Irish Republic

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Irish Republic » Завершенные эпизоды » Say something


Say something

Сообщений 1 страница 25 из 25

1

http://images.vfl.ru/ii/1465680290/2d3d0160/12992858.png
Say something

https://s1.1zoom.ru/big0/683/Cats_Holidays_Christmas_466542.jpg

http://images.vfl.ru/ii/1465680290/7d64ae6d/12992859.png

УЧАСТНИКИ
Ян, Джонни и наглая рыжая мордочка
ДАТА И МЕСТО
23 декабря 2017, квартира Яна
САММАРИ
Когда ты сказал то, что на самом деле все и так знают, а все равно получилось неловко.

http://images.vfl.ru/ii/1465680290/2d3d0160/12992858.png

Отредактировано Jonathan Milligan (2018-03-14 21:29:42)

+1

2

Время летело настолько быстро, что парень совершенно упустил тот момент, когда подкрались рождественские праздники. И только украшенные улицы ярко напоминали о них. Рождество в крохотном Килкенни кардинально отличалось от того, что Ян привык видеть в Бостоне и Лос-Анджелесе. Здесь была совершенно другая атмосфера, более уютная и теплая, по сравнению с крупными мегаполисами. Идеальное место, чтобы провести праздники с семьей. Но семьи у Веллингтона не было. Вот и наступил тот прекрасный возраст, когда невольно начинаешь задумываться о будущем.
Парень неторопливо шел по  улице, про себя напевая песню Depeche Mode - Enjoy The Silence, громко играющую в наушниках. Он остановился у своего любимого супермаркета, подмечая, что именно здесь первый раз пересекся с Лорри. Интересно, почему мозг все время замечает такие мелочи?
Типичный поход в магазин, это когда пришел за двумя-тремя продуктами, а в итоге набрал целую тележку. На кассе Ян с удивлением выкладывал на ленту выбранную провизию. На кой хрен ему сдалось диетическое печенье? Ладно, пусть будет.
Веллингтон до сих пор не привык, что дома его больше никто не встречает. На съемной жилплощади порой очень не хватало Макса и вечно болтающего Кингстона. Эта квартира-студия, выполненная в стиле лофт, была воплощением мечты любого холостяка – кухня с барной стойкой, большая кровать, отделенная тонкой декоративной стенкой, и просторная душевая кабина в ванной комнате.
Сегодня от одиночества его будет спасать Джонни, если тот случайно не завалится в какой-нибудь бар по дороге и не решит остаться там. Правда, в защиту мужчины будет сказано, что вел он себя последние несколько месяцев почти образцово. Вы спросите, как Ян вообще его простил и продолжил не только общаться, но и постоянно делит с ним койку? Иногда блядская любовь творит страшные вещи, размывая все возможные границы, и ты удивляешься тому, на чьей стороне оказался.
В духовке запекался гусь в рукаве, в холодильнике охлаждалось вино – все как в лучших традициях свиданий. Но они не заморачивались по поводу каких-либо стереотипов, а просто жили так, как им нравилось. Когда в дверь позвонили, Ян поспешил открыть дверь, не удосужившись глянуть в глазок – зачем, когда все естество орало, что это Миллиган.
Если честно, то хотелось поцеловать мужчину прямо сейчас, пока он стоял на пороге, но вместо этого Веллингтон только отошел в сторону, пропуская гостя в квартиру, а затем, хлопнув входной дверью, все-таки сделал то, что хотел. Его губы были холодными с улицы, и Ян грел их своими, долго целуя мужчину вместо стандартного приветствия в виде сухого и безэмоционального «привет». Под курткой у Джонни что-то зашевелилось, и парень, отлепившись, вопросительно взглянул на него.
- Что там такое?

+4

3

Чем больше Джонни проводил времени с Яном, тем меньше его цепляли другие парни. В них не было того огня, который срывал крышу, даже если они отлично трахались. И это портило ощущения от их съема, сам съем, в общем-то, терял смысл. Это было странно, а еще это означало, что Яна хотелось видеть все больше и чаще, хотя хотелось это и без мыслей о сексе. И было чудесно, что Ян не стал долго устраивать мараторий не только на общение, но и секс.
Вот и сегодня Джонни шел в съемную квартиру парня, чтобы провести с ним время. Завтра он будет с дочерью наряжать елку, готовить рождественский ужин, делать все, что нужно, а сегодня он был здесь с подарком в одной руке, а второй придерживал маленькое рыжее чудо под курткой.
Джонни случайно заметил маленького, замерзающего котенка в закоулке. Сколько животинка провела на улице было не понятно, но уж точно не один день. Худой, продрогший, он жалобно пищал, тараща огромные для своей мордочки глаза. Джонни не раз подбирал зверей в Лондоне, пристраивая их к друзьями, но в этот раз он так и не решил куда именно поедет жить этот звереныш. Не считая того, что эту ночь он точно проведет у Яна с Джонни.
Вот только Ян так встретил Джонни, что мысли о котенке тут же вылетели из головы, стоило почувствовать поцелуй и ответить на него. Вообще все мысли улетучивались, оставляя место ощущением. Хотелось спросить с чего столько нежности и страсти уже с порога, но этот вопрос мог все испортить, а портить было ни в коем случае нельзя. Зато, следующий за поцелуем, вопрос Яна вернул Джонни в реальность, и он улыбнулся.
- Не что, а кто. Я тут не один. - Он приоткрыл полу куртки, позволяя показаться рыжей мордашке. - Надеюсь ты не против такой компании.
Джонни отложил подарок в сторону и выудил зверенка наружу, дожидаясь реакции Яна.

+4

4

Веллингтон готов был увидеть какой-нибудь фаллоимитатор, работающий на батарейках и так невовремя включившийся, но никак не маленькую рыжую мордашку, которая высунулась из-под куртки.
- Эй, привет, - на этот раз Ян здоровался уже со вторым гостем, пусть незваным и неожиданным, но очень приятным. Парень забрал котенка к себе на руки, а затем поднес его к лицу, чтобы рассмотреть. У малыша был рахит, видимо от голода, а на тельце кое-где виднелись проплешины. Сколько он провел в таком состоянии на улице, было не понятно, но одно ясно точно – долго бы он не протянул.
- Я сейчас вернусь, вытащи пока вино из холодильника, - если бы Яну тогда в домике на отшибе сказали, что он с этим мужиком будет в отношения играть, вот так по семенному отдавая команды, парень бы точно покрутил у виска. И пока Джонни был занят бутылкой, хозяин квартиры отправился в ванную, где в раковине помыл котенка, а затем завернул его в небольшое полотенце для рук.
- Где ты его нашел? - вернувшись на кухню, что заодно выполняла роль гостиной, Ян продолжал держать на руках кота в полотенце и внимательно наблюдал за Джонни, пока тот открывал бутылку любимого итальянского вина. Семейная идиллия, ей-богу. Парень очень любил животных, и Миллиган сейчас поднялся в его глазах. Сразу на несколько ступеней, которые он потерял, пока ходил блядствовать.
- Сильно голодный?  - вопрос вообще был задан мужчине, но животное на руках тоже жалобно запищало. А потом на ответ Джонни Яну было уже насрать – потому что началась кутерьма с кормежкой подрастающего представителя кошачьих. Если бы Миллиган вообще сейчас ушел, парень, наверное, заметил его исчезновение не сразу, потому что был полностью занят котенком. И пока тот лакал молоко, Веллингтон все-таки вернулся к своему мужчине. Своему. Мужчине. Нет, вы тоже этого видите? Хотя Ян уже давно перестал обращать внимание на странные чувства, что Джонни будил в нем, вместо этого полностью отдаваясь им. Зачем сопротивляться, когда можно плыть по течению?
Сам Веллингтон тоже был голоден, только не в традиционном смысле, ведь они не виделись почти неделю, а еще сегодня у него крайне праздничное и, не побоюсь этого слова, романтичное настроение. Так что, терпи, Миллиган. Ян практически припечатал мужчину к стене, целуя сначала нежно, затем более страстно, покусывая его губы и забираясь пальцами под футболку.

