Irish Republic

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Irish Republic » Завершенные эпизоды » Доверенное лицо


Доверенное лицо

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

http://images.vfl.ru/ii/1465680290/2d3d0160/12992858.png
Доверенное лицо

https://encrypted-tbn0.gstatic.com/images?q=tbn:ANd9GcTizwWoh1MH-QxhTWU67vbouqRGULhKo9Uluanc1CHCI-YHkS0O

http://images.vfl.ru/ii/1465680290/7d64ae6d/12992859.png

УЧАСТНИКИ
Крис и Филипп Блэры
ДАТА И МЕСТО
Второе февраля. Больница, универ, квартира
САММАРИ
И  с медиками бывает, что вот шел, упал, очнулся – гипс!

http://images.vfl.ru/ii/1465680290/2d3d0160/12992858.png

0

2

Не то, чтобы Крис не любил зиму. Зима – это рождество, и глинтвейн, и Фил тесно прижимается по ночам под одеялом, в поисках тепла. Можно зажечь камин, сварить какао – Крис бы, конечно и Несквик в чашке разболтал с кипятком, но муж, такой умница, любил варить настоящий с молоком и  покупал зефир. Вот плавающие  в чашке зефирины – это особая красота и вкуснота.
И всё равно, приливов восторга с Филиппом по поводу снега и прочей зимней атрибутики Крис не разделял. Ему вообще куда как больше понравилось на Лазурном берегу летом, где они были после свадьбы, жаль недолго.
Но – у природы вроде как нет плохой погоды, вот и Блэр мужественно справлялся со своей нелюбовью к зиме, как мог.
- Мне на вторую пару, - накрутил он на себя одеяло, когда Филипп бодро покинул кровать и стал собираться на работу. – А может и на третью.
Это уже еле слышно, а то с Фила станется, вернётся и начнёт тормошить. В нём иногда просыпался препад, вот прям настоящий – занудный и настойчивый. Только что работы не требовал на проверку.
В целом Крису нравилось наблюдать, как муж готовится к проведению занятий, или заглядывать в аудиторию, где тот принимал рефераты. Опять же потом поводов для подтрунивания над половиной находилось бесчисленное множество. От влюблённых в молодого, пикантно прокатывающего букву «р», симпатичного француза первокурсниц, до всяких учебных моментов.
Но всё же на кухне Фил нравился ему куда как больше, настолько, что иногда Блэр корил себя за склонность к домострою и собственнические замашки. Сам-то задерживался после смены регулярно, да и по выходным частенько ходил в паб с приятелями – по пиву и поиграть в дартс.
Фил иногда ходил с ним, но чаще выпроваживал в шею, утверждая, что хочет слушать оперу без дилетантов, на полную громкость, в своё удовольствие.
Что тут говорить – Блэр осознал, что не так она и страшна, женатая жизнь, вполне себе ничего, ему нравится.
- Фи-и-ил! – Высунулся из под одеяла. – Закрой дверь, будь человеком! Ведь пахнет так, не знаю, что ты там готовишь, что и мертвый поднимется.
Про то, что встало уже всё, что могло, Блэр не уточнял, а то ему то ко второй, а Филипп точно тогда опоздает, проверено неоднократно.
Проспав почти час, после того, как муж чмокнул его в щеку, забрал портфель и тихо позвякивая ключами, удалился, Крис доплёлся до душа, включил тёплую воду, покунял под ней немного и к кофе машине прошлёпал в полотенце.
Записки от Филиппа – это была отдельная песня их семейной жизни. Оставлял он их в самых неожиданных местах – и на кухне, с указанием, что и как есть-греть, и в прихожей, в спальне, над камином… это было мило, иногда смешно, иногда сердито, но неизменно очень… цепляло.
Крис складывал их в нижний ящик комода, под шарфами с символикой команды дартс, иногда выуживал что-нибудь наугад и смешил Филиппа цитатами.
Сегодняшнее «Люблю. Целую везде. Не опоздай на семинар.» сопровождённое ассиметричным нарисованным сердцем заставило Криса широко улыбнуться.
Кофе он допивал на ходу, долго не мог найти свой комплект ключей, грешил на Фила, что тот уволок оба, в конце концов нашел – сам бросил на кухне, а не в прихожей.
Споткнулся, когда выходил из подъезда – вчерашний мелкий дождь обернулся гололёдом, и поспешил в универ.
Чем Кристиан всегда гордился – это отменным владением собственным телом, но… через два квартала он снова поскользнулся, потерял равновесие, пытаясь выудить телефон из кармана, и упал на левую руку, правой пытаясь этот самый телефон удержать.
В результате – адская боль, колебания, больница.
- Мистер Блэр? – медсестра смотрела в монитор, проверяя его данные. – У вас что-то изменилось? Адрес, место работы, доверенное лицо?
«У меня изменилась вся жизнь» - про себя хмыкнул Блэр, а вслух ответил другое.
- Да. Адрес – такой-то. А доверенное лицо – муж. Филипп Мерсье, номер телефона такой-то.
По этому-то номеру он и оставлял сообщение на голосовую почту буквально через полчаса.
- Солнц, тут такое дело… Можешь отпроситься и забрать меня из больницы? Ничего серьёзного не стряслось, один палец сломал, два выбил, но у меня нет  с собой налички на такси.

Отредактировано Christian Blair (2018-02-23 01:26:06)

+1

3

Ворочающийся  и отсыпающийся аж до второй пары муж в теплой и уютной постели-  это чудовищное искушение. Особенно когда кто – то так сладко сопит в подушку и  бурчит на не слишком активные попытки  его разбудить. Просто и сам Филипп с удовольствием остался бы в их огромной кровати, а не шел  в халате готовить завтрак. На кухне его ждала кофеварка и багет  с нарезкой из ветчины и сыра,  бутерброды на чуть подогретом хлебе с нежной нотой горчицы были то, что нужно для начала рабочего дня. Кристиан тихо стонет из спальне о ароматах с кухни.
-А у меня  и есть один труп в спальне. Вставать отказывается напрочь…Подшучивает  над мужем себе под нос и идет в ванную  почистить зубы и переодеться в идеально выглаженную  светло-серую рубашку и более темному костюму с добавлением шерсти. Его мерзлявость не была поводом не любить зиму. Нежно клюет  сонного иралндца в щеку обдавая нотами своего парфюма, аромат успел оценить не только он, но и пара крайне молоденьких студенток от чего Филипп скептически и стойко терпел уже несколько дней подколы половины. «Ревнивый, страстный и невыносимый собственик…Люблю тебя!» Написал тому милую записку и прицепил ее на кофеварку.  Насамом деле,  когда Крис  был не особо скоординирован и мягок в своем сонном состоянии  у Мерсье было  огромное желание расцеловать того на каждом сантиметре его кожи. Просто потому что может и даже сыграв свадьбу стоило ему увидеть мужа со всеми со всеми их  тараканами и переживаниями  хотелось любить его  кажой клеточкой своего тела что он регулярно и делал. Забрав свою пару ключей он  заметил, что Блэр свои опять положил совсем не в прихожей. «Опять будет на меня пенять, что типо их трогал! Сам пускай ищет.. ». Один взгляд вниз на часы  и слетает вниз чтобы запрыгнуть в такси, водить зимой на узких улицах «малышку » было рискованно, а их новая более неприметная машина  еще ждала их в салоне.
- Доброе утро, всем ! Надеюсь, оно у Вас действительно доброе и никто не упал по дороге с этой гололедицей! …Лекцию, особенно первую, всегда стоит начать немного не официально, потому что большинство студентов еще мыслями недошли до пары и будут мягко дремать до самого конца если их жизнь не разнообразит некогда не унывающий лектор по истории искусств. Фидиппа может за это и любили, он же действительно мог быть довольно требовательным но оставался человечным. Пока он раскладывал планы и включал презентацию и  проэктор, в класс неуверенно заглянули пара недоконца проснувшихся леди.
-Джесслин, Эмили заходите. Я искренне  рад,  что  предпочтения свидание со мной Морфею,  пара теней втянув шеи, вбежали и сели на свободные места. Ну, теперь все в сборе и стоит начать лекцию,
- Итак, у нас сегодня культура Древней Индии, поговорим о их мифологии и влиянии на восприятие  заложенных в ней архитипов в современном обществе…
В где – то в начале занятия он обеспокоено глянул на телефон, Блэр обычно писал ему утром короткие сообщения что доехал или какие – то шутки, словно давая понять, что все идет своим чередом. «Филипп успокойся, проспал, небось и в последний момент влетит на занятия не до тебя ему…»Филипп нервно прикусил губы и задышал на пальцы, стараясь не показывать собственное волнение. В прочем через минуту ему позвонили с незнакомого номера, сбросил, извинившись перед студентами и поставил на беззвучный. Они как раз приступили в обсуждению мифа о Гильмагеше, когда на экране  появилось их свадебное  фото. Блэр никогда не звонил, зная что у того занятия. Впрочем подождав тот мог оставить сообщение на голосовой почте. Как раз прозвенел звонок на короткий перерыв по среди занятия.
Сел и нацепив гарнитуру прослушал сообщение. Сердце ударило не в такт, а по коже пробежал морозец. Филипп всегда выбирал сердцем и поэтому мог быть иногда очень импульсивным.
- Ребята, он привлек внимание, становясь на кафедру  и придавая лицу практический не прошибаемое и уверенное в себе выражение лица. Он не может позволить он не хотел привлекать излишние внимание к  своей не традиционной жизни,но обстоятельства требовали.
- Я вынужден отъехать по семейным обстоятельствам, не медленно. На следующей неделе  контрольной не будет, в начале мы проведём семинар может у кого – то будет желание написать эссе  на тему мифов Древней Индии. А сейчас прошу меня извинить, до свиданья!
Филипп зашел  в помещение кафедры и вызвал такси, а затем набрал Жанна, чтобы тот забрал их обоих из больницы.
Отпросится с работы было не трудно, сказал причину  и попросил потом позвонить согласовать перенос занятий еще для одной группы у заведующего кафедрой. Француз, как правило, не доставлял коллегам никаких проблем, а заглянув в очень холодные практический арктический ледяные глаза, было чему удивиться. В его манерах и осанке эти глаза внушали мысль о власти и той, самой знатности, описываемой на страницах исторических романах. Блестящие и холодные  они были пронзительнее, чем однажды попавшие в его руки  рекомендации  уже  поступившего в аспирантуру вчерашнего магистра Собороны. «...в момент защиты своей работы, он был подобен полководцу, заранее предусмотревшему исход битвы…».
Сев в машину, сказал только что нужно ехать в больницу,  хотелось наорать на Блэра за то, что его угораздило разбиться и за все сразу. И тут же при всех обнять и утешать, и тихонько уволчь из больницы. Желательно на руках, хотя на это вряд ли хватит его физической силы. Поинтересовавшись у стойки регистрации , где найти супруга к ним начали проявить всякие дебильные вопросы: номера страховки, как давно вместе, когда последний раз сдавали тесты на маркеры Вич и прочее.
- Девушка, давай те я увижу Криса, а потом вы будите докучать мне с бумагами. И  никак иначе,  француз умел быть крайне не вежливым если была необходимость. Только обняв супруга он смог успокоится,  проводя ледяными пальцами по его  щеке.
- Mon cher…

