Irish Republic

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Irish Republic » Завершенные эпизоды » Концерт для скрипки и водопроводного крана


Концерт для скрипки и водопроводного крана

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

http://images.vfl.ru/ii/1465680290/2d3d0160/12992858.png
Концерт для скрипки и водопроводного крана

http://s9.uplds.ru/gkstb.jpg

http://images.vfl.ru/ii/1465680290/7d64ae6d/12992859.png

УЧАСТНИКИ
Тилли Тейл, Израэль Коэн
ДАТА И МЕСТО
25.12.2017, да б-же мой, Килкенни, где ж ещё
САММАРИ
- Моня, таки шо ви думаете за любов с первого взгляда?
- Это изумительная штука! Страшно экономит время!

http://images.vfl.ru/ii/1465680290/2d3d0160/12992858.png

0

2

Для кого канун Рождества – преддверие праздника, а для кого – самый разгар работы. Последняя неделя у Тилли проходила практически в режиме нон-стоп. Куча заказов, с одной стороны, приносила нехилый доход, а с другой стороны, нещадно отнимала силы и время даже на такие нехитрые дела, как, например, поспать. Эльфы, Санта Клаус, олени, ёлки – и так по кругу, до бесконечности. Тилли приходила домой, обрабатывала фотографии, спала часа два и всё по новой… Под конец недели Тилли побывала на выездной двухдневной фотосессии, из-за которой даже пришлось отказаться от, вошедшего в традицию, рождественского ужина у Эми и её отца. Отказываться было очень жаль, но Эмили вроде бы не обиделась, да и речь шла об очень больших деньгах и значительному плюсу к рекламе.
Фирма была из тех, которая позиционирует себя, как «одна большая семья». Поэтому и Рождество они решили отмечать вместе. На самом деле, самым гордым и счастливым «семьянином» был босс. У остальных были не по-праздничному тоскливые глаза. Когда это выдавливание счастья из бедных починенных закончилось, девушка побросала всю технику в машину и рванула домой. На встречу с кроватью. Спа-а-а-ать.
К счастью, на завтра не было запланировано никаких встреч, поэтому Тил ехала домой с твердым намерением упасть через порог и проспать так минут шестьсот.
Оставив в машине всю аппаратуру и ноутбук, потому что тащить весь этот скарб фотографа не было совершенно никаких сил, хотя речь шла всего лишь о третьем этаже, девушка, еле волоча ноги, поднялась к себе в квартиру. Включила обогреватель (чтобы не задубеть), приоткрыла окно (чтобы не задохнуться) и рухнула на диван, даже не раздеваясь. И моментально уснула, хотя, планировала только моргнуть пару раз и пойти перекусить.
А за то время, пока она блаженно посапывая, давила диванные подушки, в квартире происходило очень много интересных и занятных событий. Которые, если бы она бодрствовала, непременно привлекли её внимание. Но, увы и ах…
Во-первых. Через открытое окно в квартиру опять проник соседский кот. Он сел на подоконнике, лениво огляделся. С возмущением понял, что еды ему негостеприимная хозяйка опять не оставила, и решил, что коли нет хлеба, тогда хоть зрелищами побалует свою кошачью душу. Развлечение он решил начать, не отходя от кассы, и скинул с подоконника цепочку, забытую Тил накануне.
Во-вторых. Цепочка угодила точнехонько в старенький открытый обогреватель и упала прямо на нагревательный элемент. Хотя, если подумать, больше падать было некуда.
В-третьих. Обогреватель, оскорбленный таким хамским отношением к электроприбору практически пенсионного возраста, мигом закоротился и выдал внушительный столб пламени.
В-четвертых. Загорелась занавеска.
В-пятых. Кот, рассчитывавший на зрелища менее экстремальные, и понявший, что скорее всего будет бит тапком, в несколько супергеройских прыжков перескочил на кухонную тумбу, оттуда на стол и, с пробуксовкой, рванул под диван и там затаился.
Дальше можно не считать, потому что события развивались слишком быстро. Есть риск сбиться.В общем, пламя довольно быстро перекинулось на стул, оттуда на стол, где тоже нашло чем поживиться.
Тил в это время продолжала спать. Из сна её вырвала взорвавшаяся микроволновка. Девушка вскинулась, еще не очень понимая, что происходит и где она находится. А когда поняла, была, мягко говоря, обескуражена.
- Твою мать!! – вскочив, заорала она и заметалась по комнате. Что делать, что делать, что делать?! Вызвать пожарных! А шиш – телефон был брошен на кухонном столе и давно уже догорал, весело потрескивая корпусом. Самостоятельно заливать водичкой из ведерка огонь таких масштабов – занятие заранее обреченное на провал. Тогда – собирать самые ценные вещи.
Тут она даже прекратила уподобляться частице с её броуновским движением и задумалась. А что у неё есть ценного?
Следующие её действия скорей всего назовут самыми идиотскими в истории пожаров, но Тил схватила в одну руку горшок с кактусом, а в другую – кустиком, который ей подарила Ива и рванула на выход. Выскочив на улицу, она поставила их прямо на землю перед домом, и поскакала обратно. Сгребла написанные картины – все-таки, они изображали самых дорогих ей людей, и опять побежала на улицу.
В третий заход она планировала найти хоть что-то из документов, которые обычно валялись в самых неожиданных местах, но услышала душераздирающий мяв.
Из-под дивана сверкали два огромных выпученных глаза. Кот явно не хотел последовать примеру Джордано Бруно и Жанны Д’Арк, но вылезать тоже не очень хотелось. Может он в этот момент думал, что весь дом сгорит к чертям, а диван останется стоять среди руин девственно чистый и нетронутый, кто знает. Но в любом случае, оставлять животинку в качестве заготовки для шашлыка было нельзя. Он, хоть был вредным и наглым, но всё-таки, они уже успели как-то сродниться. Такие уж у них были отношения – кот, как только его хозяйка уходила по делам, пробирался к Тилли, а девушка выдавала ему вкусняшку и пендаль. На том и расходились.
- Идиот, ты же сгоришь! – уговаривала его Тилли, пытаясь вытащить его из-под дивана. Кот махал лапами, уверенный в своем бессмертии, и выходить отказывался наотрез. Тил все-таки умудрилась схватить его за лапу, животное в ответ махнуло свободной конечностью с выпущенными когтями. Девушка и кот синхронно зашипели друг на друга. Тил матерно, кот, скорее всего, тоже.
Наконец, он был извлечен на свет Божий, прямиком в адские котлы. Он как-то сразу забыл, что собирался оставаться под диваном до самого Страшного Суда и вцепился в девушку, перемазанную сажей, всеми четырьмя лапами.
Тил поспешила на выход, но в этот момент одновременно рванули банки с растворителем для красок, заставив её попятиться и отнимая драгоценные мгновения. А потом рухнул догоревший шкаф и перегородил обломками дверной проем.
Девушка рванула к окну и уже собиралась открыть его, чтобы позвать на помощь, но внезапно вспомнила, что приток кислорода только раздует пламя, отдернула руку. Снаружи, в сумерках, она увидела силуэт человека и забарабанила в стекло, пытаясь привлечь хоть какое-то внимание.
Дышать уже было решительно нечем, приходилось натягивать кофту на лицо. Глаза отчаянно слезились.
- Просто заебись… - прошептала Тил и закашлялась, прижимая к себе перепуганное животное. Наверное, стоило сказать что-то более философское и патетическое, но что-то как-то в голову не приходило.
Было в этом что-то ироничное. Выжить в той трёхдневной мясорубке на заброшенном заводе, чтобы в результате сгореть заживо в своей квартире, в обнимку с соседским котом.
[AVA]https://pp.userapi.com/c627819/v627819289/36958/nO9H_1IuS40.jpg[/AVA]

