Irish Republic

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Irish Republic » Прошлое и будущее » и будут двое одна плоть Еф 5:31b


и будут двое одна плоть Еф 5:31b

Сообщений 1 страница 24 из 24

1

http://images.vfl.ru/ii/1465680290/2d3d0160/12992858.png
и будут двое одна плоть Еф 5:31b

http://s5.uplds.ru/eVJBq.jpg

http://images.vfl.ru/ii/1465680290/7d64ae6d/12992859.png

УЧАСТНИКИ
Келлах Морриган, Финнла Фланаган и Нэсса Уэлш
ДАТА И МЕСТО
5.03-3.04.2017, кафедральный собор Святой Марии
САММАРИ
2 Если имею дар пророчества, и знаю все тайны, и имею всякое познание и всю веру, так что могу и горы переставлять, а не имею любви, — то я ничто. 3 И если я раздам все имение мое и отдам тело мое на сожжение, а любви не имею, нет мне в том никакой пользы.
Кор 13:2-3

http://images.vfl.ru/ii/1465680290/2d3d0160/12992858.png

+3

2

Дата венчания уже практически назначена. Во всяком случае - приблизительно. Начало апреля - самое подходящее время. Только вот на подготовку времени остаётся катастрофически мало. Против привычных шести месяцев - всего один. Его Преосвященство вздыхал, качал головой, смотрел укоризненно на хранящего непроницаемое выражение лица Келлаха, но всё таки дал своё высокое дозволение сократить сроки подготовки до минимума. Немалую роль здесь сыграло то, что Ниван хорошо знал отца Финнлы, да и всё их немногочисленное семейство. В общем, был уверен, что хотя бы жениха так уж упорно на путь истинный наставлять не надо. Словом, будущая чета Фланаган была выдана Морригану на поруки и под личную ответственность с молчаливым обещанием спустить три шкуры в случае если семейство не будет счастливо в совместной жизни в полной мере. Келлаха такой расклад устроил. Финна тоже. Нэсс хранила молчание.
По стечению обстоятельств пара Фланаган-Уэлш оказалась единственной в подготовке на этот месяц - Келлах тяжело вздохнул, просмотрев записи в приходских книгах. Было бы проще, если бы пар было хотя бы три-четыре - всем им было бы проще. Хотя, при имеющемся раскладе им не нужно было притворяться перед другими людьми и прятать настоящее отношение друг к другу. А ещё было гораздо проще договориться о занятии, проще состыковать время и ещё кучу всяческих мелочей.
Сегодня их встреча должна была проходить в одном из залов в самой глубине собора Святой Марии. Келлах прихватил из кабинета Библию и Катехизис - для первого разговора литературы было более чем достаточно - и отправился встречать жениха с невестой у дверей собора.
Мартовский ветер проникал сквозь сутану, добираясь своими холодными щупальцами до самой кожи, заставляя Келлах вздрагивать от этого холода, смешанного с волнением. Наконец-то две знакомые фигуры вошли в ворота, отделяющие территорию собора от узких и шумных улочек города.
Им всем, определённо, понадобится терпение на этом пути.