+1

4

Добраться домой Крис мог – вызвать такси, попросить подождать, подняться за деньгами, потому что последнюю мелочь из кармана он потратил на бутылку воды, пока ждал снимок под рентген-кабинетом.
Но это надо было звонить, договариваться, убеждать водителя, что не сбежит и сейчас принесёт наличные, а после обезболивающего укола соображалось туго, руку всё равно противно тянуло, в общем хотелось в кои веки перевалить все заботы на кого-то другого, чего обычно Блэр себе не позволял.
Он позвонил Филиппу и ждал в коридоре, привалившись спиной к стене и прикрыв глаза, чтобы игнорировать снисходительно-жалостливые взгляды медсестры. Блэр прекрасно уловил, что дело вовсе не в загипсованной руке, а в пункте из анкеты, где указал мужа. Чего никогда понять не мог – кому какое дело, кто с кем спит, и почему посторонним это настолько интересно и откуда это чувство превосходства. У самой вон никакого кольца на пальце нет, впрочем Крис своё надевал нечасто, а на работу так вовсе не брал, но всё равно.
Встретил бы он девушку, зацепившую его так сильно, такую, что смогла бы принять его без колебаний со всеми закидонами, страхами, проблемами – женился бы на ней. Но он полюбил парня, и рад был до чёртиков увидев встревоженного француза в коридоре.
Фил примчался довольно быстро, видимо сорвался с места сразу, как прослушал сообщение, и Крис поднялся со скамьи, чуть виновато улыбаясь. Ткнулся щекой в прохладную ладонь, прикрыв на мгновение глаза, выдохнул, понимая, что может расслабиться.
Мерсье, с виду отстранённый от жизни, такой весь в искусстве и литературе помыслами, на деле прекрасно справлялся с житейскими вопросами, порой удивляя Блэра своей сосредоточенностью и даже жесткостью. Ему можно было доверить общение с различными госструктурами и заполнение бумаг, от которых Крис сразу раздражался.
Когда они остановились на дороге из Дублина, став свидетелями аварии, именно Филипп общался с полицией, заполнял протоколы, пока Блэр оказывал первую помощь пострадавшим.
Вот и сегодня он спокойно ответил на все вопросы касательно страховки, поговорил с врачом и вызвал свою охрану, чтоб их отвезли домой.
- Чтобы я без тебя делал, - ткнулся лбом парню в плечо Крис уже в машине. Теперь его начинало знобить, хоть обычно он мёрз очень редко, и чертовски хотелось выпить. Блэр понимал, что и не нужно сейчас, даже вредно, да и Фил заведётся, в приливе  праведного неодобрения, но всё равно. Вздохнул, пристроил загипсованную кисть – травматолог углядел трещину в какой-то кости запястья и для верности зафиксировал всё гипсом от сустава до кончиков пальцев, до первого осмотра, - на колени. Неудобно – Блэр был левшой и предпочел бы на правую упасть, но что поделаешь.

- Я сам могу, - усмехнулся, когда Фил принялся помогать снимать ему куртку, - я же не инвалид.
И довольно улыбнулся внезапно возникшей мысли: у него будет подряд несколько свободных дней впервые с рождества.
- Ты понимаешь, что я ухожу на больничный? Буду бездельничать дома на вполне законных основаниях, отосплюсь, починю ту дверцу в шкафу, и буду абсолютно свободен…
Он сделал пару шагов, дурашливо прижимая мужа телом к стене и поцеловал его в щеку.
- Но чуть позже. Есть хочу ужасно и в сон клонит.

+1

5

Филипп прижал мужа к себе и нежно поцеловал около его воздух. Обнимает, мягко и с сокрытой тревогой в глазах. Он не любит ни больницы никогда  кому — то из его близких плохо, а речь сейчас о самом дорогом для него человеке. И хотя Блэр упорно отказывался от  любой его помощи  или каких- либо внешних атрибутов статуса его семьи одну вещь Филипп все — таки сделал. Еще до их приезда в Ирландию оформил на него, такую же дорогую страховку как  и его, в случае чего чтобы быть уверенным что медицинская помощь будет оказана в полноценном размере. Со всеми бумагами и остальными документами он разбирается быстро, девушка  на стойке регистрации сморит на него не одобрительно, но сказать по правде Мерьсе глубоко плевать. Главное чтобы на последующем осмотре рука Кристиана оказалась целой,  в какой — то момент он ощущает затылком появление охраны.Поварачивает голову к Жану и пересохшими гуами просит отвезти их вместе домой по французкий.
- У тебя жар ? Осторожно проводит пальцами по его лбу и нервно поджимает губы.  Он понимает что травма руки может и не смертрельно, опасна, но точно не приятно особенно ведущей руки и  при подвижном нраве его супруга. Они сидят вместе на заднем сиденье и острожно , служит для Криса опорой. После обезболивающего Крис выглядит таким размякшим, что хочется о нем позаботиться.
Филипп мягко помогает супругу снять с себя верхнюю одежду, затем обувь. Со сломанной рукой ему расшнуровывать зимние ботинки явно было бы неудобно.  Затем снимает свое прошлогоднее пальто и оказывается плавно прижат к стенке теплым дыханием мужа. На щеке появляется бледный румянец. Им обоим нравиться ловить друг друга и целовать до умопомрачения ли даже так невинно как сейчас в щеку.
- Иди в спальню, я сейчас что — нибудь для тебя приготовлю. Французский луковоый суп или итальянский горячий суп яйцом?
Плавно обнимает и  толкает мужа к спальне, по случаю больничного и его явно не лучшего состояния он был готов поступиться принципами и устроить тому если  и не завтрак, то обед в постели. Их  прервал звонок на все еще висящую в ухе  его гарнитуру.  «Жан — я тебя убью...». Поцеловал его в скулу еще раз и нажал кнопку сказав губами на своем родном языке чтобы вел себя тихо.
- Да, добрый день Луи.  Он услышал в голосе брата осторожную ноту заинтересованности. Им обоим  только чудом не попало за его воспаление легких и сейчас тема их здоровья того могла слишком сильно встревожить.
- Жан сказал ? Ну, полежит пару дней дома. Нет нечего не надо, я могу о нем позаботиться. Спасибо что волнуешься. Да  у нас  очень холодно и улицы обледенели к утру. Нет, у меня были занятия я отпросился на работе. Все хорошо. Он сейчас после обезболивающего… Разговор выходит коротким но нервным, Луи нужно идти и Филипп выдыхает. Осторожно поправляет волосы от глаза и идет на кухню включать на разогрев кастрюлю для супа с куриным бульоном.  Повесив трубку   идет к нему и смотрит в глаза но нечего не говорит. На нег того же наваливается иногда усталость.
- Пойдем переоденемся в домашнюю одежду...Тебе очень плохо?
Серые глаза постепенно оттаивают и в них видна за него тревога за мужа. Руками гладит его  и очень чутко смотрит готовый выполнить любую его просьбу. Уложив его  под одеяло и садиться  рядом и берет за здоровую руку.
- Лучше бы это был нормальный отдых. Займешься полкой когда по правишься, хорошо?

