Irish Republic

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Irish Republic » Настоящее время » не Тот же ли, Кто сотворил внешнее, сотворил и внутреннее? Лк 11:40


не Тот же ли, Кто сотворил внешнее, сотворил и внутреннее? Лк 11:40

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

http://images.vfl.ru/ii/1465680290/2d3d0160/12992858.png
не Тот же ли, Кто сотворил внешнее, сотворил и внутреннее? Лк 11:40

http://s7.uplds.ru/fcOag.jpg

http://images.vfl.ru/ii/1465680290/7d64ae6d/12992859.png

УЧАСТНИКИ
Морин О'Лири и Келлах Морриган
ДАТА И МЕСТО
17.10.2017 кафедральный собор Святой Марии
САММАРИ
Я сораспялся Христу, и уже не я живу, но живёт во мне Христос; живу верою в Сына Божия, возлюбившего меня и предавшего Себя за меня. Гал 2, 19-20

http://images.vfl.ru/ii/1465680290/2d3d0160/12992858.png

+1

2

Есть ли место в подлунном мире, что способно вселить больше тепла и душевного покоя, нежели родной дом? И под сим понятием мы принимаем не только стены, деревянные ли, каменные, но и улицу, район, а то и вовсе город... страну. Но что, если случится ненастье, что лишит сего уюта истерзанную душу? Куда тогда отправиться, где искать надежду на спокойствие и безопасность?
Оконное стекло задрожало, принимая на себя очередной удар разбушевавшейся стихии, но предсказуемо выдержало, уберегая случайных посетителей и завсегдатаев небольшого паба, название которого Морин так и не потрудилась запомнить, от холода, царившего на улице и оказавшегося бы совершенно нелишним в сим заведении. Довольно чистом и приятном глазу, здесь сомнений нет, да только слишком уж людном на вкус сравнительно недавно переехавшей в Килкенни мисс О'Лири, а где переизбыток людей, там чаще всего духота и изводящая жара, с которыми не в силах справиться старенькие кондиционеры. Вот прохладительные напитки - другое дело, они могут если не спасти, то просто, пусть и временно, но помочь.
Прохладное пиво, предсказуемо бывшее гиннессом, единственно удерживало женщину среди гомона десятков голосов. И нет, она не страдала алкоголизмом и не заливала горе или пресловутую сердечную драму, ни с первым, ни со вторым или третьим проблем, по счастью, в последнее время не было, она просто пила. И, заодно, коротала вечер, неминуемо обреченный закончиться в далеко не мягкой постели. Проклятая травма, она поставила крест на возможности почивать на мягких перинах, от которых теперь дико болела спина. Теперь только специальные ортопедические матрасы или, как в почти безденежном случае Морин, самые обыкновенные доски, придающие постели необходимую жесткость. Ирландка вздохнула, отстраненно размышляя о правдивости разговоров, упоминавших родовые проклятия, которые не снять даже переменой документов. Была ли разница между скончавшейся в больнице Грейс Кроуфорд и родившейся в тот же момент Морин О'Лири? Была и буквально во всём... кроме финансового положения, настоящего наказания её предков. Повезло, впрочем, что совсем калекой не осталась, к инвалидному креслу прикованной, а боли, беспокоящие после долгой ходьбы, продолжительного сидения, даже самых незначительных нагрузках и при перемене погоды - это уже мелочи. Отцу вон повезло меньше или больше? Тут уж с какой стороны посмотреть.
Пустой стакан мягко, почти без стука опустился на подставку, одним своим видом заставив ирландку обреченно вздохнуть и, бросив быстрый взгляд на дисплей телефона, подняться с места. Расплатиться - минутное дело, лишенное каких либо неприятных ощущений, а вот выйти на собачий холод, отдавшись на растерзание пронизывающему до самых костей ветру - это уже самый настоящий подвиг. Женщина поплотнее запахнула пальто и, представив, как будет разогревать приготовленное по утру рагу, бросилась на встречу холодным сумеркам. Мелькнула конечно шальная мысль - вызвать такси, да только поспешила испариться под гнетом печально пустого кошелька и паническим страхом перед легковыми автомобилями. Нет, уж лучше пешком...

За те пол года, что Морин провела в Килкенни, она успела неплохо усвоить расположение основных улиц, пабов и магазинов относительно её скромной квартирки, в затерянной на окраине города в непривычно невысоком многоквартирном доме, потому и шла уверенно, торопясь попасть домой не из-за темноты, но по необходимости принять лекарство. И как бы она жила без обезболивающих? Очередной порыв ветра не просто хлестнул по лицу, но заставил зажмуриться, припорошив первыми снежными крупицами, привольно смешанными с премерзкой дождевой сыпью. Вот уж такой подставы от изменчивой погоды родного Острова она не ожидала. Чертыхнувшись, О'Лири попыталась ускориться, активнее застучав невысокими каблуками по потрескавшемуся местами асфальту, но уже менее чем через четверть часа вынуждена была замедлиться, а после - и вовсе остановиться, морщась от боли, прострелившей спину и предсказуемо отдавшей в правую ногу. Шаг в сторону, и женщина тяжело навалилась на вовремя подвернувшийся ей невысокий заборчик.
Так, спокойно, не стоит паниковать, она огляделась, соображая где находится и нахмурилась, не ожидая увидеть себя подле церкви, нет кажется это был собор. Видимо всё-таки в спешке свернула не туда, сделала изрядный крюк. Приносимый пронизывающим ветром холод, стоило немного постоять на одном месте, запустил свои мерзкие ручонки под одежду Морин, по хозяйски мучая её, заставляя ежиться и спешно принимать решение - продолжать путь, уже куда медленнее и отчаянно хромая, да молиться, чтоб её хватило до дома, чтоб нога не подвела (последний раз такой приступ застал женщину в душе и невозможность без дикой боли наступить на ногу едва не отправила её в короткий и не самый зрелищный полёт до обшарпанной стены) или свернуть к дому Божьему, надеясь, что ей позволят войти и немного посидеть, приходя в себя.
Пауза затягивалась, но собор так манил своей близостью. Короткий вздох и Морин поковыляла к темневшим невдалеке высоким дверям.
"Пусть будет открыто, ну в самом-то деле, а. Господи, пусть я в тебя и не верю, но имей же совесть!"
Повезло, стоило навалиться на дверь, как та поддалась почти беззвучно, впуская продрогшую путницу в полутемное помещение. Пустое, если не считать одинокой фигурки, судя по виду - обычного фанатика, что замер, коленопреклоненный, подле самого алтаря. И того Морин углядела не сразу, а заметив - несколько напряглась, неизвестно чего можно ожидать от незнакомца. Развившаяся за последний год паранойя вновь напомнила о себе. Лучший вариант в таком случае - не рисковать особо, сделав пару шагов, морщась и проклиная выдававшие её каблуки, О'Лири кое-как доковыляла до ближайшей скамьи, на которую тяжело опустилась, не сводя подозрительного взгляда с молящегося незнакомца и готовясь в любой момент броситься, хромая, на выход.