+3

3

Дата венчания уже назначена. Окончательно. Бесповоротно. До Нэсс только начинает доходить, что через какой-то месяц вся ее налаженная, устоявшаяся, какая ни на есть, жизнь перевернется. Рядом, действительно рядом, - изо дня в день, - появится мужчина, которого она будет звать мужем. Посторонний, по сути своей, человек, о котором она так мало знает. И единственное в чем уверена совершенно и абсолютно - он ее любит. Может быть, этого достаточно для начала.
После знакомства с семействами все закрутилось в сумасшедшем ритме. Учитывая беременность, порой это сводило с ума чуть более, чем полностью. Нэсс, конечно, понимала, что Фланаганы, как нормальные католики, не ей чета, даже мысли не допускают о том, что венчания не будет. Сама бы Уэлш вполне удовлетворилась простой церемонией в ратуше у мэра, но нет. И теперь им с Финном предстояло пройти некую подготовку, обязательную для венчающихся. У Нэссы не было ни одной мысли по поводу того, что их, её, там ждет. Очевидно было только одно - готовить их будет Морриган. После февраля это будет первая встреча. Что тоже добавляло нервозности и неопределенности.
Финн щеголял каменной физиономией и едва заметными следами от достопамятной встречи в день всех влюбленных. Очевидно, того же нужно ждать и от Морригана. У Нэсс все еще, до сих пор, и, кажется, что до конца жизни так и не получится назвать его священником, падре или каким другим церковным титулом. А значит, придется контролировать все с чем ей предстоит обращаться к нему. И лучше вообще помалкивать. Как там говорят любимые пингвины детеныша? Улыбаемся и машем. Фиона. С Фионой все тоже было непросто, как и с ее отцом, который при каждой встрече имел вид оскорбленной невинности, потому что не мог принять то, что Нэсс выходит замуж за человека, которого знает пару месяцев. И тыщу раз отказывала ему самому не понять по какой причине.
Уэлш подавила тяжкий вздох. Свадьба, которая должна быть одним из самым радостных событий в жизни любой женщины, превращалась для нее в какое-то испытание. Шагавший рядом Финн демонстрировал спокойствие и уверенность. Нэсса покосилась на него, и, словно почувствовав этот косой взгляд, он повернулся к ней, ловя ее ладонь и поднося ее к губам, успокаивающе прикасаясь к коже, словно говоря "все будет хорошо".
- А ведь могли бы просто сбежать куда-нибудь в Шотландию. - Нэсс кривоватенько усмехается в ответ, легко касаясь пальцами мужской щеки.

+3

4

А вообще, я хотел, чтобы к венчанию нас готовил кто-нибудь другой. Но наш дорогой епископ как будто специально выписал для подготовки Морригана. Нет, конечно, он весь такой из себя священник, все правила, каноны, догматы знает, даже когда лезет туда, куда не следует. Короче, несмотря ни на что, Морриган меня еще бесил. Но все это было так, скорее, потому что я просто не представлял, как вообще нам всем общаться друг с другом. Нэсса, по всей видимости, тоже не испытывала особого воодушевления от предстоящих всем нам частых встреч с человеком, который ее, в общем-то, кинул в весьма "интересном" положении.
Одним словом, никто из нас не испытывал особой уверенности в том, как будет все происходить в ближайший месяц. Оставалось надеяться на то, что богу происходящее не безразлично и он нам всем как-нибудь да поможет. Кому вытерпеть, а кому - смириться. Я втайне надеялся, что занятия с Морриганом не дадут мне повода для исповеди и старался держать физиономию в как можно более нейтральном состоянии.
Быстрый взгляд Нэсс отвлек меня от попыток сосредоточиться на лицевых мышцах, и я не нашел иного и более лучшего способа ответить на этот взгляд как легкий поцелуй ее прохладной ладошки. Такие мимолетные поцелуи давно стали чем-то привычным - ими получалось выражать практически все. Мне хотелось касаться Нэсс как можно чаще, и я это делал с удовольствием, которое не собирался скрывать. Все эти легкие поцелуи, прикосновения, короткие "люблю" в смс перед сном или, наоборот, ранним утром, дурацкие смайлики с сердечками вместо глаз - все это очень быстро стало способом напоминания о моих чувствах к ней. И поэтому было теперь практически неосознанно.
- Еще успеем, - я кивнул, усмехнулся и мотнул головой в сторону темной фигуры, застывшей на крыльце собора - Морриган ждал и теперь как-то неловко было заставлять его мерзнуть. - Как только со всем отстреляемся - сразу сбежим в Шотландию на подольше. Только надо поскорее отстреляться. Пойдем, спросим у него, может он нас прямо сразу и отпустит на все четыре стороны? - я снова усмехнулся, сжимая потеплевшую ладошку невесты, и решительно зашагал вперед, увлекая Нэсс за собой.
- Доброго вечера, отец, - что ж, официоз, наверно, сможет нам помочь. Я, во всяком случае, на это надеялся. - Давайте поскорее начнем, чтобы и закончить поскорее?

