Irish Republic

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Irish Republic » Завершенные эпизоды » Всё по-новому в новом году


Всё по-новому в новом году

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

http://images.vfl.ru/ii/1465680290/2d3d0160/12992858.png
Всё по-новому в новом году

http://walpix.net/image.php?id=7891&width=600&height=338&cropratio=16:9&cropposition=crop&filename=104575701

http://images.vfl.ru/ii/1465680290/7d64ae6d/12992859.png

УЧАСТНИКИ
Элизабет Мур, Дилан Мур и Келлах Морриган
ДАТА И МЕСТО
25 декабря 2019, дом Морргана
САММАРИ
Однажды семейный уют все же наступит.

http://images.vfl.ru/ii/1465680290/2d3d0160/12992858.png

+1

2

Два года прошло с тех пор, как Дилан вернулся ко мне из тюрьмы. И за эти два года произошло так много, что я и представить себе не смогла бы ни в каких странных фантазиях. Я обрела отца, обрела его во всех смыслах. Самого настоящего, любящего. Нет, не идеального, зато живого и любящего, такого, какого мне так не хватало всю мою жизнь. А теперь он у меня есть.
Я пошла учиться на психолога. И это было отличное решение - мне нравится моя будущая профессия, особенно, если я сделаю упор на детскую психологию. Я так и не оставила своих желаний помочь всем детям, каким смогу, особенно, из тех, кто сейчас в той же ситуации, что и я сама в своем детстве. И Дилан и отцом меня поддерживают, что для меня очень и очень важно.
Дилан. Самое главное, что случилось со мной, как раз касается его. Вообще все касается его. Именно он помог мне принять отца и поддержал в учебе. И он же оказался моей любовью, которую я не осознавала все года до этого.
Узнать, что я люблю его было не странно, странно было узнать, что я люблю его совсем не как брата. Это оказалось самым удивительным в моей жизни. Но, когда я оказалась в его объятиях, как женщина - я была счастлива. Ох.. Как же это приятно. Но я даже и подумать не могу, чтобы это было с кем-то другим. Нет, только Дил может разделять со мной подобное и от этого мне еще непонятнее как можно блядствовать.
Но прежде, чем я разделила с Диланом близость, я вышла за него замуж. Если бы это еще не было так торжественно, то я была бы куда больше рада. Но церковь есть церковь, а я хотела поклясться ему в своей любви всеми возможными клятвами. Ведь нарушать я их точно не стану. Скорее уж подтвержу своей к нему любовью так много раз, сколько смогу.
Но на днях случилось еще одно очень и очень важное событие о котором я узнала только что. Мой гинеколог позвонила мне и подтвердила то, что изменит нашу жизнь еще раз. Но то, что вызывает во мне тепло и нежность, каких я не испытывала до этого ни разу.
Украшения, развешанные нами с Диланом, елка, высокая и пышная, какой у нас ни когда не было, все в доме словно кричало "да, мы здесь не просто так и совсем скоро будет кому радоваться этим украшениям и подаркам". Дилан с отцом что-то обсуждали весь вечер, а я лишь поддакивала с того момента, как узнала.
- Папа, Дилан, - начала я, сама не заметив, что назвала Морригана папой. Я посмотрел на них, на каждого по очереди, думая, какая же у них будет реакция. - Я знаю, что в последнее время очень много что изменилось. Но вы же понимаете, что все это только начал. И нам нужно будет сделать в доме ремонт. Выбрать новую мебель...
Я понимала, что говорю что-то совсем не то, но произнести заветные слова было так сложно и странно, что я почти испуганно положила руку на живот и выпалила.
- Я беременна.
А потом прикусила губу, потому что сама не могла поверить, что произнесла это. Это было так неловко и странно, но так хорошо и радостно, что я так и не поняла, что мне испытывать и что показывать, а только смотрела то на одного, то на другого, в надежде получить ответ от них.
[AVA]http://s2.uploads.ru/Khrz8.jpg[/AVA]

Отредактировано Elisabeth Magee (2017-12-05 23:07:19)