Отредактировано Maureen O'Leary (2017-10-27 21:21:21)

+1

3

Ураган Офелия - не званный, не жданный, никому, по большому счёту, не нужный - бушевал над Ирландией второй день. Всему епископату ещё при первых сообщениях о приближении стихийного бедствия настучали по лиловым пилеолусам, чтобы все приходы скопом молились о том, чтобы Офелия всё же прошла стороной. Келлах несколько дней наблюдал обновления диоцезальных твиттеров, по поручению епископа Нивана даже написал обращение к верным на сайте диоцеза, сам во время предстоятельства на мессах добавлял прошение в молитву верных... а сейчас просто хотел побыть один. Кроме Офелии у него было много других поводов для молитвы.
Как священник, как епископ Келлах, конечно, приветствовал общинную молитву, но иногда ему нужно было остаться наедине с собой, чтобы обдумать и высказать все свои просьбы, все свои интенции Иисусу, Марии и всем святым с глазу на глаз. Буквально только выйдя из больницы и вернувшись из похода с семьёй, друзьями, друзьями семьи и друзьями друзей он два дня практически безвылазно проторчал в исповедальне, выслушивая и отпуская грехи. Теперь вот ему самому не мешало бы подготовиться к исповеди - поразмыслить над своей жизнью снова, разложить всё в ней по полочкам и прийти к исповедальне подготовленным. Хотя бы через пару дней.
И сейчас он молился. О том, чтобы Офелия не принесла жертв и разрушений, чтобы Элизабет приняла его и поняла Дилана, чтобы хорошо учился Рори, чтобы были здоровы мать и дядя, чтобы, чтобы, чтобы, чтобы... Таких "чтобы" у него за день набиралось с добрую сотню каждый раз. Иногда этот вал просьб давил на него тяжкой ответственностью - поди попробуй не забудь какую-нибудь мелочь, кажущуюся незначительной. Иногда молитва давалась более, чем легко.
Сегодня он настолько погрузился в свои мысли, что перестал слышать гул ветра, бушующего за соборными стенами - только под ногами иной раз тянуло холодом, да едва заметно шелестели страницы стоящей на высокой подставке увесистой книги в дорогом окладе, открытой на чтении Евангелия прошедшего воскресенья. Келлах практически беззвучно шевелил губами, склонившись перед алтарём, снова и снова повторяя "Ave Maria" - кто знает, почему, но сегодня он читал  розарий на латыни.
Чьи-то осторожные шаги практически вырвали его из молитвенного созерцания, но он лишь крепче сомкнул веки, возвращаясь к молитве и всё-таки доводя её до конца.
Только лишь после того, как розарий был дочитан, Келлах осенил себя крестным знамением, почтительно коснулся губами креста на своих чётках и, оперевшись на одну из ступеней алтаря ладонью, медленно поднялся - жуткая ветреная погода влияла на него не лучшим образом. Ныли все шрамы на спине, не так давно зажившие окончательно, но оставившие пока что жутковатого вида рубцы раны на руках и ногах - последствия распятия, произошедшего полгода назад, но так и не дающие ему покоя; сердце сдавливало словно стальным обручем - Келлах не был уверен, что на самого себя в зеркало сейчас он бы посмотрел без как минимум некоторого испуга.
- Погода совсем испортилась? - участливо обратился он к поздней посетительнице собора. Хорошо поставленный голос, даже несмотря на болезненное состояние хозяина, мягким эхом отразился от стен - Келлах уже почти изучил акустику Святой Марии и неплохо научился управлять голосом в её стенах.