+4

5

- Рад вас видеть, - нет, не врал. Правда был рад видеть их вдвоём и знать, что у них всё хорошо. Что у неё всё хорошо - это было приоритетным. Протянув по очереди руку Финну и Нэсс, Келлах широким жестом - едва не выронив из рук книги при этом - пригласил их пройти внутрь. - Сегодня поговорим в кабинете, а последующие встречи можем провести там, где вам будет наиболее удобно. Там договоримся.
Морриган шёл впереди, словно показывая дорогу, заводя будущих супругов вглубь собора, туда, где было несколько кабинетов как раз для подобных катехизационных встреч.
- Полагаю, вам знакомы эти места? - обернувшись на очередном повороте коридора, бросил он через плечо. Он, конечно, не мог знать достоверно, но предполагал, что хотя бы по паре раз в детстве и Финн, и Нэсса бывали здесь - все так или иначе попадают на катехизис в разном возрасте, сложно встретить в Ирландии не крещёного человека. Это помимо их разговоров с епископом - пусть и порознь с самим Келлахом, но в кабинет Его Преосвященства они так или иначе попадали.
- Здесь обычно проходят встречи с детьми, которые готовятся к первому Причастию, - попутно проводя спонтанную экскурсию Морриган попытался толкнуть одну из дверей. - Оу, заперто, тогда идём дальше, - следующая дверь оказалась незапертой, и очередным жестом Келлах пригласил пару внутрь просторного кабинета с большим столом посредине и выбеленной под экран для проектора стеной.
- Здесь встречается молодёжь. Ну и теперь и мы с вами, - аккуратной стопкой сложив книги на краю стола, Келлах зажёг небольшую свечу, стоящую во главе стола. - Давайте попросим Святого Духа, чтобы способствовал нам в наших делах, - действия его были привычны - приглашающе простереть руки как на мессе во время провозглашения общинной молитвы, легко коснуться кончиками пальцев лба, груди, левого и правого плеча, сложить на мгновение ладони вместе, - во Имя Отца и Сына, и Святого Духа. Аминь.
И только после этой короткой, практически мысленной молитвы сесть, приглашая и своих подопечных последовать своему примеру.
- Поскольку, дорогие, у нас всего месяц, я хочу предложить вам следующий план занятий. Обычно мы посвящаем каждой из заповедей отдельное занятие, но, думаю, мы потратим на их обсуждение в общей сложности два-три дня. Я хотел бы не наставлять вас, но обсудить то, что написано здесь, - ткнув пальцем в обложку Катехизиса, лежащего на столе, Келлах внимательно посмотрел на Нэсс и Финна. - Остальное время мы посвятим обсуждению католического видения семьи. И я хотел сказать это ещё раз - я рад видеть вас здесь.
Оставалось надеяться, что всем им хватит здравого смысла, и подготовка пройдёт как можно более гладко.

