет два лоскутных одеяла.
Нэсса знала Финнлу чуть больше месяца, но каждый раз оказываясь рядом, ловила себя на том, что постоянно улыбается: легко и почти незаметно или широко и радостно, зачастую переходя на смех. Он казался ей скалой, о которую неминуемо разобьются всяческие жизненные штормы и неурядицы, не нанеся никакого ущерба. С ним было спокойно и … тепло? не обжигающее яростное пламя, способное опалить до костей и сжечь напрочь, а яркий огонь домашнего очага, согревающий в холод и дарящий жизнь.
А потом ее ладонь оказалась в его руках, заставляя зрачки расшириться и поглотить радужку, а смех, все еще слышавшийся в голосе Уэлш, замереть. В ответ на прикосновение твердых, но нежных губ к пальцам, измазанным мёдом, щёки Нэсс вспыхнули ярким румянцем, и оставалось только молиться, чтобы Фланаган не заметил смущения и замешательства, вспыхнувших в её глазах. Не говоря уже о почти незаметной дрожи, прошившей волной всё тело Нэссы, вынудившей ее пальцы чуть вздрогнуть под теплым дыханием.
Уэлш осторожно вытянула свою ладонь из мужской и, неловко стянув резинку с волос, распустила тяжелый пучок, скрываясь за темной, блестящей в ярком свете электрических ламп, волной.
Минутное смятение было прервано попыткой Финна превратить нос Нэсс в шоколадное лакомство, за что она была ему благодарна. И чего смогла избежать в самую последнюю секунду благодаря развитому боковому зрению и профессионально быстрой реакции на стремительно меняющиеся обстоятельства.
- Мы не опоздаем? – В голосе Уэлш не было беспокойства, в конце концов, Килкенни не святая святых мирового кино, и в зал кинотеатров вполне пускали и после начала фильма. Просто не хотелось топтаться по ногам пришедших вовремя. Хотя вряд ли «Касабланка» собирает аншлаги, Нэсс вообще удивилась, что Финну удалось найти сеанс с ней.
Уэлш уже привычно оперлась на локоть мужчины, стоило им оказаться за порогом, и, может быть, причиной тому был покрытый снегом и тонким ледком тротуар.
- Ты же не лопаешь в кино попкорн? – Нэсс искоса посмотрела на Фланагана, уверенно и быстро идущего к одной ему ведомой цели. Она совершенно не представляла, куда именно, потому что не помнила никаких кинотеатров поблизости. По крайней мере, несколько лет назад их тут точно не было. – Это новый кинотеатр? Мне кажется, в этом районе их раньше не было.

Отредактировано Neassa W. Flanagan (2017-11-11 12:46:02)

+1

12

- Опоздаем? Нет, тут совсем рядом. Я его внезапно обнаружил совсем недавно, - накрыв покоющуюся на сгибе его локтя женскую ладошку ладонью своей Финн все так же беззаботно трепал языком обо всем подряд. Только что вывески не читал, хотя и поймал себя пару раз на том, что вот уже буквально открывает рот для этого, но вовремя спохватывался.
- Какой-то энтузиаст выкупил давно пустовавшее помещение и устроил там что-то вроде камерного такого, очень небольшого кинотеатра. Года четыре или пять он у него работает. Говорят, что иногда он крутит совершенно внезапные картины. Вроде бы даже можно попасть на неделю китайского или японского кино. Или русских мультфильмов, - за непринужденной болтовней они практически незаметно добежали до нужного им адреса. Финнла толкнул тяжелую дверь, придерживая Нэссу за локоть и пропуская ее в глубину помещения. Приятный полумрак царил в небольшом, но достаточно просторном холле, за стеклом кассы мягким светом горела настольная лампа со старинным зеленым абажуром, на стенах так и этак были наклеены старые афиши - будто кто-то наскоро лепил одни поверх других. Несколько небольших диванов стояло вдоль стен - на них разместиться-то можно было практически только парами. А над входом висел большой экран, на котором мелькала ненавязчивая нарезка из черно-белых фильмов.
- Сейчас тут неделя американской классики, - почти шепотом сообщил Нэссе Финн. - Диапазон тридцатых-пятидесятых годов. Четыре сеанса в день в будни и шесть сеансов в субботу и воскресенье. В общем, можно сказать, он неплохо держится на плаву. И кстати, - он словно вспомнил что-то важное, - я не поклонник попкорна и прочего шебуршания во время просмотра фильма. И здесь, похоже, подобралась подобная публика. Во всяком случае хруста, булькания и чавкания я здесь еще ни разу не слышал.
Он помог Нэссе снять куртку, сдал вещи в гардероб и взмахнув приглашающе рукой предложил следовать в сторону кинозала. Зал в этом кинотеатре тоже был довольно интересный - половину занимали уютные диваны, другую половину - кресла. В общей сложности зрителей в зале помещалось не больше четырёх десятков, но каждый мог устроиться с комфортом. Финнла, разумеется потянул Нэссу к одному из диванов с подушками и даже пледом.
- Мне нравится, что здесь все так по-домашнему, знаешь, диваны эти, кресла, пледы, подушки, - устраиваясь на диване поудобнее негромко продолжал вещать Фланаган. - И все это с большим экраном как в настоящем кинотеатре. А еще здесь всегда перерывы между сеансами довольно большие - поэтому никто никому не мешает. Устраивайся поудобнее, а еще лучше - двигайся ко мне поближе...
Через десять минут зал был уже практически полон - каждый устраивался там, где ему было удобно, Финн же вытянул ноги и легко приобнял Нэссу за плечи, внимательно вглядываясь в начальные титры фильма.