+1

4

И всё-таки он более напоминал самого обыкновенного искреннего католика, нежели замаскированного под простого обывателя бойца ИРА или же иного бандита. Хотя и тот, и другой вполне могли бы прийти сюда, дабы за молить свои грешки... может, всё-таки стоит опасаться его, вновь начать бояться за собственную жизнь? Было бы забавно, но неприятно, О'Лири только отошла от событий недавнего, теперь уже чужого, прошлого и принялась активно учиться жить заново, а тут - почти что ночь, непогода, дико болит спина, а в одном с ней помещении крайне подозрительного вида незнакомец. И рядом нет выпивки, дабы придать ей храбрости.
Вспоминая о последнем, вернее об одном летнем вечере, незаметно перешедшем в ночь, жаркую, тяжелую, но запоминающуюся, Морин невольно покраснела и тут же довольно улыбнулась. Воистину чудеса может творить новая личина, позволяя женщине те поступки, на которые она никогда прежде не осмелилась бы. Жаль только, что она в церкви, хотя чего можно ожидать от фанатиков? Во всех смыслах ничего хорошего, это факт.
Меж тем, отдых явно шел ирландке на пользу, уже ставшая привычной боль, на сей раз имевшая наглость отдавать в правую ногу, не позволяя даже ступить на ту, начала отступать. Да и тепло делало своё дело, позволяя расслабиться и, незаметно для себя, глубоко погрузиться в занимавшие её светлую во всех смыслах голову мысли.
"Не хватает подушки и какао с маршмеллоу," - хмыкнула про себя женщина, поудобнее устраиваясь на жесткой (к великому её счастью) скамье. Ну и пусть она в соборе не одна, кому какое собственно дело кто в столь поздний час решил навестить так называемый дом Божий.
Немного повозившись с плащом, Морин позволила, наконец, прохладному воздуху отрезвить себя и собственные мысли да приступить к продумыванию своих дальнейших шагов. Нет, по идее из собора её погнать не должны, но и вечно отсиживаться в столь сомнительного комфорта убежище было бы не самым удачным решением. Как вариант - вызвать такси, немного наличности ещё оставалось, но там вмешивался риск панической атаки, не позволяющей насладиться поездкой даже на пассажирском сидении, в три слоя обмотанной ремнями безопасности. Идти пешком, презрев боль, храбро бросаясь в бой с разгулявшейся стихией - при всех своих достоинствах, самоубийцей О'Лири не была и становиться не собиралась. Ждать пока распогодится? О, у этого варианта было столько возможных финалов, что не сосчитать, но в голове упорно стучали две навязчивые мысли: "Детка, ты в Ирландии, здесь погода меняется быстрее властей  и политических режимов в Африке и на Ближнем Востоке", на что ей возражала другая, столь же глубокомысленно-ехидная, важно изрекая её внутренним голосом, - "Да скорее официальный Лондон выпустит наших Северных собратьев из своих цепких ручек, чем закончится этот проклятый ветер. И дождь. И холод собачий. Чёрт..."
Для полноты картины ушедшей в собственные думы хрупкой женщины не хватало только вздрогнуть. И Морин вздрогнула, когда была возвращена к суровой реальности прозвучавшим неожиданно сильно и звучно голосом. Ирландка вскинула голову, с удивлением отмечая, что незнакомец-то и не приблизился совсем, а говорил так, словно рядом стоял. Чудеса, да и только... или ловкая работа инженеров, некогда спроектировавших это здание. Впрочем, нужно бы и ответить, чтоб не прослыть совсем уж невежественной и, что важнее, не навлечь на себя подозрений.
- Да, любого к вере подтолкнет, - улыбнулась женщина, прекрасно понимая, что в полумраке и на расстоянии тяжело будет разглядеть её лицо, но улыбка ведь имеет свойство проникать даже в голос, не так ли? - А вообще, нужно было бы сказать, что бывало и хуже, но зачем лишний раз напрашиваться. Вы уж простите, если помешала вашей молитве, я ненадолго...

+1

5

- О, нет, не беспокойтесь, вы совершенно не помешали, - неторопливо подходя ближе к девушке словно подтверждая свои слова о том, что беспокойства тут сейчас ничто не стоило, взмахнул рукой Келлах. - Я уже закончил, собственно.
Приглушённый свет нескольких светильников, оставленных только для того, чтобы собор не утонул в темноте не позволял издалека разглядеть лица посетительницы, и Келлах подошёл к ней ещё ближе - на достаточное расстояние, чтобы и его самого можно было разглядеть.
- Собор закрывается после полуночи, так что, если повезёт, мы сможем переждать здесь непогоду, - он коротко усмехнулся, чуть склоняясь, чтобы добавить негромко и почти доверительно. - Я, если честно, не горю желанием пока что выбираться на улицу - ветер наверняка уже сбивает с ног, - Келлах протянул руку даме, раздумывая о том, видел ли он её когда-нибудь на мессе, но всё же решив представиться. - Келлах Морриган. А вы - местная прихожанка или нет?
Вообще, ему стало как-то очень интересно, откуда вдруг в соборе взялась женщина, говорящая с явным северным акцентом. Впрочем, об этом своём наблюдении Келлах пока что предпочёл промолчать, ему-то с акцентом, вполне вероятно, "повезло" больше - благодаря годам мотыляний по всему острову его акцент стал достаточно смазан для того, чтобы было так уж легко разобрать откуда он сам, собственно, родом. Равно как и не стал добавлять к имени своей "должности" - неизвестно ведь, как девушка отреагировала бы на то, что к ней тут целый епископ практически навстречу вышел. Во всяком случае, в стойке воротника его белой рубашки довольно отчётливо виднелся жёсткий квадрат колоратки, хотя под простой кожаной курткой сама рубашка особо не была заметна.
- Редко кто заходит сюда в такое время, - с едва заметной улыбкой продолжил Келлах, внимательным взглядом окинув девушку - не похоже было, чтобы она зашла помолиться или попросить о исповеди, или ещё за чем. Всё указывало на то, что она действительно спряталась в соборе от непогоды. А потому Морриган всё так же, не меняя доброжелательного и негромкого тона, продолжил. - Хотя мне, например, здесь нравится находиться именно поздним вечером, когда из освещения остаются практически одни свечи и несколько боковых светильников. Мне кажется, здесь так гораздо спокойнее...
Он опустился на скамью - через одну от дамы, дабы слишком не смущать ту своим обществом - усевшись вполоборота, сцепив в замок пальцы и устроив локти на подлокотниках. Шрамы на руках едва заметно ныли, а рубцы на спине заставляли держать её практически неестественно выпрямленной - испортившаяся погода доставляла ему довольно много не самых приятных минут.

