Irish Republic

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Irish Republic » Настоящее время » Душа: инструкция по применению


Душа: инструкция по применению

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

http://images.vfl.ru/ii/1465680290/2d3d0160/12992858.png
Душа: инструкция по применению

http://s7.uploads.ru/t/7DWOG.png

http://images.vfl.ru/ii/1465680290/7d64ae6d/12992859.png

УЧАСТНИКИ
Konrad Kreiger, Ceallach Morrigan
ДАТА И МЕСТО
полдень 06.11.2017; кафедральный собор Святой Марии
САММАРИ
Заблуждения человеческие похожи на холодные стены темной подземки со всеми её мигающими лампами надежд, дрожащим под ногами полом, гулом проносящихся мимо событий-поездов. И полуслепой человек ждёт и ждёт своё чудо - хриплый, раздробленный эхом голос рупора после щелчка тумблера, который обязательно подскажет, что делать и как поступать.

http://images.vfl.ru/ii/1465680290/2d3d0160/12992858.png

Отредактировано Konrad Kreiger (2017-12-05 11:30:22)

+1

2

Когда-то давно в школе Конрад узнал, что такое болото. Вернее, ему об этом рассказал учебник географии. Детский мозг тогда уразумел всё просто. Болото - это такая тонкая прослойка травы, которая непонятно на чем растет, там и земли-то почти нет. А под ней — грязь, вода, жижа. Далеко-далеко вниз. И, если с размаху провалишься туда, все, пропал. Даже если умеешь плавать, не выберешься, тебя затянет на самое дно. А еще детский мозг уяснил, что даже на этой прослойке может закрепиться семечко. И беда, если это семечко целого дерева, потому что оно прорастает, растет и растет, пока — раз!.. и не прорывается слой, отделяющий его от трясины. И наше маленькое деревце проваливается в дерьмо. Висит в этом дерьме, теряет листья, пытаясь расти дальше и еще не понимая, что все, поздно. Еще один рывок вверх — и трясина утянет еще глубже, чем толще и выше станет ствол, тем сильнее провалятся корни. И торчит, уже прекратив жить, но еще не зная об этом. А вокруг толпа молодых зеленых побегов, которые не успели провалиться в дерьмо и пока не догадываются, что их ждет.
Вот и семечко маленького Крайгера занесло именно в такое болото. И далее по сценарию. Только недавно рыжий решил, что, в отличие от дерева, он может попытаться выбраться. Череда попыток соскочить в чудовищных ломках заканчивалась неизбежным провалом. И если физическую зависимость можно было пересилить и подавить медикаментами, то с моральной составляющей вопроса всё было гораздо хуже.
Об этом Конрад и размышлял, гуляя по городу после ночной смены, выветривая из головы темноту и грохот музыки, которые раздирали голову на части к концу ночи. Его внимание привлекли люди на противоположной стороне улицы, что неспешно и степенно покидали стены собора. Рыжему были знакомы такие слишком благожелательные, а оттого отталкивающие лица. Кто-то из них вполне может не соответствовать образу честного прихожанина даже в глазах собственной семьи. Оттого ли захотелось и себе, человеку не слишком хорошему, дать шанс на помощь извне.
Крайгер быстрыми шагами пересек улицу, когда практически все люди покинули собор. Сердце внутри бухало тем чаще, чем ближе становился вход. Уже перед самым порогом пришла мысль уйти, он даже остановился, как вбитый в землю кол. Ему было неизвестно даже, можно ли входить в подобные места, не имея ни малейшей склонности к религии. С другой стороны, туристы ведь как-то посещают храмы. Спустя минуту размышлений рыжий всё же понял, что просто ищет отговорки, чтобы не входить, позволил гневу растопить страх и решительно переступил через порог. И через себя заодно.
Одноглазый был в подобном месте впервые. Изнутри собор выглядел грандиозно и вдохновляюще. Он оглушил тишиной, поразил недвижимостью. А еще в голову ударил необычный, незнакомый, но довольно приятный запах. Нет, на него не нахлынуло благоговение или страх, не пришло внезапное раскаяние, как это иногда описывают, хотя именно такого эффекта он ожидал. Чудесного просветления сознания, так сказать. Однако, он только еще больше занервничал, цепким взглядом отыскивая местного пастыря неразумных агнцев.
За решеткой ему часто встречались люди, которые хватались за библию. Из желания скоротать время, искренне раскаяться или поскорее выйти, Конрад не знал. Зато знал, за что эти люди попали под замок и ему казалось неуместным их цитирование заветов, походы в тюремные "церкви" во время визитов священников, вот этот полубезумный блеск в их глазах, когда кто-то говорил о вере. Своё мнение рыжий, разумеется, держал при себе. Пару раз его даже затащили на проповедь. Презабавное зрелище - убийцы, грабители и насильники, сидящие с ровными спинами и раскрытыми ртами, а он один из них, такой же нелепый для такой ситуации. И вот сейчас он тоже себя чувствовал не к месту. Как таракан на шикарной шелковой скатерти. Наверное, поэтому он так и не сделал и пары шагов внутрь собора, просто потому что не чувствовал себя вправе сделать это.
- Добрый день. - хрипло произнес мужчина, повысив голос, чтобы его могли услышать.
В глубине души он надеялся, что местный падре уже ушел или слишком занят. Но для очистки совести, кашлянув тихо, обронил следом немного громче, лицо прорезала тонкая улыбка:
- Меня всё еще не поразила молния и не прогремел гром небесный, это странно.