+3

3

Два года назад я впервые переступил порог этого дома. Тогда, я еще не знал, что останусь здесь, ведь шёл я сюда с определенной целью – забрать моего Хорька от какого-то неизвестного мужика, который вроде как был её отцом, и увезти далеко-далеко. Утекло много воды с тех пор. «Какой-то мужик» оказался замечательным человеком, епископом. Он принял меня как родного и дал мне крышу над головой, хлеб и работу. Лиз уже не тот подросток, который больше напоминал не хорька, а волчонка, готового рвать зубами любого, кто приблизится. Теперь она уже взрослая девушка, учится на детского психолога, чтобы помогать отцу Морригану с детьми прихода. Она никогда не забудет наше детство и теперь из кожи вон лезет, чтобы помочь таким же, кому кажется, что все давно плюнули на них. Она умница. Я горжусь ей. Хотя, я всегда ею гордился. И что самое радостное – теперь она моя жена. Это был самый счастливый момент в моей жизни, но, думаю, что далеко не последний. Я же пошел учиться на дизайнера, чтобы приносить больше пользы в мастерской Келлаха. Конечно, у меня нет того таланта к рисованию, как у него, но лишние знания лишними не бывают.
А сейчас же мы сидели все втроем в гостиной, украшенной к Рождеству. Мы с Келлахом бурно обсуждали заказы, привалившие как всегда, перед праздниками, решая, что делать в первую очередь, по очереди чиркали карандашами на листе бумаги, изображая будущие узоры, которые украсят очередную деталь интерьера. Падре рисовал красивые ветки деревьев, а я… А я тоже пытался. Периодически я обращался к Лиз, подсовывая ей под нос очередной эскиз, и требуя мнения третьего лица. Третье лицо странно улыбалось во весь рот и кивало невпопад. Кивнув в очередной раз, она внезапно заговорила.
Если честно, я слушал вполуха, все мои мысли были о том, что вот этот вот чертов цветок не хотел вписываться в общую композицию.
- Лиззи, какой ремонт, зачем новая мебель? – не отрывая глаз от листка, спросил я и тут же осекся, тут же подняв голову. – Ты… Ты ЧТО?
Посмотрев перед собой, я перевел ошалелый взгляд на тестя, - Она что? Это как? – я посмотрел на жену, до сих пор не придя в себя, - В смысле?!
Я уткнул лицо в руки и ожесточенно потер его, запустил пальцы в волосы. Бе-ре-мен-на... Смысл этого слова все время ускользал от меня, оставляя только буквы. Господи, да она же…!
- Ты беременна! – заорал я, подскакивая и хватая Лиз на руки, кружа её по комнате. Улыбка не сходила с моего лица. – Обалдеть, ты беременна! Так это что значит, - я поставил её на пол и поднял её лицо, бережно удерживая в ладонях. – Это что, получается, что у нас будет ребенок?!
Я стиснул её в объятьях и повернулся к тестю, весь светясь.
- Келлах, ты представляешь! У тебя будет внук! Или внучка! Или вообще все вместе!
[AVA]https://pp.userapi.com/c639416/v639416659/43320/e3ugVnqcuLY.jpg[/AVA]

+1

4

Столько всего произошло с момента появления Элизабет на пороге мастерской Келлаха, что иногда ему казалось, что прошло чуть больше не двух лет, а пары десятков. Хотя, возможно, так ему казалось сейчас из-за того, что четыре воскресные мессы, идущие практически одна за другой его, мягко говоря, несколько вымотали. И хотя он героически держался, стараясь не клевать носом, а поддерживать праздничную атмосферу дома, задаваемую парочкой молодожёнов, всё равно перед глазами периодически начинали плыть линии узоров, а попытки сообразить, о чём он думал пять минут назад не всегда заканчивались успешно.
В доме было спокойно и уютно - Келлах периодически поглядывал на кресло неподалёку от камина, то и дело проваливаясь в мечты о том, как было бы здорово устроиться в нём, закрыть глаза и...
Радостные возгласы Дилана окончательно достигли сознания Морригана только тогда, когда тот уже напрямую обратился к нему. И дело тут было совсем не в мечтах о кресле у камина. То, что несколькими минутами ранее сообщила Лиз, отозвалось в самом Келлахе непривычным коктейлем эмоций. Всё было совсем не так, как тогда, когда Аврил впервые сообщила ему, что беременна. И даже не так, как это было во второй раз. И совсем не так, как это было в третий, с Нэсс. Сейчас он чувствовал себя так, будто его погрузили в какой-то мгновенно затвердевающий раствор, и теперь он не мог пошевелиться, чувствуя только как в самой глубине его груди медленно, но верно разворачивается клубок тепла и какой-то необъяснимой нежности.
- Не представляю, - наконец-то выдавил он из себя, медленно поднимаясь со своего места и делая шаг к детям, обнимающим друг друга. У него даже на лице отражалось всё, что бурлило внутри - растерянная улыбка блуждала по его лицу, а в горле застрял комок, который никак не получалось проглотить, от которого сводило скулы и начинало щипать в носу.
- Господи, неужели это всё на самом деле происходит, - едва слышно прошептал он, сгребая обоих в охапку, прижимая к себе и беспорядочно целуя лохматые макушки - то дочери, то зятя. - Поздравляю, родные мои... я так рад за вас.
Ему хотелось высказать всё, что он чувствовал сейчас, но этого всего было так много, что получались только дежурные фразы, выглядящие такими топорными на фоне того счастья, что сейчас буквально заливало комнату.
- Боже мой, как я вас люблю! - прижавшись повлажневшей щекой к макушке Лиз, снова прошептал он, стискивая в своих объятиях их обоих как можно крепче.