Отредактировано Tilly Tail (2017-12-28 19:00:54)

+3

3

Вот о чём вы можете подумать, бредя рождественским вечером по освещённым иллюминацией улицам под аккомпанемент периодических взрывов фейерверков? О том, что у людей праздник, люди радуются и веселятся, и наверное стоило бы пойти прикупить себе бутылочку винца, чтобы скрасить одинокий вечер в ожидании рабочего понедельника.
Это например. Ещё можно подумать о том, что очень жаль, что в Килкенни нет синагоги - было бы интересно смотреть как перемешиваются субботним вечером два потока людей. Одни торопливо снимали бы с себя белые покрывала с кистями выходя из синагоги, другие радостно направлялись бы в церковь, собираясь отмечать сочельник. Израэль бы посмотрел на это. Особого веселья, конечно, не было бы - никто ведь не начал бы драться из-за того одни распяли мессию других - но иногда и заурядное и почти заунывное зрелище бывает в чём-то интересным и даже, наверное, полезным.
К оранжевым сполохам фейерверков и праздничных огней прибавился какой-то странный звук - Израэль решил было, что ему это вообще показалось, слишком уж этот звук не вязался с общей атмосферой окружающей, так сказать, среды. Странный торопливый стук. Будто ладонями по стеклу.
Коэн остановился. Огляделся. Задумчиво сдвинул на глаза с затылка шляпу своей неизменной тростью. Огляделся снова - уже внимательнее. И вот только со второго раза заметил неладное. Два горшка посреди тротуара - это, конечно, сильно. Но Израэль меньше удивился бы чемодану и разбросанному вокруг него мужскому скарбу - горшки стояли подозрительно не так. Как именно было бы "так" Коэн вряд ли бы ответил, но чуть поодаль горшков, прислонённые к стене дома стояли какие-то картины и вот это ещё больше заинтересовало искушённого ростовщика. Пара шагов навстречу интересным вещам, и вот Коэн снова слышит этот странный звук. Пришлось задрать голову, чтобы взглядом определить источник этой совершенно неуместной какофонии.
- И вот зачем же ты туда забɾалась, чудо лесное? - удивление смешанное с раздражением от глупости и наивности ломящегося в окно существа буквально выплеснулось из самой глубины души Израэля. Лохматое и явно перепуганное существо надо было спасать. Наскоро сориентировавшись на местности, Коэн выхватил из кармана телефон и наскоро натыкивая на нём номер первой пришедшей ему в голову универсальной службы спасения понёсся в дом - спасать. Что было весьма удивительно - денег-то ему ещё никто не предложил за такой прекрасный порыв души.
С дверями пришлось повоевать - никак не хотели открываться шире, словно подпёртые чем-то изнутри. В дверной проём то и дело пытались выскользнуть языки пламени, и Израэль несколько раз уже успел обрадоваться тому, что надел плотную кожаную куртку именно сегодня. Шляпа потерялась где-то в районе третьего удара плеча в дверь, а трость сослужила неплохую службу уже после того, как дверь поддалась и приоткрылась достаточно для того, чтобы в неё мог проскользнуть человек. Разворошив горящие завалы бывшего по всей видимости шкафа, Коэн протянул руку в глубину комнаты, посреди которой в дыму и панике торчали девчонка с котом, вцепившиеся друг в друга как жертва инквизиции в бревно.
- А ну, ходи сюда! - рявкнул Израэль, перекрывая ровный и аппетитный гул и потрескивание пламени - как в печке, натурально. От жара пока что спасала куртка, но вот ногам уже становилось критически жарковато, и Израэль прикрикнул на девчонку снова. - Сам погибай, а товаɾища выɾучай! Сюда иди, скотину же жалко!
Девица наконец-то отмерла и довольно шустро доскакала до Коэна, тут же накинувшего на погорельцев полу куртки и буквально подхватив два живых пока ещё организма в охапку выволок всех их (себя в том числе) сначала на лестницу, а потом и на улицу. Пожарные сирены уже приблизились на критическое расстояние, достаточное для того, чтобы снести всё на своём пути, и Израэль, недолго думая, оттащил отчаянно кашляющую и размазывающую по щекам сажу взъерошенную девчонку в сторону от работы профессионалов.
- Ну чисто Кузя-домовёнок, - усмехнувшись, Коэн неожиданно закашлялся - успел-таки хапнуть дыма. - Тебя как звать-то, Кузя, спасительница котов?

+2

4

Тилли уже подумывала сигануть из окна и прикидывала про себя, что лучше: поджариться до хрустящей корочки или вбить себе ноги в голову, когда дверь начала сотрясаться от ударов. Горящие обломки шкафа посыпались в комнату. В дверном проеме появился человек. Девушка, у которой уже изрядно вело голову, грешным делом подумала, не глюки ли это от испаряющегося растворителя, пришла в себя, как только внезапный спаситель рявкнул на неё. Тилли опрометью кинулась к двери, уже мало что соображая.
Её накрыли горячей курткой, под которой изумительно пахло свободой и спасением. Уже не понимая, то ли её несут, то ли это она сама перебирает ногами, она только крепче прижала к себе кота.
На улице был много, очень много свежего воздуха. Тилли кашляла и всё пыталась надышаться, размазывая по лицу рукавом копоть пополам со слезами, выступившими от дыма. С диким рёвом сирены, пролетела пожарная машина. Пожарники споро выгрузились из неё и принялись деловито разматывать шланги. Тилли мрачно наблюдала за происходящим, всё еще сжимая край куртки незнакомца в руке, а второй вцепившись мертвой хваткой в несчастное животное. Из оцепенения её вывел веселый голос, со смешным незнакомым акцентом. Тил встрепенулась и только сейчас рассмотрела своего спасителя.
- Меня Тилли зовут, - откликнулась она, сразу же начав кашлять, - Спасибо Вам! Я уже думала, что в морг поеду в костюме рождественской индюшки. А что это за Кузя такой? Брауни-погорелец?
Кот, решивший, что пора и честь знать, принялся выкручиваться из рук, спрыгнул на асфальт и, отойдя на пару метров, уселся и приступил к экстренному вылизыванию.
- Слышь, ты! – с нажимом произнесла девушка, - Мог бы и спасибо сказать! Ты мне всех документов стоил,  вместе с ключами от машины! Тигры, блять, в зоопарке, меньше стоят!
Кот презрительно посмотрел на воспаляющегося двуногого и, стряхнув лапой в их сторону, со видом «кому я должен – всем прощаю», удалился.
- Вот мудак шерстяной! – возмущенно выкрикнула Тил. За спиной грохнул очередной салютный залп, небо расцветилось разноцветными искрами. И девушку таки прорвало.
- Охуительно, с огоньком Рождество провела! Тёплый семейный праздник, мать его! Огонь, как отожгла!
К неё было сунулся один из спасателей с расспросами о самочувствии и о том, чье жилище, собственно, они тушили. Сунулся невовремя.
- Я - гордый владелец этого погорелого театра, - рявкнула Тил, - есть у меня страховка, как раз её на лавочке в парке буду подстилать.
Юноша в форме, который уже понял, что если он еще предложит традиционный плед, то в нём его и похоронят, поспешил удалиться.
Тилли глубоко вдохнула и с виноватым видом повернулась к мужчине.
- Простите. Я это… Слегка обескуражена и озадачена этой пренеприятнейшей ситуацией. Понимаете, спать легла, а тут просыпаюсь – ба-а-а-а – реконструкция времен Инквизиции в самом разгаре. И этот матрас полосатый опять припёрся от соседей и спрятался. Вот и застряли. Спасибо еще раз, - она обняла спасителя, от которого всё еще остро пахло дымом, - Вас не зацепило?
[AVA]https://pp.userapi.com/c627819/v627819289/36958/nO9H_1IuS40.jpg[/AVA]