Отредактировано Yan Wellington (2018-03-16 05:54:27)

+4

5

И все пошло крайне неожиданным образом. Нет, Джонни не сомневался в том, что в целом Ян хорошо относится к животным, но вот так? Практически с нежностью он забрал котенка и тут же принялся за ним ухаживать. Это было.. мило. Действительно просто мило, вызывая желание улыбаться глядя на парня.
К моменту, когда Ян и теперь чистенький котенок вернулись, Джонни как раз отыскал бокалы и вытаскивал из бутылки вина пробку. Все это было так уютно и просто, словно и не было никаких непоняток в том, что между ними. И это одновременно успокаивало и заставляло беспокоиться. Джонни сегодня выбрал первое и откинул все мысли о втором, разливая вино по бокалам, а после глядя на очень милую парочку - чертовски привлекательного парня и котенка в его руках.
- Когда шел к тебе, услышал писк в закоулке. А там на меня уставилась эта пара голодных глаз. Не смог устоять и забрал его, подумал, что этой ночью с нами ему будет куда лучше. И не ошибся.
Но Ян похоже был полностью занят котенком, а Джонни не слишком настаивал на внимании к себе - вечер еще длинный, а наблюдать за парнем сейчас было очень даже интересно. Новые грани характера, взгляды и интересы - Миллиган открывал для себя Яна все с новых сторон и ему нравилось то, что он видел. Ему нравился Ян, пусть он и требовал от него иногда весьма неожиданные вещи.
А вот целовался он все так же крышесносно, как и каждый раз, когда они были вместе. И это Джонни ощутил стоило котенку перестать занимать все внимание Яна. Что же, похоже Джонни сегодня сам того не заметив, заслужил чуть больше, чем сам ожидал, а ожидания у Джонни и так не самые маленькие по жизни.
По телу побежали мурашки от прикосновений Яна, его напора, но это были те самые приятные мурашки, который значили, что сейчас Джонни будет просто охренительно хорошо, потому что от ласк этого парня, от секса с ним иначе не бывает. И он ответил, обнимая, чтобы пройтись пальцами по спине под футболкой, чтобы прижиматься к Яну как можно крепче и целовать его. Вот только одежда во всем этом становилась уже лишней и Джонни избавил Яна от футболки и тут же перебрался руками на его ремень.
Джонни был сегодня еще трезв, но эмоционально и чувственно его уводило уже не хуже опьянения и это было то самое, чего ему не хватало теперь в других, потому что было лишь с Яном.

+3

6

Знаете, есть люди, которые все из себя такие постановочно милые, добрые, что невольно задаешься вопросом, а не слипается ли у них задница от собственной слащавости? А есть такие как Джонни, которые сначала ведут себя как козлы, а потом спасают котят. Ян каждую встречу будто открывал новую страницу книги под названием «Миллиган: единственный и неповторимый». 
От его поцелуев и прикосновений теплая волна прокатилась по всему телу и замерла где-то внизу живота тугим узлом. Все, что оставалось, это постанывать в его губы, не прерывая поцелуя, и покрываться мурашками. Было так хорошо, что в голове остались только маты, чтобы описать внутреннее состояние. Брехня, что любовь это театральные вздохи-ахи и бесконечные прогулки под луной. Любовь - это в первую очередь искренность, забота в самых мелочах. А также животный секс и некоторое помутнение рассудка, когда смотришь на свою вторую половину. Когда-то Яну уже срывало так крышу от одного человека. Пусть потом будет больно, обидно, но этот калейдоскоп чувств определенно стоил того, чтобы ощутить его.
Футболка парня полетела куда-то в угол комнаты, и пока Джонни возился с его ремнем, Веллингтон опустил ладони со спины на чужую задницу, сжимая ее сквозь плотную ткань брюк. Где-то на этом моменте запищала духовка, оповещая, что праздничный гусь готов к потреблению.
Само Рождество Джонни проведет с дочерью и семьей, поэтому для них двоих праздник именно сегодня, а значит надо провести его как полагается – сначала ужин, вино, обмен подарками и только потом все остальное. В конце концов, повторно заводиться приятно вдвойне. Ян быстро чмокнул мужчину в губы и отлепился от него, собрав всю волю в кулак, потому что кровь от мозга уже давно отлила в другое место.
Пока они были заняты друг другом, котенок налакался молока и ушел исследовать квартиру, уснув где-то у батареи. Стояк в штанах мешал Веллингтону думать, но отголоски сознания подсказывали, что надо вытащить гуся из духовки, пока он не умер там второй раз. Парень натянул ранее снятую футболку (не комильфо предрождественский ужин встречать полуголым), а затем вытащил противень, после чего разрезал гуся и поставил на стойку, что служила в этой квартире обеденным столом.
- А что там обычно желают на Рождество? Хотя ты старше, тост с тебя, – Ян одной рукой взял бокал с вином за ножку, при этом неотрывно глядя на Джонни, стараясь не сорваться и не переспать с ним на этом столе, так и не притронувшись к еде.

+5

7

Раз за разом Джонни убеждался, что перейти к сексу для них с Яном не составляет ни какого труда что бы не творилось вокруг. Расчлененный труп в соседней комнате или очаровательный котенок, пьющий молоко - была бы в целом возможность. За все это время только нежелание Яна заниматься сексом смогла помещать им. И то не на долго. Это была чертовски радующая и одновременно ни чуть не менее пугающая Миллигана тенденция. Но радоваться он всегда любил больше.
Но есть в мире досадные вещи, которые могут прервать даже самое чудесное занятие, например, духовка. И вот это было еще более уютно-домашним, чем все, что было до этого. Словно они какие-то молодожены, готовящие семейный ужин. И все было бы ничего, если бы от этого ощущения не было бы на столько хорошо и спокойно. Не считая неудовлетворенного стояка в штанах.
Свежеиспеченный гусь чертовски аппетитно пах, а Джонни был голоден, но какой к черту гусь, когда хочется близости? К счастью, Ян натянул футболку обратно и это хоть немного сдерживало желание продолжить. Подойти сзади, обнять и целовать его плечи и шею, очень активно мешая всему, что не относится к сексу.
Джонни даже прошлось закрыть глаза и какое-то время просто стоять с бокалом вина в руках, неизвестно когда там оказавшимся.
Голос Яна вывел Миллигана из этого состояния, но вот фраза заставила даже усмехнуться. Джонни часто забывал сколько ему лет на самом деле и разницу в возрасте не ощущал совершенно. И если его спрашивали о возрасте приходилось высчитывать каждый раз заново.
- Я плохо разбираюсь в таких тостах. По большей части Рождество я проводил в своей жизни на очередных вечеринках, а не с действительно близкими мне. Так что.. Я легко бы мог сказать, что в этом ты меня если не старше, то наверняка опытнее.
Джонни рассмеялся, признавая что-то вроде неловкости от таких признаний. А от взгляда Яна мысли окончательно пытались вылететь из головы и тост грозился оказаться так и не придуманным.
- За вкусный ужин? Пахнет он именно так. - Еще одна попытка удержаться, чтобы не перейти к сексу до ужина, забив на него вообще, хотя бы ради предстоящего праздника и его атмосферы. Джонни сатютнул бокалом, отпил и отставил его в сторону. - Может я помогу с сервировкой?