+2

5

Все это было так странно, так непривычно, почти не правильно для меня, знающей до сих пор совсем иную жизнь. Я говорила о своей беременности и это было радостью, а не страхом, не стыдом и не самоистязанием, которыми до сих пор мне представлялись и мой секс и, тем более, моя беременность. Но Дилан, любовь к нему, жизнь с ним, теперь уже в качестве супругов, меняли все. Мой родной, единственный и любимый, теперь он действительно был для меня всем. И даже больше. Он - отец моего ребенка, который растет у меня внутри.
Как же тяжело было поверить, что это правда, и даже сейчас, когда я обнимала самых близких мне людей, когда слушала их восторженные возгласы, молча, я сама боялась, что все это не правда. Я не чувствовала своей беременности, даже токсикоза, которым мне угрожали все мои беременные подружки из Кинсейла, залетавшие лет с пятнадцати. Но пять тестов и гинеколог в один голос подтверждали, что это правда. И я доверяла им. Но я знала, что поверить я смогу не раньше, чем сделаю УЗИ или даже почувствую, как меня пинают изнутри. Интересно, каково это?
- Не раздавите меня! И не надо носить меня на руках или как то еще опекать. Я беременная, а не больная! - Заранее возмутилась я, предчувствуя, что своего первого ребенка и первого внука эти двое будут считать наивысшим сокровищем. Хотя, к примеру, Дилан уже возился с детьми. Мы возились с детьми, растили их. Но то были не наши дети, а этот...
Я снова погладила живот.
- Мне кажется, что это мальчик. Или два. А значит, нам нужна самая прочная мебель, такая, чтобы выдержала ураган. И то, не факт, что она продержится хотя бы год, не оказавшись сломана. Хотя, даже если девочка, то предосторожность лишней не будет.
И едва ли хоть кто нибудь не согласился бы с моими словами, зная всех нас троих.  После всего, что мы уже пережили, после всего, во что мы все вляпались, ждать, что наши дети будут спокойными и послушными было бы слишком наивно. А я хочу, чтобы их было много. Как мы и придумывали с Дилом, лежа на нашем чердаке. С десяток уж точно.
[AVA]http://s2.uploads.ru/Khrz8.jpg[/AVA]

+2

6

Я даже не могу вспомнить, когда я был настолько счастлив, и был ли вообще. Мы стояли втроем обнявшись, и я думал о том, что сейчас нас в этой комнате на самом деле уже не трое. Это было настолько нереально, что мне казалось, что это всё сон. Лиз выпросталась из тесного семейного захвата.
- А кто тебе сказал, что к тебе будут относиться как к больной? Ты не переживай, ухаживать мы будем за ребенком. Но, так уж получилось, что вокруг нашего наследника сейчас ты, поэтому придется ухаживать и за тобой, - я засмеялся, поглядывая то на лицо своей жены, то на её живот.
- Мальчик? – в который раз за последние десять минут переспросил я и положил руку Лиз на живот. Даже прислушался, хотя и головой понимал, что толкаться там еще особо нечему, - Или два? Вот это да! Два пацана! Ух, наведем мы тут шороху!
И тут я вспомнил о своем подарке на Рождество.
- Подождите, я сейчас! – я рванул в мастерскую. Там, в потайном уголке, заботливо заваленном всяческими досками, дожидалась своего часа огромная коробка. Думаю, что Келлах её заметил довольно давно, но как всегда тактично делал вид, что при подходе к этому углу стремительно теряет зрение.
Пыхтя и отдуваясь, я втащил подарок в комнату. Подарок не столько был тяжелым, сколько громоздким и необъятным, практически размером с меня. По возможности аккуратно, поставив поклажу к ногам обалдевшей жены, я объявил:
- С Рождеством! Еще рановато, но в свете последних событий я не утерпел, извиняюсь, - и посмотрев на семью пояснил, - Это железная дорога! Помнишь, мы в детстве видели такую в витрине магазина? Со всякими домиками, человечками, станциями. И думали, что когда-нибудь купим хоть десять таких. Ну вот. Мы всё-таки взрослые люди и можем себе позволить игрушки.
Я смущенно развел руками и опять коснулся пальцами живота Лиз.
- А теперь, оказывается, игрушки нам более чем пригодятся.
[AVA]https://pp.userapi.com/c639416/v639416659/43320/e3ugVnqcuLY.jpg[/AVA]

+4

7

Выпустив детей (да, теперь он мог их обоих так называть - давно привыкнув к тем, кто так неожиданно и совсем нежданно вошёл в его жизнь) из объятий, Келлах отступил назад, опускаясь на свой стул и подпирая голову ладонью - он смотрел и не мог насмотреться на них. У него на глазах рождалась семья - настоящая полноценная семья - и он не хотел упустить ни единого мгновения этого зарождения.
И единственное, чего он хотел в этот момент, - чтобы эта семья росла и укреплялась. Чтобы эти двое были счастливы друг другом и друг в друге. Всего, что он желал им на их венчание. Чтобы они прожили ту жизнь, которой хотел он, но которой у него не было. Прожили по-своему и как можно более счастливо. У них всё было для этого. Самое главное - они сами были друг у друга.
Дилан ускакал в мастерскую, скомандовав всем ждать, и Келлах легко усмехнулся - разумеется, он давно приметил коробку, которую зять прятал, и старательно сдерживал своё любопытство уже достаточно времени.
- Кажется, нам нужно отвести отдельную комнату под игрушки? - рассмеявшись, когда Дилан сообщило содержимом коробки, Морриган отправился на кухню. Там уже вовсю поспевал рождественский гусь, не первый час томящийся в духовом шкафу. Да и вообще, время близилось к ужину, а значит пришло время накрывать на стол. Свои подарки он решил приберечь к самому ужину - всё равно детям сейчас будет совсем не до его презентов. У них, в конце концов, обалденная железная дорога с домиками,Ю станциями и человечками, которую, конечно же, нужно собрать и опробовать как можно скорее. Иначе зачем ещё она нужна?
Протирая тарелки и бокалы, расставляя приборы на столе, Келлах то и дело замирал, наблюдая как двое взрослых людей, теперь позволяющих себе игрушки, возятся с этой самой игрушкой, споря и смеясь.
Что ещё ему могло быть нужно? Совсем скоро по добротному деревянному полу с подогревом, который они перестелят с Диланом летом, будут топать маленькие ножки его собственных внуков, и вырванный кусок жизни больше не будет таким ошмётком в его душе - всё, чего он не смог дать детям, он сможет дать внукам.
Всё налаживается. Рано или поздно всё всегда налаживается.
- Ну что, за стол? - подойдя к выросшей посреди гостиной железной дороге и потрепав по загривку с любопытством наблюдающего за строительством Эйфина с улыбкой поинтересовался Келлах. - Всё готово, жду только вас.