+3

5

- Ша, моɾковки, не пылите, - поморщившись от навязшего в зубах ни с чем не сравнимого привкуса мебели средней прожарки, почти добродушно отмахнулся Коэн от извиняющейся за свой эмоциональный выпад девчонки. - Дядя Изя будет ɾазмышлять...
Судя по высказываниям девицы, идти её теперь было некуда. Гостиницы явно были забиты, чумазых девок посреди ночи в апартаменты не пустит ни один хозяин в здравом уме. Израэль прям всеми фибрами своей еврейской души почувствовал доселе не особо-то чувствуемое им сострадание. Нет, он иногда жалел животных - птичек, там, рыбок, собак каких, оставшихся на улице, но вот чтоб людей...
- Стаɾею, что ли, - задумчиво потерев ладонью затылок негромко буркнул Израэль, окидывая внимательным взглядом девчонку, плед которой не выдали, а одежду, подходящую идеальной рождественской погоде с ощущаемым в самом воздухе снегом, она с собой, конечно, не захватила. Вполне вероятно, одежда та прогрелась до критической температуры в том самом шкафу, быстренько прогореть которому Изя своей тростью помог, когда в квартиру ломился.
- Не было заботы - купила баба поɾося, - с ворчанием стянув с себя куртку, Коэн накинул её на плечи девчонки. - Давай, повествуй, бɾауни-погоɾелец с гоɾдым именем Кузьма, есть ли у тебя тут поблизости дɾузья-товаɾищи, которые сейчас своё ɾождество не отмечают? Следующий вопɾос - документы и деньги ɾеально в кваɾтиɾе остались? Идти тебе вообще есть куда?
Чем больше вопросов задавал Коэн, тем меньше у него было шансов услышать ответ, который хоть немного был бы в так называемом "положительном ключе". Выгоревшая аккурат на Рождество квартира, несчастный взгляд напротив, хамское поведение кота и задорные матерки пожарных растоптали последние надежды Израэля на то, что без его участия может хоть что-нибудь решиться так, чтобы владелице квартиры под кодовым названием "печь Аушвица номер дрей" не пришлось щеголять по улице в раскрасе трубочиста и куртке с чужого плеча.
- Так, ладно, пока ты тут мысли в кучу собиɾаешь, пойдём кофе глотнём. Всё в мозгах пɾояснится, глядишь и найдём, куда тебя пɾистɾоить на ближайшие полгода, - Израэль замолчал, окинул взглядом зияющие провалы вместо окон, "веселье" профессионалов, заливающих всё вокруг водой, задумчиво пощипал себя за бороду, - ну или год, пока ɾемонт не закончится, в общем. И я надеюсь, что твоя стɾаховка покɾоет все ɾасходы, а то обидно - жилище-то уютное, наверное, было, ɾаз кот постоянно в гости таскался...
Коэн не глядя уцепился за рукав накинутой на плечи Тилли куртки и потянул её в сторону ближайшего кафе, задорно мелькавшего огоньками гирлянд на окнах.

+3

6

Такое количество вопросов поставило девушку в тупик. Нет, они все были правильными, как раз об этом нужно было сейчас и думать, но думалось только о том, что кот – неблагодарная скотина, что легкий снег – это лучше, чем в крематории, и что никогда она ещё так не радовалась случайным знакомствам.
Поэтому сейчас она стояла молча, придерживая на плечах тяжелую куртку, которая доставала ей аж до колен, и сосредоточенно пыталась обдумать, что же ей ответить. По возможности – цензурно. Потому что вокруг ощутимо сгущалась задница, праздничная, само собой. В колпаке Санта Клауса и фонариках.
Мужчине, по всей видимости, ждать ответа поднадоело, поэтому он настойчиво оттранспортировал её в ближайшее кафе. Тил только окинула взглядом сиротливо стоящие возле дома картины и горшки, но решила, что сейчас они вообще вряд ли кому пригодятся. Этот район криминалом похвалиться не мог, даже входные двери скорее просто разграничивали территорию, нежели защищали от проникновения.
В кафе странная пара однозначно привлекала внимание. Тилли даже на секунду словила дежа-вю. Точно так же, шесть лет назад взрослый дяденька Джонни привел чумазую малолетнюю потеряшку в кафе. «Все судьбоносные встречи проходят через кафе», - подумалось девушке на секунду. В итоге, она продемонстрировала мужчине три оттопыренных пальца.
- Есть три человека. Один, - она загнула безымянный, - принял бы меня, если бы я знала, где он живет. Но телефон остался в квартире. Второй, - загибается средний, - сейчас в психушке в честь праздников, она бы мне обрадовалась, но туда переночевать пускают только по спецпригласительным. Третий,- она задумчиво посмотрела на указательный палец, - сейчас празднует, но я смогу пойти к ней завтра или послезавтра, потому что портить праздник не хочется, она будет волноваться… А пока я могу переночевать в машине!
Девушка просияла, обрадованная внезапным озарением, но потом ударила в сердцах кулаком по колену. В воздух взвилась сажа и Тилли расчихалась.
- Ключи от машины остались в доме. И документы все были в доме. И все кредитки дома, наличными были пара полтинников, но и они в машине. То есть, я не могу заполучить свои кровные, пока у меня нет документов, и в машину не могу попасть, потому что хрен я докажу, что она моя, - она еще раз чихнула, на этот раз, с выраженным огорчением, и извинившись, отошла в туалет.
Там она посмотрела на себя в зеркало. Прям красотища: глаза красные, волосы черные, лицо как у индейца на тропе войны. Решив про себя, что в черный краситься не будет никогда, Тилли умылась и начисто отмыла руки. После чего вернулась обратно за столик.
- В общем, если я смогу проникнуть в машину, то, теоретически, я могу жить там. Страховка ремонт покроет не полностью, но у меня есть случайно отложенное. На худой конец – проветрить и положить матрас можно задешево, - улыбнулась она, складывая кривого журавлика из салфетки. – Знаете, все перед Новым годом хотят сжечь мосты и начать жизнь с чистого листа. Я, кажется, немножко перестаралась, - Тилли виновато развела руками и спохватилась, - Как Вас зовут? А то так и не узнаю имени своего спасителя, так и буду рассказывать, мол, Супермен помог.
[AVA]https://pp.userapi.com/c627819/v627819289/36958/nO9H_1IuS40.jpg[/AVA]

Отредактировано Tilly Tail (2018-01-08 18:02:41)