+4

8

Все проходят конфетно-букетные периоды отношений, а потом спустя какое-то время жалуются, что ушла влюбленность. А как насчет того, чтобы начать отношения с секса с расчлененным трупом и маньяком за стенкой и дойти до уютных, почти семейных посиделок вдвоем? Слабо? То-то же.
- Прости, но тосты у тебя действительно полная херня, - Ян усмехнулся и, салютнув Джонни бокалом в ответ, сделал несколько глотков, после чего разложил кусочки гуся по тарелкам.
- Сегодня ты в гостях, так что наслаждайся ничегонеделанием. А насчет поздравлений, то вряд ли я ушел далеко от тебя. Отец почти всегда был в разъездах и не оставался с нами, а мы больше праздновали православное Рождество. Но в любом случае, это было так охренительно давно, что я уже ничего не помню, - Веллингтон не любил вдаваться в подробности своей жизни, и даже Джонни не был исключением. Почти как семья ужинают вместе, постоянно занимаются сексом, но так многого друг о друге не знают. Странные у них все-таки отношения, как ни крути. Ян тоже не спешил лезть в чужую душу, хотя порой было очень интересно, и какие-то откровения друг о друге они узнавали вот так, случайно в ходе какой-нибудь незамысловатой беседы.
Гусь идеально пропекся в рукаве, мясо было мягким и сочным, хорошо пропитавшимся приправами. Как хорошо жить, когда под рукой гугл и любой рецепт можно тут же посмотреть в интернете. При каждом взгляде на Миллигана сердце делала кульбит, наровясь к чертовой матери пробить ребра. Это когда просто смотришь на человека, а ощущение, будто первый раз уходишь в отрыв. Бокал вина остужал, но лишь на толику.  Парень просто пережевывал куски мяса, почти все это время не отрывая взгляда от Джонни. Кажется, они уже занимались сексом в мыслях, а  то, что происходило сейчас – просто прелюдия. Но хотя бы в честь праздничной обстановки стоило потерпеть и провести вечер так, как полагается.
- Завтра поедете к родителям? - это может показаться просто попыткой продолжить разговор, пока эмоции не начали действовать, опережая мозг, что отчасти так и было, но Яну и правда было интересно. Интересно, где Джонни проводит время, с кем, в каких отношениях он со своей родней, как дела у Эммы. Пусть мелочи, но такие важные.

+2

9

С Яном было легко, даже вот сейчас, в совершенно неожиданной ситуации для Джонни. Конечно, он проводил праздники один на один с кем-то из своих девушек и парней, которые были, но обычно после этого все и заканчивалось, ведь Джонни убеждался, что "это не оно" и успешно сливался, приводя сотни доводов почему нет. Необычным было именно то, что с Яном как раз наоборот было уютно и Джонни даже немного жалел, что они проведут этот праздник у родителей, о которых заговорил Ян, а не вдвоем с Эммой. Тогда бы он точно позвал Яна праздновать с ними.
- Православное? - Переспросил Джонни, когда речь зашла об этом. Он не очень хорошо разбирался в кой либо религии и смутно помнил, что значит это слово. Но это было что-то вроде бы из азии. В его собственной семье обычно праздновали католическое, так как родители были ярыми католиками и песах. Ни то, ни другое у Джонни большого восторга не вызывало с тех пор, как он перестал быть ребенком, но с появлением Эммы праздновать католическое рождество все же стал близко к традициям. Ожидание чуда и прочее, что нравится детям.
Гусь оказался действительно очень вкусным, и пожалуй только он умудрялся сдерживать желание встать и поцеловать Яна. Он и беседа, которую они с Яном старательно поддерживали. Наверное, это была вот та самая дружба, которую Джонни предложил оставить Яну, когда он устроил небольшой скандал по поводу случайных связей. Но так или иначе, Ян узнавал все больше о Джонни, а Джонни о Яне, хотя намеренно они явно не старались этого сделать.
- Да, родители не упускают ни одного шанса пообщаться с внучкой с тех пор, как узнали, что она вообще есть. К тому же, в их доме можно поставить огромную елку, а в нашей квартире нет. Хотя не уверен, что родители оценят заказанные нами пару лет назад игрушки с изображением монстров. А мне они нравятся, куда веселее того, что вешали в моем детстве. А ты? С Ником?
Джонни не хотелось, чтобы Ян праздновал один. И если бы он услышал в ответ именно это, то забил бы не мнение родителей и притащил Яна с собой в качестве, хотя бы, друга, пусть у них и нет ни каких отношений, и Ян не относится с к семье Джонни. не оставлять же человека одного в такой день.

Отредактировано Jonathan Milligan (2018-03-19 09:05:17)

+4

10

- Православное. Я ведь наполовину русский, ты забыл что ли? - воспитанный по большей части именно матерью, Ян долгое время вообще считал себя больше русским, чем американцем. Интересно, каким бы ублюдком он вырос, воспитывай его отец? По шкале от одного до десяти это точно была бы уверенная десятка.
-Ага, с Ником. Мы будем дома, в Лос-Анджелесе, у меня самолет завтра утром. Прости, я не так давно решил, забыл сказать, -  забыл, или не хотел, сейчас и не вспомнишь. Какие бы причины не заставили парня уехать, он жуть как соскучился по Америке. Это со стороны кажется, что они такие домашние и предельно близкие, на самом же деле стена, что была между ними, рушилась крайне медленно. В конце концов, в официальных отношениях они не состояли, поэтому отчитываться перед Миллиганом он не посчитал нужным, потому что сам мужчина себя в таких вещах тоже не утруждал. Эти дни он проведет дома с родителями и дочерью, Ника в городе не будет, не с Хоук же Яну праздновать Рождество, прости Господи. Как у нее дела, интересно? Ян сделал несколько глотков вина, стараясь заглушить алкоголем поток собственных мыслей, что заезженной пластинкой норовили пуститься по кругу и испортить вечер. Не хватало сейчас начать ностальгировать о первой любви, когда перед тобой сидит потенциальная вторая.
Интересно, Джонни часто вспоминает свою невесту? Наверняка да. Любит ли он ее до сих пор? Наверняка да. Господи, ударьте Веллингтона по голове. Как-то раньше его этот вопрос не волновал, а сейчас он кошкой скреб душу. Парень встал из-за стола,  чтобы проветриться по дороге до холодильника, где он достал вторую бутылку.
- Что будете делать на праздниках? – вопросы, чтобы поддерживать беседу, становились все больше притянутыми за уши. Ну а что еще делать? Можно, конечно, последовать примеру котенка и пойти спать, только не в традиционном смысле этого слова. За ужином страсть поутихла, но она могла разгореться с новой силой в любой момент. Это как кинуть в бензобак зажженную спичку.
- Кстати, у меня есть для тебя подарок, - это, вроде бы, был последний пункт, который нужно сделать перед сексом. Ян достал с полки набор дорогих одиночных струн для гитары, празднично завернутый в крафт-бумагу, и протянул подарок мужчине, становясь с ним рядом. – С наступающим.