+1

6

"Если повезет", - мгновенно напомнила о себе вечно во всём сомневающаяся часть разума О'Лири. "А если нет - придется идти пешком, мокнуть, мерзнуть и молиться обойтись в итоге без последствий. Для полного счастья и окончательного скатывания в нищету остается лишь слечь с простудой столь сильной, что даже добравшись до ноутбука, я не смогу связать и два-три слова. И что тогда? К кому обращаться за помощью? Может, к нашей доблестной гарде?"
- Морин О'Лири, - поспешила в свою очередь представиться светловолосая, стараясь скрыть озадаченный взгляд. Она пусть и не была активной прихожанкой, и даже в теории верующей, но смутно осознавала, что вроде бы принято кем-то и где-то целовать руку или кольцо священника. Был ли этот Морриган из фанатично верующей братии - тот ещё вопрос, хотя что-то в его одежде смущало и намекало, что да. Следовало ли исполнить столь сомнительную по своей гигиеничности процедуру?
- Признаться, я даже рада компании, - весело сверкнув глазами, хмыкнула женщина, легко пожимая протянутую руку.
"К чёрту, пляшем!"
- Находиться здесь одной было бы немного жутковато, особенно когда близится ночь, а на улице бушует непогода, - продолжала она, внимательно следя за перемещениями нового знакомого, покуда тот не устроился на некотором от неё расстоянии. - Вот только вынуждена вас разочаровать, я не только не прихожанка, но и несколько далека от веры, как таковой.
Глупо, конечно, говорить такое, надеясь получить убежище в соборе, но есть ли смысл завираться и изображать без пяти минут монахиню?  Да и этот человек имел наглость говорить достаточно доверительным тоном, невольно (или же намеренно?) располагая к себе и заставляя отбросить сомнения и подозрения. Или это у него профессиональное? Если этот парень на самом деле священник, значит прошел неплохую школу промывания мозгов и базовую подготовку психолога, с таким нужно быть вдвое внимательной, особенно если вспомнить сколько скандалов и слухов циркулирует вокруг церкви и её служителей. Хотя верить всему, что говорят вокруг люди тоже глупо, да и  Келлах выглядел не так уж угрожающе, а когда сел - Морин едва подавила усмешку. Даже в полутьме и на некотором расстоянии было видно, насколько прямо держит спину этот подозрительно располагающий к себе мужчина. Нет, конечно это не показатель, ровной спиной могут похвастаться многие, например военные или бедняги в корректорах осанки, но у первых это выходит естественно... да и вторые не особо задумываются над необходимостью контролировать себя, полагаясь на туго затянутые крепления и ребра жесткости. О'Лири позволила себе немного расслабиться и даже мысленно хмыкнуть над весьма забавной картиной, возникшей в её сознании. Да, окажись Морриган бандитом, они были бы на равных, двое калек, мучающихся болями в спине и от того едва ковыляющих в жалкой пародии на почти Голливудскую по своим масштабам погоню. Конечно если она не ошиблась в своих наблюдениях и подозрениях, если бы он оказался плохим парнем. Слишком много выходило этих если.
- И часто вы так, допоздна задерживаетесь? Для такого надо и правда искренне верить, а не бросать людям пыль в глаза, коротая вечера в пабе, но крича о собственной едва ли не святости, - не скрывая легкого интереса, поинтересовалась Морин, надеясь окончательно увериться, что её новый знакомый действительно слуга Божий. Ну, или спровоцировать, на худой конец. Всё равно от судьбы и ИРА далеко не убежишь.

+1

7

- Не могу сказать, что это меня так уж сильно разочаровывает, - с улыбкой пожав плечами ответил Келлах на импровизированные извинения мисс О'Лири. - Я привык, что в последнее время количество верующих в соборах всё уменьшается. Здесь порой бывает больше туристов со, знаете, поднятыми смартфонами, - он даже изобразил нечто, долженствующее показать даме то, как выглядит среднестатистический турист на Святой Мессе, - чем действительных прихожан. Иногда это огорчает, а иногда просто заставляет задуматься о том, что нужно сейчас людям в стенах храмов...
Нет, конечно же он не ждал, что забредшая в собор поздним вечером в явную непогоду женщина окажется истово верующей. Особенно, это было бы странно с учётом того, что большую часть подобных людей Келлах уже давно знал лично - двух лет ему вполне хватило, чтобы познакомиться с "активистами" всех четырёх приходов Килкенни. Морин среди них не было - он её даже мельком не видел.
И всё-таки она была ему интересна - почему именно в собор? Ведь неподалёку есть неплохие уютные пабы и даже пара кофеен, а чтобы добраться до дверей собора нужно преодолеть некоторое расстояние от ворот. Во всяком случае, Келлах решил не задавать слишком много вопросов, явная половина из которых вполне могла иметь самый короткий и исчерпывающий ответ на свете - "Не твоего ума дело, Морриган".
- Вы решили, что я истово верю только потому, что видели меня на коленях перед алтарём? - Келлах внезапно рассмеялся, чуть повернулся лицом к О'Лири, опёрся локтями о подлокотник скамьи и устроил на руках голову, чуть склонил её набок и прищурившись уставился в лицо женщины. - Не обращайте внимания, это просто попытка неудачно пошутить. У меня часто не бывает иного свободного времени, чтобы побыть наедине с Ним, - он чуть заметно мотнул головой в сторону висящего справа от алтаря большого распятия. - Молитва во время Святой Мессы - молитва общинная, а мне хочется иногда попытаться услышать что-то, что Он мог бы сказать только мне. Вопросов в жизни, знаете ли, больше, чем ответов... А чем больше ты слушаешь людей - тем больше этих вопросов возникает.
Он ненадолго замолчал рассматривая свою собеседницу, снова задумываясь о том, что акцент её не совсем местный, да и сама она как будто не вписывается в такой, достаточно туристический, городок как Килкенни. Просто не очень-то похожа она на туристку с севера, к примеру.
- На самом деле, сегодня я здесь что-то вроде дежурного - мало ли кого Господь приведёт, - Келлах улыбнулся одними глазами, снова пытаясь поймать взгляд Морин. - Вдруг кто захочет исповедоваться или просто поговорить со священником - ночью людей часто посещают такие думы, с которыми, как им кажется, в одиночку совсем не справиться. Или вот - непогода домой не пустит.