+3

6

Наличие рядом Финна вселяет хоть какое-то подобие уверенности, позволяя надеяться на то, что встречу удастся пережить. Порой Нэсс подташнивает в совершенно неподходящие моменты, и это совершенно не зависит от того, что ощущает ее нос. Это может быть яркий солнечный луч, быстрое движение, нудный звук. Или вот как сейчас масштабность собора, к которому они приближаются. А может быть, это фигура на его крыльце.
Нэсс выпускает ладонь Финна, ежась и запахивая пальто плотнее, почти пряча в воротник замерзший нос. И, кажется, пропускает момент реагирования на протянутую ладонь. Наверно, к лучшему, потому что неизвестно, как среагирует ее беременный организм на это прикосновение. Оказывается, что две недели могут равняться паре минут. Уэлш сжимает зубы, стараясь отвлечься от звучащего голоса, и не понимает, как вообще могла согласиться на то, что ждет в ближайшие тридцать дней. Она бы предпочла не видеть Морригана, и сама не маячить перед ним сейчас, когда живот с каждым днем увеличивался, как резво надуваемый воздушный шар.
Попытка сосредоточиться на смысле того, что говорил Морриган, а не на звучании его голоса, наконец-то принесла плоды, но заставила Нэсс нахмуриться. Конечно, она была на причастии в детстве: вряд ли родители пропустили этот момент. Только вот сама она не помнила ни самой церемонии, ни того, что, видимо, посещала эти встречи для детей.
В конце концов, они куда-то дошли, комната удовлетворила Морригана, и ладно. Нэсс, честно говоря, было все равно, где они, лишь бы все это быстрее кончилось. Молитва так молитва. Пока Морриган совершал, видимо, привычные действия, Нэсса глазела по сторонам, поминутно сглатывая комок тошноты, пока он не предложил сесть.
Только вот следующая его фраза, а точнее обращение, едва не заставила ее сорваться со стула. Она даже не думал, что это его "дорогие" так на нее подействует.
- Это вроде не возжелай и не прелюбодействуй? – Нэсс и сама удивилась тому, насколько неживым прозвучал ее голос, но не сочла нужным останавливаться. – Зачем их обсуждать? Следуй и все. – Уэлш снова сглотнула слюну, сосредотачивая взгляд на чем-то за спиной Морригана. Сил смотреть на него не было. – И неужели католики имеют отличный от нормального взгляд на семью?
Нэсс чуть прикрыла глаза, размеренно и глубоко дыша, успев заметить озадаченный взгляд Финна. Ей было все равно.
- Можно мне стакан воды. – Кислый вкус слюны во рту заставлял морщиться. – Пожалуйста.

Отредактировано Neassa W. Flanagan (2018-03-28 16:49:27)

+3

7

Нэсс явно чувствует себя не в своей тарелке, а вот я чувствую себя идиотом, потому что не настоял на том, чтобы подготовку эту чертову вел кто-нибудь другой. Хотя, конечно, кто лучше Морригана разберется с нами. Уже разобрался, мать его растак...
Руку его я, конечно же, пожал - привычка, как и у самого Морригана, видимо, привычка - тянуть руку всем встречным-поперечным. А вот Нэсс его руку проигнорировала, и этот факт заставил меня как можно глубже попытаться запихнуть в себя ощущение несколько чрезмерного самодовольства. Вроде как - получи, фашист, гранату. Впрочем, это чувство утихло так же оперативно как и всплыло, а мы все дружно нырнули в недра собора.
Из Морригана вышел неплохой экскурсовод, надо сказать - прокомментировал все, мимо чего мы проследовали. Причем, так, непринужденно и ненавязчиво. Молодец, будет чем заняться на пенсии. И вот этот вопрос о пенсии священников заставил меня задуматься так, что в себя я пришел только тогда, когда "наставник" предложил наконец-то нам сесть - даже перекрестился вслед за ним я скорее автоматически, чем действительно осознавая то, что делаю.
- Думаю, так будет эффективнее, - комментарий Нэссы про "не возжелай и не прелюбодействуй" прозвучал очень неожиданно, но так вовремя, что я все-таки не сдержал поганой усмешки, скользнувшей по губам, заодно едва не прошибив голову Морригана взглядом. - Да и вернее, с какой стороны не посмотри.
Плевать, что он там сейчас чувствует. В самом деле - плевать. Какое-то странное чувство внутри ворочалось, его хотелось развернуть и рассмотреть как препарат под микроскопом, но времени на это не было пока что. Следующая фраза Нэсс вырвала меня из сверления взглядом переносицы Морригана и заставила меня непонимающе посмотреть на свою будущую жену.
Тут же возникло желание пояснить ей эту пресловутую "разницу", но оно исчезло даже раньше, чем я успел открыть рот.
- Сейчас, - выпалил я автоматически, подрываясь со своего места и уже в движении отыскивая взглядом кулер с водой. Такое ощущение, что у них эти кулеры везде понатыканы. Как в офисе каком. Ну или вот в госпитале их так же много. - Держи, - нацедив воды в пластиковый стаканчик, я протянул его Нэссе, подвигаясь вместе со стулом к ней поближе, приобнял ее за плечи и озабоченно взглянул в ее лицо. - С тобой все в порядке?