+2

8

И все же, они развели из всего куда большую церемонию, чем мне бы хотелось. Мне было неловко, странно, как-то до ужаса волнующе все, что происходило. Я даже сама еще не верила в то, что все это правда. Я не ожидала беременность так скоро, хотя мы с Дилом и не думали предохраняться. Нам незачем было что либо тянуть, мы просто занимались тем, что было теперь еще одной стороной нашего взаимопонимания. И все же, я не была готова к тому, что вот так скоро стану матерью. Но, видимо, только меня одну пугала эта перспектива. Совсем недавно происходило так многое, что можно было бы назвать безумием, моя жизнь менялась и тряслась, словно я катилась с каменистой горы на странной тележке, которую кто-то бессовестно столкнул смертью дяди. А теперь я вышла замуж, я узнала какой же все таки секс, которого я так сильно боялась, и...
И я могла бы понять радость Келлаха, он так мечтал о своей семье, что теперь, наверняка, будет отрываться на внуках на полную катушку, но Дил.. Нет, конечно же, это чудесно, что он так радуется, но он же знает, как много всего произошло и все равно уверен, что это к лучшему.
А может быть я просто трусиха, которая видит в любом хорошем начинании что-то пугающее. И мне ужасно хотелось, чтобы они заметили мой страх, и в то же время, чтобы они оставались такими же радостными, потому что глядя на них обоих, на единственных мужчин в моей жизни, которым я действительно научилась доверять полностью, мне становилось спокойнее. Даже от детской радости Дилана, когда он притащил огромную коробку и вытащил из нее совершенно нелепый подарок. Но разве нелепый - это так уж плохо?
Когда-то, когда я была маленькой, мы матались мимо магазинов, в которых не могли купить себе даже что-то самое дешевое и наткнулись на что-то подобное. Большую дорогую, в которую можно было играть с помощью пульта. Но это было самое близкое мое знакомство с такой игрушкой, не считая американских фильмов, где все было красиво и празднично. А у нас не было. И этот подарок Дилана напомнил мне о тошнотворно мерзком детстве, которое я не хотела вспомнить. И о том, что именно он всегда был тем самым лучиком надежды.
Дил разбирал коробку, а я смотрела, как он это делает, не сразу подключилась к процессу. Но все же, я сделал это и когда папа позвал нас к столу, дорога была почти закончена.
- А помнишь, Дил, сколько мы договорились, что у каждого из нас будет детей, когда мы вырастим, чтобы устроить им счастливую жизнь, а не как у нас самих? По пятнадцать минимум. Ну так что, теперь по договоренности получается пятнадцать вместе или тридцать? Пап, - повернулась я к своему отцу. - Как ты считаешь? Тебе придется отрабатывать на них за мое детство. Может все же тридцать?
Теперь я говорила это без злости и язвительности, но и увиливать от правды не собиралась, что думала, то и говорила с близкими по-прежнему.
[AVA]http://s2.uploads.ru/Khrz8.jpg[/AVA]

+3

9

[AVA]https://pp.userapi.com/c639416/v639416659/43320/e3ugVnqcuLY.jpg[/AVA]
Я как раз пытался соединить куски рельсов, когда моя жена вспомнила о наших детских планах. Присвистнув, оценивающе посмотрел на неё.
- А ты не лопнешь? Да и тридцать детей, по девять месяцев каждый… - я посмотрел на потолок, высчитывая в уме время, которое Лиз придется провести в беременности. Которая, к тому времени, уже, наверное, будет считаться хронической, - Это примерно 23 года. При условии, что делать следующего ребенка придется прямо на пороге роддома. Ну… Тебе сейчас… Короче, к пенсии управимся.
Я обнял Лиз за плечи и щелкнул по носу.
- Хотя, у меня есть предложение по рационализации! Если ты будешь рожать партиями по три, то отстреляемся за семь с половиной лет. Как тебе такой вариант? И тогда ты сможешь туда втиснуть работу, которой хотела заниматься.
Мы были так увлечены игрушкой, хотя, скорее всего, увлечен был я, что не заметили, как Келлах вышел из комнаты. Когда маленький паровозик наконец был водружен на рельсы и, весело пыхтя пошел на второй круг, выпуская пар из крошечной трубы, стол был уже накрыт. С небольшим сожалением я выключил игрушку, и мы прошли на свои места.
Каждое новое Рождество я не верил, что вот это вот происходит с нами, двумя беспризорниками. Семейный ужин, с веселыми разговорами, накрытым столом. Когда-то, о таком мы могли только мечтать. А сейчас я даже не верил, что мечта сбылась. И не одна.
С сомнением посмотрел на бутылку вина. Потом на Лиз.
- Келлах, не знаю, как тебе, а мне что-то не хочется алкоголь. Предлагаю приложиться к соку. Поддержишь? – и принял невозмутимый вид. Нет-нет, что вы, беременность моей жены совсем ни при чем, мне просто резко захотелось полезного и вкусного фруктового сока, иногда так бывает, да.
[AVA]https://pp.userapi.com/c639416/v639416659/43320/e3ugVnqcuLY.jpg[/AVA]