Отредактировано Yan Wellington (2018-03-20 13:03:49)

+5

11

Возмущение Яна о том, забыл ли Джонни какие национальности намешаны среди предков Яна, вызывало у самого Джонни улыбку. Он прекрасно помнил все, что Ян говорил о себе, а говорил он не много. Он вообще запоминал удивительно хорошо то, что касалось Яна и, хотя не расспрашивал, ему знать все это было очень даже интересно.
- Это я помню, но я очень плохо разбираюсь в религиях и не знаю и половины названий всех конфессий.
Вино расслабляло и делало обстановку еще мягче и уютнее. И целовать Яна хотелось уже нежнее, растянуть прелюдию на подольше, а не сразу переходить к сексу. Что тоже хорошо, ведь прелюдия тоже чертовски приятный процесс, если заниматься им с желанием.
Напрягало только то, что парень говорил.
- На долго? - стараясь не звучать обеспокоенным или расстроенным, поинтересовался Джонни о поездке Яна в Америку. Миллиган еще раз напомнил себе, что отношений у них нет и, все равно, он будет занят все праздники, но отчего-то уже то, что Яна не будет в городе, его расстраивало.
Но это сейчас. Как только Джонни покинет эту квартиру, то как обычно вернется в мир своих мыслей и воспоминаний о прошлом, самом лучшем рождестве в его жизни, когда рядом была не только дочь, но и Бэкки. В этом году отвлекать его от всего не радостного будут другие люди. Человек.
- Общаться с семьей, с которой я не виделся двадцать лет. Но это ровно до приезда Билли. Помнишь Билли? Мы заходили к нему в Лондоне.
Билли был лучшим другом Миллигана с шестнадцати лет, с того самого момента, как он оказался в Лондоне. Они не были похожи уже тогда почти ни чем, кроме любви к одной и той же музыке. Когда Джонни старался переспать с каждым, кто вообще вызывал желание переспать, Билли мечтал о большой и чистой, и что было интереснее всего, был натуралом девственником. А потому, у группы было одно стремление для Билли - найти ему девушку. С тех пор произошло многое, но дружба осталась прежней - они принимали друг друга такими, какие есть, зная разнообразные нелицеприятные моменты жизней друг друга. И каждый раз поддерживали друг друга.
- Он приезжает на праздники, посмотреть, как живет Эмма, отвлечь меня.. - Тема переходила в ту плоскость, которую Джонни не хотел, а потому нужно было ее резко менять.
К счастью для Джонни, Ян сменил тему сам, переключаясь на подарки. И пока Джонни оглядывался, вспоминая, где оставил свой, он обнаружил в руках подарок от Яна.
- Твой я оставил где-то в гостиной, отвлекшись на котенка. - Миллиган почти подорвался поискать сам, но Ян опередил его. В праздничном подарочном пакете лежал набор из графина для виски и пары бокалов. Подарок Яна ему понравился больше, чем свой. - Спасибо. Они должны звучать просто шикарно.

+4

12

- Нет, ненадолго, только на праздники, - Джонни прореагировал на эту новость именно так, как и должен был - то есть никак. Вопрос из вежливости и лицо, абсолютно не выражающее никаких эмоций. Нет, ну а что ему надо было сделать? Упасть к Яну в ноги и молить не уезжать? Внутренний диалог парня в голове попахивал откровенным абсурдом. Слава Богу, логически он сам это понимал, не давая удариться самому себе в приступ истерии. Но голова и сердце давно работали на разных фронтах. Состояние внутри напоминало американские горки, волны из чувств и эмоций порой захлестывали настолько, что нервная система вот-вот готова была дать сбой.
Но эти ощущения были настолько настоящими, настолько сильными, они как алкоголь, вызывали привыкание, и теперь душа требовала все новых и новых раздражений. Жертва сотрудничала с палачом ради собственного уничтожения. Но какого приятного уничтожения, черт подери.
Весь ураган, творившийся внутри, Ян пытался глушить вином, чувствуя, как приятная теплота разливается по телу. Алкоголь одновременно и гасил неуместно появляющиеся мысли, и тут же давал выход новым – этакий водоворот мыслей в сознании, который никак не остановить. Все, что оставалось – это выглядеть непринужденно внешне. Даже тогда, когда Миллиган говорил о Бэкки. Он не называл ее имя, как и всегда, но было ясно как белый день, от каких именно воспоминаний старый друг будет отвлекать мужчину.
Чем больше Ян узнавал Джонни, тем больше видел бездну, в которую тот с таким упоением загонял себя. Алкоголем, что вливал в себя без каких-либо лимитов, случайными связями. Минетами в туалетах бара. Но, может, прошлое — это якорь, который тянет нас обратно? Может, стоит выпустить того, кем ты был, чтобы стать тем, кем ты будешь? Веллингтон осторожно, пусть и по-своему, пытался вернуть его к жизни, но мужчина отчаянно не хотел спасаться.
- Конечно, помню. У тебя, похоже, будут насыщенные праздники, - парень улыбался, смотрел на Миллигана и чувствовал себя долбанным конструктором: крыша давно уехала, сердце украли, а мозги... а вот где были оставлены мозги, не имелось ни малейших предположений. При упоминании о котенке Ян автоматически взглянул на малыша, который все также ютился у батареи, видимо, пытаясь согреться после продолжительного нахождения на улице.
Парень распаковал свой подарок, доставая из него красивый набор из графина и необычных стаканов для виски. Вот только вместо словесного проявления благодарности, Веллингтон подошел вплотную к мужчине, положив руку ему на затылок, чтобы притянуть к себе и поцеловать.

+4

13

Вздох облегчения Джонни заглушил глотком вина, но ему действительно стало спокойнее, что Яна вернется скоро. И снова все тревожные звоночки Миллиган списан на то, что называл дружбой между ним и Яном. Такой вот дружбой с жарким сексом и желанием видеть как можно чаще.
На языке вертелось так много вопросов, которые хотелось задать. Но они все были слишком.. Слишком все. Джонни хотел знать чем будет заниматься Ян, будет ли он дома, а с этим, как понял Джонни у Яна было ни чуть не лучше, чем у него самого, с кем еще он будет проводить время. Хотелось поехать с ним и познакомиться с его друзьями, узнать, чем он живет кроме того, чем пришлось в этом маленьком городке. Узнать больше, увидеть, почувствовать, нагло вломиться во всю остальную жизнь этого парня и забить на все. Но решиться на это сейчас Джонни просто не мог. Не теперь. И все, что ему осталось это кивнуть в ответ на короткий ответ Яна.
А еще смотреть на него, чувствуя, как в голове проносится буря из мелодий, слов и образов, дополняющих друг друга и пытающихся сложиться во что-то бесконечно тоскливое и такое же бесконечно влюбленное. Улыбка Яна, его движения, Джонни даже забыл о струнах, лежавших на его коленях, бумаге и прочем. Он смотрел, как Ян разворачивает подарок, как убирает его в сторону и подходит.
Губы Яна, как и всякий раз до этого, отключали способность мыслить, оставляя только ощущения и желание. Джонни обнял его, забрался руками под футболку и быстро снял ее. Ждать, чтобы касаться желанного тела, было уже невозможно.
Раз Ян уезжает, тем более завтра, то Джонни не простил бы себе, если бы не постарался получить его как можно больше прямо сейчас. Всю эту ночь.
- Я не отпущу тебя так просто, - Миллиган улыбнулся, разрывая поцелуй, но лишь на мгновение, пока не коснулся губами груди парня. Джонни бы покрыл поцелуями его всего, но сперва нужно было парня раздеть, а за одно и себя. Пальцы быстро пробежались по пуговицам рубашки, и как только рубашка соскользнула с рук, Джонни встал, целуя и прижимаясь к своему любовнику всем телом.
Взять его здесь? Почему нет? Продолжить можно будет где угодно. Пальцы скользнули за ремень джинсов. Джонни дернул парня к себе, как можно ближе, чтобы ощущать его всего, получить от Яна все, что возможно, ведь уже совсем скоро он будет так далеко. И это будет изводить. Где он там, чем занят. Лучше получить себе то, о чем можно будет думать наедине с собой. Приятное, а не все то, что обычно роится в голове. А целовать Яна было приятно, избавляя его от остатков одежды.