+2

7

- ɾазумеется, его номеɾа ты на память не помнишь, если уж всех остальных тɾевожить не желаешь, - такой он, закон подлости - всё самое важное оказывается совсем не там, когда оно нужно, сведения теряются, факты забываются. Всё как на зло. Прочие моменты, перечисленные этой забавной девчонкой со странным цветом волос, тоже не добавляли позитива и веры в лучшее. Израэль мерно кивал в ответ, иногда поглядывал скептически на эту Тилли, словно оценивая её шансы на выживание в достаточно враждебной среде.
Вот что ему в ней понравилось, так это, по всей видимости, неумение унывать. Несмотря на видимое расстройство произошедшим, она каким-то чудом достаточно позитивно на посторонний взгляд вещала об ощущении стремительно приближающегося к ней апокалипсиса. Хмыкнув в ответ на извинения и воспользовавшись моментом отсутствия девчонки за столом, Израэль внезапно очень сосредоточенно ощупал свою голову на предмет наличия на ней головного убора.
- Адонай... - вышло практически матерно и Коэн чуть не перекрестился с перепугу, тут же лихорадочно принявшись шарить по карманам пиджака, потом поднялся со своего места, обошёл столик, принявшись так же сосредоточенно ощупывать куртку. Отыскав наконец-то в одном из глубоких карманов кипу, Израэль с видимым облегчением прилепил её себе на голову и уселся обратно на своё место.
К моменту появления девушки, на столе уже стояла пара чашек кофе и какое-то пирожное, блюдце с которым Коэн решительно подвинул поближе к Тилли, явно сигнализируя этим своим действием о том, что сладкое тут подают только детям... то есть, юным девушкам в беде.
- Изɾаэль, - глотнув кофе наконец-то представился Коэн, чуть склонив голову вроде как в некотором поклоне. - Хотя ничего не имею пɾотив Супеɾмена, особенно в ɾассказах постоɾонним. Не люблю, знаете ли, излишней гласности. Хотя моя матушка с удовольствием ɾазвесила бы по всему гоɾоду тɾанспаɾанты с моими фото и надписями о спасении несчастных в моём исполнении, - он даже плечами передёрнул. - Кошмаɾ... Но меня интеɾесует на данный конкɾетный момент один конкɾетный вопɾос, - он внимательно уставился в лицо девушки напротив. - Тебе действительно идти некуда? Потому что вскɾывать машины я, напɾимеɾ не умею. А ещё считаю, что как-то не жаɾко нынче на улице, чтобы можно было в той самой машине пеɾеночевать. Так что, давай, дохлёбывай, доёдывай, отɾывай недвижимость от стула и пойдём. Пеɾеночуешь у меня дома. А утɾом уже что-нибудь пɾидумаем с твоими ваɾиантами...

+3

8

При виде пирожного Тилли оживилась. В конце концов, сладкое – это именно то, что добавит оптимизма в любой ситуации. Поблагодарив Израэля за угощение, она цапнула пирожное с тарелки и немедленно слизала с него крем, по детской привычке, незамедлительно запачкав себе нос и щеки. Расправившись с десертом, она все-таки поняла, что что-то с лицом не так и, нисколько не смущаясь, вытерлась салфеткой.
- Очень приятно познакомиться. Очень имя интересное! И очень вкусно. В смысле, пирожное вкусное, - поправилась она, грея руки о чашку с кофе. – И получается, что идти мне и правда некуда, по крайней мере, сегодня.
Она внимательно посмотрела на собеседника, неожиданно серьезным взглядом. Это была Встреча.
А Тил относительно случайных знакомств была фаталистом. Раз встретились, значит так надо. И если отказаться, то можно упустить что-то очень важное. Может для неё, а может и для обоих. Все люди, которые приходят в нашу жизнь, приходят не просто так. Тил это знала твердо и следовала своим убеждениям. Хотя, иногда, они приводили к печальным последствиям. Но это были лишь исключения из правил.
- Спасибо огромное, можно сказать, что Вы спасаете меня еще раз. – Тилли в один заход прикончила кофе и встала со стула, - Только… Можно забрать с собой картины и цветы? А то цветы померзнут, а картины… Ну, я знаю, что настоящее признание художник получает, когда его картины похищают, но я пока к всемирной славе не готова. Ну и вообще, они мне дороги. А цветы у меня вообще как члены семьи, они, почитай, несколько лет у меня выживали вопреки всему.
Переночевать у него одну ночку, помыться хоть по-человечески. Это всяко лучше, чем на скамейке у подъезда, тоскливо глядя на запертую машину. А с утра она пойдет к Эми, расскажет всю эту душещипательную историю. Там и перекантуется какое-то время. Может найдет способ вскрыть злосчастный автомобиль, в котором кстати так и валяются рождественские подарки для семьи Милфордов. А если не найдет, то расхерачит к чертовой матери стекло и пролезет так.
[AVA]https://pp.userapi.com/c627819/v627819289/36958/nO9H_1IuS40.jpg[/AVA]

Отредактировано Tilly Tail (2018-01-20 19:49:09)

+4

9

Смешная. Мало того, что на голове нечто невообразимое, так ещё и непринуждённость эта... У неё тут дом сгорел, а она слёзы-сопли распускать и не думает, пирожные лопает так, что аж за ушами трещит. А ещё странно было, что у такой вроде как бойкой девчонки не так уж много вариантов, куда пойти-податься. С другой стороны, часто бывает так, что у людей с подобным характером друзей-то настоящих практически и не бывает. Это они всем друзья и спасители от жизненных неурядиц, крепкие плечи, плакательные жилетки, что там ещё. А вот когда у них самих вдруг беда - податься-то и некуда.
С другой стороны - ему вот внезапно приятное общество на вечер. И посмотреть есть на что, и поговорить, вероятно, будет о чём. Ну вот почему-то казалось так Израэлю. Может быть ему просто поднадоело прозябать в своём доме одному, а может и нет - видно будет, когда они до этого самого дома доберутся.
- Нɾавится мне эта ваша активность, - пробормотал себе под нос Коэн, внезапно для самого себя даже имея в виду именно то, что сказал. - Каɾтины и ɾастения, говоɾишь? Забеɾём, - кивнул, тщательно отсчитывая деньги за угощение и складывая их аккуратно прямо в самом центре стола. - Кота не надо забɾать? Или он местный житель, а не твой личный хвост? - усмехнулся, заметив проскользнувший по лицу девушки отблеск возмущения недавним поведением того самого кота. - Хоɾошо, хоɾошо, - примирительно вскинув ладони, Израэль даже почти рассмеялся, пряча весёлую усмешку в усы. - Кота оставим, пусть дом охɾаняет, на пɾохожих лает... то есть, чего он там - мявчит?
Подхватив свою куртку со спинки стула, Коэн снова накинул её на плечи Тилли и мягко подтолкнул девушку в сторону выхода - наблюдать недовольное отсутствием чаевых лицо официанта ему было категорически лень. Ну или просто не хотелось. Или и то, и другое вместе.
На улице, меж тем, радостно сыпал рождественский снежок, что заставило Коэна едва слышно пробормотать что-то матерное о католиках и их празднике по-русски (хватило благоразумия не разводить конфликт на ровном месте - мало ли, вдруг девчонка как раз католичка). Впрочем, радовало то, что до его дома было не так уж и далеко, а занятые картинами и цветами руки не давали замёрзнуть - то и дело то одно, то другое грозилось вывалиться из рук, что заставляло держать в тонусе весь организм, не расслабляться и не замерзать в итоге.
- Добɾо пожаловать, - распахнув наконец-то двери своего родного жилища и коснувшись мезузы, прикреплённой к правому косяку входной двери, торжественно возвестил Израэль. Втащил в дом картины, цветы, гостью, попутно включая свет в прихожей - довольно тусклый, сколько там может дать одна небольшая энергосберегающая лампочка. И добавил полушутливо, проходя в гостиную: - Чувствуйте себя как дома, но не забывайте, что вы в гостях.