+2

10

- Тридцать? - Келлах коротко усмехнулся, устраиваясь за столом и протягивая Лиз и Дилану по салфетке, разглаживая свою у себя на коленях. - Почему не сорок? Места на всех хватит.
Лиз была права. Как, в общем-то, всегда бывала права, когда дело касалось детей или вот его личного участия в её жизни и его же отсутствия в её детстве. Для самого Келлаха до сих пор удивительно было, что при всей той несладкой жизни, которой довелось хлебнуть этим двоим, они остались добрыми и действительно очень хорошими людьми. Видимо, Бог всё-таки хранил их для большего - для того, к чему они теперь стремились вместе и каждый в отдельности.
- Я думаю, это хорошая идея - привести в мир как можно больше достойных людей, - после короткой молитвы продолжил Морриган, внимательно глядя на свою семью. - Главное, чтобы вы сами с этим справились, а я-то уж точно помогу, пока силы будут. Буду отрабатывать, что ж поделаешь, - и рассмеялся, даже не пытаясь сдерживаться.
Согласно кивнув в ответ на предложение Дилана обойтись соком, Келлах оперативно убрал со стола бутылку вина, сунул зятю в руки пакет с соком, мотнув головой на пустые стаканы - мол, наливай, а сам принялся раскладывать еду по тарелкам.
В голове уже зрела куча планов по ремонту дома, выбору комнаты для детской и изготовлению детских кроваток. Словом, мыслительная деятельность теперь кипела вовсю. Как-то неожиданно на тарелке Лиз оказался самый сочный кусок мяса и овощи, Дилану мяса досталось ничуть не меньше, себе же Келлах нагрузил в тарелку побольше зелени.
- Что? - ответив вопросительным взглядом на взгляды детей, он отмахнулся, пытаясь снова не расхохотаться. - Мне теперь нужно следить за здоровьем в два раза сильнее. Потому что у ваших детей обязательно должен быть трудоспособный дед. Сами-то вы явно с тридцатью вдвоём не справитесь... а вот по десятку шалопаев на одного взрослого - вполне себе подъёмно.
Едва они опустошили стаканы с соком, высказав каждый свой нехитрый тост, как Келлах снова поднялся со своего места и, просигнализировав всем ждать его на местах, отправился в свою комнату. Вернувшись с небольшой коробкой в тёмно-зелёной обёрточной бумаге с принтом из золотистых ёлочек и перевязанной красной лентой, он протянул её Лиз и Дилану.
- Если честно, я очень долго думал, зачем вам эта штуковина, - несколько смущённо потерев тыльной стороной ладони подбородок проговорил Келлах, усаживаясь обратно на свой стул и наблюдая как коробка лишается обёртки. - Но она упорно получалась именно такой, - внутри коробки, обёрнутый в несколько слоёв упаковочной бумаги, лежал ночник - тонкий шар из дерева, с мелкими прорезями в виде звёзд. У основания шара, практически оборачивая его своими телами, лежали свернувшиеся единым клубком утрированно-мультяшные хорёк и панда.

+3

11

- Тридцать. Но половина должны были быть приемными, если ты не забыл. Или уже память начала подводить? Надо было найти себе кого помоложе. - Я показала Дилану язык, но говорила все очень даже добрым и любящим тоном. - Моя, кстати, половина. Так что беременным должен быть ты, а не я.
И вот они первые звонки возни со мной так, словно бы я теперь то ли больная, то ли пришибленная, то ли еще какая. Солидарность и прочее. Говорить я ничего не стала, но вздохнула довольно показательно, смиряясь с тем, что носиться они оба со мной будут до самых родов, а то и дальше. Я себя больной не чувствовала, скорее странной, но уж точно не умирающей, не страдающей и не нуждающейся в тотальной опеке. Может дальше будет веселее, но сейчас вот это вот точно ни к чему.
Но если им хочется себя ограничивать - пусть развлекаются, а будут жаловаться, что это ради меня, получат по задницам.
Хотелось даже спросить будет ли теперь у нас секс или он и тут обо мне будет беспокоиться, но я решила оставить это до спальни и там поставить условие, что наличие и отсутствие решаю только я.
А пока я подняла свой сок, рассматривая нечто, изображающее то ли звездное небо, то ли что-то еще с двумя зверьками, которые ни как не уместны вместе, если не знать предысторию.
- Я так понимаю, у нас все же будет зоопарк?
Я погладила живот, словно бы спрашивая у того, кто там рос и пока еще ни как себя во внешний мир не проявлял, кем он или она умудрится быть. Хотя если это "они", то и правда процесс можно было бы ускорить.
- Я не так оригинальна, но все же, решила, что такие подарки вам подойдут.
Отпив немного и вернув сок на стол, я тоже сходила за парой небольших свертков. В одном был набор стамесок, той же фирмы, что обычно предпочитал отец, а во втором набор инструментов для рисования. Не сложны картин, а того, чему сейчас Дилан учился, превращая это и в наше семейное дело.
Они распаковывали свои подарки, а я обдумывала то, что собиралась им сказать еще до того, как узнала и рассказала о будущем пополнении.
- Я хочу поехать в миссию. Благотворительную. преподаватели переложили нам, в качестве практики съездить в места, где люди проживают в постоянном стрессе, выживают. И пообщаться с ними в живую. Мы поедем волонтерами, и буде совмещать работу с практикой. Не в этом году. Но через полтора-два года я хочу согласиться на это. Даже сейчас бы поехала, но придется подождать, ведь мне нужно будет сделать прививки.
Сама идея ехать хоть сейчас не вызывала у меня сомнений, кроме необходимости прививок, которые не делают беременным.
[AVA]http://s2.uploads.ru/Khrz8.jpg[/AVA]