+2

3

- Сестра, сестра, сестра! - рассмеявшись на последнем выкрике на весь соборный неф прогорланил с хоров Келлах. Больше похожая на сдобную булочку, чем на строгую монахиню, сестра Роза недовольно зыркнула на епископа от алтаря. Роза убирала алтарь после утренней мессы, и теперь пыталась накрыть его покровом, но длины рук не хватало - кроме сдобной полноты монахиня обладала ещё и очень небольшим ростом, отчего её сходство с булочкой только увеличивалось.
- Да погодите же вы, Бога ради! Я сейчас помогу!
- Это не ваше дело, отец!
- Нет, моё дело - помогать страждущим, нуждающимся и обременённым! В конце концов, сестра, я здесь главный или вы? Ну-ка, немедленно прекратите мучиться, я сейчас подойду и помогу, - погрозив миссалом в очередной раз гаркнул Морриган, уже вознамерившись побыстрее спуститься с хоров.
- Это вы во время Святой Мессы тут главный, Ваше Преосвященство, а в остальное время надо мной настоятельница, и вы мне в наведении порядка сааавершенно не указ, - бойко ответствовала колобком катающаяся вокруг алтаря сестра Роза, разглаживая своими пухлыми ладошками светлый покров на алтаре. - Тем более, что я уже всё сама сделала. И без вас, отец!
- Это ж какая наглость, - картинно всплеснув руками и чуть не обронив миссал себе на ногу (что было бы весьма болезненно с учётом того, что вот у этого конкретного тома были угрожающие металлические уголки) возмутился Келлах. - Вот я поговорю с настоятельницей по вашему поводу, дорогая моя сестра. И раз уж вы меня не слушаете, то пусть хотя бы она до вас донесёт, что нехорошо не принимать помощи, когда её предлагают.
- Обязательно поговорите, отец, обязательно, - скептически кивая Роза с достоинством удалилась в сакристию, а Келлаху осталось только ещё раз руками всплеснуть. Вроде как - что ж ты будешь с этими монахинями делать!
В общем, он всплеснул руками, поудобнее перехватил книгу, погремел связкой ключей, выбирая нужный и, закрыв двери на хор неторопливо принялся спускаться вниз, задумчиво перебирая пальцами страницы миссала, перекладывая закладки на необходимые чтения.