+1

13

- Кого уже водил в уютный сумрак? – Конечно, Нэсс посмеивалась, скрывая, впрочем, за легкостью и необременительностью вопроса легкий интерес и легкую же неловкость. Нагло прущих вперёд кавалеров она научилась отшивать еще в розовом детстве. Тех, кто не понимал с первого раза, приходилось просвещать относительно своих предпочтений более подробно и вдумчиво. Этому ее научил Рэймонд.
Фланаган летел вперёд со скоростью локомотива без тормозов, но при этом был скорее не нагл, а занятен. Всё, что он предпринимал, приглашая Нэсс на свидания, - да, пожалуй, пора было признать, что это именно они, - было так непосредственно, легко и без какой бы то ни было подоплеки, что на него невозможно было обижаться. Нэсс и не обижалась, принимая Финна, как есть, лишь немного подтрунивая над ним и надеясь, что его это тоже не обижает.
Оказавшись за тяжелой дверью, которую Фланаган, как истинный ирландец, в гробу видевший феминизацию и равенство полов, придержал перед Нэссой, она, не сдержавшись, присвистнула.
- По крайней мере, сюда стоило прийти хотя бы ради этого, - Уэлш обвела рукой небольшое, в принципе, пространство. Если бы не шум улицы, еще отдающийся в ушах, можно было решить, что вокруг царит вторая половина двадцатого века. Нэсс даже показалось, что и пахнет тут не так, как в обычном кинотеатре. Здесь сверкала начищенная латунь, неяркие блики от которой ложились мягкими следами на стены и пол. Только огромный современный экран выбивался из общего ряда старинных вещей, да и то, скорее своей громадностью, чем видом. Нэсса была очарована.
- О, спасибо, - Она благодарно кивнула Финну, забравшему куртку, и последовала за ним в зал. Брови Уэлш чуть приподнялись, стоило ей увидеть предлагаемые посетителям места. Диваны и кресла. Нэсс сделала было шаг по направлению именно к ним, но тут же была перехвачена Фланаганом, потянувшим ее к дивану.
- Полагаю, да. – Уэлш не скрывала усмешки. - Тебе это нравится. – Она скептически оглядела подушки и пледы. – Уютненько.
Финн действительно устроился как дома, не хватало только стакана с виски в руке или чашки шоколада, да кота под боком.
- То есть, к тебе поближе и есть поудобнее? – Нэсса постаралась, чтобы голос ее прозвучал нейтрально. Похоже, сегодня предстояло решать в какую сторону пойдут их отношения. Она была знакома с Финнлой чуть больше полутора месяцев, а он уже завёл привычку являться на завтраки, что не особо нравилось Фионе, а сама Нэсс еще колебалась между двумя полюсами, все еще не решив, нравится ей или нет. Было и несколько поцелуев, но скорее под давлением обстоятельств, чем по острому обоюдному желанию. С этим тоже предстояло определиться. Нэсса вздохнула, задвигая эти мысли на дальние полки, и уселась рядом с Финном, тем более, что зал заполнялся, и стоять столбом становилось все нелепее.
Пошли титры, и Уэлш почувствовала тепло мужской руки на своих плечах, заставившее ее вздрогнуть и чуть напрячься. Объятия в танце – это одно, объятия в кинозале – прерогатива влюбленных.

+1

14

- Себя-любимого и водил, - вот легко с ней смеяться, что ни говори. Финнла уже с тысячу раз за последний месяц поймал себя на том, что идиотская счастливая улыбка на его лице склонна появляться ну в совершенно неожиданные и совсем не подходящие моменты - странновато смотрится патологоанатом вскрывающий грудную клетку и улыбающийся при этом так, словно в районе правого легкого его поджидает целая коробка конфет.
- Я вообще люблю уют и комфорт, поэтому ну никак не могу отказать себе в завтраке у тебя, - он развел руками и одновременно пожал плечами почти беспомощно, но снова с улыбкой, поэтому на лице его промелькнул целый спектр эмоций - от некоторой вины за бесцеремонные вламывания в квартиру девушки до опять же некоторого торжества и нескрываемого удовольствия от этих самых вламываний.
Вообще, было очень странно то, что она вызывала в нем - Нэссу хотелось носить на руках, обнимать, целовать и даже баловать. А еще стррррашно хотелось наладить дружбу с ее дочерью - Фиона нравилась Финну, вот только почему-то подружиться никак не получалось. Фланаган несколько раз задумывался о каком-нибудь дорогом подарке для девочки, но снова и снова приходил к выводу, что дружбу не покупают. Значит стоило хотя бы немного напрячь мозги и найти какой-нибудь выход, который устроил бы всех. В первую очередь, конечно, Нэсс и Фиону.
- Вот именно, - наконец-то устроившись на диване предположительно максимально удобно энергично закивал Финн. - Ко мне поближе - это самое удобное в мире место. Я теплый, мягкий, добрый, - он даже начал загибать пальцы шепотом перечисляя свои достоинства. - Еще - удобный и терпеливый. А самое главное - очень скромный.
С коротким беззвучным смешком Финнла легко коснулся губами макушки Нэсс, тут же как ни в чем не бывало уставившись на экран, на котором начали мелькать черно-белые кадры фильма - действие его внезапно увлекло, хотя за собой Фланаган раньше не замечал особой любви к голливудской классике. А тут вот, надо же, проснулась.

Отредактировано Fionnlagh Flanagan (2017-11-16 22:30:20)

+1

15

- По мне уютнее и комфортнее завтракать сразу после того, как с кровати встал, а не когда проехал полгорода. - Нэсс постаралась устроиться так, чтобы чувствовать себя удобно, попутно ловя краем глаза изменения на лице Фланагана. Все ж таки совесть у него присутствует. Уэлш подавила смешок. - Тебя разве не напрягает, что приходится самому варить кофе. пока я просыпаюсь до такой степени, чтобы поддерживать беседу?
Бровь Нэссы поползла вверх, стоило Финну начать перечислять свои "достоинства". Она даже потыкала его пальцем в грудь.
- Мягкий? В каком месте? - Глаза Уэлш искрились смехом, пока она обратно разгибала пальцы Фланагана. - Мягкий - отменяется. Добрый, ладно, согласна. Только добрый доктор режет уже мертвых людей. - Даже не глядя на Финнлу, она знала, что он улыбается. И, позволив себе не анализировать каждую минуту рядом с этим человеком, Нэсса постаралась просто расслабиться. Поэтому чуть сползла по дивану, прижавшись щекой к плечу Фланагана. И тут же почувствовала, как его губы коснулись ее волос.
- Не мешают? - Она перекинула волосы на одну сторону, чтобы не лезли в лицо и не щекотали. - Могу собрать в хвост.
Диванчики оказались популярны, и к тому времени, как свет окончательно погас, были полностью заняты, в отличие от кресел. Зал действительно оказался камерным, диваны стояли на некотором расстоянии, так что посетители не мешали друг другу. И только когда раздавался смех в ответ на шутки с экрана, Нэсс вспоминала, что они, собственно, в общественном месте.
Как-то незаметно ее ладонь перекочевала в руки Финна, который легко ее поглаживал кончиками пальцев. И Нэсс чувствовала, как с этими  почти невесомыми прикосновениями, что-то внутри нее успокаивается, словно распрямляется до этого туго заведенная пружина, не дававшая толком вздохнуть. Уэлш не столько смотрела на экран, где Рик проявлял то, что обычно называют рыцарством, а просто слушала и чувствовала, как спокойно и расслабленно дышит рядом Финн. По ее мнению, герой на экране поступил так, как ему предписывало геройство и сценарий, но жуть как глупо, отказавшись от любимой женщины, буквально отдав ее другому.
К середине фильма Нэсс уже забралась на диван с ногами, пристроив голову на груди Фланагана, и обвив его торс рукой, почти заснула, сквозь дрёму ощущая под щекой биение мужского сердца.