+3

12

- Тридцать – это програма-минимум, хохотнул я, наполняя стаканы семейства соком, - Если как следует поднапрячься и выдавать тройняшек, то есть все шансы перевыполнить план. Хватило бы дома на такую толпу. Потому что к тому моменту, как мы подойдем к тридцатому, размер нашего табора может преумножиться за счёт внуков.
Наконец можно садиться за стол. Чокнувшись стаканами и выпив за всё происходящее, и за то, сто произойдет, падре куда-то убежал. Я притянул Лиз к себе и поцеловал её в макушку. Надо же, настоящее Рождественское чудо. А я думал, такое только в фильмах бывает.
Келлах вернулся и поставил перед нами красиво обернутую коробку. Вот это да! Я восхищенно выдохнул.
- Это просто чудо! Знаешь, я до сих пор не могу поверить, что человек из дерева может такое сделать, - я коснулся рукой гладкой отполированной поверхности, провел пальцем по крошечным фигуркам животных. – Кстати, а какую пижаму мы купим малышу?
Следом за падре, исчезла Лиз. Пока она ходила, я воспользовался её отсутствием и сбегал за подарком для Келлаха. Опустил перед ним на стол тяжелую плоскую коробку. В коробке лежал толстый фотоальбом в кожаном переплете. Или не кожаном, если честно, я не разбираюсь в таких вещах. Пльбом был заполнен наполовину самыми разнообразными снимками нашей семьи, с того момента, когда официально семьей мы еще не были. Часть наснимали мы сами, часть я отобрал у фотографа диоцеза. Одна страница была занята нашими детскими с Лиз фотографиями. Пат привез мне их из дома, когда приезжал на свадьбу. Старые полароидные снимки, местами выцветшие. Один снимок, где Лиз одна, совсем маленькая. Один, где ей лет двенадцать. Пара, где мы вдвоем. У меня длинные волосы, я похож на швабру. Подумать тольк, а я считал, что выглядел круто.И одна фотография, где мы вместе с мелкими.
Только я сел на место, как Лиз вернулась со своими свертками. Я развернул свой и присвистнул.
- А я как раз вокруг такого всё круги нарезал и слюни пускал! – от души чмокнул жену в нос и закопался с головой в набор. Но Лиз решила, что лимит удивительных новостей на сегодня не исчерпан. Я отложил подарок и задумчиво посмотрел на неё, потом, вопросительно на тестя.
- Идея добрая.  Я на самом деле ждал, что в один прекрасный момент ты выйдешь за пределы Ирландии. Но у меня только один вопрос: а что с ребенком? Я в этих всяких педагогических штучках не разбираюсь, но через два года ребенок будет чуть старше года. Как он без мамы будет? – я взял жену за руку и легонько сжал, - Не думай, что я тебя отговариваю. И привязывать дома к люльке я тебя не собираюсь. Но хорошо бы сделать, чтобы не получилось так, что помощь одним детям оказывается в ущерб другим.
[AVA]https://pp.userapi.com/c639416/v639416659/43320/e3ugVnqcuLY.jpg[/AVA]

+2

13

- Через пару лет ребёнку будет едва больше года, - задумчиво поглаживая обложку фотоальбома произнёс Келлах. - Маловато, конечно, чтобы оставаться без матери надолго, но, знаешь, - он всё так же задумчиво сложил ладони, неторопливо потирая их друг о друга, внимательно осмотрел их, сплёл пальцы в замок и прямо посмотрел на дочь. - Брать ребёнка с собой не вариант - не будет никакой работы, одно беспокойство о том, чтобы не подхватил чего. А если, не дай Бог, подхватит - ты же сама себе этого не простишь, так ведь?
Сложный вопрос, который требует серьёзного подхода и взвешенности, не терпит спешки. Келлах поэтому и не спешит со словами, хотя понимает, что двое напротив ждут его слов. Нет, он не испытывает их терпение, не желает потрепать им нервы или ещё что в том же духе. Он просто думает. Потому что вот за них он ответственнен. Потому что они - его семья. Потому что его дочь подарит ему внука или внучку.
- Я думаю, что нам стоит сделать так, - его голос так же спокоен, нет никакого повышения тона, требующего безоговорочного внимания. - Эта поездка нужна и важна для тебя - в этом нет никаких сомнений, равно как и в том, что произойдёт она не в ближайшие пару месяцев. И я считаю, что ты не должна упускать такой шанс ни по какой причине. В конце концов, у тебя есть отец, муж и куча прочих помощников. В конце концов, тот, кто помогает людям, сам не остаётся без помощи, когда она ему действительно нужна.
Взяв очередную задумчивую паузу, Келлах поднялся со своего места и сделал несколько шагов по комнате, цепляя ладонью оживившегося Эйфина, тут же сунувшегося ему под ноги. Размышлять в движении было легче - мысли словно укачивались во время ходьбы и просеивались от шелухи. На поверхности оставалось только самое важное.
- Поездка вряд ли будет слишком продолжительной. А я, как будут известны её сроки, смогу взять отпуск на это время, - он повернулся к Дилану и чуть усмехнулся. - Надеюсь, у тебя пока нет планов на какие-нибудь дальние путешествия? Например, в Рим для изучения древней архитектуры, - шутки шутками, но и такое, разумеется, было не исключено. - В любом случае, я полагаю, нет ничего сверхъестественного в том, что ребёнок останется даже с одним дедом. Так что, дорогие мои, молодость и её открытия - в ваших руках. А я уж придумаю как вам помочь со всем остальным.