+3

8

Напросился, как говорится. Кажется, подготовка именно этой пары - пары, которой он желал счастья как никому другому (совсем не потому, что, фактически, стал причиной их такого скорого союза, а потому что видел, что они действительно смогут стать настоящей семьёй) - отнимет у него очень много нервных клеток. Нет, открыто с ним никто не враждовал, но пассивная агрессия действует на объект её приложения иной раз почище крепкого физического насилия. Это было тяжело. И, судя по всему, в ближайшем будущем легче стать не должно было.
- И о них тоже, - максимально спокойно кивнул он в ответ на упоминание заповедей, которые сам же и нарушил. - Я уверен, что вы оба хорошо знаете тему предстоящих занятий, потому я и позволил себе максимально сократить и упростить программу, - Келлах сглотнул переводя дух. Держать ему себя в руках сейчас было гораздо труднее обычного, но именно от этого зависело как пойдёт дальше их общение. - Мы обсудим с вами не то, как следовать заповедям, а то, что они обозначают в сути своей. Ибо у каждой из десяти есть обширное толкование, кроме буквального понимания написанного слова.
Взгляд Фланагана Келлаху пока что вполне удачно получалось игнорировать. Этот парень был из тех, кому просто нужно позволить выпустить пар, перебеситься сам на сам, как говорится, не поддевая и не стимулируя его желание раздуть из мухи несовпадения взглядов слона всеобщего конфликта.
- Есть некоторая разница понимания людьми сути брака с религиозной и светской точек зрения, мисс Уэлш, - всё это уже хотелось закончить поскорее. И венчание провести тоже хоть завтра и отпустить на все четыре стороны, а самому свалить куда-нибудь подальше на юг, в самую мелкую деревушку с сотней жителей, и там остаться до конца своих дней. Но это было невозможно.
Просьба о стакане воды заставила его несколько отвлечься от своих мыслей, и Келлах даже привстал, чтобы показать Финну, где можно взять воду, но тот отреагировал практически молниеносно, вызвав этим у самого Морригана короткий взгляд, полный одобрения.
- Если вы плохо себя чувствуете, мы можем отложить беседу, - предложил он, когда Нэсс сделала глоток. - Как вам будет удобно - я готов перенести занятия, если понадобится.

+2

9

Казалось, что если приложить еще немного усилий, то зубы хрустнут от неумеренного давления, и Нэсс торопливо закусила губу, сдерживая не столько тошноту, сколько желание закричать так, чтобы этот крик метался под высокими сводами собора, отражался от стен, разрушал все, до чего мог дотянуться. Так же как, запертый сейчас внутри, разрушал, стирал в пыль, развеивал по ветру, тушил последние отблески надежды не известно на что.
Не было сил видеть их обоих: Фланагана с его искренней заботой и радостью от ее согласия на этот брак, Морригана, за тонкой пленкой равнодушного (?), нет, профессионально спокойного, благорасположения которого бушевал огонь, который она видела так же ясно, как яркие краски витражей, освещенных солнцем.
Нэсс прекрасно осознавала, что у любого слова, предложения, не говоря уже о тексте, существует множество скрытых смыслов, сама прекрасно могла, произнося одно, подразумевать другое, и способна была это донести до слушающих. Одного взгляда на Морригана хватало, чтобы убедиться в этом. Уж он-то понимал все, что она говорила или подразумевала. И от этого становилось только хуже, муторнее на душе. По сути, ей не в чем было винить этого человека, сидящего сейчас напротив, все было предельно ясно с первого отчаянного прикосновения, пронизано горечью и сладостью первого поцелуя…
Нэсс закрыла глаза. Плаксивость и перемены настроения у беременных вошли в поговорки, и хорошо, что все бушевавшее сейчас под ребрами, можно было спихнуть на гормоны.
- Все нормально, спасибо. – Нэсс не рискнула улыбаться Финну, боясь, что улыбка будет выглядеть как оскал, и просто кивнула. – Просто здесь душно.
Душно от вязкого напряжения в воздухе между всеми ними, душно от желания двух мужчин устроить ее жизнь по собственному разумению, душно от собственного данного согласия, не выросшего из осознания и внутренней необходимости, а вынужденного необходимостью внешней, соблюдением приличий, общественных норм и всего, что влияло на жизнь любого человека. Но, хоть убейте, Нэсс все еще не понимала, в чем эта необходимость. Чужое мнение ее никогда особенно не волновало, она привыкла, что вызывает у окружающих самые разные чувства, когда они узнают, кто она и что она. Было все равно, потому что она жила так, как хотела сама. Сама принимала решения, сама за них отвечала. Поэтому принятое за нее решение, вызывало отторжение снова и снова, заставляя порой просыпаться среди ночи или замирать где-нибудь посреди улицы, пытаясь справиться с накатывающими волнами паники.
- Нет! – Кажется, это прозвучало слишком резко. – Мы не будем ничего откладывать или переносить. Я не хрустальная ваза. И чем раньше это закончится, тем лучше.