+2

16

Странный фильм, мог бы сказать еще в самом начале сеанса Финн, но благоразумно промолчал - если уж Нэсса высказалась о Касабланке как о прекрасном фильме, то самому Фланаган теперь довольно важно было рассмотреть все детали и понять, в чем же заключается прекрасность. Кажется, профессия накладывала некоторый отпечаток на его характер. Во всяком случае, трюк со знакомством со всеми деталями явно был родом из специфики работы, где малейшая деталь могла помочь сложиться цельной картине диагностики какой-нибудь гадости, жрущей человеческий организм.
Финн еще посмеивался про себя над тем, как отреагировала Нэсса на его превозношение собственных качеств со знаком "плюс", но уже постепенно погружался в сюжет, разворачивающегося перед его глазами черно-белого действа.
Он даже не заметил в какой момент Нэсса прижалась к нему сильнее - одна его рука теперь более расслаблено обнимала ее за плечи, а в ладони второй покоились тонкие пальцы, которые он будто совершенно неосознанно поглаживать время от времени, убеждаясь, что владелица их все еще рядом с ним.
Фильм, впрочем, не походил на романтическую мелодраму, в ходе которой вполне можно было бы улучить момент для поцелуя, как изначально и планировал Финн, но хуже, как ни странно, от этого он совсем не стал. Даже лучше, наверное. Все-таки Фланаган больше любил смысл в фильмах, чем перманентная попытка кино вызвать в зрителях какие-то чувства, подтолкнуть их к чему-то… Хотя обоюдно подтолкнуться к романтическому поцелую с Нэсс Финн явно бы не отказался.
Но пока что он легко касался щекой ее макушки, она прижималась к его плечу - и это почему-то было в тысячу раз приятнее всех поцелуев на задних рядах всех кинотеатров вместе взятых. На экране мелькал Париж, звучали какие-то радиосообщения - Финн давно упустил основную нить повествования, только краем сознания осознавая, что перед глазами разворачивается ретроспектива отношений кого-то из главных героев. Все его внимание было всецело поглощено женщиной рядом с ним - легкой дрожью ее ресниц, едва уловимым дыханием и нежным запахом кожи.
- Я тебя люблю, - неожиданно тихо-тихо шепнул Финнла, снова прижавшись губами к макушке и зарываясь носом в мягкие волосы Нэсс. И это признание вышло таким спокойным и будто бы даже привычным, что он сам удивился тому, как легко сорвались с его губ эти слова. Он только улыбнулся шире, на мгновение прижимая Нэссу к себе покрепче.
На экране бравая Марсельеза придушила какую-то военную песню, выдавив ее исполнителей из бара, и Финн торжествующе погрозил кулаком изображению - справедливость в таких моментах его уж точно привлекала сильнее прочего.

+2

17

На какое-то мгновение Нэсс оказалась словно в другой Вселенной, уютной и долгожданной, которую порой ищут всю жизнь, и так и не находят. Словно после длинного пути с крутыми виражами и поджидающими на каждом углу неприятностями, после очередного поворота оказываешься на пороге дома и понимаешь, что, наконец, нашел, пришел, и теперь всё будет хорошо.
Всего три слова, или скорее почти неуловимое дуновение ветра, сложившееся в эти слова, которые и услышала-то, вероятнее всего сердцем, а не органами чувств. И несколько тягучих секунд как будто раскачиваешься на качелях, еще не зная, как высоко они взлетят, и как резко ухнут куда-то вниз.
Финн на короткий миг прижимает ее к себе чуть теснее, и это простое движение - та самая капля, после которой чаша переполняется. Нэсса зажмуривается, чтобы удержать готовые пролиться водопадом слёзы, копившиеся в ней столько времени. Ей казалось, что все они остались позади, совершенно кончились, иссушив все внутренности, вытекли с самой душой. Но нет, они просто собирались в тот океан, что грозит выплеснуться наружу. И Нэсс теснее прижимается к твердой мужской груди под мягким теплым свитером, утыкается в нее носом, и закусывает губу, чтобы позорно не разреветься. Ей не хочется ничего говорить или объяснять, а на экране ничего приличествующего слезовыделению еще не происходит.
Фланаган пахнет мёдом и почему-то хвоей, и эти запахи успокаивают Нэсс лучше всякой валерьянки или глотка виски, давая ей возможность переварить это его неожиданное признание. Интересно, рассчитывал ли Финн на то, что она его услышит, или это вырвалось из него само, под влиянием момента. И верит ли сам в то, что это именно любовь, а не яркое увлечение.
Уэлш кропотливо, почти поминутно, вспоминает все их встречи, всю серьезность попыток Финнлы найти общий язык с Фионой, добрую улыбку его матери и ревнивый взгляд сестры, когда он неожиданно решил их всех познакомить, полушутливое общение с Рэем, до сих пор сомневающимся в том, нужен ли его сестре этот человек.
Нэсс тоже сомневается. Сейчас особенно. Сейчас во всём. Скрывая сомнения за напускной уверенностью и серьезностью или пряча их за улыбками и шутками. Сомневается не в том, нужен ли ей Финн, а в том, она ли ему нужна. Сомнения скребут изнутри, словно разрывая грудную клетку, не давая дышать, наслаиваясь на не затянувшиеся шрамы декабря, снова заставляя дрожать ресницы и сглатывать вставший в горле комок из слёз и неуверенности.
И Нэсса, подчиняясь бушующей внутри бури из эмоций, чувств и сомнений, внезапно подается вверх, упираясь в грудь Финна ладонью, и несмело прижимается искусанными губами к его рту.