+1

8

И всё-таки её новый знакомый на деле просто должен был оказаться священником и никак иначе. Невозможно было так хорошо притворяться, по крайней мере так казалось Морин, позволившей себе чуть расслабиться, отогнать в сторону паранойю и пораженческие мысли о неизбежности собственного попадания в лапы тех... кто наверняка уже и забыл про неудачницу, когда-то выдавшую их бойца. В последнее хотелось верить, хотелось даже вдруг взять и уйти в религию, допустить существование бородатого дядьки, его вроде как сына и всех святых мертвецов, чьи имена были внесены в одну из самых продаваемых книг в мире - Библию. Если там были чьи-то имена, конечно, наверняка О'Лири сказать не могла по той простой причине, что даже не помнила, читала ли она хоть раз это пособие для верующих. Жаль только, что не получалось, хоть дело было не столько в холодной рациональности сознания, сколько в банальной для многих мысли: "Если Бог существует, то какого чёрта Он допускает всё то дерьмо, что творится вокруг?"
- Забавно, - хмыкнула женщина, не скрывая пусть легкого, но зато вполне искреннего удивления, - мне казалось, что религия в последние годы должна наоборот испытывать прилив последователей. Это же сейчас популярно, кричать о своей духовной просветленности и чистоте, разве нет? Вы не подумайте, не хочу каким-то образом задеть вас или ваши убеждения, но лично встречала, правда не в Килкенни, достаточно людей разного возраста, позиционирующих себя ярыми христианами, но на деле...
Морин предпочла не договаривать, лишь красноречиво взмахнула рукой, словно отмахиваясь от одной лишь мысли об этих недостойных лицемерах.
- Но это наверно здорово, если есть ещё те, кто на самом деле и верит, и следует определенным заповедям. Интересно, каково это? Не надоедает жить в строгих рамках?
Ведь именно рамками и ограничениями была религия в глазах ирландки, что в прошлой её жизни, что в нынешней. Видимо ей не удалось измениться полностью, нечто в душах и умах людей остается прежним. Успокаивало ли это? В какой-то степени.
За стенами собора бушевала непогода, пусть и не создающая под крышей величественного (относительно) здания атмосферу покоя и уюта, но некоторая защищенность всё-таки стала появляться, а неожиданная компания в лице мистера Морригана, вопреки опасениям, пришлась очень даже к месту. Останься она здесь в гордом одиночестве - вероятнее всего окончательно разнервничалась бы, особенно понимая, что покинуть надежные стены будет попросту глупо. Слишком опасно как для давно уже не железного здоровья и слишком худого кошелька, который едва ли выдержит очередное лечение и полную нетрудоспособность. Да и приятного мало стирать нос бумажными платками, беспрерывно оглашая пространство вокруг кашлем матерого туберкулезника, либо заядлого курильщика с диким стажем.
- Непогода - это да, большая проблема, имеющая отвратительное свойство являть себя удивительно не вовремя, - странно только было, что мужчина упорно пытался встретиться с ней взглядом. Это смущало и наводило на мысли о всяких там гипнотизерах, коммивояжерах и консультантах в магазинах. Хотя, может это нормальное поведение среди людей? В последнее время Морин не могла похвастаться очень уж широким кругом общения, потому допускала, что просто позабыла, каково это, просто вести задушевные разговоры, не опасаясь неведомо чего.
- Но мы ведь живем в Ирландии и глупо удивляться таким подставам, - несколько подрастеряв уверенность, попробовала отшутиться О'Лири, прежде чем с языка сорвались не самые обдуманные слова. - Вы и впрямь верите, что на всё Его воля? Что всё, происходящее вокруг, с людьми, в мире, творится с Божьего ведома?

+1

9

- Религия - может быть, - снова пожал плечами Келлах, чувствуя как царапает шрамы рубашка. Ощущение вышло внезапно почти приятным и он даже рискнул чуть потянуться, чтобы расправить затёкшие мышцы. - Религия как таковая, большей частью своей совсем не то, что вера. И не всегда получается так, что при росте последователей какой-либо религии растёт количество последователей веры, - он коротко хмыкнул в ответ на замечание Морин о её наблюдениях. - Таких людей везде достаточно. И в Килкенни, и здесь, в соборе на мессах, и даже - вы не поверите - среди высших церковных чинов.
Келлах снова усмехнулся, обвёл взглядом полутёмный неф и замолчал, словно переваривая всё, что сказала его внезапная собеседница и он сам. Себя он никогда не считал ярым христианином, как метко окрестила мисс О'Лири некоторых знакомых ему представителей прихода, да и не только прихода. Скорее уж наоборот - одним из грешников, расположение Господа к которым тем более удивительно, что неожиданно и, казалось бы, совершенно незаслуженно.
- Смотря, что считать рамками, мисс О'Лири, - тяжело вздохнув прервал он свою паузу. - И смотря какие из них считать строгими. Моя вера не ограничивает моей свободы, а мой выбор, каким бы он ни был, если он руководствуется любовью к ближнему, как правило приносит только положительные плоды. Валить всё происходящее на волю Бога осмеливаются, как это ни парадоксально, только трусы, не способные принять то, что всё происходящее вокруг - обычно результат их же действий...
Иногда ему хотелось, чтобы Господь хоть как-нибудь ограничил эту свободу воли у Его любимых творений. Например, хотя бы раз в год посылал молнию на голову наиболее проштрафившихся... Но, конечно, все эти мысли были из разряда нереальных фантастических фантазий и исполнением не грозили. Потому что были неправильными и противоречили самой сути его веры. Хотя было немного жаль. Самую чуточку.
- Я верю, что Он милосерден, что Он - любящий отец, а мы, люди, просто неразумные дети, испытывающие Его на прочность. И я думаю, что Ему больно видеть, как мы уничтожаем сами себя, поддаваясь злу, разрушая жизнь свою и жизни близких только потому, что дорвались до пресловутой свободы выбора, которую Он дал нам. Мы ленимся, не желаем противостоять малейшим соблазнам, предпочитая грести всё под себя, хапать полными руками то, что нам, чаще всего, абсолютно не принадлежит. Мы забыли, что такое любовь и даём крупицы её тем, кто её "заслуживает", забывая просто дарить её всем, - он почти задохнулся от этого потока слов, рванувших из него, захвативших всё его существо буквально, заставивших его будто пылать этим, с трудом сдерживаемым чувством, которому и названия-то, наверное, нет. - Бог создал людей для того, чтобы они любили друг друга, любили своего Создателя и не творили добро только из опасения быть наказанными за свои злые дела и проступки. Мы считаем себя взрослыми, а на самом-то деле - неразумные дети, даже не представляющие как жить в этом огромном мире, что нам дан. Нет, не "всё творится с Его ведома", а люди всё творят сами, ступая по кажущемуся более лёгким пути, старательно уничтожая всё то хорошее и доброе, что им дано.