+1

6

С одной стороны – чертовски приятно, когда о тебе заботятся, чего уж там. Блэр не был исключением и охотно дал Филиппу стянуть с себя и куртку, и шарф. А уж, когда дело дошло до ботинок, он усмехнулся – в другое время не преминул бы пошутить с сексуальным подтекстом, так, чтобы на скулах у мужа появились полосы румянца, но не сегодня. Потому что с другой стороны – ужасно не хотелось видеть его встревоженным, знал ведь, как Фил не любит больницы, и что расстроится тоже знал.
Поэтому только поцеловал и дал затолкать себя в спальню.
- Да всё, что угодно, было бы горячее, - подтянул подушку повыше, чтоб сразу не заснуть, и, конечно, тут же вырубился. Сквозь сон слышал, как Филипп разговаривает по телефону с братом – надо же, установленное после свадьбы перемирие до сих пор в силе, и Луи побеспокоился узнать про состояние не особо желанного родственника. Впрочем, может тут Блэр предвзят, и старшему Мерсье действительно всё равно, какого пола и сословия избранник младшего, было бы тому комфортно.
Потом вроде бы Фил разговаривал с Жаном на счёт выписанных врачом препаратов, но проснулся Крис окончательно от прикосновения прохладных пальцев к щеке. Открыл глаза и подтянулся,  опёрся, рефлекторно на левую тоже, охнул и тихо ругнулся.
- Даже не думай так жалостливо на меня смотреть, - улыбнулся мужу, отвечая на пожатие пальцев и сразу переводя всё в шутку. – От перелома пальцев умирают крайне редко, наверное… никогда. До завтра я отосплюсь, знобить меня перестанет, и я буду в порядке.

Он поднял брови, когда Фил действительно доставил еду ему в кровать.
- Серьезно? Смотри, мне понравится, и я захочу подобной роскоши на каждый день, - потянул парня к себе ближе за руку. – Ты сам то ел?
Насколько ты проголодался ощущаешь порой, как только начинаешь есть, а уж на отсутствие аппетита Крис никогда не жаловался, сегодня чуть язык себе не прикусил, торопясь.
- В общем, план такой. Пока ты завтра на работе – я отосплюсь, а когда придёшь можно устроить сериальный марафон на диване. Так уж и быть, это может быть не Игра Престолов. А Острые козырьки. Или то, что выберешь ты, только я тебя умоляю, без этих, корейских дорам-драм.
Температура у Криса действительно спала, хотя он не исключал, что озноб повторится, как водится - к ночи, но в целом травма, действительно не была особо серьёзной и Блэр уже вовсю строил планы на внезапные выходные.
- Придётся тебя попросить съездить в субботу со мной к матери, - задумчиво протянул Крис. Он старался посещать мать без мужа – зрелище прикованной к кровати женщины было не для впечатлительных, да и сказать могла миссис Блэр в раздражении такое, что Криса бывало передёргивало.
- А в воскресенье можно выбраться куда-нибудь вечером, - он улыбнулся, когда Фил вернулся с кухни и выключил верхний свет. – Иди ко мне, на сегодня проверка рефератов отменяется, это капризы пострадавшего.
Понятное дело, что особых подвигов от него никто сегодня и не ждал, но согреваться теплом друг друга – тоже приятно, как и засыпать в обнимку.

+1

7

Филипп нежно погладил его нежно по щекам и сладко поцеловал его скулу, перед тем  как пойти на кухню за едой. Мерсье очень переживал за чужое здоровье и это можно было  легко прочитать на его лице.
- Я все равно за тебя волнуюсь. И люблю тебя …
Ему понравился приятно изумленный взгляд мужа. Филипп был очень категоричен и заносить еду в спальню было строжайше запрещено для всех. Но мучить ирландца этикетом сейчас  было выше его сил.
-Тебе совсем плохо, а я не такой уже бездушный тиран. Садись сейчас покормлю
Филипп послушно кивает и говорит, что еще нужно будет созвонится с факультетом, возможно он просто напишет заявление на перенос часов консультаций на период сессии. Ехать из теплой постели в пятницу ради пары студентов  имея больного мужа дома не хотелось. В конце – концов, не один Кристиан не высыпался. Филипп не любил  первые пары или ранние часы всей душой.
- Хорошо, конечно, ты один сейчас у нее точно не справишься.
Он чувствовал чужую тревогу и ободряюще улыбнулся. Поправляя рукой волосы улыбнулся, Кристиан хорошо знал что ему иногда тоже не мешает проветрится на всю любовь к покою.
-Пока у нас отличный план. Сейчас помою посуду и приду.
Крис лежит на их общей кровати  расслабленный и горячий. Филипп принес  на прикроватный столик воду и упаковки  с таблетками  жаропонижающего и обезболивающих.  Его  длинные пальцы  хватают майку  за лопатки тянут вперед, затем  избавляется от домашних штанов. Обнимать друг  друга в дреме так приятно,  скользить подушками пальцев по его  плечам и грудной клетки шептать о своей любви хриплым голосом на ухо. Иногда губами  прижимаясь к его горячей коже.

Филипп провел пальцами по груди Криса, нежась с ним в одной постели и воскресное утро. Вдыхает его запах и нежно проводит  небольшой щетиной, так чтобы он проснулся.
- Доброе утро. Встаем или еще поваляемся? В его глазах блеснула искорка и ирландец  был  с ней хорошо знаком. У Мересье было то, самое немного безбашенное и добродушное настроение. Они поздно легли спать и даже не посмотрели выбранный французом по очень старой памяти фильм о братьях Винчестерах  так уморила их обоих суббота. А пока у них есть только вечерняя прогулка в "Дебош" и пара часов свободного времени.

Отредактировано Philippe Mercier (2018-02-28 16:27:07)

+1

8

После пятницы, когда Крису пришлось смотаться на работу, как не хотелось ему спать до упора – передать запасные ключи от фургона, заполнить отчёты, которые, как водится, болтались в ящике стола, после смены сил не хватило все бумаги довести до ума. Утрясти график смен, с учётом его больничного. В общем слово за слово, а полдня он провел на станции, по пути заехал к лечащему его врачу, чтобы освободить выходные и, добравшись до дома, быстро вырубился.
Суббота, хоть и была приятнее тем, что спали они почти до девяти, но особо не отличалась, а может даже и была похуже. Всё таки работу Блэр любил, нравилось помогать людям, да и фургон всегда душу радовал, как живое существо, а вот поездки к матери… Но, пережили, к вечеру накупили чипсов-попкорна и валялись на диване, глядя фильм, в который, если честно, Крис и не пробовал вникать, потому что кунял, да скользил по телу Филиппа руками, отвлекая и мужа от экрана.

Что уж и говорить – воскресенье Блэр встретил с огромным энтузиазмом. Укутался поплотнее одеялом и мужа придавил ногой, не выпуская.
- Встаём, мы уже встаём, - улыбался. – Ты ведь помнишь, что у нас почти полгода со дня свадьбы, так что это нужно обязательно отметить! Культурно, а не это вот всё, на что ты намекаешь!
Вытолкал мужа из кровати и поплёлся за Филом на кухню, всё так же – в одеяле. Это было вопиющим нарушением этикета и прочих правил, но француз терпел, потому как Крис болел.

- Слушай, - задумчиво жевал Крис уворованные с тарелки овощи, которые Фил крошил для чего-то там, что собирался готовить на завтрак. – А кто у тебя указан, как доверенное лицо, в случае несчастного случая? Я или Луи?

Вопрос сорвался с языка несколько сердитым тоном, потому что Крис вспомнил, что им звонили из салона. Нужно было сказать Филу, что заказанная ими машина пришла, а на Криса слегка накатило. Платить пришлось бы мужу, ясное дело, что у Криса подобной суммы сразу нет. Блэр пытался убедить себя, что ездить они будут вместе, что машина даже больше Филу нужна, красотку ведь жаль гонять по пустякам, а пикап снова требовал ремонта.
Но убеждать себя в чём угодно – это одно, а простой факт, что денег у тебя нет – совсем другое.
Крис прекрасно понимал, что негласному соглашению: Филипп остаётся в Ирландии, пока Крис не закончит колледж, может прийти конец и раньше срока. Что мужа могут выдернуть домой, а как ни крути, Франция остаётся родным домом парня, в любой момент. Последнее время он часто и подолгу общался с Луи, из-за полуприкрытых дверей слышались обрывки фраз про котировки, подъёмы на бирже и прочее, после чего Крис остро ощущал, что между ними лежит пропасть, настолько они из разных миров.
Огромная пропасть, просто, как Большой Каньон. Блэр уходил курить на мансарду, пока братья общались кодом и заметно мрачнел, не зная, что делать. И ему нет резона ехать следом, и мужа он надолго не удержит, да и не дело это – удерживать…

- А, да. Извини, задумался. – Улыбнулся, когда Фил, видимо окликнув его безрезультатно пару раз, подошел и чмокнул в щеку. – Звонили из салона, просили забрать нашу тачку. Так что завтракаем и едем проводить тест-драйв, а уж вечером пойдём по злачным местам.
- Подмигнул мужу и снова утянул кусок с тарелки.