+3

10

При упоминании о коте, Тил насупилась.
- Эта толстожопая выпидрысь, простите, интервент от соседей, - ответила она, - я бы даже сказала, диверсант, - но, заметив, что собеседник улыбается, согласилась, что, мол, да. Пущай мявчет и держит границу на замке.
Тилли укуталась покрепче в теплую куртку, тем более, что на улице наступила самая, что ни на есть, рождественская погода. Именно такую в семейных фильмах любят пускать под конец действия. Вроде как, если снег пошел, то всё – чудо, аллилуйя, всем радоваться. Ну, в определенном смысле, поспорить с этим она не могла. Одно чудо сегодня явно произошло. Поэтому, хрен с ним, пущай идет.
Краем уха она уловила, как Израэль что-то бормочет на незнакомом языке. Девушка прислушалась и восхитилась. Значения слов она не понимала, но прям нутром чуяла, что вот эти самые слова, как нельзя лучше подходят к происходящему. Даже как-то хотелось повторить их погромче, чтобы с чувством и выражением. Прям от души. Про себя она подумала, что потом обязательно спросит, что же это за выражения-то такие. И попросит научить.
Тил подхватила горшок с Джонни – Фрейю взял мужчина – и часть картин. Грузчик из неё был весьма посредственный, - громоздкие картины так и норовили вывалиться прямо на слякотную мостовую, а кактус тыкал иголками в самые неожиданные места. Израэлю тоже приходилось несладко – балансировать с раскидистым кустиком, холстами и тростью – задача не из лёгких. От усердия, девушка даже вспотела, от чего по лицу начали медленно стекать черные ручейки копоти. Вот такой вот зеброй она и зашла в дом нового знакомого.
Составив свой нехитрый скарб у стены – держать это всё богатство в руках не было решительно никаких сил – Тил с большим интересом посмотрела на красивый предмет, которого коснулся при входе хозяин дома. Она даже спрятала руки за спину, настолько хотелось потрогать эту вещицу. Но опасалась. Мало ли, вдруг это какой-то особенный предмет, и руки здесь распускать не желательно. Вместо этого, она стянула с себя куртку мужчины и теперь не знала, куда её пристроить.
Тил прошла в гостиную следом за Израэлем и остановилась в дверях.
- Мир этому дому, - улыбнувшись, ответила она, поддерживая его полуофициальный тон, - у Вас уютно.
Она хотела уже сделать шаг в комнату, но заметила, как с неё потихоньку осыпается черная угольная пыль. Да и к тому же, от неё нестерпимо несло горелым.
- Можно я окончательно обнаглею и попрошу у Вас показать мне ванную и дать какую-нибудь одежду? – она извиняющеся улыбнулась, развела руками и протянула Израэлю его верхнюю одежду, с которой за последний час она практически сроднилась, - иначе Вы еще долго будете меня вспоминать, отмывая все поверхности и проветривая. А это немного не те воспоминания, которые бы мне хотелось оставить. 
[AVA]https://pp.userapi.com/c627819/v627819289/36958/nO9H_1IuS40.jpg[/AVA]

Отредактировано Tilly Tail (2018-02-10 19:29:03)

+4

11

- Можно не пытаться быть слишком вежливой, - Израэль хмыкнул скорее весело, чем как-то привычно саркастически. - Этому дому явно не хватает уюта, хотя бы потому, что я здесь только сплю. Ну и ем иногда.
Коэн сгрузил всё принесённое в один угол, решив, что девушка сама со своими пожитками разберётся - что куда устраивать. Ему, например, жилплощади не жалко, тем более, что он, действительно, дома только ест и спит, решая дела в небольшом съёмном офисе неподалёку от центра города - в самый раз, чтобы быть в поле зрения и доступности потенциальных клиентов и при этом не доплачивать лишнего за расположение в "деловом центре".
- Ванная комната там, - кивнув в сторону ванной, дверь в которую пряталась за лестницей, ведущей на второй этаж, сам Израэль отправился наверх - подыскать какую-нибудь одежду для Тилли. - Там халат есть - можешь пока его надеть, - это он крикнул уже практически поднявшись наверх. - Не увеɾен, что так уж быстɾо найду тебе, во что пеɾеодеться.
"Хотя, как знать..."
Мысль промелькнула маленькой быстрой молнией - маман у Израэля всё-таки женщина модная, нарядов прикупила... столько, что в норму багажа всё не уместилось. Пришлось отбавлять. Так что, вполне вероятно, что-то из оставшегося девушке бы и подошло. Благо, оставлено было то, что выглядело поскромнее и понейтральнее. Всё-таки Изя не был уверен, что его сердце выдержит, если по дому будут ходить одёжки его маман, пусть и напяленные на молодую девушку.
Через полчаса раздумий, что лучше выбрать из вороха одежды, развешанной в гардеробной, прилегающей к комнате драгоценной матушки, Израэль просто сгрёб в охапку всё, что смог найти наименее кричащих цветов и аляповатых расцветок - какие-то брюки, кофточки, блузки, платья, несколько пар джинс - и потащил это всё в гостиную. Однако, притормозив уже буквально перед самой лестницей, вернулся обратно. Аккуратно развесил вещи обратно в гардеробной, которая своими размерами вполне могла заменить небольшую гостевую спальню. И только после этого спустился вниз.
- На втоɾом этаже в пеɾвой комнате налево от лестницы есть много женской одежды, - Коэн смерил скептическим взглядом Тилли, судя по её вопросительному взгляду в ответ на его заявление решившей, что та самая одежда принадлежит ему. - Не смотɾи на меня так, я не пеɾеодеваюсь в женщину на досуге. Это меɾзость, - не смог удержаться, чтобы не скривиться, но всё-таки продолжил через мгновение. - Это вещи моей маман, она прибаɾахлилась тут недавно так, что всё с собой увезти не смогла. Посмотɾи, может быть и подбеɾёшь чего себе по вкусу.

+3

12

Тилли кивнула и рысцой поскакала к ванной, стараясь изо всех сил, натрясти по дороге как можно меньше грязи.
В ванной она быстро разделась, замотала джинсы в кофту тугим свертком и бросила его на пол, намереваясь заняться этим позже. Потом забралась в душ и включила воду. Пока она разобралась с регулировкой температуры, она успела поочередно ошпариться, заледенеть и снова ошпариться. Наконец, победив в неравном бою с сантехникой, приступила к намыливанию.
Прежде чем от неё перестало нести паленой кошкой, а вода начала стекать чистая и прозрачная, а не что-то среднее между нефтью и грязевыми селями, пришлось извести добрую половину флакона с мылом. Стоя под душем, она застирала белье и, наконец, удовлетворенная результатом, выбралась из ванной. Насухо вытершись, отжав элементы очень нижней одежды в то же полотенце и нацепив их на себя, она зябко поежилась от прикосновения влажной ткани.
На протяжении всех водных процедур в голове было как-то звеняще пусто. Изредка, перекати-полем проносилась отрывистая мысль и растворялась. А что тут было думать, если всё произошедшее еще и в мозгу-то толком не уложилось? Еще часа два назад она мирно дрыхла в своей квартире, а теперь этой квартиры, можно сказать, что и нет. И она стоит в мокрых трусах в незнакомом доме незнакомого мужика. Тил была готова поклясться, что хоть это всё и звучит хуже некуда, но ей определенно нравилось происходящее. В конце концов, она цела и невредима, а всё это сойдет за, вполне себе, интересное приключение.
Девушка покончила с сушкой волос, нацепила на себя халат, и он тут же уподобился бальному платью. Задрав полы одеяния, чтобы не наступить на них, и волоча за собой короткий шлейф, она вышла из ванной и сразу столкнулась с Израэлем, спускавшимся со второго этажа.
Услышав про богатый выбор женской одежды, Тилли сначала растерялась. Женат? А чего тогда один живет? Вдовец? Но, услышав про маму, она улыбнулась и закивала головой. Он же, видимо, её замешательство понял по-своему.
- Если честно, я как-то больше про жену подумала, - развеселилась девушка. – Но Ваш вариант интереснее. Спасибо, я быстро.
Прихватив из ванной свернутую одежду, которую она чуть не забыла, Тил, продолжая придерживать полы халата, которые так и норовили оказаться там, куда она собиралась наступить, добралась таки до указанной комнаты. Пристроила одежду на пол около кровати. Распахнула дверцы гардеробной. Обалдела. Весь её гардероб умещался в относительно небольшом шкафу и не шел ни в какое сравнение с этим филиалом магазина одежды.
«Ему лет сорок-пятьдесят, - прикидывала Тил, рассматривая яркие блузки, щедро усыпанные пайетками и стразами, - значит его маме минимум шестьдесят-семьдесят. А бодрые пенсионеры нынче пошли.»
Наконец она из всего изобилия выудила простые черные джинсы, на которых внезапно не оказалось ни блёсток, ни вышитых цветов во всю штанину. А потом натолкнулась на длинную футболку, на которой был изображен попугай. У попугая была та же расцветка, что и у волос девушки. Естественно, именно её она и нацепила.
Спустившись, она нашла Израэля.
- Я всё. Приятно почувствовать себя чистым человеком, хоть и немного бомжом. А Ваша мама не будет против, что некая приблудная особа рассекает в её одежде? – весело спросила она, хитро блестя глазами. 
[AVA]https://pp.userapi.com/c627819/v627819289/36958/nO9H_1IuS40.jpg[/AVA]