- Никогда не видел, чтобы молния сверкала в здании собора, - практически уперевшись раскрытой книгой в спину застывшего посреди притвора мужчины задумчиво проговорил Келлах. - Разве что в прошлом году, когда электрик что-то напутал с главной люстрой... тогда - да, молния была внушительная... Но без грома, - он звучно захлопнул книгу и улыбнулся обернувшемуся к нему человеку. - Какие люди к нам пожаловали! - физиономия определённо была знакомой, а ещё от этой физиономии за версту разило воспоминаниями минимум не такой уж большой давности. Келлах снова улыбнулся, протягивая руку для рукопожатия. - Как поживаете, мистер... - чуть замялся, прищуриваясь и припоминая имя запоминающегося спутника запоминающегося мистера Хейдена, - ...Крайгер?
Некоторые люди, кажется, совершенно не меняются. А вот он сам, конечно, сильно изменился с момента их последней встречи - как минимум обзавёлся несколькими десятками внушительных шрамов, похудел, остригся... И это только внешне.

+2

4

Гром прогремел. Правда, это был всего лишь голос за спиной, совершенно нежданный. Кажется, Конрад вздрогнул плечами от неожиданности. Вот так просто? Без высокопарных речей и самодовольных взглядов? Никакого флера загадочной таинственности и таинственной загадочности? И без гримасы всепонимания на лице? Рыжий и скрывать не стал своего удивления, оно мгновенно отразилось на лице и осталось там нестираемым отпечатком. Потому что только таких он раньше и видел, чрезвычайно нечеловечных. Он постарался обернуться не слишком резко, чтобы не выдать напряжения, хотя пальцы сами собой на миг собрались в кулаки. Взгляд быстро скользнул по осунувшемуся лицу, стараясь вызвать в воспоминаниях знакомые образы.
- В таком случае мне повезло, что сегодня нет никаких электриков и молний. - на автомате ответил рыжий, скрыв нервную дрожь благодарной улыбкой, - Прошу прощения.. Мы знакомы? У меня отвратительная память на лица.
Крайгер принял рукопожатие, вложив холодную сухую ладонь в руку епископу, сдержанно и твердо пожал. На самом деле он помнил этого человека, хоть и довольно смутно. Не только обстоятельства их встречи, но и имя за последний год успело без остатка выветриться из головы.
- Спасибо за участие. Сейчас уже намного лучше. - со смешком ответил рыжий, отпуская руку, - Ожидал более холодного приема, признаюсь.
Намного лучше чего рыжий уточнять не стал. Он сверкал синяками под глазами, криво держал улыбку на лице и пах ничем не лучше пепельницы, при этом совсем ничуть не выглядя счастливым. Чего рыжий ожидал - тоже не уточнялось. Ему и без того стоило трудов разговаривать по человечески, а не как привык. В любом другом случае после короткого и нецензурного предисловия выяснилось бы, что уже поперек горло встало собственное бессилие и ему нужен глоток свежего воздуха. Что-то, что помогло бы ему рефлексировать над своей жизнью без "допинга". Он рассказал бы, что становится буйно-помешанным без дозы. Превращает жилище в помойку и кладбище бывшей мебели, сиротливо покрывающей пол свежими обломками. С неумолимой жестокостью расправляется с полудурками, которые осмеливаются встать у него на пути. Он громит все, что возникает перед ним и в зоне прямой досягаемости, вносит хаос во все, до чего дотягиваются его трясущиеся от наркотического голодания руки. Заводится с полуоборота и взрывается на ровном месте. Загорается даже от слишком пристального взгляда. И все это ну никак не вяжется со счастливой, по крайней мере пока, семейной жизнью.
Может быть, так и следовало бы сделать, потому что дальнейшее развитие диалога лично для одноглазого выглядело чертовски странно. Никаких объяснений, никаких уточнений.
Конрад умный, Конрад долго бороздил интернет в поисках путей отхода. И где-то было что-то про облагораживающий безвозмездный труд. Не даром в реабилитационных центрах работают с утра и до ночи. Не имея желания бродить вокруг да около, мужчина заглядывает епископу в лицо.
- Я слышал, что работы у Вас хватает и иногда требуется помощь. - горло опять перехватило хрипом заядлого курильщика, - Если это и впрямь так, мне было бы приятно в этом поучаствовать. 
Ты себя со стороны видел, Крайгер? Нашелся помощник. Каждый мускул лица сводит от желания усмехнуться. Ему приходится сдерживаться, чтобы собеседник не принял на свой счет.