Отредактировано Christian Blair (2018-03-01 01:59:19)

+1

9

«И не на что я такое не намекаю. Ты вполне волен в своем выборе…» Француз конечно лукавил в своих мыслях, но только самую малость. В конечном итоге ирландец  его периодический  сам провоцировал, а после субботы французу были как воздух необходимы приятные ощущения от тела к духу. В конце -концов, болезнь и искаженность ей судьбы не только его матери, но и в первую очередь его любимого  иногда звучало тревожной ноткой.  Он понимал, как Блэру тяжело просить его  о помощи в такие моменты и проявить в эти моменты такт и поддержку для француза было важным, хотя на лице и могли отражаться и другие чувства.
Не заслуженные по отношению к Кристиану упреки, мнительность и даже порой грубость невольно вызывали у него гнев и поджатые губы. При его  любви к порядку и частоте иногда Мерсье мечтал вызвать в том дом бригаду профессиональных уборщиков,  не для того  чтобы что — то выкинуть, но чтобы в тот дом  можно было зайти без чувства содрогания. Но собратся духом и обсудить это с Кристианом  француз не мог себя заставить. Боялся задеть чувства мужа, но  пару раз говорил что заранее готов сделать все для помощи его матери. Это было безоговорочно. Даже не используя свой основной инвестиционный доход от компании он мог позволить себе эту заботу.
Филипп готовил яичницу с овощами в  той манере в которой её любят жители солнечного ТельАвива, заодно делая им пару горячих бутербродов. В свободную минуту одной рукой приобнял его за талию и поцеловал в щеку. В воздухе завис судя по лицу Кристиана крайне  неудобной, но волнующий его мужа вопрос.
- В плане? На случай смерти мозга решение об отключении принимаешь — ты, по договору страховки в больнице  категорический запрещено в палате присутствовать моей матери.
О том как сильно француз любил Марию-Терезию Мересье знал Луи и даже бровью не повел когда увидел этот пункт страхового договора. Присутствие матери в палате в те моменты когда Филипп мог бы быть сознании точно не принесли бы  тому душевного покой не обходимого для оздоровления. Конечно, стаховка включала и пункты на случай размолвки между супругами, но это уже так сказать только по причинам  того, что как минимум выплаты по страховке на случай его смерти могли составить по местным меркам приличные жалованье и выплачиваться должны были регулярно.
- Так, Крис, яичнику перчить будем? Помоему пахнет  и так здорово… Если не сложно включи кофеварку.
Крис не реагировал и серые глаза поняли в чем дело, отвернув одеяло обнял его и поцеловал нежно в щеку. И  сам бывало в свои мысли пропаривался,поэтому не злился. Пальцами по щеке прошелся и еще раз более счастливо поцеловал. Развести тучи над чужой головой у Мересье иногда все — таки получалось. Убедившись в том что все вкусное и аппетитное  отсорожно разложил порции на тарелку, Крис пока правой рукой не до конца освоился поэтому бутербродов было много: в вечиной и сыром, с творожным с сыром и зеленью, пару сладких с джемом  и шоколадной пастой, - брать их и правойтому не должно было составить труда.Готовить сейчас было иногда не когда, но он старался, чтобы хотя бы основная часть еды оставалось домашней  и здоровой.
- Ты витамины  для  руки выпить  не забудь...осторожно напомнил, уже в процессе приема пищи. Филипп ел обычно не торопливо и мало, за то с удовольствием смотрел как Крис кушает и говорит.
-А я думал они забыли о заказе...Тест -драйв так тест драйв, надеюсь все будет хорошо. Хотя бы мне не придется как школьнице ездить в машине охраны….вернее строгих родителей. Ты сейчас как думаешь мне Луи позвонить сейчас или уже из салона? Мы вчера вроде не разговаривали…
Что не говорили, а кровь это кровь и гены это гены и уйти от присуствия в жизни большего количество вечно меняющихся проблем и круга трудных решений было трудно. Филипп понимал что нужен брату, особенно сейчас когда тот собирался в водить в компании новые элементы общей корпоративной культуры. Луи изядно не хватало самому иногда сдержанности  и такта, чтобы  поникать что немотивировать работать на износ людей не лучший способ заработать репутацию на рынке труда  и реформа была необходима как дополнение к уже сложившейся системы отношений.Быть его тенью во так дистационо иногда было сложно, но  иначе...Иначе бы он  не носил на руках кольцо на пальце и не дурачался перед тем, кто его вегда подддерживает и любит безоговорочно примеряяя, новый кобальтовый теплый костьюм. Кто сказал, что в браке скучно не пробывал ходить перед супргом только в украшениях и подчеркивающих все что  нужно шортах, откровено выгибаясь. Главное в этом все было стоять так,чтобы Блэр не мог незаметно и бытро окзаться рядом, например, начать водить руками и  по мерзнущим плечам когда он отчаено пытается сам одется на своей половине кровати.

Отредактировано Philippe Mercier (2018-03-04 09:09:05)

+1

10

- Ты как хочешь, а я поперчу, - Крис подтянул к себе тарелку и довольно вдохнул идущий от еды дразнящий аромат. Улыбнулся усаживающемуся напротив Филиппу.
- Каждый раз, когда утром вижу тебя рядом, признаю, что готов жениться на тебе снова и снова, если возникнет такая необходимость. И дело не только в готовке, - со смешком погасил возможные филовские возмущения.
То, что муж рассказал о своих поправках в полис касательно матери, несколько отвлекло Блэра от мрачных дум. У него самого с родительницей отношения были весьма напряжённые, но сейчас в женщине говорил не столько склочный нрав, сколько болезнь. Кристиан бережно хранил в душе воспоминания детства, когда они жили полной семьёй, а мать была приветливой, заботливой и весёлой молодой женщиной. А вот у Филиппа с этим, как он понимал, не сложилось изначально, и Блэр всегда злился и недоумевал по этому поводу. Как можно, будучи матерью в здравом уме так холодно относится к своему ребёнку? Понимая, что это не его дело, да и не изменишь ничего, даже если влезть, Крис просто обнимал мужа покрепче без слов, или пытался отвлечь дурацкими шутками, когда того доставала родня.

Набрав полный рот, Крис жевал и щурился довольно, как кот на залитом солнцем подоконнике, под взглядом Филиппа. Иногда ведь без слов понятно, что тебя любят, а француз, умница, со временем научился даже это озвучивать, за что Блэр был безмерно благодарен.
- Вкусно, очень вкусно. Спасибо. Блин, точно, витамины, - Крис встал и дотянулся до упаковки, стоящей на полке, увидел список продуктов, написанный мужем. Кроме записок, Фил составлял списки, на разные случаи жизни. Как подозревал Крис, на случай пожара или наводнения у него тоже несколько пунктов имелось. Типо: Пункт первый. Забрать ноутбук с набросками и дополнениями к любимой книге, труде всей жизни. Пункт второй. Разбудить и забрать мужа.
Блэр фыркнул, окончательно обретая присущее ему хорошее настроение.
- Вообще-то, я просто хотел уточнить, кому позвонят, если ты вдруг угодишь в больницу – мне или твоему брату, первому. А вот про отключение от аппаратов и прочее я вообще не задумывался. Надеюсь, до этого не дойдёт, никогда.
Он накрыл своей ладонью руку Филиппа и легко сжал. Даже если они расстанутся, по какой бы то ни было причине, Крис всё равно желал парню только лучшего. Но надеялся, что этого тоже не произойдёт. Несмотря на различия, были вещи, которые оставляли всё далеко позади, вне их личного пространства.

- И позвони брату сейчас, чтобы он не выдёргивал тебя, когда мы будем заняты, - подтолкнул Фила в нужном направлении. В отличии от Блэра, который любил сразу покончить со всеми неприятными, но обязательными делами, Филипп иногда подвисал в глубокой задумчивости, или вообще тянул до последнего, как в случае с простудой.
- Передавай от меня привет, - хмыкнул, направляясь в ванную.
Беседа братьев вышла короткой – очевидно Луи был попросту занят и не смог подоставать младшего, испортить настроение, что Крис счёл ещё одним проявлением удачи.
- Если ты сейчас не перестанешь крутиться перед зеркалом, - он подошел к мужу со спины, прижался грудью и сдавил губами кожу на его голом плече, - мы на всю неделю снова останемся без машины.
Говорил он, конечно, убедительно, но ладонь положил Филу на живот и поглаживал, опуская руку вниз. Неизвестно, чем дело бы кончилось, но зазвенел телефон и охранник спросил, когда они спустятся.
- Чорт! – наигранно простонал Крис. – Что за жизнь.
Поцеловал парня по плечу несколько раз и отпустил.
- Доверяю тебе, гордись, ответственную миссию, - рассмеялся.
Одевался он вполне успешно сам, но вот пуговица на джинсах застряла в петле. – Помогай.

Машину они забрали быстро и без проблем, Блэр, правда, бурчал, что не может сесть за руль, опробовать новую игрушку, но только для проформы – он вполне доверял вкусу и умению мужа.
Обедали в небольшом уютном погребке, заехали домой, на обратном пути успев затариться продуктами по тому самому списку, и уже хотели было остаться дома вечером, но Крис заглянул в расписание занятий и взгрустнул.
- Ты перенёс пары, значит со следующей недели расписание уплотнилось. И мне придётся досдавать и догонять, сидеть, зубрить в выходные. Так что – идём, идём, идём.
Он хитро прищурился.
- Добираемся врозь, встретимся в «Дебоше». И смотри мне там, не балуйся.