+2

14

Если честно, я могла бы ждать куда большего сопротивления, ведь сама идея сбегать от маленького ребенка кажется абсурдной многим "адекватным" людям. Но я ждала его потому, что они оба кажется решили стать моими опекунами, это читалось в их глазах. Почти что надсмотрщиками. Моими и ребенка. Но на деле все оказалось проще, и двое мужчин моей семьи скорее паниковали, чем запрещали.
- У ребенка будет его любящий и заботливый папа, дедушка и дяди, если понадобится. А если будет очень нужна женская рука, то уверена, что Эмма поддержит вас двоих, она умная и заботливая, я проверяла ее на других детях.
Мое напряжение, наверняка, можно было считать по всему телу, ведь я действительно переживала о том, как мне сделать все так, чтобы не ставить свои интересы, свою карьеру и дело всей мой жизни под удар семьи, ведь она для меня важна едва ли не больше, чем все остальное. И только с поддержкой родных, я это знала, мне удастся все это совместить. Только если Дилан сможет понять, что все это не менее важно, чем любовь к нашему с ним ребенку. А уж доверить ему нашего малыша я могу с такой же легкостью, как и доверить себя.
- Я буду часто звонить вам, возьму с собой хорошую антенну для интернета. И писать. Но если я отдам всю себя только этому ребенку, то... Ты же знаешь, я не могу так, Дил. Радуйся, что я отказалась от идеи взять с собой вас в это царства голода и болезней.
Я не очень весело рассмеялась, ведь я даже еще не выносила ребенка, а уже строю планы. Принять мысль, что я беременна оказалось проще, чем я думала. Куда сложнее было ощутить это, принять и признать в полной мере. Мне казалось, что я говорю не о том, не так и все это не правда. И почему Дил и отец поддерживают меня, я не знала и сама. Это было странно и даже немного неправильно, по моим ощущениям. Особенно отец. Он выдал такую речь, что я до сих пор не знала, как же на нее реагировать. Он словно последние лет двадцать или больше ждал этого момента, когда сможет ответственно решать проблемы семьи. Хотя, может и правда ждал.
- А пока он еще даже не пинается, у тебя есть время все это обдумать, как это делает будущий дедушка.

+2

15

Так хорошо и объемно, как Келлах, сказать я точно не смогу. Во-первых, у меня никак не получалось собрать все свои мысли в кучу. Во-вторых, не всё из того, что собралось, стоит озвучивать. Лиз сейчас нужна поддержка, одобрение её решения. А мне страшно. Я даже не хочу спорить с тем, что она принесет очень много добра нуждающимся в этом детям. Но… Но вдруг я её потеряю? Против какого-нибудь бандита можно применить оружие, особенно, если вас толпа. А вот болезни не всегда есть, что противопоставить. Я горжусь своей женой. Что она не просто хочет делать добро, а делает. Что она не забывает о тех, кому плохо даже тогда, когда ей хорошо.
- А? Нет, Келлах, я пока поизучаю архитектуру древнего Рима по фотографиям. А вдруг будет девочка? Там же всякие бантики- куколки, чего мы с тобой с ней делать будем? Думаю, пока есть время, нам надо тренироваться в плетении косичек. Вот прямо на Лиз.
Я безумно горжусь ею. Но я боюсь за неё. Когда читаешь в сети, слышишь по радио, о людях, которые, не щадя себя, пытаются принести хоть что-то хорошее в этот мир  - это одно. «Вот бы таких людей было больше», - думаешь ты,- «Какие они молодцы». Но они для тебя не больше, чем буквы на экране. Другое дело, когда этим собирается заниматься близкий тебе человек. И одновременно хочется и не хочется отговорить его от этой затеи.
Нет. Лиз говорила о каких-то прививках. Это не может быть не продумано. У меня есть время, я узнаю всё об этом. Перерою весь интернет, если надо, то сам пойду в эту организацию. Морриган рассказывал о Матери Терезе, она вроде бы занималась тем же самым. Он наверняка знаком с кем-то из этого ордена.
Тут я понял, что молчу уже слишком долго.
- Я? Обдумать? Лиз, я даже еще не могу до конца понять всё, что ты сказала. Столько новостей за полчаса, - я улыбнулся ей и подлил ей сока, - Но я обещаю напрячься  и выдать хоть какую-то мысль хотя бы к концу недели. Но раз ты отказалась от идеи взять нас с собой, хоть как-то мы можем тебе помочь? 
[AVA]https://pp.userapi.com/c639416/v639416659/43320/e3ugVnqcuLY.jpg[/AVA]