Отредактировано Konrad Kreiger (2017-12-07 19:40:11)

+2

5

- Постольку, поскольку, - Келлах неопределённо взмахнул ладонью, поудобнее перехватывая тяжёлую книгу под мышкой. - Отец Келлах Морриган, - напомнил своё имя, с едва заметной полуулыбкой - то, что парень его очевидно не помнил, его особо не волновало. Подумаешь, имя пришлось повторить - мелочь какая, право слово. - Я был единственным священником на вашем с Хейденом... торжестве.
Как бы там ни было - союзы однополые Морриган не принимал в силу собственного мировоззрения. Но в силу его же - не осуждал тех, кто устраивал свою жизнь подобным образом. Придерживался нерушимого правила осуждать грех, но ни в коем случае не самого человека.
- Как бы там ни было, улучшения всегда радуют, - кивнул он, участливо взглянув в лицо Конрада. То, что парня что-то беспокоило и довольно сильно было видно буквально невооружённым взглядом. Ещё бы можно было вот так, посмотрев в глаза, понять, что именно человека беспокоит и каким образом ему с этим лучше всего и проще всего было бы помочь... Но, таким умением обладали разве что святые, а себя самого Морриган мог считать кем угодно, но уж точно не святым.
Крайгеру явно нужна помощь - видно было по тому, как тот сдерживается, сжимает кулаки, пытается удержать пристойным выражение лица. Келлах как-то расслабленно окинул взглядом фигуру парня - мелочи он-то давно научился примечать, а тут этих мелочей было - на целый полк бы хватило.
- Что ж, помощники у нас никогда лишними не были, за это им наше большое спасибо, - сделав шаг, Келлах оказался практически плечом к плечу с Конрадом, а потом сделал приглашающий жест рукой, мол, пройдёмте, уважаемый, осмотримся. - Дело только в том, с какой работой вы могли бы здесь помочь.  Не хотелось бы, чтобы эта работа была в ущерб вашей частной жизни и здоровью, - он двинулся ровно в тот же момент, как Крайгер сдвинулся с места, шагая с ним рядом, но при этом как-то едва уловимо указывая ему направление движения. Со стороны всё это выглядело так, будто два старых знакомых неторопливо шествуют от главных дверей собора к алтарю.
- Расскажете, что вас беспокоит? - Морриган произнёс это с едва уловимой вопросительной интонацией, преклонив колено перед дарохранительницей и распахнув дверь в сакристию, где старательно наводила порядок сестра Роза, развешивая только что до хруста отглаженные облачения священников и министрантов по шкафам. - Сестра, если я кому-нибудь понадоблюсь, - передав сестре Розе миссал, Келлах замер на мгновение у двери, ведущей из сакристии в глубину собора, словно задумался. - Скажите, что я занят, но на связи, - он выудил из кармана мобильный, показав его монахине, понимающе кивнувшей в ответ и не обронившей ни слова. - Я буду у себя в кабинете, - обернулся к Конраду, сделав очередной приглашающий жест, указывающий на широкую лестницу, ведущую на второй этаж. - Пойдёмте, мистер Крайгер, нам с вами, определённо есть о чём поговорить. У нас есть возможность помогать с поддержанием порядка в соборе или заниматься с молодёжью какими-нибудь общественными работами - это если вам более по сердцу работа в компании и с людьми. Иногда собору требуется ремонт - здесь рук всегда не хватает. Если вдруг вы часто ездите по графству, то мы могли бы поручить вам развозить по приходам всё, что необходимо - бумаги или людей, тут уж от ситуации зависит, - поднимаясь на второй этаж и проходя по коридору к своему кабинету Келлах перечислял всё, что приходило ему в голову. На самом деле, спектр работ был столь широк, что даже навскидку можно было бы придумать не меньше десятка поручений, которые стоило бы выполнить вот прямо сейчас. Толкнув незапертую дверь своего кабинета, Келлах впустил в помещение сначала Конрада, а следом зашёл и сам.
- Присаживайтесь - указал на два кресла, стоящие неподалёку от окна, впускающего в комнату достаточное количество света, сам же подошёл к столу, заглянул в приготовленную секретарём папку, быстро пролистал бумаги, а затем вернулся к своему гостю, усаживаясь в свободное кресло напротив него. - Если у вас есть, что сказать - говорите, у меня есть время выслушать и помочь вам.