Отредактировано Christian Blair (2018-03-05 02:01:05)

+1

11

Порой Филиппп скучал по Парижу. Им в этом плане там было бы намного свободнее, можно иногда подержаться за руки, можно показать два парных кольца и в любом ресторане никто  не станет задавать тупых вопросов или снять номер в гостинице и… Иногда ему не хватало в жизни  здесь на острове этого горячей возможности быть с мужем ежесекундно вместе  и даже если Мересье укусит еще на подлете муха надменности в смеси с безбашенностью Блэру не придется менять работу. «Дебош» был для Килкенни, если и ни культовым местом , то приличным так точно.
-Хорошо, как в первый раз….
Сняв строгий костюм Филипп повеселел и  распахнув с довольной улыбкой дверцы шкафа. То, что француз любил себя и одевался с иголочки знали многие жители города, а вот саму лабораторию видело только пару человек. Кристиан уже вышел из квартиры, зная, что пока француз не переоденется он все равно для него существует только на периферии слуха и мозга.
Поправив кудрявые волосы, француз, строго оценивая,  отобрал подчеркивающую его фигуру  и серые с ноткой льдистости глаза рубашку с узорами в индийском стиле серебристого шитья. На руке остаются часы с кожаным ремнем и знаком короны. Узкие укороченные джинсы, модные ботинки в спортивном стиле и теплое двух борное пальто,  в конце – коноцв на дворе было не жаркое лето. «Пойдем посмотрим чего я еще стою?»
Около  «Дебоша » еще нет толпы народа, а значит вполне можно достав ценности из кармана повесить пальто, поздороваться с барменом рукопожатием и  сесть на стул у стойки, оглядывая зал. На лице Филиппа улыбка, в углу было видно пару его бывших студентов. Ребята собирались праздновать чей- то День Рождения и он вежливо им кивнул. Эти не опасны, Филипп сегодня  точно не собирался танцевать на барной стойке с группой несоверешеннолетных.
- Одно темное пиво, пожалуйста. Попросил у Ника и наконец, заметил высокого брюнета со смуглой кожей. К стойке подошла девушка – блондинка с выдающимися формами, которые она не преминула продемонстрировать пока делала заказ. Нужно было срочно поздароваться с кем – то более  приятным.
- Добрый вечер! Крис, вот уж приятный вечер и встреча! Давно тут? Показал в  строну  бара и как бы невзначай указал на место рядом.

+1

12

Вообще-то шила в мешке не утаишь, как и новостей в небольшом городке, но Крис с Филиппом пока особо не афишировали свои отношения. Да что там говорить – Блэр матери не сказал, что женат, до сих пор. Они обсудили и решили с Филом, что сумеречное сознание больной может перекрутить данный факт самым неожиданным образом, а проведывать миссис Блэр иногда заходили соседки, неизвестно было, что она может наговорить. Это было обидно и неприятно, но меньшим злом.
В пабе возле работы Блэра, где они часто появлялись вместе – Фил иногда мужа забирал с работы, их уже знали и воспринимали как пару спокойно. А вот здесь, где было много студентов,  что табуном забегали выпить, или устраивались на подработку, Крис дурачился, играя в конспирацию. Во-первых, чтоб не лезли с вопросами, а во-вторых, и это главное – элемент игры развлекал, а то они после нового года то болели, то работали в таком темпе, что когда выдавалось свободное время идти уже никуда не хотелось – только валяться под одним одеялом.
Проследив за французом взглядом, Крис вернулся к пиву и обсуждению олимпийских трансляций с знакомыми. Смотреть на Фила всегда было отдельным удовольствием, тот это знал и вовсю пользовался моментом, устраиваясь возле стойки поудобнее, поправляя манжеты на безукоризненно отутюженной рубашке и заказывая себе выпить.
Вот только молодого мужчину заприметил не только Блэр – сначала к стойке подсела барышня с выдающимися формами, а за столиком неподалёку прихорашивались две первокурсницы, готовясь атаковать своим вниманием симпатичного педагога. И если красотку с декольте возле мужа  Блэр ещё мог пережить, то студенточки – это надолго.
- Ага, спасибо мужики, пойду себе ещё пива возьму, - вышел он из содержательной околоспортивной беседы и направился к стойке.
- И вам доброго вечера, - улыбнулся французу, дурачась и усаживаясь неподалёку. Девушкам пришлось сесть возле него, что не помешало им закидывать Фила вопросами о его семье, откуда он родом – из Парижа или откуда еще и прочих глупостях.
Крис не спешил на помощь – посмеивался, тянул своё пиво, давая французу время пообщаться и свернуть разговор, в чём тот был мастер, а потом не спеша слез с табурета, рассчитался и подмигнув Филу направился по коридору, ведущему к туалетам прямо и вбок – к служебным помещениям.
Перехватил мужа на повороте, за руку притянул к себе и прижал к стене. Именно на этом месте они впервые поцеловались полтора года назад.
- Я бы на твоём месте, обеим этим пигалицам задал по длинному-предлинному эссе, чтоб сидели дома и учились, а не приставали к женатым мужикам, - рассмеялся Блэр и поцеловал парня. Сначала шутливо коснулся губ губами, а потом вдохнул воздуха с таким знакомым ароматом – смеси терпкого парфюма, морской ноты геля для душа и чего-то ещё, только Филу присущего, и прижался теснее, целуя жарче, требовательно приоткрывая его губы языком. Провел ладонью по груди парня, животу, опустился вниз. Это будоражило – совсем рядом смеялись, болтали, спорили люди, в любой момент могли повернуть в их тёмный закуток, Крис здорово заводился в такие моменты,  член почти сразу начал вставать.
- Черт, - рассмеялся отстраняясь, - мы сейчас раскроем наше шаткое прикрытие, месье. Ткнулся лбом в лоб мужу, довольно улыбаясь. – Идём отсюда.
Они и не собирались оставаться надолго в «Дебоше», но зайти туда вместе – это как снова ощутить себя моложе и беззаботнее, а заодно понять, что им действительно тогда здорово повезло.
- Я говорил, что мне тебя нагадали? – улыбался Крис, когда они шагали по пустынной улице. – Да, да, одна небезызвестная тебе гадалка пообещала мне роковую встречу, которая разрешит мои тогдашние проблемы, но добавит новых.
Уже не прячась, Крис снова поцеловал мужа, поглаживая пальцами по прохладной щеке. – И ведь правда.
Задрал голову, рассматривая небо с яркими звёздами.
- Как там наша звезда? Ты не забываешь натирать её лучи и провертивать, чтобы сияла ярче?
Ощутил поцелуй мужа на подбородке и усмехнулся, - а, вижу, не забываешь.
В пабе, где они спокойно разместились за уютным столиком в углу, Крис таки подбил француза выпить с ним по ирландскому виски.
- Даже не говори ничего, что может оскорбить наш национальный напиток! А то я сейчас встану и скажу, что ты нас не уважаешь!
Нужно ли уточнять,  что раздеваться они начали, вернувшись домой, сразу возле двери. Причем большую часть вещей стаскивал Фил – сначала с себя, а потом со  смеющегося Блэра.
- Осторожно, уши! Да, и это тоже важная часть тела. Ну, а про эту я вообще молчу, сам в курсе.

Отредактировано Christian Blair (2018-03-06 00:50:11)

+1

13

Филиппп неохотно поддался на уговоры с виски. Это Кристиану на его рост и массу эти пара глотков приятное волнительное головокружение, а вот Филиппу…Телосложение умноженное на теловычитание и четкая речь довольно быстро остается в прошлом. Жаркие поцелуи на коже в «Дебоше » разожгли не только его не самые четкие воспоминания о знакомстве, но и желание. Желание гладить его  ключицам нежно  и робко по краю какого – то несуразного  джемпера,  желание целовать чуть при пухлые губы, чуть потягивая их так что между ними могла бы появиться  небольшая щелка для того чтобы просунуть в нее язык вторгаясь в чужое пространство. Шептать на ухо осипишим глупостина родном языке и после этого обдав дыханием прикусит мочку, пока сам расстёгиваешь  мелкие пуговицы на дорогой рубашке .Блэр иногда отшучивается и от этого процесс  раздевания мужа становится поход на эпилептический припадок, потому – что с координацией у неспособного удержать в себе хохот француза сводит руки и он пытаеться снять джемпер вместе с ушами мужа.
Они идут к спальне и француз  улыбаясь  устраивает чужие руки на свои бедра, небольшой юбилей, но чертовский приятно. Особенно когда кто – то так  сладко знает его любимые для поцелуев, тихий шепот постепенно сменяется протяжными нотами, когда  горячие толчки и его желание сливаются в ритме.Выгнувшись так, чтобы тот одной рукой  мог придерживать его бедра и корпус, ирландец видит как по его коже скользят капельки пота  по линии позвончника и изгибах лопаток.  Перевернувшись на спину покусанными губами, шепчет его имя и укладывает рядом с собой, борясь с теплотой внутри и приятной истомой овладевшей телом. Водит пальцами по контруам его тела и снова с нежностью целует, обнимая его ногами и притягивая ближе. У них их звезда и ее свет летит  к ним через многие пути и преграды. Этот ясный и спокойный свет он старается нести к нему и в своем сердце.

Глубокой ночью серые глаза приоткрываются пугливо и зябко. У Филипа сон похож на пугливую лань и иногда особенно если ему почему – то тревожно  убегает куда – то вдали. Старается успокоится  и восстановить дыхание и не потревожить так сладко сопящего  рядом ирландца. Он пытается прийти в себя и вспоминает сон. В доме свет чуть-чуть притушен и  даже робкие солнечные лучи с трудом пробиваются под зелено-голубую штору. В доме пахнет запахом роз и сотен гвоздик, так что от их душистых масел становится трудно дышать. Он совершено не помнит вчерашний вечер, а кровати Луи  не было рядом. Как и его  самого, хотя они были товарищами по играм и даже их комната была всегда общей. Идет босыми ногами по дорогому ковру, а где и по паркетному полу. Слуги  послушно открывают двери, но его сознание их практический не замечает. Он ищет свою семью. Спускается с жилого этажа на второй по лестнице.
В гостиной никого нет, а в кабинет ему заходить строжайше запрещено. Но именно там слышны шорохи шагов и приглушенные ноты плача. Строгий камердинер отрицательно качает головой, когда его фигурка подходит к двери. Свет льется узкой полоской из под массивных дверей кабинета, Филиппу очень холодно как и по всему дому. Камины потушены, да и задернутые шторы так и говорят, что красться придётся в темноте…Набирается смелости и шагает на шаг ближе к двери, но та бесшумно открывается и на свет выходит трое. Луи, идущий около матери как обычно справ, но на сей раз чуть спереди, его мать красивая, но не молодая женщина с волосами убранными под строгаю черную мантилью. По одному взгляду на третьего было понятно, что его жизнь сейчас круто изменится…

От этих воспоминаний французу трудно уснуть и приходиться вылезти с кровати. Длинные пальцы находят чужой джемпер, а будить ирландца после всего что пережили своими детскими страхами он не хочет. Это всего лишь дурной сон. Тот чувствует, что он уходит и задерживает его за руку
- Я вернусь.