+2

18

Где-то в самой глубине груди Финлы тревожно начинало колотиться сердце, то оставляя в груди ощущение пустоты, то снова колотясь в грудину с утроенной скоростью - Нэсса подалась к нему ближе, но вместе с тем ее словно сковало напряжение или какая-то неуверенность. Фланаган даже задумался на мгновение, не слишком ли он форсировал события. Подумал с пару секунд... Решил, что вовсе нет. Рядом с Нэсс он ощущал себя на своем месте едва ли не с самого первого дня их знакомства. Это было странно, непривычно, безумно, невероятно и внезапно. Но так правильно, что иной раз просто дух захватывало, и Финну то и дело хотелось сотворить что-нибудь совершенно сумасшедшее - достать луну с неба, например, и прикатить ее к дому Нэссы с веселыми воплями о том, что сыра им теперь на целый год хватит. Ему хотелось дурачиться, когда она была рядом, хотелось быть серьезным и обстоятельным, хотелось касаться ее как можно чаще - обнимать, невесомо касаться губами щеки или макушки, снова обнимать, подхватывать на руки и прижимать к себе изо всех сил. Ему хотелось, чтобы она была даже не с ним, а в нем самом, как можно глубже - там, где в ее присутствии торопливо колотилось его сердце.
Он не успел сказать свое "люблю" еще раз, как к его губам прижались самые желанные им губы на всем белом свете - он едва не задохнулся от волны восторга, окатившей его с ног до головы теплыми мурашками. Ладони заскользили по стройному телу девушки, одна обхватила поясницу, вторая мягко коснулась лица, отводя с него в сторону темные пряди - Финн упивался нежными касаниями ее губ, ловил их снова и снова, прижимал Нэсс к себе теснее, не желая отпускать ее от себя ни на мгновение.
Что там происходило на экране уже давно стало безразлично - самое главное сейчас было в руках у Фланагана, и он ни за какие коврижки не согласился бы хоть на мгновение отвлечься от поцелуев любимой женщины. Кажется, его не остановили бы и финальные титры, если бы после них в зале не начал плавно загораться свет.
- Я кажется упустил что-то важное в этом фильме, - не давая Нэссе отстраниться прошептал Финн, вглядываясь в самую глубину ее бездонных глаз. Ему было совершенно наплевать, что мимо них проплывали такие же парочки - кто-то обнимался, где-то слышался легкий девичий смех - ему страшно не хотелось выпускать Нэсс из своих рук. - Хотя, знаешь, плевать, я просто не хочу сейчас тебя никуда отпускать. Ни на секунду, - он даже побольше воздуха в легкие набрал, чтобы наконец-то произнести то, что вертелось на его языке как уж на сковороде. - Пойдем ко мне?

+2

19

Она тонула в этой клокочущей внутри нежности, грозящей вырваться наружу, накрыть с головой их обоих. И только его ладони, привлекающие ее все крепче и все ближе, не давали потеряться в накатывающем на нее океане чувств. Твердые теплые губы накрывали ее рот, прикасались бережно и уверенно.
Финн всё делал уверенно, словно знал Уэлш десятки лет, и это знание не предполагало какой бы то ни было ошибки в том, что ей нравится, а что нет. Да, они частенько спорили, но это скорее было из разряда подтруниваний давно и счастливо женатых людей, знающих друг друга от макушки до пяток. Нэсс порой ловила себя на мысли, что нужно спросить Финна, сказать Финну, вывалить на Финна... И это было странно. Странно, но ... правильно.
Нэсса подалась вверх, обвивая Фланагана ладонью за шею, поглаживая её кончиками пальцев, углубляя поцелуй и прижимаясь еще теснее, совершенно не заботясь тем, что они были, строго говоря, в публичном месте. И только чувство потери тепла мужских губ и голос Финна заставили ее открыть глаза, обнаружив, что сеанс благополучно закончился, а они остались в зале почти в одиночестве.
Она мягко улыбнулась в ответ на признание в нежелании ее отпускать. Нэсс и сама бы предпочла сейчас остаться в кольце его рук. И почувствовала, как Финн, словно перед прыжком в глубину, набирает воздуха.
И снова сомкнула веки, чтобы не рассмеяться и не обидеть Фланагана этим смехом, настолько мальчишеским и незащищенным было выражение ожидания на его лице. Улыбка все же прокралась на ее губы, заставить прикусить верхнюю, но пальцы только сильнее сжались на шее Финна, обещая небольшой синяк, чего никто из них даже не заметил. Нэсса потерлась носом о грудь Фланагана, легко тронула его губы своими, и согласно кивнула, рассмеявшись в ответ на широкую улыбку счастливого человека.

+2

20

В первый момент он даже не поверил. Конечно, согласный кивок он видел, но почему-то идентифицировать его именно как согласие никак не мог. Так иногда бывает, когда что-то, чего ты очень давно и очень сильно желал наконец с тобой приключается. Он даже разулыбался счастливо будто на автомате - Фланаган словно на какое-то мгновение целиком и полностью отупел, потеряв способность понимать, что с ним вообще происходит. Но то, что с ним происходило, ему определенно чертовски нравилось.
- Идем, - Финнла поднялся наконец-то с дивана и протянул Нэссе руку, потому что элементарной вежливости и предупредительности даже при успешном достижении желаемого никто не отменял. Они вышли из кинотеатра и еще даже не успели окинуть взглядом пространство, чтобы определить, в какую сторону двигаться, как в лица им прилетело по немалой порции свежего и хрустящего снега, валящегося с небес натуральными хлопьями.
- Он похож на попкорн! - задрав лицо к небу восторженно воскликнул Финн, тут же ловя ртом наиболее "похожую" снежинку. Задумчиво ее пожевал и задумчиво посмотрел на Нэсс. - Ты попкорн только в кино не любишь или вообще?
Ладонь у него оказалась слишком горячей - хлопья снега едва успевали ложиться на нее как тут же таяли, но Финн не унывал, снова и снова ловя снежинки и периодически поднося ладонь к глазам. Шаг за шагом они приближались к его дому, он уже стал виден у следующего поворота улицы, как Финн неожиданно остановился и протянул руку к Нэсс, показывая ей рукав куртки:
- Смотри… - практически шепотом произнес, одними глазами сигнализируя - посмотри уже скорее. На рукаве повисла натурально огромная снежинка. - Какая красивая, правда? Изящная. И блестит как…
Он поднял руку повыше, чуть поводя ей из стороны в сторону, наблюдая как искрится снежное кружево в свете фонарей. А когда Нэсса, наблюдая за его манипуляциями, приподняла голову - неожиданно прижался губами к ее губам. Так, словно только этого момента всю жизнь и ждал.
- Ты в тысячу раз лучше - красивее, изящнее и… и вообще! - что "вообще" Финн не договорил. Он вообще ощущал себя подростком, встретившим свою первую любовь и с головой в нее ухнувшим, с той только разницей, что его чувства к Нэсс были намного сильнее, крепче и правильнее, с какой стороны на них не взгляни.