+1

16

Всё это было хорошо. Настолько внезапно и полно, что даже не верилось. Келлах задумчиво трепал за ушами льнувшего к нему Эйфина и наблюдал за дочерью и зятем. Где-то на периферии неторопливо ползли мысли, что он наконец-то дождался, терпение его вознаграждено в полной мере и ещё чуть-чуть сверху добавилось. В самом деле, когда чего-то ждёшь, мечтаешь о чём-то - оно приходит внезапно, и не понятно, что с этим теперь делать. Хотя, Келлах, конечно же, знал ответ на этот вопрос - наслаждаться и благодарить.
- Это Рождество - одно из самых счастливых в моей жизни, чтоб вы знали, - снова усевшись на своё место коротко хохотнул он. - А теперь давайте поедим, я страшно оголодал за последние сутки и готов сожрать вот этого гуся, - он совсем не по этикету ткнул ножом в сторону источающего призывные ароматы гуся, - прямо-таки целиком. В общем, если вы не поторопитесь - сами останетесь голодными.
Келлах даже покивал многозначительно, мол, да-да, именно так всё и будет, если кто-то будет клювом щёлкать дальше. Он-то в самом деле проголодался до невозможности - пост накануне Рождества он всегда держал самый строгий, едва перебивая голод водой и хлебом, да и весь сегодняшний день с его заботами и делами не дал ему возможности вспомнить о необходимости хотя бы перекусить. В общем, угроза детям оставить их без ужина была вполне себе реальной.
- Надо позвонить в Дублин, - неожиданно замерев с подцепленным вилкой куском мяса, Келлах задумчиво уставился на Лиз и Дилана. - Ещё парочке людей нужно сообщить наши последние новости.
Эрин и Сколи всегда принимали любые изменения в его жизни. Сообразно этим самым изменениям, но тем не менее. Они скорбели и радовались вместе с ним, хранили тайны и терпеливо ждали новостей. Сколи венчал Лиз и Дилана - примчался, отложив все свои дела, только чтобы племянник мог почувствовать себя настоящим отцом, проведя свою дочь за руку к алтарю. Это их умение быть семьёй при любых обстоятельствах - Келлах это чувствовал в самой глубине души - не единожды спасло ему жизнь и в прямом, и в переносном смысле.
- Сама скажешь? - выудив из кармана телефон и найдя в списке контактов мать спросил у Элизабет Келлах, тут же протягивая дочери телефон. - Они будут рады услышать эту новость именно от тебя, я уверен.
Всё в их жизни давным давно наладилось. Теперь же оставалось просто жить, ловить счастливые моменты, наслаждаться ими и запоминать их на всю оставшуюся жизнь. Всё теперь было правильно.

+1

17

Какой же Дил глупый иногда, но и за это я тоже его всегда любила и люблю. Ну как можно вырастить, как минимум, двух девочек, в том числе и меня, и до сих пор переживать о таких мелочах. Да, конечно, ни я, ни даже Хоуп, не были его детьми в полной мере, но все же. Собственно, это я ему и высказала, после того, как перестала на него осуждающе молча смотреть.
- Ну и дебил ты, Дил. Мне нужны были бантики, когда я росла? И ничего, не мужиком выросла. А у Хоуп при всей ее девчачьей... - Я не нашла слова, как сказать все то, что мне в ней не нравилось, - было всего две куклы и она как-то справилась. К тому же, если будет совсем не охота плести косички, можно сделать модную стрижку, надеть поверх джинсов юбку и выпустить этого маленького зверька крушить дом. Едва ли у нас с тобой получится нежная фея.
Но кажется счастливее всех и правда был отец, как он сам и признался. Прямо сиял от радости, хотя кто еще знает, как вообще моя беременность пойдет, я за свое детство успела насмотреться разного у подруг и соседок Дафны. А ведь ей сейчас не было бы еще и сорока. Но я живу не там, у меня заботливая семья.
Я посмотрел на Дила, оценивая, как же он будет переживать, если что-то пойдет не так. Он одновременно очень сильный и очень слабый, в отношении меня, так точно. И еще троих, хотя теперь уже четверых. И вот этот четвертый будет для него похоже еще большим испытанием, чем я.
Я вздрогнула, когда Келлах обратился снова ко мне. Я даже не сразу расслышала, о чем он говорил. И когда поняла, о чем именно, то первое, что я почувствовала - это возмущение и обида. Он хочет рассказать всем то, что для меня огромная тайна. Больше всего я хотела сейчас, чтобы никто, как можно дольше ничего не узнал. Чтобы все прошло хорошо. Внутренний страх и чувство "не отдам, никому и ни за что" тут же охватили меня. Наверное, это был первый момент, когда я действительно поняла, что все на самом деле.
Я отшагнула назад, давая себе время и место подумать. И только спустя некоторое время я поняла, кому именно он хочет рассказать. Я кивнула и взяла трубку.
Позвонила я не сразу, тоже давая себе время обдумать. А когда ответил уже знакомый голос Эрин, я все же смогла найти слова, чтобы рассказать ей. И даже всей ее выдержки не хватило, чтобы скрыть на сколько эта новость оказалась для нее важна. Позже к разговору присоединился и Сколли, не навязчиво, но все же с искренним любопытством.
Оставались только трое, кто еще должен был узнать от нас самих. Право рассказать Руа лично я оставила за собой, все же он мой мелкий в какой-то степени.

+1


Вы здесь » Irish Republic » Завершенные эпизоды » Всё по-новому в новом году