Отредактировано Philippe Mercier (2018-03-08 19:19:19)

+2

14

Понятное дело, что рубашки пока Блэр не носит – тут бы в свитер влезть, орудуя одной рукой. И так через раз приходится просить Филиппа, чтобы растянул манжет, пока он протискивает загипсованную кисть.
Но вот посмотреть, как муж разоблачается – всегда приятно, правда сейчас это больше похоже на комик шоу и они смеются, как ненормальные.
На щеках у француза вовсю горит румянец, губы влажные, ярче чем обычно, и Крис, переступая ногами через джинсы, черт с ними, потом всё барахло соберут, ловит пальцами подбородок парня и снова его целует, медленно, настойчиво, вталкивая язык в приоткрытый рот и не встречая сопротивления.
Ему нравится, что Фил сейчас возбуждён до предела, податливый, льнущий. Мешает слова из двух языков, не выкручивается из рук, когда Блэр протягивает их, трогая, гладя и сжимая всё, что можно, сам активно делает тоже самое. Да, это немного не честно, учитывая отличную восприимчивость к спиртному и разницу в весе, но зато парень полностью расслаблен и откровенно даёт волю желаниям. Настолько, что из своих брюк выпрыгивает в три секунды.
- Хочу тебя, - шепчет Блэр, догоняет мужа за порогом спальни и снова притискивает к стене, на сей раз так, что Фил упирается в неё руками.
Целует в скулу, в шею, отодвинув волосы, и прижимается всем телом, почти возбуждённый член через ткань боксёров упирается в ягодицы и Крис негромко стонет, одной рукой поддевает бельё на Филе, тянет вниз, сжимает оголившуюся задницу, пока тот не помогает справиться с мешающей вещью.
Они добираются до кровати с двумя остановками – чтобы снова поцеловаться, и чтобы включить ночник, а потом Фил садится с краю и тянет ирландца к себе. Спускается губами по животу, целуя, ведя дорожку вниз языком, так, что Крис вздрагивает от каждого поцелуя, и опускается до члена.
- Хулиганьё, - усмехается Блэр, поглаживая парня по голым плечам, пока тот водит языком по стволу, кладёт руку на затылок, когда губы смыкаются на головке. Двигает тазом, чтобы войти глубже в желанный рот, толчками, неспешно, поглаживая мужа пальцами по щеке.
- Не спеши, - шепчет, хотя сам же двигается быстрее, почти перекрывая парню дыхание. Толкает его на кровать и зависает сверху, заглядывая в потемневшие от желания глаза.
Коленом отодвигает его бедро, чтобы удобнее устроиться и целовать плечи, грудь, сжать губами сосок, ударить по нему языком, раз, второй.
До безумия нравится, что Фил всячески его поощряет – гладит по спине, подаётся на встречу, сжимает зад. – Полегче, - тут же смешливо возмущается ирландец. Практически насаживается сам, когда Крис толкается членом, протискивая головку во влажный и тугой сфинктер.
И шепчет «люблю», обнимая его за шею.
- Повтори, я не расслышал, - касается пальцами его губ Крис, заставляя полностью произнести всю фразу.
- Я тебя тоже. – Зависает, улыбаясь, на вытянутой руке, рывком входя на всю длину. – Люблю.
И нежнее, серьёзнее, снова, уже на ухо, без улыбки, на родном языке парня, - Je t'aime. Je t'aime, mon cher.

У них ещё хватает сил на то, чтобы вдвоём уместиться в душевой кабине, а потом Блэр почти мгновенно вырубается. Спит он последнее время не в пример крепче и спокойнее, а уж после выпивки и секса так вообще с трудом улавливает шевеление рядом.
Вскидывается уже когда Фил почти оделся.
- Что такое?
Просыпается он быстро, без раскачки, это уже профессиональное.
- Ты куда собрался?
Поднимается, тянет мужа к себе и кладёт ладонь на затылок, заставляя смотреть в глаза.
- Ладно, сейчас я надену штаны, пошли, покурим.
На мансарде он устраивается позади Фила, обнимая сзади и согревая своим теплом. Время от времени забирает у него сигарету и делает затяжку, выпускает дым в окно.
- Я тебя не отдам, - целует мужа в затылок, - ты мой. Не хочешь рассказать, что снилось? Опять мать и этот ваш огромный дом с призраками?

Отредактировано Christian Blair (2018-03-09 10:10:41)

+2

15

Филипп смотри на проснувшегося мужа с нежностью. Натягивает  на себя джинсы, да и на него тоже он сейчас не очень способен говорить. На серых глазах еще видны остатки слез и мелкие осколки страха.
-Хорошо. Филипп редко курит, практический не умеет, если честно. Так всего пару раз за эти два года прикасался к сигаретам. Стоит, упираясь в край бортика, ощущая как теплые руки пытаются его согреть. От Кристиана всегда веет теплом, даже если  тот этого не говорит, французу нравится что муж рядом. С ним действительно уютно и можно скрыться от всех страхов и тревог. Курит Филипп быстро и мучительно, иногда отвлекается на какие – то мелкие детали  на периферии сознания. Например, что оставил в ванной оба кольца,  и на его бледных пальцах нет перстня и обручального кольца. У Криса их тоже нет, вместе положили в ванной до приема душа. Где – то вдалеке скоро задребезжит рассвет. А сейчас все серое с голубым отливом  и тенями  уходящей ночи.
На лице проскальзывает намек на улыбку, мигом скрываемый под маской. Крису не первый раз видеть как его лица из поджатого и собранного, почти зажатого, становиться вновь более живым и наполненным глубокими чувствами. Его этот кошмар напугал не на шутку, а практический до дрожи в пальцах и слепого желания сжаться и зарыться как можно глубже под одеяло. Муж обнимает его  и кутает внутрь, так что окурок уходит в свободное падение. Нежный поцелуй в затылок его трогает. Руками, повернувшись, охватывает его за талию и прижимается к нему, слушая чужой ритм биения сердце.
- Да. Утро после смерти отца… Чертов, холод. Обнимает мужа более откровенно и  привстаёт на цыпочки, чтобы потереться и поцеловать его  в самый уголок губ. Упирается в его плечо лбом, чтоб чтобы не разревется. На глазах наворачиваются слезы, у Филиппа не было воспоминаний о раннем детстве, только кошмары, преследующие уже почти много лет. Он  в больнице перенес очень сильный стресс и в несколько дней после смерти отца тоже.  Пальцами гладит любимого по горячей коже и трется утренней небритостью.
- Ты даже представить себе не можешь, как сильно я тебя люблю . Приоткрывает большие серые глаз и пальцами ведет  по его скулам к припухлой нижней  губе и тот, нежно целует палец , чуть прикусывает. Лицо француза светлеет  и чему – то уже радостно улыбается. Его действительно отпустил этот тяжелый дурной сон, а рядом  есть муж и  их уютный дом. На щеках Филиппа появляются небольшие ямочки от улыбки , рукой осторожно прижимает к себе плотнее  бедра мужа и  поглаживает  ягодицы рукой. Хорошо что у него  настроение вертится подобно флюгеру .
- Пойдем в спальню. Мне холодно. Поваляемся еще немного, а  потом я сделаю нам кофе и французкие тосты …

+1

16

Океан Ельзи - Обійми

Одна сигарета на двоих, сонный город, даже машин не слышно – где-то около трёх часов ночи, когда все улицы словно в вату укутаны. Чуть позже, после четырёх, начнётся движение, а пока всё замерло, будто тоже досыпает самые сладкие сны.
Вот и Крис спросонья вялый, расслабленный, довольный и добродушный.
Он раскрывает объятия, принимая мужа, когда тот разворачивается, и снова берёт в кольцо рук, покачивает, целуя в висок, касаясь губами вьющихся прядей.
Зачастую меняя место жительства, окружение, привычки, человек убегает не от чего-то из вне, а от самого себя, волоча следом неприятный багаж, от которого-то как раз хочется избавиться. От себя то не убежишь. Фил уехал от людей, родных по крови, близких, но рвущих его сердце, достаточно далеко, но проблемы никуда не делись, настигали в самый неподходящий момент. Крис и хотел бы помочь – но мог только поддержать, а не разрулить ситуацию.
- Всё хорошо, - прижимал парня к себе, - и будет хорошо, мы же вместе.
Положил руку тому на затылок, мягко прижимая голову к своему плечу, поглаживал. Было так тепло, сонно, уютно – вот только стоять не особо удобно.

Улыбнулся, когда Филипп поднял голову.
- Я не буду говорить, что я  люблю тебя сильнее, - фыркнул. – Нам уже не по пятнадцать лет.
И перехватил его губы, мешая говорить поцелуем.
К чёрту всех. На фиг французскую родню, забыть про проблемы, которых и тут хватает, и даже про охрану через стену. У них ещё есть пара часов до рассвета.
- Это что такое значит? – поднимает брови, когда руки мужа опускаются по его спине вниз. – Кто-то тут получив кольцо на палец стал чертовски дерзок.
Он прихватывает ртом Фила за ухо и выдыхает, от чего тот слегка морщится, но от намерений не отказывается – прижимается теснее и проводит пальцами по губам Криса, так, что приходится их перехватить. Коснуться языком. Захватить в рот и облизать. Вытолкнуть со смешком.
- Уговорил, - смеются глаза Блэра, хоть он и старается не улыбаться, - идём в кровать. И заметь – это твоя идея, я слова не сказал.