+1

10

Иногда судьба или ещё кто-то выкидывает с людьми весьма забавные шутки. Морин, как до неё Грейс - иная, мертвая ныне ипостась, никогда не слыла особо религиозной женщиной и в церкви не бывала от слова совсем, да что там говорить, она не задумывалась даже о самой возможности существования кого-то высшего, надзирающего с небес за людьми. От того вдвойне странной казалась ей сложившаяся в этот вечер ситуация.
На улице бушевала непогода, заставляя витражи собора тихо дребезжать, в самом здании царил теперь уже успокаивающий полумрак (неторопливая беседа с местным кажется гипнотизером священником удивительно быстро успокоила истрепленные нервы О'Лири), а интерес от этого разговора возрастал с каждой минутой. И нет, женщина не задалась целью по язвить или ткнуть Морригана носом в глупость или несовершенство выбранного им пути, как уверена была в том, что всё равно не проникнется и не поверит, она просто наслаждалась неторопливой беседой, открывая для себя точку зрения кого-то другого, мыслящего в совершенно ином ключе. Всегда интересно узнать что-то новое, по крайней мере Морин с удивлением отмечала у себя открывшееся вдруг любопытство.
- Я много слышала как тот или иной человек говорил, что из-за каких либо событий разной степени драматичности обратился к религии и нашел в ней своё спасение, но если разграничивать религию и веру, значит ли это, что он нашел покой в, хм, - ирландка замолчала, едва заметно нахмурившись, пытаясь облечь в слова те мысли, что роились в её голове, - в обрядах и определенных действиях, а не в каких-то мыслях и новых взглядах на жизнь, в новом восприятии привычной действительности? Считается ли это заблуждением и выбором неверного пути? Вы уж простите, мистер Морриган если мои слова покажутся вам странными или глупыми, но я никогда даже не задумывалась о таких вот нюансах и вообще о вопросе веры.
Повинившись, женщина не сумела, да и не захотела скрыть улыбку, уже куда более искреннюю и лишенную налета подозрительности. Разговор начинал захватывать её, в голове возникали всё новые и новые вопросы, требовавшие ответа.
- Вы вот говорите, что мы сами творим тот хаос, что в итоге бьёт по нам бумерангом. Допустим, но тогда получается, что Он просто взирает на наши поползновения, не вмешиваясь и не пытаясь что-то исправить? В таком случае мне Он напоминает скорее юного натуралиста, наблюдающего за вознёй хомячков в клетке, нежели любящего отца. Разве последний позволит своему ребенку, каким бы неразумным тот не был, раз за разом совершать одни и те же ошибки, а то и намеренно вредить себе и окружающим? Есть ли тогда смысл воспринимать Его кем-то действительно особенным для жизни или души? Быть может, я мыслю слишком практично или наоборот с позиции ребенка, который разбил коленки, не стану утверждать, что моя точка зрения полностью верна, но всё же? Вот кого в нём нашли вы, собеседника, советника или ещё кого?

+1

11

- Как знать, - Келлах неловко пожал плечами, облокотился на спинку скамьи, привалившись к ней боком и задумчиво воззрился на потолок, словно пытаясь разглядеть в поглотившей его темноте изображённую на нём красоту. - Кто-то находит успокоение в обрядах, кто-то в мыслях и опыте окружающих... Знаете, Морин, Бог всемогущ, всеведущ и ещё много всяких все-. А ещё Он так или иначе даёт каждому дорогу к Себе - в обрядах, которые несут в себе определённую смысловую нагрузку, в случайно услышанных или прочитанных словах. Так вот что я хочу сказать, участвуя даже только в одних обрядах невозможно не оказаться под воздействием того, что они в себе несут. Человек - натура восприимчивая, что ни говори, и рано или поздно, так или иначе, - он  повертел ладонью в воздухе, затем задумчиво воззрился на шрамы на ней, оставшиеся от внушительного гвоздя, - всё обязательно изменится. Уж поверьте моему опыту - я практически с младенчества в церкви, хотя в моей жизни случилось много такого, что... - он замолчал внезапно, пытаясь подобрать слова к тому откровению, что стремилось вырваться из него. - Я хочу сказать, что будь моя вера слабее - я бы тысячу раз проклял Бога за то, что я сам натворил в своей жизни. Он дал мне дорогу, наставлял меня на правильный путь снова и снова, посылал мне нужных людей, нужные мысли, но я снова и снова уходил от Него в сторону, решая управлять своей жизнью так, как мне внезапно взбредало в голову. Я делал всё по-своему, и что в результате?
Нет, конечно Келлах не считал, что став священником, а теперь и епископом, пережив всё, что выпало на его долю, свой путь он закончил. Наоборот - теперь он находился в самом начале пути. Теперь, только теперь он начинал понимать, почему с ним всё происходило именно так, а не иначе, зачем и для чего всё происходило именно так, как происходило. Теперь у него было время размышлять и понимать, как правы были те, кто пытался его образумить, обратить его внимание на неправильность всех его действий.
- Он дал людям свободу действий, совести, всего. Но это не значит, что Он оставил нас. Тут уж скорее наоборот - мы забываем о Нём, забываем обращаться к Нему, считаем его "юным натуралистом", но ведь ничего не делаем для того, чтобы принять Его помощь. Люди любят кричать на каждом углу о том, что Бог им не помог, предъявлять Ему претензии, от которых волосы дыбом становятся... Но что они сделали для того, чтобы Он им помог? Обращались с просьбами? Не забывали об элементарном уважении? Почему, обращаясь за помощью к человеку, мы тысячу раз извинимся и прежде этого сотню раз подумаем, а не будет ли наша просьба несвоевременной, не будет ли она слишком наглой? Почему мы считаем, что имеем право требовать от Бога мгновенного исполнения своих прихотей, не слышать и не слушать того, что Он пытается до нас донести, отрицать само Его существование и при этом безгранично наглеть и едва ли не попирать Его ногами за невыполнение своих бестолковых желаний? Натуралист, говорите? Натуралист на Его месте давно слил бы этот безмозглый муравейник в унитаз, я так считаю.
Он говорил спокойно, удивляясь тому как неспешно срывались с его губ такие, казалось бы, жалящие слова. Не пытался обличить, но только лишь донести свою точку зрения, своё мировоззрение, своё понимание, свои знания о том вопросе, который так неожиданно был поднят.
- Я нашёл в Нём жизнь. Не смысл её, как многие думают, а те самые путь, истину и жизнь, о которых говорил Иисус своим апостолам.