+3

14

В голове звенело от того количества мыслей, что беспорядочно бились по стенкам черепной коробки. Обычно возбуждение отключало мозг, сосредотачиваясь на получении именно физического наслаждения, но только не сегодня. Дорожки поцелуев горели на коже, от соприкосновения почти обнаженных тел по венам пробежал ток. Хотелось что-то сказать на заявление Джонни, но на периферии сознания вертелись совершенно несвязанные предложения, так что вместо ответа парень только тихонько простонал, проводя пальцами по спине мужчины и прижимая его к себе.
Остатки одежды друг с друга они снимались быстро, рывками, чтобы быстрее добраться до желаемого. Окончательно избавившись от тряпок, Ян с силой прижал мужчину к стене, так, что тот своей задницей впечатался в выключатель, погружая квартиру в темноту. Теперь они  -единственный ориентир друг для друга.
До кровати они добрались за несколько шагов, парень лег на спину и тут же утянул Джонни за собой, параллельно целуя. На улице потемнело, и источником света были только мерцающие огни, что попадали в окно и разноцветными бликами ложились на спину Миллигана. Ян водил по ней подушечками пальцев, вырисовывая замысловатые узоры, медленно спускаясь по позвоночнику к ягодицам. Разве может человек быть настолько желанным? Таким, что начинаешь задыхаться, таким, что сердце готово было к чертовой матери пробить грудную клетку. Хотелось оттолкнуть Джонни, послать его, потому что еще немножко и сумасшедший водоворот эмоций как цунами мощной лавиной накроет парня с головой.  Той лавиной, что накопилось за все время, что мужчины скрывали, глушили в себе так неожиданно родившиеся чувства. Они вообще слишком часто сражались друг с другом. Между ними шла постоянная борьба, каждый день они бросали друг другу вызов. Но, не смотря на все различия, у них было то, что объединяло их обоих — они были без ума друг от друга.
Внутри все сжималось от непонятного трепета, неясной тревоги и предвкушения. Сегодня все было как-то не так, как обычно. Теперь между ними было больше химии, чем физики. Ян практически вжимался в чужие губы своими, обкусывал их, чувствуя, как возбуждение мужчины упирается ему в живот. Пальцы Миллигана ласкали так, будто он сейчас наигрывал какую-то мелодию, а парень был как натянутая струна, отзывающаяся на каждое прикосновение. Он отчаянно прижимал Джонни к себе, обнимая за шею и целуя, будто боялся, что тот неожиданно исчезнет.
- Люблю тебя, - тихо, на выдохе, практически сквозь стон. Наверное, когда долго занимаешься любовью, к этому занятию рано или поздно примешиваются чувства. Наверное, никакие мозговые центры больше не были в состоянии тормозить слова, которые сами слетели с губ. Слова, такие заезженные и приторные, но в тоже время такие настоящие и легкие, как ветер. Ян резко распахнул глаза. Маска, которой он час от часу прикрывался, как щитом, за которой были спрятаны настоящие чувства, в один момент упала, разбилась, делая его уязвимым.

+3

15

Смесь нежности и страсти, желания получить все прямо сейчас и растянуть удовольствие. Желание ни когда, ни куда не отпускать и страх быть слишком близко смешивались, обостряя ощущения, усиливая желание продолжать. Джонни не замечал мелочей вокруг, он просто хотел быть с Яном сейчас, ласкать его, целовать, слушать его стоны и стонать самому.
Агрессия от возбуждения, желание подчинить, заставить остаться здесь, желание владеть и управлять жизнью этого парня проскальзывали агрессивными поцелуями, грубыми ласками, и тут же сменялись нежностью. "Мой" рвалось откуда то изнутри и пугало. Он обещал себе не любить. Он обещал.. Но прекратить ничего не получалось. Его тянуло к парню и прямо сейчас было все равно до осторожности с собственными чувствами.
Руки скользили по телу, прижимаясь и ощущая, что они оба возбуждены так сильно, как только возможно. Джонни развел ноги парня, сегодня он не хочет решать кто будет в активе, сегодня он хочет Яна и получит его. Он будет ласков, но именно он будет..
Любить? Это слово звучало голосом Яна и Джонни не сразу понял, что Ян действительно произнес его вслух.
Напряжение теперь было совсем не сексуальным. Джонни практически застыл, нависая. Мысли одна за другой возникали и исчезали, но ощущение было одно - он не хочет этого слышать, не хочет, потому что ему слишком хорошо от произнесенных слов.
Губы скривились, пока Джонни пытался понять, что ему теперь делать. Но придавать значение тому, что пугает - значит поддаваться, признавать. Нет, признать то, что между ними любовь, Джонатан все еще не был готов.
- Тсс, - Миллиган приложил палец к губам парня, заставляя себя снова двигаться свободно. Вот только в голосе были нотки мольбы. - Давай не будем усложнять эту ночь? Не надо говорить об этом. Это все вино и атмосфера.
Джонни целовал шею парня, надеясь, что он не начнет ничего доказывать, а поступит так же, как и Джонни - сделает вид, что ничего не было. Даже если утром они оба будут прекрасно понимать, что в их отношениях добавилась еще одна сложность из-за озвученных чувств. И возможно стоило сказать "а я тебя не люблю" и не мучить ни себя, ни Яна, но Джонни не мог произнести этого, чувствуя фальшивость этой фразы.