- Ты не удивляйся, - чуть виновато произнес он, поворачивая ключ в замке одной из дверей прилипших друг к другу крохотных домиков. - Я недавно переехал, - "пару недель назад, ага… поближе" - и еще не все вещи разобрал, там иногда все тетрис напоминает, а у меня никак руки не доходят с ним разобраться.
С этими словами он распахнул дверь и впустил Нэсс в дом - еще довольно пустой, но уже явно обжитой. Во всяком случае кухня и гостиная выглядели так, будто их довольно регулярно посещают.
- Располагайся, осматривайся, можешь делать все, что угодно - мой дом это твой дом, - помогая Нэсс снять верхнюю одежду торопливо инструктировал ее Финн, через минуту ускользая на кухню и возвращаясь с наполненной водой вазой для цветов. - Как ты относишься к красному вину?
Нет, он не думал, что именно сегодня у него удастся затащить Нэсс к себе, эта бутылка уже с месяц стояла в баре рядом с бурбоном и ромом и грела душу вероятностью исполнения самого сокровенного желания.

+1

21

На лице Финна застыло выражение ребенка, попавшего на лучший в мире рождественский базар. Здесь можно было трогать, брать в руки, пробовать на зуб и всячески манипулировать всем тем мальчишеским «барахлом», которое в неимоверных количествах скапливается под кроватью, в шкафах и старом гараже, если родители не проводят строгой политики урезания количества этого самого, - это самое-самое нужное, мам, - барахла. Нэсс даже задержала дыхание, считая про себя секунды, которые понадобились Фланагану на осознание. Воздух почти закончился, заставив ее судорожно вдохнуть новую порцию, когда Финнла, наконец, отмер, а его губы растянулись в широкой радостной улыбке, в ответ на которую невозможно было остаться равнодушной.
В Килкенни пришла настоящая зима, которую уже и не чаяли дождаться. Из похожего на стеганое покрывало серого неба валились невероятной формы снежинки, совсем не похожие на классические изящно-неприкасаемые. Нет, эти, скорее, были приглашением для игры в снежки или сооружения снежных баб на заднем дворе – массивные, какие-то лохматые и совершенно очаровательные.
- Только в кино, - Нэсс встряхнула головой, на которой грозил вот-вот образоваться небольшой сугроб. – Вообще я люблю попкорн, особенно солёный. – Пришлось натянуть шапку, пряча волосы, и перехватить цветы головками вниз, чтобы их тоже не засыпало снегом.
Финн дурачился, играя снежинками, но Уэлш это тоже нравилось. Кому придет в голову, что патологоанатом способен все еще чувствовать волшебство этого мира, насмотревшись на боль, смерть и кровь в своих подземельях. Раздумывая над этим Нэсса едва не влепилась носом во внезапно остановившегося Фланагана, которому, как, оказалось, приспичило показать ей снежное чудо. Чудо того стоило. Нэсса заворожено смотрела на такую обычную для зимы вещь, как снежинка, а внутри появлялось то чувство рождественской сказки, которое так привычно для детства и так редко во взрослой жизни. И уже было открыла рот, чтобы согласиться со словами Финнлы, когда оказалась вовлечена в неожиданный, но такой естественный поцелуй. Нэсс коснулась лица Финна холодными кончиками пальцев, ощущая ими легкую колючесть выросшей с момента утреннего бритья щетины, погладила, согреваясь о горячую кожу, и прижалась теснее, отвечая на поцелуй и не замечая снующих вокруг людей.
И ощутила, как щеки покрывает румянец от выдохнутых Фланаганом слов, чуть смущенно улыбнулась и вновь, едва и коротко, коснулась мужских губ в ответ.
А еще Нэсс казалось, что Финнла живет где-то в другой части города. Да нет, он точно говорил ей об этом как-то. Переехал. Уэлш кивнула, показывая, что разгром переезда ее не страшит, у нее самой в снятой квартире еще стояла пара-другая коробок, ждущих своего часа.
Финн скрылся где-то в глубине, предоставив Уэлш время осмотреться. Несмотря на его слова о недавнем переезде, этого нельзя было сказать по окружающей действительности. Все, казалось, стояло именно там, где и должно было, и даже четкое ощущение того, что это явно мужская берлога, не рождало желания тут что-то менять. Внутри дом был таким же уютным, как и его хозяин. Уютным, спокойным, таким, каким и должен быть настоящий дом.
- Здесь… хорошо. – Нэсс улыбнулась. – Если оно сухое, то нормально. Не люблю этого сладкого привкуса, похоже на жуть жуткую. – Нэсс опустила цветы в воду и водрузила вазу на стойку между кухней и гостиной.

Отредактировано Neassa W. Flanagan (2017-12-02 10:41:30)