+1

12

- Другими словами, Он пытается найти ко всем нам подход и наставить на путь истинный, а слышим мы или обращаем внимание на его попытки и знаки - всецело зависит от нас?
Морин задумчиво потерла переносицу, устремив взгляд уже не на собеседника, но куда-то вдаль, в укрытую полутьмой глубину собора. Сказать по правде, она была слишком далека от религии да и давно уже пришла к выводу, что их дороги слишком разнятся. Искренне веря, что человек действительно слаб, а потому нуждается в ком-то или чём-то для поддержки и соответствующего настроя, О'Лири не могла полностью поверить во вмешательство и присмотр за ней всемогущего Господа Бога, хотя и допускала пусть мизерный, но шанс существования чего-то этакого.  Невидимого и по настоящему сильного. Что не мешало ей, скептически относясь к большей части составляющей того же Христианства, взять к примеру Библию и те события, что якобы произошли согласно этой книге, спокойно относиться к людям верующим, если те были искренни, а не кичились своей принадлежностью к католицизму ли, протестантизму или исламу чисто ради галочки и неких, непонятных ирландке понтов.
- Интересная точка зрения, мистер Морриган, - легко признала женщина, удивляясь тому удовольствию, что доставляла ей эта неторопливая беседа. - И что-то такое вполне может быть, но люди обычно предпочитают видеть лишь то, что у них под носом и даже из этого выбирают только желаемое. Значит ли это, что люди, которые сознательно или же бессознательно, но закрывают себя от религии, вернее от веры, становятся Ему безразличны? Как вы думаете, а может это говорится в библии, я не знаю, есть ли для Бога какое-то деление?
Морин сделала небольшую паузу, подбирая сравнения, дабы прояснить свой вопрос, несколько конкретизировать его. Точка зрения её нового знакомого вызывала в её душе искренний интерес, способный привести нет, не к вере, но к переосмыслению некоторых собственных взглядов на жизнь. Да и на литературном поприще это могло принести пользу. О'Лири и не замечала особо, но новая её личность, порядки, вкусы, интересы и жизненные цели подминали под себя прошлую, которая могла навести на неё ИРА... если о ней хоть кто-то из них помнил. Всё чаще ирландке казалось, что она совсем рядом с чем-то, идеей или сюжетом, но способным вдохновить её и написать нечто по настоящему стоящее. В разговоре с Келлахом Морриганом это чувство вновь обострилось.
- Я имею ввиду, - сформулировала, наконец, она, - на католиков, протестантов или мусульман. На тех, кто верил с рождения и тех, кто повернулся к Нему лишь в моменты крайней нужды? Есть ведь такие, которые верят, только когда им самим это нужно, выгодно или уже надежды другой нет.

+1

13

- Не сокрыты были от Тебя кости мои, когда я созидаем был в тайне, образуем был во глубине утробы. Зародыш мой видели очи Твои; в Твоей книге записаны все дни, для меня назначенные, когда ни одного из них еще не было, - на память процитировал Келлах несколько строк одного из псалмов. - Он не пытается, а знает нас. Повторюсь - Он даёт нам путь, который есть в Нём самом, а уж если мы начинаем с этого пути сходить, то ничего хорошего в результате не получается. Если мы обращаемся к Нему лицом, доверяем Ему и идём к Нему, то в нашей жизни обязательно налаживается всё.
Он замолчал, цепляясь кончиками пальцев правой руки за край высокой спинки, к которой привалился левым плечом, задумчиво провёл пальцами по деревянным прожилкам, составляющим рисунок древесины. Глубоко вздохнул, дожидаясь пока Морин сформулирует свою мысль. Потом повернулся к ней спиной, облокачиваясь на спинку скамьи теперь лопатками. Впрочем, вся его поза свидетельствовала о том, что он от разговора не уходит. Просто так было не так больно. Так было легче.
- Все Его создания не безразличны Ему, и я думаю, что для Него на самом деле не так уж важно, какой именно из предложенных Им дорог мы, в конечном счёте придём к Нему. В Евангелии от Матфея рассказывается как Иисус повелел своим ученикам идти и учить все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святого Духа, уча их соблюдать всё, что Он повелел им. И "Я с вами во все дни до скончания века", но понимаете Морин, есть много тех, кто ещё не узнал Иисуса, ведь так? Но они при этом все - дети Божьи, Его любимые дети, - он снова повернулся к ней вполоборота - усидеть на одном месте всё-таки было ужасно трудно, всё тело уже практически болело и от усталости, и от непогоды. - Разве может любящий родитель бросить своё дитя? Сдаётся мне, что нам не ведомы все пути спасения. которые Он для нас приготовил. Я, как наученный соблюдать всё, что Он повелел, как крещёный католик должен придерживаться того, что я принял в крещении. Но это не значит, что протестант или восточный христианин будет неправ, следуя тому, чему он был научен. Не значит, что все, верующие только во Единого Бога - иудеи, мусульмане - не будут Им спасены. Они, например, знают Бога, но не были научены тому, чему учил Христос. Либо не приняли Его учения - и тогда это уже иной разговор. Но точно вам говорю - этот разговор будет вестись не здесь и не нами. Для следования путём, который даёт нам Господь, нам была дана совесть. Потому и говорят, что атеист, живущий по совести, может оказаться гораздо ближе к Богу, нежели практикующий христианин, против этой совести действующий. Да и, знаете, вера - такая вещь, её нельзя включить или выключить. Невозможно верить, когда это выгодно. Можно утверждать, делать вид, но верить специально невозможно. Если мы обращаемся к Богу со словами, вроде "ну, давай, покажи мне фокус, исполни моё желание", то глупо ожидать, что Он уподобится какому-то волшебнику, который ради своей популяризации начнёт показывать чудеса. Вера процесс взаимный - чем она крепче в человеке, тем более она укрепляется в Нём с Божественной стороны.