+2

16

Сердце бешено стучало. Будто по нему барабанными палочками отбивал ритм ударник какой-нибудь heavy metal группы. Страх, неопределенность, нежность – все смешалось в одном коктейле. Было страшно. Страшно, что этой короткой, неожиданно брошенной фразой Ян разрушит то немногое, что было между ними. Но если бы Веллингтон действовал так, как орет ему сердце, то наверняка повторил бы эти два слова еще не один раз. Потому что это было правдой, скрывать которую больше не было смысла.
Руки парня застыли на шее Джонни, пальцами он сильно сжимал кожу на его затылке, будто не давая ему убежать. Возбуждение тут же ушло на второй план. Ян огромными глазами смотрел на мужчину, на его лицо, ожидая реакции. Он был растерян ничуть не меньше чем признавшийся секунду назад парень. И эти чертовы несколько секунд молчания казались вечностью, тишину которой практически разрывал стук в висках.
Сказанное Миллиганом тут же дало молниеносную реакцию в организме. Снова внутри все сжалось, только теперь от обиды вперемешку с растерянностью. Будто тебя схватили за руку и поставили на место, вернули с небес на землю, попутно обрезав крылья. Веллингтон сглотнул и молча кивнул, соглашаясь. Но только на первое предложение. Невероятно сильно хотелось возмутиться. Какие нахрен обстановка и вино? Надо было сходить на кухню за пустой бутылкой и хорошенько приложить ее к голове Миллигана. Вот только любовь порой делает нас настолько слабыми, что мы пытаемся ухватиться хотя бы за что-то, оставляя гордость в одиночестве сидеть на галерке.
Пока Джонни целовал его шею, Ян оставался безучастным, потому что в этот момент мысли в его голове носились как полоумные. Тысяча вопросов и ни одного ответа. Но тело так трепетно отзывалось на ласки мужчины, ему было совершенно наплевать на ответные чувства, оно просто хотело прикосновений и близости. Его прикосновений. Его близости.
Парень прикрыл глаза и тут же не сдержал стон. Кажется, теперь он точно согласился с Джонни, что они не будут усложнять эту ночь. Как там говорят, плоть слаба перед искушениями? Тогда его плоть была не просто неебечески слабой, она вообще не имела никаких намеков на силу волю. Пусть он не любит, пусть он до сих пор думает о Бэкки. Пусть хотя бы этой ночью будет иллюзия,  будто они занимаются любовью, а не просто трахаются. Мазохизм чистой воды.
Ян схватил мужчину за волосы на затылке, притянув к себе для поцелуя.

+3

17

То, что испытывал Джонни сейчас, можно было бы назвать, наверное, паникой. Паникой от того, что чувства внезапно вскрыли, от того, что до них пытались добраться, хотя он отчаянно прятал их, даже от себя. И чем больше он нервничал, тем больше ласки вкладывал в поцелуи, которые дарил сейчас Яну, словно пытаясь показать "смотри, и без всего этого нам может быть хорошо вместе". Без слов, которые могут все испортить. Слова хороши вне, Джонни любил слова, когда они складывались в песни, когда они служили инструментом для всего чего угодно. Но вот тут они были лишними, так он хотел думать.
И продолжал ласкать, губами шею, рукой член Яна, возвращая обоим то возбуждение, каким обо было до слов.
Отвлекая себя от подспудного желание ответить взаимностью, заталкивая ее куда то внутри себя подальше. Он не может любить. Не может. Не может!
Накатывающая злость на самого себя, за то, что не может сам однозначно сказать "нет", и на Яна за то, что он сказал то, что было говорить не нужно, тоже должна была превратиться в то, что доставит удовольствие и это были страстные поцелуи, глушащие стоны парня.
Теперь хотелось близости как можно скорее - когда Джонни будет в Яне, он перестанет думать, он будет просто наслаждаться.
Небольшая растяжка пальцами, чтобы не было больно, и медленное проникновение членом.
Такое же простое, как и с любым другим парнем, действие, но... И вот это "но", снова звучало, как тихое "люблю", только недавно произнесенное.
Джонни не сдерживал стонов и порывистого дыхания, но слышал он только дыхание своего партнера, желая заставить Яна стонать так, чтобы у него не было больше желания говорить до тех пор, пока они не уснут измотанные и удовлетворенные. А завтра будет завтра и все слова и решения. А сейчас жаркий секс.

+2

18

Ян отчаянно отгонял все размышления, сосредотачиваясь на ощущениях. На губах, что вызывали мурашки, на руке, что ласкала член, на пальцах, что быстро растягивали. Но мысли все равно тягучей рекой плыли по сознанию, не давая отдохнуть от них ни на секунду. В груди клокотало от чувств, что нахлынули холодной волной, от глухой злобы, от собственной слабости. Одновременно хотелось прижать Джонни к себе и никогда не отпускать, нашептывая ему на ухо это пресловутое «люблю», а с другой стороны хотелось хорошенько врезать ему. Ногой. По морде. Чтобы он почувствовал хотя бы толику того, что чувствовал сейчас парень.
Проникновение было ожидаемым, но все равно болезненным. То ли от того, что секс был давно, то ли от того, что Веллингтон никак не мог до конца расслабиться. Губы у Джонни были такие же мягкие, как обычно, прикосновения такие же требовательные, как и прежде. Но все, черт подери, все равно было другое. Будто они занимались сексом впервые. А несколько десятков раз до этого были всего лишь прелюдией. Ян целовал мужчину, пытаясь в поцелуй вложить те самые чувства, о которых он говорил ему минуту назад. Чтобы Миллиган знал, что ни вино, ни атмосфера были ни при чем. Он рано или поздно сказал бы это, будь они хоть у черта на рогах. Без гребанного вина и такой же гребанной атмосферы.
Джонни двигался медленно, но все равно было дискомфортно, порой даже больно. Ян прикрыл глаза, часто дыша и пытаясь расслабить мышцы. Сердце продолжало стучать по грудной клетке, как отбойный молоток, а мужчина прижимался так сильно, что, казалось, сердце пробьет заодно и его ребра. Парень силой вцепился в плечи Джонни, будто желая оставить на коже отметины, и подался к нему бедрами, чтобы он двигался быстрее. Насрать, что смазки было мало, что растянули его погано, пусть будет больно. Одна боль всегда уменьшает другую. Пусть сейчас она перекроет то, что творилось внутри.

+3

19

Джонни чувствовал напряжение, он видел, что Яну было больно, но не мог заставить себя прерваться и найти смазку. Для этого бы пришлось отпустить его, а отпускать не хотелось, пришлось бы на короткое время прекратить то, что помогало не думать.
"Останься и мы во всем разберемся". Джонни отгонял не нужные мысли. Он чуть замедлился и спустился рукой вдоль члена парня, к анусу, поглаживая кожу, помогая расслабиться. Какие бы ощущения Ян не вызвал своим признанием, как бы не сходил с ума сейчас Джонни, он не хотел делать больно самому Яну.
"Не надо уезжать, будь со мной". И снова хотелось покрыть его всего поцелуями, чтобы перестать думать о том, что он не может быть с этим парнем, ведь это не правильно. Не правильно сейчас, так скоро после Бэкки, не может потому, что любовь - жестокая дрянь и ему прекрасно было жить без этого идиотского чувства. Не может потому, что не знает как по-настоящему и искренне любить парней, а не встречаться только потому, что у них ахуенные тела. А то, что это было для него самого не просто какое-то увлечение, Джонни чувствовал. Но не признавал, как и саму любовь к Яну. Сейчас так уж точно не признавал, отвлекая себя и его поцелуями и ласками.
"Люби меня, даже если я говорю обратное". Когда Ян расслабился, Джонни снова ускорил движение своих бедер. Ян уедет и не смотря ни на что, Джонатан хотел получить его как можно больше сегодня. Он почти кусал, целуя, забирался в волосы пальцами и оттягивал назад, выгибая таким образом шею и покрывая ее поцелуями. Все ощущения кричали, что это было уже не просто желанием, как в самом начале, не просто игрой гормонов, это было большим, но прекратить, даже не смотря на весь страх перед чувствами, было не возможно. Джонни просто не мог не поддаваться желанию быть как можно ближе и он был, здесь и сейчас.