Они укутываются одеялом чуть ли не до ушей и прижимаются тесно, как ложки в наборе – буквально продолжая друг друга и переплетая руки-ноги.
Если вечером, после паба, выпивки, шумной музыки, пошлых шуток и касаний в людном месте, хотелось быстрее, резче, сильнее, глубже, так что аж в паху тянуло, и кровь пульсировала не только в члене, но и в ушах, забивая все другие ритмы, то сейчас своё брала нежность.
Плавные касания, мягкие, ласковые, неспешные толчки, когда Крис вошёл – почти не потребовалась смазка, после первого раза. Поцелуи по затылку и шее, он взял в кулак хвост волос Фила и потёрся подбородком о шею мужа сзади, заставляя того вздрогнуть – уже проросла щетина, а затем водил губами, выцеловывал, вдавившись членом почти до упора и замерев так.
Он дождался, пока Фил не начнёт стонать и покусывать губы,  выгибаться, толкаясь ягодицами ему в пах, кончит, комкая простыни, и только тогда ускорился, вбиваясь короткими толчками.
В этот раз сразу бежать в душ было лень – какое-то время Крис даже продолжал находиться в муже, поглаживая того по плечу, а потом они дремали в обнимку, уплывая в утренний сон.

- Давай никуда не пойдём, - придавил Фила рукой и плечом, когда зазвонил будильник. Но наступал понедельник, французу нужно было на работу, хорошо хоть не на первые пары, а Крису – к врачу.
Нехотя выпуская Филиппа, чтоб тот первым пошел  душ, Крис какое-то время валялся, уткнувшись носом в его подушку и вдыхая родной запах, а потом героическим усилием таки вытащил себя из кровати и хлопнулся на табурет на кухне, попутно включив кофе-машину.
- Я уже хочу лето, отпуск и не выпускать тебя из кровати трое суток подряд, - зевая поцеловал Фила в щеку, сам направляясь в душ. – Если у тебя какие-то планы на начало лета с братом, то лучше скажи мне очень ненавязчиво заранее, чтоб я не злился.
Было у него такое ощущение, что Луи попытается вытащить брата в Париж одного, воспользовавшись тем, что отпуск у Блэра намного короче, чем у Мерсье.

Отредактировано Christian Blair (2018-03-13 01:15:57)

+2

17

Филипп капризно надувает губы в его сторону, но по его глазам видно, что его душа смеется. Он выбирал мужа своим сердцем и что, тот любит его сильнее у него нет никаких сомнений. Тот прикусывает его за губы и сладко целует, мешая болтать ему всякие глупости.  Нежно опускает раскрытые ладони  по бедрам и ягодицам мужа. «Ну и что, что я всегда твой…Мне иногда тоже хочется показать что я рядом, что мы – нежность…»Пара фраз и  его любимый уже тоже смеется вместе с ним.
- А я от своих не отказывался. Я беру от жизни всё…  Он улыбается, притягивая к себе плотнее  пылающую кожу ирландца и  покусывая, но нежно целуя. Иногда Филиппу казалось, что у ирландца кожа вырабатывает какие – то наркотические вещества, потому что  стоило вдохнуть его пьянящий кожу аромат, и он больше не мог не о чем думать. Только бы этот человек был рядом, и Филипп имел полное счастье растворяться в нем.  И он растворялся: растворялся нежности его ароматов кожи,  его горячих огненных поцелуях пробегающих по самым  уязвимым для них точкам его тела, в его бурлящем желании быть его ведущим и дарящим себя самого с полной отдачей и тем не менее знающим когда  повременить и подарить ему столько нежности сколько нужно.  Выгибаясь линией позвоночника и нежности каждым толчком подчеркивая  свое безоговорочное доверие ему, то что  он  готов отдаваться любимому без остатка. Стонет уже откровенно прося и проводя руками по своему телу и умоляя дать сойтись им в одном или близких к движению другого ритмах. На пике блаженство повторяет его имя  прикусывая пересохшие губы.
-Не искушай меня, я и сам не рад, что вставать нужно…Французу на самом деле стоит дать повод и с кровати он только за едой и вылезет, если вспомнит, а  может и не вспомнить и заказать еду с доставкой на дом от ресторана. А еще у них есть перерывы на  подразнить мужа пока тот не взбеситься,  разговоры и самые любимые перерывы на физическую активность.  Филипп пошел принимать душ после всех нечеловеческих усилий по подъёму себя в  вертикальное положение, в пояснице ощущалось, что она за прошедшее время не отдохнула совсем. Прислонился спиной к прохладной стенке кафеля. Было тепло очень теплой везде, где  горела кожа от чужих прикосновений. Применимая душ не щадит геля ему все еще кажется, что пахнет им, а об этом нельзя чтобы узнали студенты на кафедре. «Хотя кому и почему дано прав знать с кем  я живу,…»Надевает кольцо с Медузой и свои два – помолвочное и свадебное. На  стойке с зеркалом остается кольцо Криса, недовольное поджимает губы, заставит надеть сегодня, ему не  на работу, а к врачу пускай не отпирается. Филипп свои носит практический постоянно, кроме как на работе когда руки постоянно на виду у студентов. Тем хватает и Медузы, чтобы понимать, француз не так прост, как кажется. Накидывает халат и идет на кухню, готовить завтрак на двоих, собираясь сделать небольшую горку тостов. Сахар, ваниль и молоко, с яйцами хорошо смешиваясь, передают свою влагу хлебу и  делают его таким сладким и нежным в хрустящей прожаренной корочке, что устоять не возможно
- Понятия не имею. Не только у тебя сессия. У меня еще отчет по моей научной деятельности и наблюдение на экзаменах… Может снова на яхте по плаваем, тебе вроде бы понравилось  на солнце, да ?
Улыбается обнимая мужа и протягивая готовый кофе. Пододвигает ближе к тому тосты и осторожно показывает руку с кольцами. Кристиан научился понимать его намеки уже давно. Желает мужу приятного аппетита и тянет руку к первому тосту, манящему своей  теплотой, сладостью и тонким запахом ванили витающему по кухне. Они сегодня удались особенно, аж у самого слюнки текут, а с каплей жидкого меда и оторваться становиться не возможным и как же французу жаль, что надо идти на работу.

+1

18

Завтрак вдвоём, при условии, что никуда особо спешить не надо – это особенное счастье. Ужины тоже хороши, но зачастую к концу дня наваливается усталость, да и настроение бывает растворяется в дневных заботах, а вот утро… Особенно утро после бурной и нежной близости – непередаваемо прекрасно.
Крис любил по утрам сидеть на кухне с самой первой, а потому особенно ценимой чашкой кофе в руках, и привалившись спиной к стене, наблюдать за Филом у плиты. Или за столом напротив, или у окна – иногда француз застывал, задумавшись, глядя вдаль на улицу.
Но сегодня муж не отвлекался на посторонние мысли, выглядел таким же довольным жизнью, каким ощущал себя Крис и улыбался в ответ.
Разве что немного поиграл бровями, демонстрируя обручальное кольцо.
Блэр сначала фыркнул от неприкрытого намёка, потом рассмеялся, чашку отставил и чмокнул мужа в щеку. Он сам был жутким собственником, а потому подобные порывы своей половины вполне понимал и разделял.
- Мало того, что ты меня в шею пометил, - он оттянул ворот на футболке и продемонстрировал свежий засос, появившийся ночью, против которого ирландец, впрочем и не возражал. Сам он порой сжимал со всей силы пальцы на теле любимого, но старался избегать крепких поцелуев на открытых участках  - кожа у Фила была нежная, сразу проявлялись отметины, с которыми появляться на людях чертовски нежелательно.
А вот француз, похоже ночью немного потерял контроль, чему Крис был откровенно рад.
- Ты же не хочешь, чтобы я надел кольцо на правую руку и меня сочли разведённым или вдовцом? – постучал он шутливо гипсом по столу, напоминая о положении дел./да, они там носят обручальные кольца на левой руке х)/
- Но я придумал выход, - он вышел, захватил свою обручалку и заглянул в спальню, отыскав в комоде цепочку. – Застегни, - остановился, наклонившись, возле мужа, и когда тот справился с замком, поцеловал парня в губы, ещё сладкие после мёда.