+1

14

Очень уж складны были речи этого священника, красивы и притягательны настолько, что хотелось поверить в истинность учения о Боге, принять без вопросов и раздумий, на одну лишь веру, все эти истории, в самую читаемую в мире книгу записанные, да следовать предписанным обрядам. И как знать, может Келлах был и прав, может в таком случае Морин обрела бы столь желанный покой, перечеркнув полностью всю прошлую жизнь, все постигшие её беды и разочарования. Заманчиво, конечно, да только ирландка не имела привычки искать легких путей. Однако благодарность к новому знакомому всё-таки росла, и за обстоятельный рассказ о религии, и за гостеприимство и, главное, за терпение, проявленное к столь недоверчиво-въедливому человеку. На месте Морригана, она бы себя пинком из собора выгнала, чтоб нервы драгоценные не тратить.
- Значит, религия - это лишь один из способов примириться с собой, найти в душе покой и прийти к Нему, как бы его не называли? Я правильно вас поняла?
И пусть О'Лири продолжала считать себя атеисткой, далекой от церковных догм и обрядов, но так хотелось верить в то самое спасение, кем-то когда-то обещаное. В конце концов, человеку ведь нужно во что-то верить!
- Признаться, каждое ваше слово внушает мне надежду. Не знаю, задумаюсь ли я однажды о душе и её спасении, это скорее ожидание спокойствия и надежда на него. И если для того, чтоб честно заслужить последнее нужно жить по совести, почему бы и нет? Знаете, может не только Его называют разными именами, но и обещанный Рай и спасение души, и прочее - лишь по разному называемое, но одно понятие? Не судите строго, если мои размышления покажутся вам примитивны, но я настолько запуталась за прошедшие годы, что могу подменять одни понятия другими, но это не значит, что я не пытаюсь прийти к чему-то определенному.
Женщина неожиданно для себя рассмеялась, негромко, но искренне и несколько смущенно.
- Кажется, я уже запуталась в словах. Но, думаю, вам доводилось слышать такое не раз. И, вы уж простите моё любопытство в столь поздний час, но можно ещё один вопрос? Эта беседа удивительно благотворно действует на меня. Так вот, а что вы думаете о справедливости? Воздастся ли всем за содеянное ими, можно ли надеяться, что видя всё происходящее, он так или иначе, но проявит себя? Пусть сам мерзавец и не поймет, за что ему прилетело?

+1

15

- Религия - да, можно так сказать, - Келлах кивнул, одновременно практически незаметно пожав плечами. - Это набор правил, которым желательно бы следовать, если веришь хоть немного. Это как методика воспитания, педагогика, психология - почти наука, в которой можно получить даже докторскую шапочку. Вряд ли при этом можно научиться верить, если задатков к этому не было, - он задумчиво посмотрел на очень хорошо пока что виднеющиеся шрамы на тыльной и внутренней стороне обеих ладоней. Они были похожи на звёзды и пока что своей болезненностью где-то в самой глубине здорово мешали ему играть на альте - это расстраивало больше всего. Хотя и невозможность работать стамесками с более твёрдыми породами дерева тоже несколько огорчала. Но здесь у него, по крайней мере, была возможность выбора других инструментов, другой древесины.. а по альту он скучал.
- Знаете, есть одно такое высказывание, - он снова повернулся к Морин, сев на лавке вполоборота, прихватив ладонью спинку, как будто прижав к этой спинке самого себя. - Где просто - там ангелов до ста, а где мудрено - там ни одного. Размышления и должны быть простыми, потому что призваны разъяснять, а не усложнять какие-то понятия. Хорошо, если ваши размышления приведут вас к чему-то новому и полезному для вас, для вашей души. В любом случае, если вдруг вам покажется, что вы окончательно запутались, то вы всегда можете обратиться к кому-нибудь, кто сможет помочь вам... - он неожиданно легко усмехнулся, - распутаться. А справедливость и воздаяние... Я могу вам сказать совершенно точно - Господь не наказывает, не карает. Это не его метод. А нам этот метод ещё постигать и постигать. Но что ещё я могу сказать вам совершенно уверенно - любой грех, совершаемый человеком, имеет последствия. Мы сами готовим себе воздаяние, если раз за разом совершаем одни и те же грехи, если не раскаиваемся в них и совершаем их осознанно снова и снова... Будьте уверены, последствия будут. И очень часто они бывают, - Келлах неожиданно замолчал, успокаивая дыхание и сдерживая собравшийся уже было измениться голос. Перевёл дыхание и продолжил. - Очень часто они бывают разрушительными для нашей жизни. Я расскажу вам одну историю. Сами решите, что в ней - тяжёлая рука Бога или что-то другое. У одного молодого человека в Дерри, в Кровавое воскресенье семьдесят второго года британские солдаты застрелили отца. В спину, несколькими выстрелами. Он был католиком, примерным семьянином и, хотя в прошлом имел некоторые связи с ИРА, оставил войну ради семьи. И по иронии судьбы был застрелен во время мирной демонстрации. Его сын вырос и ещё довольно юным молодым человеком ввязался в ту же самую мясорубку - связался с ИРА. Нет, он не стрелял в военных или протестантов. Ему хватило благоразумия не убивать из чувства мести. Они начиняли взрывчаткой автомобили и оставляли их в безлюдных местах, как заявления британскому правительству о неповиновении. А потом всё у него случилось, как и у его отца в своё время - семья, ребёнок... Он хотел выйти из всего этого. Жить ради семьи, растить детей, - нет, Морриган сейчас не о себе рассказывал. Не смог бы. Ему проще было представить вместо себя какого-то абстрактного парня с такой же судьбой. О нём и говорил. - Только ему пришла в голову идея заявить напоследок о свободе Ирландии. И всё пошло совсем не по его плану. Помните, в конце девяностых в Оме был крупный теракт? Там погибли его жена и дочь. Если бы он остановился раньше - они были бы живы. Бог здесь совсем не при чём - он сам себе подготовил то самое "воздаяние по заслугам", хотя у него были все шансы исправить свою жизнь.
Он наконец-то замолчал, снова поворачиваясь лицом к алтарю и разглядывая дрожащие красноватые огоньки лампад у дарохранительницы. Ощущение, что он выговорил свой лимит минимум на ближайшую неделю, накатывало волнами, не отпускало, придавливало его к скамье. За стенами собора по прежнему бушевал шквалистый ветер и дождь, непогода словно совершенно не собиралась утихать. И из-за этого гула казалось, будто всё в пространстве, ограниченном соборными стенами, замерло.

+1


Вы здесь » Irish Republic » Настоящее время » не Тот же ли, Кто сотворил внешнее, сотворил и внутреннее? Лк 11:40