Отредактировано Tilly Tail (2018-03-11 13:36:08)

+4

13

А жизнь в ближайшее время внезапно пообещала стать в разы интереснее. Израэль даже развеселился, пронаблюдав, как сражается с его халатом Тилли, довольно бодро поскакавшая на второй этаж навстречу обещанным нарядам.
- Женщина, - фыркнув, Коэн отправился на кухню, попутно повыключав по дороге лишнее освещение. Заглянул в ванную, зажмурился. Разжмурившись, сверился со счётчиком потраченной воды. Зажмурился снова. Поскрипел зубами, подсчитав, во что обойдётся ему внезапный постоялец. Разжмурился снова и внезапно махнул рукой.
- А ну и хɾен с ним, с плащом, - припомнив фразу из одного из любимых маман российских фильмов, Израэль всё-таки вернулся на прежнюю траекторию своего движения - на кухню.
Кофемашина плюнула в чашку густой коричневой жижи, за что получила от хозяина презрительный взгляд. Через секунду Израэль этому выкидышу технической революции ещё и пальцем погрозил. После чего - удивительно - кофемашина немного попритихла и принялась лить кофе аккуратной струйкой.
- То-то же, - довольный достигнутым результатом Израэль поправил на голове скособочившуюся кипу и скрестил руки на груди, привалившись задницей к столешнице, на которой стояла адская машина, и прикрыл глаза, вслушиваясь в бурчание механизма, как будто докладывающего ему о произошедшем в доме за последние несколько часов.
С гардеробом маман Тилли справилась на удивление быстро, прискакала обратно - Израэль слышал лёгкое шлёпание по полу девичьих ног, но глаза открывать не торопился. В конце концов, мало ли чего его там могло ожидать - радужное боа из перьев и ядрёно-розовую шляпку маман как раз-таки с собой не забрала. А ведь именно этот комплект в сочетании с лопардовым приталенным пиджаком и укороченными брюками в расцветку радужной зебры вызвал у Израэля коллапс головного мозга. Кажется, именно этого и добивалась мадам Цецилия Коэн, когда таскала сына по магазинам Дублина. Потому как именно после этого комплекта в её гардеробе начали появляться нормальные с точки зрения Израэля вещи.
- Попугай, - наконец-то решившись приоткрыть один глаз и хотя бы поверхностно оценить масштабы предстоящих повреждений собственной психики весьма несдержанно хрюкнул Коэн. Потом хрюкнул ещё раз и наконец-то с облегчением расхохотался - нужно обладать недюжинными способностями археолога, чтобы раскопать в гардеробе маман такие простые и довольно удачно выглядящие в комплекте с внешностью вещи. - Супеɾ! - Израэль даже большой палец вверх поднял, показывая насколько удачным ему кажется новый комплект одежды Тилли. - Шикаɾно выглядишь, - кофемашина плюнула последнюю порцию кофе в чашку, и Израэль протянул готовый напиток девушке. - А наша мама пɾотив не будет, её больше нет с нами, - тут же понял, что сморозил и расхохотался. - Да нет, она пɾосто на ɾодину улетела, хвала Вс-вышнему. Надеюсь, что на достаточно долгое вɾемя.

Отредактировано Israel Cohen (2018-03-11 15:53:21)

+4

14

Девушка засмеялась следом за хозяином дома. Насчет «попугая» у неё было подозрение, что сказано это было не только насчет птички на футболке, и это веселило её еще больше. Она оттянула ткань, посмотрев на принт.
- Вот так вот, никогда не знаешь, где найдешь родственную душу, - хохоча, резюмировала она, принимая чашку с кофе.
Она как раз отхлебывала горячую жидкость, пытаясь не обжечься, когда Израэль весело сказал, что «мамы с нами больше нет». Тилли тихо ойкнула и застыла, с чашкой у рта, глядя на него через поднимающийся пар круглыми глазами. Но, прежде, чем она успела что-то сказать, Израэль со смехом исправился. Тил облегченно заулыбалась и села на краешек кухонного диванчика, поставив рядом с собой чашку.
Радость от дальности «маман» ей была близка и понятна. Тилли прекрасно помнила, как ей хорошо дышалось полной грудью, когда она наконец-то с гордо задранным хвостом свинтила в свободную и независимую жизнь. И до сих пор, она считает, что это было одно из её самых правильных решений за всю жизнь. Правда, как-то так получилось, что в итоге бывшая Матильда оказалась не настолько далеко от отчего дома, как планировала изначально. Но дело упрощалось тем, что родители и сами не рвались к встречам с блудной дочерью. Но, не всем так везёт. Вот Израэлю, похоже, не повезло. Видимо, у некоторых людей любящие родители нервы мотают на кулак до самого почтенного возраста. Иногда, до гробовой доски, и совсем не факт, что своей.
- Понимаю. Чем родственники дальше, тем слабее семейные узы держат за горло, - девушка усмехнулась, и тут же заинтересовалась, - А Вы не отсюда, да? Далеко лететь до Вашей родины? А Вы давно здесь живёте?
Она поджала под себя босую ногу и с большим любопытством смотрела на собеседника. Ей на самом деле до чертиков было интересно узнать как можно больше об этом человеке. Это было не праздное любопытство, с которым обычно выискивают в сети свежие сплетни. А что это было, Тил и сама до конца никогда не понимала. Да и не стремилась понять. Оно было, и всё на этом.
[AVA]https://pp.userapi.com/c627819/v627819289/36958/nO9H_1IuS40.jpg[/AVA]