+2

22

- У меня даже есть сыр! - заглянув в холодильник, оказавшийся в кухонной части комнаты ровно на пути к бару, торжествующе воскликнул Финн.
Ясное дело, что он волновался! У него дома впервые в жизни находилась женщина, которую он готов был нести на руках от сейчас до конца жизни, и он все никак не мог справиться с ощущением нереальности происходящего, хотя и понимал, что это ему уж точно не снится. Если быть честным - Финнла уже успел несколько раз ущипнуть себя за ляжку, чтобы окончательно удостовериться в том, что он не спит и не пребывает в ярко выраженном делирии.
Кроме сыра нашлась тарелка, винные бокалы на тонких ножках, штопор. Одним словом, полный набор для правильной дегустации хорошего вина. Пробка звонко чпокнула, покидая узкое темное горлышко бутылки, багровое вино разлилось по бокалам.
- Я рад, что тебе нравится, - протянув один бокал Нэссе, Финн улыбнулся и неосознанно коснувшись кончиками пальцев наполненной сыром тарелки сдвинул ее по барной стойке. - Если честно, то мне самому тоже нравится этот дом. Он очень уютный, да и только в нем я себя именно дома и почувствовал. - бокалы негромко звякнули друг о друга, а Фланаган придвинулся поближе Нэсс, делая первый глоток вина.
По правде говорить, вино он особенно не любил. Предпочитал хороший эль или, еще лучше, виски, но наличие в семье двух дам - сестры и матери - в свое время научило его как минимум прислушиваться к советам консультантов в алкогольных отделах и магазинах.
Близость Нэссы доставляла ему немало приятных минут. Ему нравилось в ней все - как она говорит, двигается, как небрежно поводит плечом, сбрасывая с него волосы. Нравилось как она смотрит в ответ, как смеется, нравилась ее улыбка, запах, фигура... Кажется, в Нэсс не было ни единой черты, которой бы не смог восхититься Финн, или которую как минимум не принял бы безоговорочно.
Он не глядя подцепил с тарелки кусочек сыра, поверх кромки бокала наблюдая как мягко касается темное вино губ Нэссы, шагнул к ней ближе, отставляя свой бокал в сторону. Потом коснулся кончиками пальцев ее талии, скользя по ней, медленно притянул эту обалденную женщину с алыми от вина губами ближе к себе, не отводя взгляда от ее затягивающих его в свою бездонность глаз. И наконец-то прижался губами к ее губам, с головой падая в это ощущение прикосновение к невероятно желанному.

Отредактировано Fionnlagh Flanagan (2017-12-04 16:42:40)

+2

23

Фланаган нырнул в большущий холодильник, представив на обозрение свою тыльную часть, которую, надо сказать, Нэсс оценила в полной мере. Пришлось даже прикусить губу. Чтобы не присвистнуть в качестве комплимента, как делали, например, в Италии, ничуть не стесняясь такого проявления восхищения. Даже мужскими задницами.
- Сыр…  – Уэлш пришлось в срочном порядке переключаться на какую-никакую тему разговора. – Сыр это хорошо. – Она совершенно не была голодна, посещение пекарни вполне заменило привычный ужин, но мужчины… - Оголодал?
Глядя за резкими и быстрыми перемещениями Финна в поисках то одного, то другого, Нэсс и сама начала волноваться. Сейчас он был очень похож на нее саму, пытавшуюся выглядеть спокойно в день их знакомства. Она тут же отогнала прочь мысли о причине собственного беспокойства в тот день, сосредотачиваясь на мужчине рядом, и кивая в ответ на его слова. Дом ей действительно нравился.
Вряд ли Финнла являлся любителем вина, без разницы, красного или белого, скорее уж предпочитал виски или пиво, как Рэй или любой из кузенов, но Нэсс вполне оценила и наличие этого самого вина в мужской обители и умение хозяина с ним обращаться. Асторга приучил ее к легким и терпким аргентинским винам, бросив, правда, попытки научить Нэссу навыкам профессионального сомелье в процессе распознавания склонов виноградников. Но отличить хорошее от плохого Уэлш могла, что называется, с закрытыми глазами.
- Вкусное. – Нэсс улыбнулась. Матиас не пришел бы в восторг от такого определения, но только это и имело значение. Хотя Уэлш предпочитала виски, о чем и собиралась откровенно заявить, но не успела.
Какое-то мгновение, и Финн уже оказывается совсем близко, привлекая Нэсс к себе, утягивая в поцелуй, хмельной и горячий, словно глоток глинтвейна на морозе. И замершая в первый миг, она успокаивается в кольце надежных рук, отвечая, привыкая, снова и снова пробуя на вкус эти теплые и твердые губы.  Прохладные пальцы Нэсс вплетаются в короткие пряди на затылке Финна, едва ощутимо тянут, заставляя разрывать поцелуй, чтобы можно было увидеть его глаза. И пусть теперь ее голос едва ощутимо хрипит, а губы алеют на фоне светлой кожи.
- Ты меня соблазняешь?

Отредактировано Neassa W. Flanagan (2017-12-08 14:33:42)

+1

24

- Это так очевидно? - забавно было смотреть на Нэссу чуть сверху вниз, насколько позволяла это ему сделать запрокинутая назад голова. Тонкие пальцы тянули за волосы почти нежно - во всяком случае, Финнле это явно нравилось. А еще давало ему возможность дать некоторую волю своим рукам, что Фланаган и не замедлил сделать. Его ладони мягко скользнули по спине Нэсс вниз, ощутимо сжали ее талию. Он чуть шагнул вперед, позволяя их бедрам прижаться друг к другу, как в тех танцах, которым понемногу поучивала его Нэсса.
- Что еще для тебя очевидно? - губы прижимались к нежной коже на шее девушки, касались пульса - Финн даже замер на мгновение, прислушиваясь к биению ее сердца, чувствуя его губами. А еще - ладонями, скользящими по бокам вверх, забирающимися под объемный свитер, скрывающий от него всю ее красоту.
Ему хотелось одновременно и нести всю эту зубозаговаривательную лабуду вроде "ты такая красивая, такая аппетитная, такая сексуальная, такая растакая...", и молчать, наслаждаясь ее присутствием рядом, ее прикосновениями, взглядами, дыханием. Говоря ей все, что хотелось сказать, но не словами, а своими действиями.
В конце концов он подхватил Нэссу, приподнимая и усаживая ее на барную стойку, придвигаясь к ней еще ближе, мягко цепляя зубами ее губы в поцелуе, поглаживая ладонями бедра и снова забравшись пальцами под одежду, скользил ими по теплой коже, сжимая ее ладонями и нежно поглаживая снова. Спустя еще несколько минут порядком надоевший свитер Финн наконец-то стянул с Нэсс, снова прижимаясь губами к ее шее, а потом медленной вереницей поцелуев двинулся вниз. Медленно, словно растягивая удовольствие от прикосновений губ к нежной прохладной коже, не обделяя вниманием округлые плечи и цепляя пальцами так мешающие ему на этих плечах лямки, поцелуй за поцелуем он спускался все ниже, до самой груди, упрятанной в тонкую ткань белья.
- Я хочу тебя, Нэсс, - обхватив ладонями бедра девушки, Финн притиснулся к ней плотнее, прижимаясь губами к уху и вышептывая это "хочу" снова, чувствуя как сбивается дыхание от все нарастающего возбуждения.