+2

6

После пояснения Конрад, конечно, многое вспомнил. И даже немного обрадовался, что память его оказалась далеко не такой дырявой, как он себе думал. Просто сумасшествие, в которое превратился последний год его жизни, все еще не давало ему нормально воспринимать окружающую действительность.
- Вы сильно изменились. - обронил рыжий, поджав губы и проследовав за Морриганом, когда тот его пригласил.
Тягучий ком в грудной клетке уже не так тяготил, ведь он действительно мог пригодиться здесь. Разве что водить он не умел, а общение с людьми вне бара или работы вызывало у него непрерывный стресс, а в остальном он, как жертва страшного голода, был готов броситься на все. Быть полезным. Подумать о чем-то, кроме своей шкуры.
Келлах удивительным образом делал всё происходящее естественным и возникающие в голове противоречия отпадали сами собой. Чувство глубокой благодарности затеплилось где-то внутри, когда мужчина словно между делом совершал только ему ведомые ритуалы, рыжий не чувствовал себя помехой и это хоть немного успокаивало. Кроме того, путаница в голове была слишком сильной и ему дали время подумать.
Войдя в кабинет, Конрад немного расслабился. Пропало это давящее ощущение высокого потолка над головой, навязчивый запах стал менее заметным и в принципе обстановка была более располагающей к тому, чтобы что-то рассказать. Кресло было не таким удобным, какие бывают в кабинетах психологов. Но сидеть в нем было куда приятнее. Крайгер не чувствовал от Морригана неприязни и это вызывало в нем просто нечеловеческий, гложащий изнутри стыд. Поэтому Конрад решил, что меньшее, что он может сделать, это не заставлять мужчину вытягивать из себя слова. Быть откровенным, проще говоря.
- Я не верю в божественный план. - он медленно набрал в грудь воздуха и рвано выдохнул, - Не верю в то, что кто-то следит за моей жизнью и испытания какие-то устраивает. Верю в людей. То есть, хочу в них верить. Чаще всего это плохо получается, я вообще предпочитаю общение с животными, потому что даже в самых хороших на первый взгляд людях скрывается что-то отвратительное. Однако, я встречал и.. человечность. Поэтому я пришел совсем не в собор, не к тому, кого здесь считают создателем. Я пришел к Вам. И, если бы на Вашем месте сидел я, то такому человеку помогать бы не стал.
На пару мгновений он умолк, поднес подрагивающую ладонь к лицу и яростно потер ноющую переносицу. Мысли путались и слова, вслед за ними, а иногда и перегоняя, вылетали будто не связанные между собой. Виной бессонная ночь или сама ситуация, сказать было сложно. Такая открытость была рыжему несвойственна, но прийти сюда, отнять у епископа время и замолчать было бы просто потрясающей глупостью. Начало было положено и Конрад даже позволил себе улыбнуться. Непринужденно, хоть и устало.
- Не хочу обесценить своими словами Ваш труд и Вашу веру. Мне в детстве твердили, что кроме меня за мою жизнь никто не ответит. И хотелось бы, помимо себя, принести пользу еще кому-то. Я бы с удовольствием принял участие в любой работе, которую мне поручат. И чем тяжелее будет эта работа, тем лучше.
Всё то время, пока Крайгер говорил, он не смотрел на священника, потому что чувствовал, что всё его смятение отражается на лице. Возможно, Морриган хотел услышать о его главной проблеме. Конрад кашлянул, желая избавиться от сухости в глотке, без надобности поправил ворот белой рубашки, от которой пахло дымом. Немыслимо хотелось закурить, как всегда за задушевным разговором где-нибудь в баре, болтая с пьяным незнакомцем, которого больше никогда не встретишь. Он около минуты порывался продолжать говорить, но так и не мог решиться раскрыть рот. В этом кресле, вероятно, часто сидели другие люди, множество людей. Кто-то делился радостью, кто-то горем. В голове вставали самые невероятные картины пережитых людьми событий. Смерти близких, жуткие болезни, гибель любимых животных. И Конрад понимал, что епископу давно известны все душевные метания, которые люди скрывают до последнего, давно известно, что желание "творить добро" не приходит просто так. Обычно оно приходит об руку с желанием отбелить темные пятна собственных ошибок.
- Дело не только в моральном аспекте. - рыжий поднял взгляд, единственным глазом уставился в лицо священника, уже не улыбаясь, - Я надеюсь, что тяжелый физический труд поможет мне избавиться от.. одной проблемы.
Вот так сухо и без подробностей. На его месте были люди с бедами страшнее и жизнями куда более искалеченными, чем его. Возможно, даже человек напротив страдал намного больше, этого рыжий не знал.