+2

20

Физический дискомфорт действительно немного притуплял душевные стенания, от которых хотелось лезть на стену. Упоительное, почти опьяняющее чувство, когда возбуждение от прикосновения любимых рук смешалось с пугающей безысходностью от этих же прикосновений. Внутри тугой узел стискивал все органы, не давая привести сердцебиение и дыхание в нормальное состояние. Но ощущения от болезненного прикосновения перекрывало жгучее желание. Ян даже хотел, чтобы Джонни делал это жестко, пусть даже порвет его. Пусть вытрахает это ядовитое «люблю», что постоянно звучало в голове так громко, что казалось каждый человек в этом городе слышит его.
Стоило закрыть глаза, как в мыслях тут же всплывали флешбеки их первой близости. Шершавая ткань покрывала, железный запах крови и животная страсть, что пеленой обволакивала сознание. Его первый раз в пассивной позиции. Как Ян мечтал тогда больше никогда не встречать Джонни, и как сейчас мечтает никогда его не отпускать. Между ними с самого начала все было неправильно, по всем статьям морально-этического кодекса. Разве могло из той грязи, из всего того порока, что рождался при каждой их встрече, получиться что-то светлое и настоящее?
Жалел ли Ян, что сказал? Нет. Он слишком хорошо знал, что жизнь – черствая сука, и никогда не знаешь, когда видишь любимых последний раз. Лучше признаться, чем потом жалеть о несказанном. Лучше вовремя ошибиться, чем невовремя поступить правильно.
Джонни пытался помочь расслабиться, но вряд ли это вообще было возможно сейчас. Парень был как натянутая струна, как оголенный нерв. Каждый толчок отдавался тупой болью внизу живота, но он продолжал стонать в чужие губы, то ли от болезненных ощущений, то ли чувств, что хотели выплеснуться наружу. Ян пальцами гладил руки, бока, спину мужчины, будто в первый раз изучая его тело.
Когда Миллиган толкнулся особенно глубоко, головкой касаясь простаты, парень громко вскрикнул, потому что мужчина в этот момент целовал его шею, не успев заглушить вырвавшийся стон губами. Мышцы сильно обхватывали его член внутри, пульсируя от яркой вспышки боли от грубого проникновения, и в то же время от наслаждения от полноты ощущений. Ян даже прикусил свою нижнюю губу, чтобы в порыве страсти снова не сказать то, что не следовало. Только сейчас он бы не прошептал это, а выкрикнул, чтобы все гребанные соседи были в курсе.

+3

21

Не прекратить, не остановиться. И дело было не в сексе, он-то как раз закончится. Дело было во всем остальном. Джонни знал, что не смотря на то, что было прямо сейчас, он все равно будет хотеть увидеть Яна, он все равно постарается, чтобы общение между ними не заканчивалось.
И это было еще хуже, ведь любовь Яна, озвученная и признанная ими обоими, теперь будет создавать неловкость, стоит только коснуться ее или того, что около этой темы.
Но как может он отказаться от Яна, от прикосновений, от голоса, от дыхания, от возможности поцеловать, от пробуждений рядом... Злость снова накатывала из-за терзающих противоречий и Джонни забывал быть нежным. Пусть на мгновения, но их хватало, чтобы услышать громкий, скорее болезненный стон и опомниться.
Это было не правильно, все должно было быть не так, вообще все, и даже этот секс. Они хотели быть нежны, и были, пока любовь не была высказана. Но именно любовь, призванная быть источником любви и нежности, служила сейчас поводом для того, что их секс был грубым. Но он все равно был. Не уж то их желание быть вместе на столько сильнее?
Джонни вошел до конца и прижался. Готовый кончить, он просто прижался к Яну, губами к его плечу, не давая ни куда увильнуть. Он хотел ощутить его, прочувствовать, надеясь, что это поможет ему разобраться. Но вместо ясности в голове был еще больший хаос. Обнимать Яна было так естественно и приятно, что отрицать свои собственные чувства было все сложнее. А в то же время все легче. Ведь если он так сильно любит Яна, значит надо бежать, бежать, как можно дальше, пока не случилось ничего плохого. Но как он может отпустить его?
Джонни поднял голову и коснулся губами и кончиком носа кожи за ухом, легко, нежно. И все же поднялся сам, чтобы заткнув парня поцелуем, кончить сам и дать кончить ему. Он должен его отпустить. Может быть там в Америке Ян одумается, а Джонни сможет прийти в себя после мудрых и заботливых слов друга. Они опомнятся и все будет хорошо.
Но все это было мало похоже на мысли, скорее на ощущения, пробивающиеся через ощущения секса.
Он глухо простонал в поцелуй, позволяя оргазму занять его мысли и ощущения. Хотя бы несколько мгновений чистого кайфа без терзаний и прочей херни.

+3

22

Они патологически не подходили друг другу. Элементарно хотя бы тем, что были одного пола. Но знаете, что делает судьба в таких случаях? Сводит этих людей. Чтобы видеть, как они страдают, как мечутся в неопределенности, разрываемые внутренними противоречиями. Она наслаждается этим зрелищами, точно так же как люди в древнем Риме наслаждались кровавыми зрелищами в Колизее.
Каждый толчок вырывал с губ стон. Боль вперемешку с наслаждением, будто кто-то засунул их в один жгучий коктейль и перемешал в блендере. Заодно там же перемешали и самого Яна. Прикосновения Миллигана, его поцелуи, были настолько же нежными, насколько грубыми были его проникновения. Как они вообще могли забыть про смазку? Парень не переставая водил по телу мужчины руками, стараясь запомнить каждый его сантиметр. С упоением отвечал на поцелуи, будто они последние.
Он чувствовал движение члена внутри себя, как он растягивал мышцы, как касался простаты, как каменел, перед тем, как Джонни кончил. Ян ловил его стоны губами, вслушиваясь в каждый приглушенный звук, в учащенное дыхание и сердцебиение. Их первый совместный секс, когда Ян так и не словил оргазм. Зато грозился словить тахикардию, если сердце не перестанет колотить с такой скоростью. 
Миллиган лежал сверху, и парень бездумно водил пальцами по его бокам, пока он отходил от наслаждения. От бешеного круговорота эмоций кружилась голова, а пульсация в висках уже звучала в такт с биением сердца, и Ян ощущал себя барабанной установкой, по которой безбожно колотили. Хорошо, что завтра, а вернее уже сегодня, он уедет. Улетит домой, и их с Джонни будет разделять целый океан. Такой же бездонный и бескрайний, как пропасть между ними. Веллингтон обязательно приведет свои мысли в порядок, потому что в голове стараниями двух людей давно творился самый настоящий кромешный ад.
В душ и спать. Хотя кому он врал? Вряд ли Ян вообще сможет сегодня заснуть. Выгнать Миллигана или продолжить издеваться над самим собой? Как настоящий мазохист со стажем парень гордо выбрал второй вариант. Пусть эти вечер и ночь будут такими, какими были задуманы. После сказанного пусть хотя бы останется иллюзия, которая утром рассыплется  подобно песочным фигурам под дождём.
Ян выбрался из объятий мужчины и скрылся в ванной. Холодная вода нихрена не остужала и не отрезвляла. Парень наскоро вытерся и завернулся в халат, на секунду взглянув в зеркало. Такое лицо, будто он решал в уме сложную задачу. У которой изначально не было решений.
Котенок тем временем от батареи переместился на входной коврик. Ян наклонился и аккуратно погладил малыша по голове. Все, больше оттягивать момент возвращения в спальню к бесконечно любимому разрушителю своего душевного спокойствия было бессмысленно. Веллигтон громко и смачно выругался про себя, прежде чем лечь на кровать рядом с мужчиной, накрываясь одеялом. Будильник поставлен, багаж собран. Билеты на тумбочке у входа. Быстрее бы уехать.