+2

25

Нэсс едва слышно смеется и проводит языком по шее Финна, снизу вверх к подбородку, снова целуя уголок его губ, отпуская волосы, и обнимая ладонью за шею.
- Это же классика – кино и вино. – Тихий смешок опять срывается с ее губ. – Не удивлюсь, если ты и снег заставил идти.
Она чувствует, как он оказывается совсем рядом, касается ее тела. И в ответ она изгибается, льнет к нему, и уже обе ладони скользят по его шее и плечам. Пальцы перемещаются вперед, на грудь, выпутывая мелкие пуговицы из петель, чтобы тронуть обнаженную кожу. И она вздрагивает от его шепота и губ на своей шее, и снова – от скользящих под свитером ладоней. И можно разорвать эти тесные объятия сейчас, и остановить поцелуи…
Но зачем, если ей нравится то, что происходит между ними сейчас.
- Очевидно, что ты завлек меня сюда. – Нэсса снова улыбается, тут же даря эту улыбку мужским губам, и обвивает его бедра ногой, словно им предстоит одна из фигур, характерных для латиноамериканских танцев. И тут же чувствует, как Финн подхватывает ее, лишая тепла своих ладоней на ее коже, чем вызывает недовольный негромкий вздох, который тут же исчезает в новом поцелуе. Нэсс оказывается на стойке, снова обхватывая бедра Фланагана, теперь уже двумя ногами, помогая ему стянуть свитер.
Густые волосы рассыпаются по плечам, заставляя ее встряхивать головой, сметая тяжелую волну, обнажая бархатистую кожу, которой Финн касается медленно и чувственно. Нэсса ерзает, сдвигаясь дальше, и чувствует некое неудобство.
- Кажется, я оседлала тарелку с сыром. – Его губы путешествуют по ее шее и плечам, вслед за нетерпеливыми пальцами, стягивающими последнюю преграду. И она забывает обо всем, выгибаясь в его руках, выставляя грудь с торчащими возбужденными сосками, тут же оказываясь буквально вжатой в мужское тело. Снова вздрагивая от шепота Финна, она сильнее цепляется за него, прижимаясь так тесно, что вполне ощутимо чувствует подтверждение его словам. И беззвучно отвечает, скользя пальцами по его груди, и ложится спиной на стойку, не замечая прохлады дерева, под собой.

+2

26

А она, действительно, настолько соблазнительная, что Финну в буквальном смысле приходится сдерживаться. Как минимум, для того, чтобы не выглядеть нетерпеливым подростком, которому наконец-то "перепало". Но ему-то ведь в самом деле досталось такое сокровище, что было бы очень глупо отрицать очевидное.
И поэтому он снова и снова гладил ладонями прохладную кожу, касался губами груди, легко задевая кончиком языка торчащие соски, ловил и сжимал их губами.
- Плевать на сыр, - шепот, сорвавшийся с прижатых к упругой груди губ, вышел почти грубым, Финн буквально одним движением стянул с Нэсс джинсы, отшагнув от нее и замер буквально на несколько секунд, окидывая взглядом великолепную женщину перед собой. - Боже мой, какая ты красивая...
Шаг обратно, и снова поцелуй за поцелуем - по бедрам, животу, груди, плечам и снова все сначала. Беспорядочно, жадно, много. Он словно не мог остановиться, исследуя губами и пальцами каждый миллиметр ее кожи, впитывая ее вкус, запах, запоминая каждый ее сорванный вздох и стон.
Скользя поцелуями по нежной коже живота Нэссы, Финн торопливо расстегнул ремень и молнию своих джинс, приспуская их вместе с бельем; а затем подхватил Нэсс под бедра, подтягивая ее ближе к себе и прижавшись губами к ее шее осторожно двинул бедрами навстречу. Жар, которым она обхватила его, сжала тесно, словно влился в него горячей волной, мгновенно распространяясь по всему его телу, прижатому к ней. Его пальцы только сильнее сдавили бедра Нэсс, притягивая ее к нему всем телом, заставляя прогнуться в пояснице, меняя положение, и туже стискивая его внутри себя. Она так отзывалась на каждое его движение, что Финну хотелось двигаться еще быстрее, толкаться в нее резче, втискиваться глубже, сливаться с ней в едином порыве движения навстречу друг другу, задыхаясь и просто забывая дышать от всех этих головокружительных ощущений. А еще впиваться губами в ее рот, задевая языком язык, толкая его и давая ему проникнуть в свой рот. И обхватывать ее руками, прижимая к себе, чтобы обвила руками шею, а ногами обхватила поясницу позволяя ему скользить в себе как можно скорее и чаще.

+2

27

Странно и удивительно, но Финн касается ее тела именно так, как ей нравится, делая это не задумываясь, не останавливаясь, чтобы выяснить или увидеть реакцию. Кажется, что он предвосхищает все ее желания, не оставляя и тени сомнения в правильности и нужности происходящего.
Остается только принимать его ласки, отвечать ему такими же касаниями и поцелуями.
И ладони тянутся через спину, от впадины поясницы до выпуклости шейного позвонка, тревожа и распаляя. Кончики пальцев повторяют рисунок мышц, то тут то там цепляя кожу ногтями, не оставляя следов, но возбуждая ощущения и чувства. Его губы никак не могут оторваться от ее кожи: бесконечно и безостановочно касаются, скользят, трогают, не оставляют в покое, и она чувствует, как нарастает напряжение внизу живота.
И снова выгибается, прижимаясь к его рту грудью, привлекая его к себе. Путается пальцами в его волосах, и резко, почти судорожно, вдыхает, втягивая воздух сквозь прикушенную губу, стоит ему сосредоточиться на чувствительных сосках, лаская их губами и языком.
Финн стягивает с нее джинсы, и она в нетерпении извивается на столешнице, стремясь скорее с ними расстаться. И получить обратно в объятия мужчину, внезапно возбуждающего ее так, что дрожат пальцы, и все сжимается внутри от этого сладкого ожидания.
Нэсс снова откидывается на стойку, сметая тяжелыми волосами полупустые бокалы, и никого сейчас не интересует постигшая их участь. Никто не замечает, как лопается и крошится тонкое стекло, оставляя на столе и на полу под ногами сверкающие осколки. И даже мимолетные уколы упирающихся в столешницу ладоней, и едва саднящая царапина на спине, проходят мимо затуманенного возбуждением сознания.
На какое-то мгновение она теряет ощущение горячей кожи под пальцами, и готова возмущенно если не высказаться, то уж прореагировать, когда он возвращается, весь, целиком, однозначно давая понять, что ждет их дальше. И возмущенный стон перерождается в стон удовольствия от нежного проникновения, заставляя ее впиваться в его бедра ладонями, притягивая еще ближе, еще... еще…
Он направляет ее движение, делая удовольствие едва переносимым, вынуждая вжиматься в его тело, чувствовать, как горят легкие, в которых закончился воздух, выпитый им в поцелуях.  Воздух, врывающийся в них с новой силой, принося его вкус и запах, который, кажется, просачивается сквозь поры ее кожи так глубоко внутрь, что не остается ничего кроме.
Она обвивает его за плечи руками, тесно обхватывает бедра, скрещивает ноги за спиной, выгибается и прижимается, выталкивая между поцелуями удовлетворенные стоны. И впивается в его плечо зубами, достигая крайней точки наслаждения, прижимается бесконечно близко, чтобы он почувствовал рожденную им судорогу оргазма.