- Я тебе уже сегодня говорил, что люблю тебя? – улыбался он. – И что не представляю, как без тебя справлялся бы?
Глаза его при последней фразе не смеялись, когда он погладил Фила по щеке, снова целуя. Как-то так незаметно случилось, что француз стал неотъемлемой частью его жизни, без которой дни теряли яркость и остроту, да и управиться с некоторыми делами в одиночку было бы чертовски сложно.
Как, например, в субботу, когда хочешь-не хочешь, но нужно было посетить мать.
Обычно Крис отправлялся туда сам, но в этот раз попросил Филиппа составить компанию. Закупить продукты, кое-что приготовить заранее, сделать уборку, потому что сиделка только ухаживала за больной, но остальных забот не касалась.
В этот раз пожилая женщина встретила их у двери буквально в слезах.
- Что случилось? – внутренне подобрался Крис. Вот сейчас искать и нанимать другого человека по уходу за матерью, ему точно не улыбалось. Дело хлопотное, неблагодарное и долгое.
Оказалось – пропал внук женщины, живущий с родителями по соседству. Забегал и к бабушке, в квартиру Блэров, отпросился погонять мяч с друзьями, но прошло время обеда, его приятели давно вернулись, а мальчишки всё не было.
- Вам нет смысла бесцельно бегать по улицам, - постарался успокоить сиделку Крис. – Мы поищем, я знаю район, сам ведь здесь вырос. А вы пока разложите продукты в шкаф и холодильник.
Он молча кивнул Филу и потянул мужа за дверь.
Иногда француз сердился, что Крис не принимает его помощи, но это было не совсем так. Пока мог справляться – крутился сам. Если бы мать пришлось положить в больницу – попросил бы помочь, но до сих пор ничего критичного не было, а в специальные учреждения мать ложиться категорически отказывалась, да Крис и не настаивал – она бы там весь персонал доводила до белого каления ежедневно.
На улице смеркалось, так что понятна была тревога родителей и бабушки шестилетнего пацана.
- Так, - Крис покрутил головой, соображая. – Мяч они пинали возле школы, так что есть смысл поискать за ней. Там пустырь и старые, заброшенные гаражи, красота для всяких сходок и пряталок.
На футбольном поле было пусто, за ним тоже, Блэр позвонил домой – мальчишку пока не нашли.
Пришлось обойти полуразрушенные кирпичные стены, здесь раньше ремонтировали и оставляли машины. И вот в самом конце послышались всхлипы.
- Кто б сомневался, - пробурчал Блэр. – Эй, Барни, это ты?
Мальчишка всплакнул горше, а Крис примерился к стене. Обернулся к Филу.
- Или ты меня подсаживаешь, я на одной руке не подтянусь, или я тебя.
Скептически осмотрел новое пальто мужа и вздохнул. Смотрелось красиво, ему вообще нравилось, как Фил одевается… и особенно раздевается, но иногда вот просто вздыхалось.

Отредактировано Christian Blair (2018-03-19 00:59:12)

+2

19

Филипп никогда не отказывался помочь  Блэру, особенно если дело касалось матери. Единственный кровный родственник и судя по тому немногому он знал из слов Кристиана, когда – то до болезни у него была действительно приятная и крепкая семья, а мать заботилась  о своем ребенке и любила его. Да и сейчас любит, хоть под толстым слоем изменением её характера это становилось не заметно с первого взгляда.
Заставить холодильник съестным так, чтобы он плохо закрывался это почти для него удовольствие, одно, но в плане уборки Филипп был практический бесполезен. Воспитание в окружении домашней прислуги иногда давало осложнения. Он не умел пользоваться пылесосом или испытывал определенную брезгливость при виде грязи или клубов пыли. Глаза сиделки наполненные слезами его сильно насторожили. Оказалось, пропал ребенок и Кристиан разумеется вызывался помочь. Филипп молча кивнул и оставив дома пережмвающую за внука бабушку пошел за супругом. Это Филиппу и нравилось в ирландце наверное с того самого вечера в уже их, а тогда еще только его новой квартире. В нем чувствовалась осознанная ответственность за других людей, в нем было что – то именно такое, что  если бы что – то и случилось на него можно было невольно положиться и ощутить себя в безопасности. Самостоятельность , которая давалась тяжелым трудом и от того безумная нежность в их свободные минуты. Невольно улыбнулся рассматривая  ирландца  с нотой  восхищения.  Иногда ему казалось, что уже все и знает того как  никого другого, а нет тот все равно мог его удивить и почувстовать ка влюбляеться в него заново еще больше.
-Веди …Все – таки они не в Париже, где Филипп мог гулять не думая не о чем , потому что знал улицы как свои пять пальцев, здесь же были такие места куда бы он не вольно без охраны и не пошел бы. Старые постройки из обшарпанного кирпича видимо это было когда - то гаражами и теперь напоминало притон или свалку.  Они прошли мимо здания школы видимо в которой учился и сам Крис. Филипп в такие моменты остро понимал, какая между ними была пропасть в воспитании и социальных взглядах и почему это иногда так тревожило  Блэра. Услышав всхлипы они переглянулись, Филипп выдохнул. «Нашли»... По всей видимости, кто – то  провалился внутрь  и  теперь и сам был не рад такому приключению.
- Так. Внутрь ты точно не полезешь, у тебя всего одна здоровая рука. Ты потом не выберешься… Посмотрел горестно на новое пальто, начиная думать уже во  сколько обойдётся химчистка. Расстегнул полы и вздохнув подошел к мужу. Внутри было как – то не уютно, француз не занимался подобного рода вещами, наверное, со времен Британии.
- Подсаживай. Блэру должно быть подсадить его было куда проще чем ему его разница в телосложении хоть раз была  на его строну. Уверенным слитным движением забрался на стенку гаража и перекинув ноги остался на стенке гаража. Разумеется,  его ухоженные руки  мигом оказались черными  что у ж говорить о джемпере и пальто. Он приветливо помахал заплаканному мальчику внизу.
- Привет, Барни! Я Филипп, мы сейчас придумаем, как тебя вытащить. Не волнуйся все, хорошо…
Он увидел пару старых  ящиков  у стенки , но без помощи  Барни явно не смог бы с них оказаться на стенке. А вот если тот  использует его как точку опоры, шансы есть. Улыбнулся и глянул на мужа стоящего внизу. Описал ему картину  с немного ставшим заметным от  напряжения  акцентом.

+2

20

Иногда вот проще сделать самому, чем смотреть, как делают другие. Не потому, что считаешь, будто справишься лучше, а потому что так для души спокойнее. Вот болеть Крису было не в пример проще, чем когда заболевал Фил, к примеру. Потому что сам он о себе прекрасно знал, что ничего серьёзного, через день-два станет легче, а через неделю вообще позабудется, поэтому можно отсыпаться, а потом и отъедаться в своё удовольствие. А вот когда болеет кто-то из близких беспокоишься, думаешь, сделал ли всё возможное, не пойдут ли осложнения и так без конца.
Блэр присел, подставляя сплетённые замком руки и подтолкнул Филиппа, подсаживая на стену. Удержался от того, чтобы шлёпнуть мужа по заднице, ну а что, для поддержки и подбодрения, только в этих целях, но момент был серьёзен – не стал. Хотя то, что пацан мог отвечать на вопросы с той стороны внушало оптимизм и у Криса словно камень с души свалился. Конечно, городок у них маленький, происшествия редки, но дети пропадают повсеместно.
На взгляд Фила сверху только кивнул утвердительно и посоветовал изложить просьбу спокойно, чтобы мальчишка понял, чего от него хотят и не спешил.
Не с первой попытки, но у мальца получилось взобраться на ящики, а Филу его подтянуть к себе.
У Криса аж шея затекла смотреть вверх, хотя волноваться вроде бы было нечего.
Принял в протянутые руки мальчишку, а потом посмотрел, чтоб Фил не лихачил спрыгивая, ещё вывихов им к перелому в семье не хватало, а спустился повиснув на руках.
- А ну-ка, дай я на тебя посмотрю, - шутливо потряс мальчишку, быстро осматривая. Впрочем пацан был в порядке и бежал далеко впереди них, быстро забыв про свои страхи – есть хотел. Хорошо, что в таком возрасте тревоги быстро забываются. Крис обнял и коротко поцеловал мужа в щеку, когда мальчишка на пару минут скрылся из виду, забежав в подъезд первым.
У матери дома Блэр совершил стратегический манёвр, отправив Фила на кухню, заваривать чай вместе с сиделкой, а заодно выслушивать благодарности и отвечать по сто раз на одни и те же вопросы перепугавшейся бабушки. В общем поручил ему дипломатическую миссию, а сам собрал бельё, которое нужно будет отнести в химчистку, достал принесённое чистое, и быстро прошелся по комнате влажной уборкой. Повезло – мать как раз задремала и не нужно было вступать в беседы.
Возвращаясь к себе, не сговариваясь свернули в сторону магазина, Фил даже не пыхтел возмущенно, хоть Крис и нагрёб чипсов с пивом и прочей жутко вредной чебурды. Они даже почти не разговаривали – завалились на диван под плед и смотрели сериал. Криса после совместных посещений его матери обычно одолевало не самое радужное настроение, становилось обидно на жизнь, что вот так обошлась с его семьёй, хотя впрочем, не на долго. Что есть, то есть, глупо загоняться из-за того, что не можешь изменить, тем более в прошлом, лучше жить сегодняшним днём. Вполне себе неплохим, если есть кому сопеть у тебя на плече.
__________________________
- Нет, не надо Жану меня забирать.
- Да, у меня есть деньги на такси, и телефон я тоже не забыл.
- Обязательно напишу в смс что скажет врач.
Крис улыбался, отвечая на вопросы мужа, который раз третий, наверное, поправил его воротник, сказывалась нервозность, не любил Мерсье больницы, сильно.
Смотрел мужу вслед, как всегда любуясь – фигурой, непринуждённостью походки…
- Фи-и-и-ил! Вернись на минуту, я кое-что забыл.
Невозможно не улыбнуться, глядя, как мимолётная тревога сменяется на лице половина на улыбку-отражение, догадался по наглой блэровской физиономии, что ничего серьёзного, но всё же подошёл.
- Я люблю тебя, - заговорщицким шепотом прошептал Крис мужу на ухо, прижавшись щекой к щеке. – Вот, теперь точно можешь идти, а то опоздаешь.

+1


Вы здесь » Irish Republic » Завершенные эпизоды » Доверенное лицо