+3

15

- Моя ɾодина поближе, чем ɾодина маман. Она из Укɾаины, из Одессы, а я ɾодился в Изɾаиле. Потому и зовут меня Изɾаэль, - этой девчонке почему-то было очень легко рассказывать о себе то, что Коэн не имел обыкновения о себе рассказывать. Возможно, это был тот самый "эффект попутчика", когда постороннему человеку о себе можно рассказать практически всё, подсознательно понимая, что его больше никогда не встретишь. А может быть и нет. В любом случае, пока кофемашина старательно выплёвывала из своих недр вторую порцию кофе, Израэль понемногу приоткрывал завесу тайны, окутавшую его личность.
- Маман с отцом пеɾебɾались в Изɾаиль, потом ɾодился я. Когда мне стукнуло семь, отец умеɾ и мы пеɾеехали в Килкенни, вот в этот самый дом, - Коэн обвёл ладонью пространство вокруг себя, вроде как представляя в очередной раз девушке своё жилище. - Здесь гоɾаздо ɾаньше нас обосновалась моя тётка. Но она вышла замуж за иɾландца, - Израэль неосознанно, но несколько недовольно дёрнул губой, практически обозначая этим едва заметным жестом своё отношение к настоящим еврейкам, решившим отбросить свои корни. - С тех поɾ все её потомки мнят себя "настоящими иɾландцами", тьфу... Хотя, какие они иɾландцы-то, они ж натуɾальные евɾеи!
Израэль в очередной раз вспыхнул весьма праведным гневом, раздражённо отобрав у жалобно пискнувшей кофемашины свою чашку. А потом, словно осознав, что слишком погорячился, медленно вдохнул и выдохнул, уставившись взглядом в самую глубину тёмной ароматной жидкости и неторопливо покачивая в пальцах чашку.
- Извини, пɾосто у нас этот споɾ пɾодолжается сколько я себя помню, - он хмыкнул уже более дружелюбно и расслабленно. - Не думаю, что тебе так уж интеɾесны такие глобальные ɾазбоɾки в пɾеделах одной евɾейской семьи. Пока маман была здесь, я как-то вообще не считал этот вопɾос настолько важным, а тепеɾь, видимо, пɾинял эстафету по стаɾческому бубнежу о коɾнях, тɾадициях и памяти пɾедков. Глупости, навеɾное, - Израэль неопределённо пожал плечами, пригубил кофе и отставил его на стол, тут же скрещивая руки на груди и с плохо скрываемым любопытством уставился на Тилли. - А ты откуда такая забавная? Здесь ɾодилась или пɾиехала откуда?

+3

16

Девушка слушала с интересом, склонив голову к плечу и изучающе глядя на Израэля. Воспоминания явно заставляли его нервничать. Но, если он сам взялся это рассказывать, значит ему это было нужно.
- А может корни и правда в какой-то мере важны? Корни, устойчивость, питание всем потомкам, все дела… - задумчиво проговорила она, не сводя с него взгляда, - Когда сам постепенно перемещаешься ближе к корням, наверное, это становится понятнее. – она встрепенулась и взяла чашку в руки.
- На философию потянуло,- улыбнулась она, - Но это здорово, Ваша семья столько путешествовала! И столько разных культур собрала, это действительно интересно.
Но, мужчина недвусмысленно дал понять, что теперь очередь Тил рассказывать. Девушка наморщила лоб, посмотрела пару секунд на потолок, а потом начала рассказывать.
- Я из Дублина, в Килкенни перебралась лет… Я не помню, наверное, лет шесть назад. Родители мои немцы, адвокаты в чёрт знает каком поколении. Как они оказались в Ирландии, точно не помню. Вроде как их родители иммигрировали сюда еще во время войны. Семейной историей никогда особо не интересовалась. Наверное, еще не подошло время любви к корням, - она засмеялась, а потом резко посерьезнела, - Ну, и собственно, я слегка была с ними не согласна во взглядах на мою жизнь. Нас в семье трое – у меня есть старший брат и младшая сестра. Я вот получилась вот такая, - она замялась, уставившись в чашку, - забавная.
Незаметно для самой себя, она поджала и вторую ногу, чудом удерживаясь на краю сидения. Почесала нос, собираясь с мыслями.
- Ну а потом, лет в шестнадцать, я, по возможности, интеллигентно попрощалась  горячо любящей семьей, сменила имя, и отправилась на вольные хлеба. И в итоге оказалась здесь. Вот. Короткая и незамысловатая история.
Она закончила рассказ, и развела руками. Мол, вот и всё, вот такими путями я к этому дивану и пробиралась.
Её историю знало только три человека. Эми, которая в принципе оказалась частично втянута в их семью, но её Бог миловал. Джонни, шесть далеких лет назад, когда у, тогда еще подростка, язык был без костей. Да Лиз. Потому что, когда ты готовишься умирать, глупо строить из себя саму таинственность. А сейчас это было осознанное желание не скрывать ничего. Как-то располагал к себе этот дяденька без определенного возраста.
Тил глянула в окно. За окном уже была глубокая ночь, ветер проносил отдельные снежинки, которые никак не могли определиться – сложиться наконец в полноценную метель или иссякнуть вовсе.
- Что ж еще рассказать… Фотографом работаю, сама на себя. А Вы чем занимаетесь?
[AVA]https://pp.userapi.com/c627819/v627819289/36958/nO9H_1IuS40.jpg[/AVA]

Отредактировано Tilly Tail (2018-03-12 06:52:00)

+3

17

- Вɾемя такое, - Израэль улыбнулся, подхватил со стола свою чашку с кофе и сделал пару глотков, наслаждаясь вкусом. Даже расщедрился на поглаживание блестящего бока, по всей видимости, именно сегодня угодившей ему кофемашины. - Когда темно становится и снег начинает идти - всех так или иначе на философию тянет...
А его, как ни странно, не тянуло на такие привычные словечки и обороты. Разговаривал, ну прямо таки как урождённый местный житель. Тилли рассказывала, а Израэль с интересом слушал, умудрившись вставить в монолог девушки комментарий о том, что он вообще-то весьма рад, что её предки перебрались во время войны от той войны подальше, а то у него была бы весомая причина недолюбливать свою гостью. Разумеется, комментарий был сдобрен хорошей порцией искренне весёлого смеха и тонкого сарказма, а потому вышел совершенно необидным.
- В шестнадцать? Сеɾъёзно? - Коэн совершенно искренне удивился, едва не вытаращивая глаза на этакое диво. - Я выɾвался из-под гнёта маман только в двадцать с лишним! - он уважительно покивал - вот уж кто переплюнул всё его стремление к авантюризму по молодости лет. Видать, действительно сильно допекли. - Действительно, кɾуто. И это совеɾшенно не саɾказм, пɾошу заметить!
Да уж, его тридцать лет авантюризма и мелкого мошенничества не шли ни в какое сравнение с приключениями девчонки в шестнадцать лет упорхнувшей от своих родителей. Он, всё-таки, уже взрослый мужик практически был, а тут...
- Нет, это действительно впечатляет, - за совершенно искренним восхищением он чуть было не пропустил очередной вопрос, заданный ему. - А я тоже в какой-то меɾе сам на себя ɾаботаю. Несколько лет назад у меня была букмекеɾская контоɾа в Белфасте. Пɾиносила неплохой доход... А потом мне это надоело, - решив не распространяться об истинных мотивах, побудивших его продать свой бизнес в Северной Ирландии и вернуться в практически родные пенаты. - Я всё пɾодал, пɾиехал сюда и тепеɾь понемногу скупаю интеɾесные вещицы, отвожу их в Дублин, иногда помогаю людям в ɾазных делах. Обычная, так сказать, пɾофессия для евɾейской общины - кто-то должен знать всё обо всех, особенно не выделяясь на общем фоне, - он коротко пожал плечами. Вроде как, обычное дело, ничего из ряда вон выходящего. - Я как ɾаз такой человек.
Но как бы ни были интересны полуночные разговоры на кухне, время уже давно перевалило за полночь, и Израэль был бы уже совсем не против зарыться в родные и любимые подушки до самого утра. О чём, собственно, и повёл разговор, убрав опустошённые чашки в посудомоечную машину и включив её, предварительно, конечно же, проверив на заполненность - было бы обидно гонять целый цикл при недостаточной укомплектованности механизма.
- Если тебя нужно ɾазбудить утɾом, то говоɾи - я пɾосыпаюсь довольно ɾано, так что пɾоблемы в этом для меня не будет. Ляжешь в той комнате, где гаɾдеробная. Она у меня, вɾоде как, гостевая. Ванная на втоɾом этаже пɾямо напɾотив, а моя комната - спɾава от лестницы, - сообщив девушке, как ему показалось все ключевые моменты пребывания в его доме, Израэль пожелал ей спокойной ночи и с максимально чистой совестью отправился спать, стараясь не думать о том, что через некоторое время, наверное, стоило бы пройтись по дому и проконтролировать включённое электричество или приборы, которые под покровом ночи начали бы неустанно жрать электроэнергию. Не думать вполне себе получилось, и Израэль проспал сном беззаботного младенца до самого утра.