+1

28

Все происходящее сплавляется в единый миг времени, невозможно краткий и невероятно протяженный. В воздухе зависают обрывки звуков, куски недосказанных фраз, слов-выдохов. Слова сменяются частым дыханием, сорванным голосом, сдавленным хрипом - Финн забивает каждое из этих обрывков поцелуями, прижимаясь губами к повлажневшей коже на изгибе шеи Нэссы. Чувствует как саднит его влажную кожу от того, как он прижимает к себе эту прекрасную женщину, не желая ее отпускать от себя ни на миллиметр, ни на миг.
Он вжимается лбом в ее плечо, снова и снова двигая бедрами ей навстречу, скользя ладонями по ее телу, умудряясь при этом удержать ее на этой дурацкой и совсем не приспособленной для подобного столешнице. Цепляется за жесткий край пальцами, почти обхватывая этой же рукой Нэсс, не давая ей отодвинуться от себя. Накрывает ладонью вздрагивающую от каждого его толчка грудь, сжимая пальцами сосок, ловит губами второй и двигает, двигает, двигает бедрами. Потому что горячая волна уже поднимается по позвоночнику, заставляя каждую мышцу заходиться в сладкой судороге. Потому что в Нэсс так горячо и сладко, что остановиться кажется невозможным, но он замирает, когда она стискивает его внутри так тесно, что у него даже губы сводит. Замерев он вцепляется пальцами в ее роскошные волосы, тянет ее к себе, ловя зубами ее губы, покрасневшие от их бесконечных поцелуев, вцепляется в нижнюю, тянет до почти жалобного всхлипа и тут же накрывает ртом ее губы, втискивая в них свой язык, толкаясь им в самую глубину. И снова толчок бедрами, до вскрика, до стона, вырывающегося из его груди ответом на охватывающую ее тело судорогу, заставляющую ее биться под ним, пока он втыкается в нее снова и снова, догоняя ее, достигая того же максимума, что заставляет ее стонать в голос, не стесняясь никого и ничего.
Его скручивает так, что он до боли, до скрипа стискивает зубы, вцепляясь в нежное тело пальцами, вталкиваясь в нее так глубоко, что дальше, кажется, уже даже невозможно, подхватывает ее под спину, приподнимая и вновь насаживая на себя, чувствуя как ударяет по крестцу волна жара, теряющаяся в самой глубине живота, чтобы через миг излиться этим жаром в стиснутую его ладонями самую прекрасную в мире женщину.

+2

29

Финн держит ее в своих руках так, словно никогда больше не отпустит. Врывается в ее тело, то требуя безоговорочного подчинения себе, то предоставляя ей полную свободу действий, реагируя на ее малейшие движения. Его руки и губы, кажется, касаются ее тела везде и одновременно, обжигая дыханием грудь, сжимая пальцами бёдра.
Она чувствует, как он двигается внутри, то почти замирая, то не собираясь останавливаться. Она не замечает, что ее губы искусаны, лишь снова и снова предоставляет ему право на поцелуи, сильнее вцепляясь в его плечи и руки. Впивается ногтями в кожу, оставляя на ней алеющие полосы, накрывает ладонями его зад, прижимая еще ближе, распахивает бедра, раздвигая ноги, и опять обхватывает ими его бедра.
Внутри снова скручивается тугая спираль, опаляя низ живота, расползаясь оттуда по всему телу нестерпимым жаром, полыхающим под кожей. Ладони Финна задевают свежую царапину на спине, и ее тело пронзает игла, которая заставляет Нэсс выгибаться в его руках, срывает с ее губ новый вскрик, тонущий в глубоком поцелуе. Его язык, лаская, проникает  в самую глубину ее рта, врывается, запечатывая и поглощая ее стоны.
Он снова вбивается в ее тело, тесно, жарко, быстро, растворяясь в этом слиянии, заставляя ее приподниматься и обрушиваться вниз бушующей волной. И ей только хватает сил на то, чтобы обвить его всего самой собой, отчаянно изгибаясь снова, впуская его в себя окончательно, чувствуя, как ее обдает жаром изнутри.

Нэсс нежно трется носом о шею Финна, продолжая обнимать его плечи, скользит кончиками пальцев по раскаленной коже. Ее губы касаются его шеи, чтобы дать возможность языку проложить влажную дорожку вверх, пока пальцы тянут его голову за пряди назад. Она по-прежнему прижата к нему, ее ноги покоятся на его бедрах. На смену жару приходит прохладный воздух, заставляющий кожу покрываться мурашками, и Нэсс инстинктивно втискивается в Финна снова, как в единственный источник тепла, ощущая, как упираются в его твердую грудь ее соски, практически сминаясь этим порывистым движением.
- Ты вкусно пахнешь… - Нэсс улыбается и легко целует Финна в уголок губ. Трогает ладонью его лицо, только тут замечая, что пальцы испачканы чем-то красным. Она автоматически тянет их в рот, облизывая, и понимая, что это кровь. – Кажется, я пустила тебе кровь. – И хоть глаза ее и искрятся смехом, в голосе ясно слышно беспокойство.

+1


Вы здесь » Irish Republic » Прошлое и будущее » Где ты был ночью? — Это было так давно, что я не помню. (с)