Отредактировано Konrad Kreiger (2017-12-12 14:25:05)

+2

7

Келлах усмехнулся. Ещё один с несколько вывернутым понятием Бога и Его природы. Что ж, не привыкать, благо, что вот этому человеку ему катехизис преподавать было не нужно. Ну, разве что, побеседовать для начала. Чтоб, так сказать, разобраться в причинах, побудивших Конрада обратиться за помощью туда, где, вроде как, по умолчанию предполагается наличие веры в некий Божественный план.
- Нет никакого плана, - чуть склонив голову на бок и сплетя пальцы в замок, опираясь локтями на подлокотники негромко ответил Морриган молодому человеку напротив. Вышло резковато. Но почему-то так было нужно. Келлах словно где-то глубоко в своём подсознании дёргал за ниточки диалога, выбирая наиболее правильную стратегию и тактику общения с человеком, не верящим в Церковь, но пришедшим за помощью к части Её. - Никто не следит за вашей жизнью и не устраивает вам испытания, - нет, ему было крайне интересно теперь как отреагирует Крайгер на столь прямое отрицание священником того, чему вроде как этот священник должен учить. Другое дело, что суть того, чему Келлах взял на себя обязательство учить и наставлять людей, была совсем в ином. И суть, понимание этого всё-таки сквозило в словах его собеседника.
- Вряд ли кто-то мог бы обесценить этот труд, - он легко пожал плечами, едва заметно улыбнулся. - То, у чего нет цены, не обесценивается, - Келлах легко оттолкнулся ладонями от подлокотников поднимаясь и отправляясь с небольшому столику с чайными приборами и чайником. - Не откажетесь от чашки чая, мистер Крайгер? Какой предпочитаете - чёрный, зелёный? Сахар, сливки? - получив ответ, он неторопливо приготовил чай, через пару минут возвращаясь обратно к своему креслу и протягивая чайную пару Конраду. Пару мгновений пристально посмотрел на него, скользнув взглядом по всей фигуре и словно задумываясь об увиденном. - Тяжёлый физический труд, значит? Есть у меня одна мысль... Не знаю, как вы к ней отнесётесь. У нас есть столярная мастерская, но она, скажем так, несколько маловата для того количества станков и работ, которые в ней предполагается выполнять. Как вы относитесь к строительным работам? У меня, разумеется, есть договор с бригадой строителей, которые занимаются расширением помещения, но иногда приходится и самому участвовать в этом строительстве, если я хочу закончить его до зимы. Достаточно тяжёлый труд? Или нам с вами лучше поговорить с окрестными фермерами на предмет свободных рабочих мест? Беда только, что там вы будете заняты полностью, а у вас, как я вижу, есть какая-то постоянная работа...

+2


Вы здесь » Irish Republic » Настоящее время » Душа: инструкция по применению