+3

18

Разговор тёк легко и свободно. Кухня не раз оглашалась смехом то одного, то другого, а то и вовсе хором. На замечание о предках-немцах, Тил, просмеявшись, ответила, что с точки зрения того времени, тут сейчас вообще чуть ли не революционная ситуация – еврей приютил несчастного немца.
А искреннее восхищение её побегом на волю, заставило девушку как-то по-детски приосаниться. Мол, да, я такая.
- Просто характер такой. Если к ногтю прижимают, мне проще вообще уйти в закат, чем что-то доказывать. Зато Вы уже вырывались из ласковых родительских объятий подготовленным человеком, а не с голой задницей, как я, - не преминула отметить Тилли, - но я всё равно ни о чем не жалею.
Рассказ о работе Израэля, заинтересовал девушку донельзя.
- Вот это здорово, - восхитилась она, допивая уже остывший кофе, - и жизнь у Вас в путешествиях, и занятия разносторонние. А вообще, Вы мне напоминаете секретного агента, отошедшего от дел, из фильмов. Жизнь, полная приключений и опасностей, а потом спокойная жизнь в тихом городке. Только там обязательно какая-нибудь сволочь придет, чтобы надоедать с новыми делами.
За этим разговором, она даже не заметила, что уже совсем поздно. И даже немного расстроилась, когда хозяин дома начал недвусмысленно намекать на постель. В том смысле, что пора бы уже по койкам и на бочок. Уж очень ей понравилось сидеть на кухне, освещаемой желтоватым светом и разговаривать так, будто всю жизнь знала этого человека. Тем не менее, она сдала чашку и заверила, что будить её не нужно.
Пожелав друг другу спокойной ночи, они разошлись по спальням. Тил разделась и забралась под одеяло. Проворочавшись с полчаса, она уже собиралась было встать и прогуляться до туалета, и даже спустила ноги с кровати. И совершенно неожиданно отрубилась.
Рано утром, она открыла глаза. По дому кто-то ходил. За шесть лет проживания в гордом одиночестве, на такие нетипичные звуки мозг реагирует сам. Девушка распахнула глаза и села. Это удалось легко, благо, что ноги уже были в нужном положении загодя, когда её застал сон. Дважды протерев глаза, она наконец вспомнила, что вчера происходило. И что шаги в этом доме с утра не какого-то постороннего человека, а человека, имеющего на это полное право. Тилли быстро оделась, обругала себя последними словами за то, что не додумалась вчера попросить постирать свою одежду, и теперь надеть её нет никакой возможности. К тому же, при ближайшем рассмотрении, выяснилось, что джинсы и кофта мало того, что провоняли, так еще и обгорели в нескольких местах. Ссыпалась вниз, наскоро умылась, поприветствовала Израэля. Попросила разрешения еще немного попользоваться гардеробом его мамы, потому как её наряд пока что можно отложить и не притрагиваться к нему до Хэллоуина. Получив разрешение, она выудила из гардеробной темно-бордовый свитер и умчалась к Эми, клятвенно заверив Израэля, что вернется за вещами чуть позже. Только вот договорится.

Через два часа она возникла на пороге, сумрачная, как Кентервильское привидение. Очень не хватало цепей для полной гармонии. Простояв на крыльце добрых десять минут, она наконец решилась позвонить в дверь. Когда ей открыли, она тихо просочилась внутрь и молча встала у двери, глядя в пол и никак не решаясь заговорить.
- Ну… В общем… В общем… В общем, простите, что злоупотребляю Вашим гостеприимством, но мне опять некуда идти. Можно я побуду у Вас еще совсем немного, ровно как получу доступ к деньгам, а там я возмещу все расходы за моё проживание и перееду в гостиницу, - последнюю часть предложения Тилли выпалила практически в одно слово и зажмурилась от собственной наглости.
[AVA]https://pp.userapi.com/c627819/v627819289/36958/nO9H_1IuS40.jpg[/AVA]

Отредактировано Tilly Tail (2018-03-11 23:42:58)

+3

19

- Факиɾ был пьян, и фокус не удался? - смерив девушку внимательным взглядом поинтересовался Израэль без какого-либо любопытства в голосе. Почему-то такого исхода он ожидал или хотел ожидать - с этим он тоже пока не определился. Равно как и с тем, что же всё-таки его в этой девчонке привлекло. Она как минимум грозила ему заоблачными счетами, перебоями в работе сердечной мышцы по этому поводу и кучей ещё каких-нибудь, пока неведомых проблем, но вот это его почему-то не останавливало. Коэн сделал шаг в сторону, пропуская Тил в дом, сам же, недолго думая, отправился на кухню - подогреть чайник и поискать чего съедобного в холодильнике.
- Ты, случаем, не вегетаɾианка, Кузя? - внимательно разглядывая тушёную с овощами курицу крикнул в недра холодильника Израэль, интересуясь, разумеется, не у курицы её вкусовыми пристрастиями, а у Тил. Всё-таки определение девушки как чумазого домовёнка из советского мультика засело где-то в глубине души и теперь вызывало лёгкую улыбку на губах старого еврея.
- Даже если вегетаɾианка, то особого выбоɾа у тебя нет, - выгрузив еду из холодильника в духовой шкаф, Израэль заявил это так категорически, как могут заявлять только еврейские... бабушки? Те самые, которые стремятся к идеальной фигуре у любимых внуков. А идеальная фигура, как всем известно, шар.
- Обедать будем минут чеɾез пятнадцать, - кинув быстрый взгляд на часы над дверью, сообщил по всей видимости пока ещё не очень верящей происходящему девушке. - Ну, что стоишь? Таɾелки в шкафу слева от тебя, пɾибоɾы - в выдвижном ящике там же. Давай пошевелимся, очень не люблю пɾопускать вɾемя обеда. Потом до вечеɾа некомфоɾтно себя чувствую.
Всё почему-то происходило так, будто именно так всегда и было - вдвоём хозяйничать на кухне было заметно веселее и, что самое главное, продуктивнее. По случаю этого внезапного открытия Израэль даже бутылку ягодной наливки собственного производства откупорил. Наливка эта крепостью своей больше походила на компот по мнению Коэна, но что есть - то есть.
- Жилплощади мне не жалко, - уже убирая помытую внезапно в раковине посуду после обеда на свои места признался Израэль. - Можешь здесь жить столько, сколько понадобится. С домовёнком дом, говоɾят, живее становится. И уютнее.
Вот и повод - проверить.

+2


Вы здесь » Irish Republic » Завершенные эпизоды » Концерт для скрипки и водопроводного крана