+3

23

Джонни почти выругался, понимая, что кончил только он, но Ян не дал даже помочь ему кончить. Это куда нагляднее говорило о том, что между ними теперь все намного сложнее, чем слова, чем любые другие действия. Ян признался в любви, Джонни не ответил. Разве вообще может после этого быть хоть что-то нормально?
Но терять Яна не хотелось. Джонни хорошо это прочувствовал, стоило Яну встать, чтобы всего лишь сходить в душ. Он словно уходил уже сейчас.
Джонатан откинулся на кровати. тупо смотря в потолок и пытаясь понять чего он хочет, что происходит и что теперь дальше делать. Он просто лежал, мечтая, чтобы ответы сами пришли к нему и не нужно было выдавливать их из себя, преодолевая ощущения и чувства, которые преодолевать не хотелось.
Он так лежал до тех пор, пока не вернулся Ян. Все такой же отстраненный, погруженный в себя, такой, каким Джонни его еще не видел и не хотел видеть. Словно они расставались не смотря на то, что у них и не было признанных отношений. Но получалось, что они были не смотря ни на что.
Миллиган повернулся к парню, не нарушая желание Яна отстраниться, пусть и желание сделать это было огромно.
- Ты заберешь котенка с собой? Боюсь, что тебя не пустят на самолет без какой-то там бумажки. - Это не то, о чем хотелось говорить, но эта тема была хотя бы нейтральная. Те вопросы, которые действительно хотелось задать, вызывали желание запереть Яна в этой квартире и не отпускать до тех пор, пока между ними не будет все ясно. Или просто умолять Яна остаться, присоединиться к семейному ужину и послать к чертям все опасения. Но чем больше было это желание, тем сильнее был тот самый иррациональный страх, что поселился в Джонни со смертью Бэкки. И тем сильнее он сжимал зубы, думая над тем, что он хотел предложить.

+3

24

Куда делся тот Ян, который с юмором встречал все жизненные трудности и язвил с такой частотой, будто от этого зависела его жизнь? Он был сейчас где-то так охренительно далеко, что достучаться было невозможно. Сердце перестало выдавать кульбиты, а мысли в голове потихоньку выстраивались во что-то похожее на логическую цепочку. Первый шок прошел, паника схлынула, уступив место пугающей пустоте. До чертиков знакомое чувство. Только семь лет назад масштабы бедствия были в сто раз хуже, потому тогда он потерял вообще все и всех.
Ян больше не был двадцатилетним сопляком, чтобы впадать в депрессию от неразделенной любви. Все можно пережить, а это тем более. В голове автоматически выстраивался защитный барьер, помогая чувственную составляющую подавить чем-то более разумным, обдуманным. Но не один мозг сейчас работал так активно, перетягивая одеяло на себя. Зачастую ощущения в сердце медленно переходят в другие органы и части тела, тяжелым клубком подкатываясь к сердцу и разливаясь по всему телу. Будто что-то инородное попало в организм и теперь причиняло дискомфорт.
Думаете, когда мужчина влюблен, он весь такой джентльмен, галантный, оказывает всяческое внимание? Брехня. Если мужчина любит по-настоящему, он похож на дебила. И Веллингтон четко ощущал себя этим самым дебилом, лежа рядом с Джонни. Вроде находишься у себя дома, на своей кровати, а куда податься, нихрена не понятно. Пустоту в голове заполнили маты, их было так много, что они почти бегущей строкой высвечивались на лбу. Парень так погрузился в собственные мысли, что не сразу понял, о чем его спросил Миллиган.
- Я…Я подумал, ты заберешь его на время, пока меня не будет. Я заберу его себе, если… когда вернусь. Присмотришь? - парень вроде не планировал возвращаться в Лос-Анджелес насовсем, но кто, мать его, знает, что может случиться. В конце концов, именно там его дом, и он все еще является гражданином Соединенных Штатов. Голос будто вообще ему не принадлежал. Да чего уж там, весь Ян не принадлежал сам себе, пока в его личном пространстве находился Джонни. Значит расчлененка, кишки и маньяки им общаться не помешали, а всего лишь два слова перевернули все с ног на голову? А может, все это было к лучшему? Может, каждому из них просто нужны нормальные отношения? Чтобы в будущем обзавестись семьей, женой и детьми. Веллингтон не знал ответа ни на один из этих вопросов, что заезженной пластинкой крутились в голове.

+4

25

Лежать вот так, в одной кровати когда между ними было все это недопонимание, отчуждение, казалось, да и было идиотизмом. И надо было встать, забрать свой подарок и уйти, не издеваясь над гордостью обоих. Надо было прекращать это все, ведь каждому из них было понятно, что без взаимности все это только пытка. Но Джонни не хотел уходить, не хотел прекращать все, что между ними уже было. Вот только лежал он в слишком большом напряжении, ожидая ответа. Вопрос, заданный Джонни, был куда большим, чем могло показаться, ведь котенок - это повод, предлог. Ответ должен был хоть как-то показать, собирается ли Ян вернуться на самом деле. И он дал, куда больше, чем хотел услышать Джонни - "если".
Миллиган откинулся обратно на спину, несколько мгновений молча и бездумно посмотрел в потолок и улыбнулся.
- Конечно, Эмма будет рада научить его всему, что нужно к твоему приезду. Как ты назовешь его?
Взлохматив свои волосы Джонни поднялся и огляделся, в поисках одежды.
- Ты не против, если я приму душ, перед уходом?
Это "если" скребло хуже всего, что было с момента произнесения "люблю".
Душ не помог привести в порядок мысли, только смыл пот от секса, который даже не радовал. Но Джонни продолжал держать на лице эту нервную улыбку, грозящую превратиться в запой. Теперь ему точно нужен Билли, чтобы поставить на место мозги, чтобы объяснить, что все это даже к лучшему. Для них обоих с Яном. У них даже не было почти ничего общего, кроме пола. К тому же, Джонни же не хотел и не хочет отношений, так какие могут быть терзания? Нет, ему просто нужно проветрить голову, а потом вправить мозги.
- Я не смогу держать его долго. Владелица квартиры это не одобрит. - Натягивая одежду, продолжать болтать Джонни, стараясь выглядеть "нормально". Это получалось так себе, ведь желание уже сбежать и вернуться к кровати, чтобы поцеловать Яна, боролись между собой.
Уже собравшись, натянув куртку, Джонни нашел котенка и снова сунул его под полу куртки. И хотя поначалу котенок попытался сопротивляться, в итоге он устроился в тепле и снова затих. А вот сердце Джонни затихать не хотело. Чем ближе он был к двери, тем сильнее оно билось в ребра, словно желая выбраться наружу, вот туда, где сейчас стоял, провожающий его Ян. Удары отдавались в голове, заглушая остатки разума, и Джонни сам осознал, что подошел к Яну и поцеловал его, прежде, чем обуться и выйти.
А теперь нужно было напиться. Раз мозги все равно отказали, то нужно хотя бы суметь уснуть, когда доберется до дома. К счастью, Эмма гостит у бабушки и пить можно в свое удовольствие.

+3


Вы здесь » Irish Republic » Завершенные эпизоды » Say something