Отредактировано Neassa W. Flanagan (2018-03-31 11:46:00)

+3

10

Я несколько раз уже успел подумать что-то вроде "хорошо, что всего один месяц". И еще вот это - "хорошо, когда, несмотря на репутацию заправского балбеса, руководящее духовенство считает тебя достаточно разумным для того, чтобы не слишком долго мучить нравоучениями". Было что-то еще, но эти оставшиеся мысли смыло беспокойством о состоянии Нэссы. Впрочем, это беспокойство довольно скоро утихло - стоило Нэсс попить поднесенной мною воды и кивнуть мне о том, что все в порядке. Видно было, что она не просто храбрится, а действительно вполне способна справиться с происходящим. Я только придвинулся к ней поближе, чуть приобнял - скорее привычно, чем из желания доказать что-то Морригану. Все-таки все эти меряния всеми параметрами тут явно были ни к чему. Да еще и выставили бы меня идиотом в собственных же глазах. А незапланированно выглядеть идиотом я, все-таки, не очень любил.
Морриган, надо сказать, держался хорошо. Вполне вероятно, что благодаря этому его умению все у нас пройдет максимально быстро и с минимальными психическими и нервными затратами. Это тоже в какой-то мере радовало.
- В самом деле, отец, - иногда это обращение давалось мне даже без заминки продолжительностью в мгновение. - Если мы будем откладывать, то рано или поздно нам придется пройти все темы в один день. И не факт, что это будет всем нам удобно. Так что давайте начинать.
Я даже уселся на стуле так, чтобы было хорошо видно, что я готов к обсуждению и вообще ко всему, к чему нужно быть готовым в подобных беседах со священником. На самом деле, к венчанию я готовился впервые, но мне казалось, что все это не очень должно отличаться от прочих разговоров на определенную тему. Разве что, нравоучений и назиданий каких-то должно быть поменьше, чем в детстве. Но, как знать и, как говорится, чем черт не шутит, а вдруг Морриган сейчас начнет нам вкладывать в головы как нужно заводить детей (очень смешно) и вести совместное домашнее хозяйство (не очень смешно), кто там кому голова и кто кого в пределах одной ячейки общества слушаться должен.

+2

11

- Хорошо, - коротко кивнув на все протесты Келлах открыл первую из цветных закладок, которыми пестрел его Катехизис - внушительная книга, на тёмно-синей обложке которой был изображён тот самый агнец без порока. - Тогда приступим.
И следующий час они втроём обсуждали первые пять заповедей. Это было не сложно, даже с учётом того, что и в Катехизис, и в Библию Морриган заглядывал разве что за тем, чтобы процитировать что-то из второй книги, относящееся к статье в первой.
Иногда ему казалось, что Катехизис он скоро выучит наизусть - занятия с молодёжью предполагали наличие умения быстро ориентироваться в литературе, к которой относились вопросы пытливых умов. А ещё ему раньше казалось, что на занятиях с той же молодёжью он страшно устаёт. Теперь-то было понятно, что ощущения врали - по сравнению с нынешним занятием, общение с молодёжью оставляло его весьма живым и способным ещё сколько угодно времени заниматься общественно-полезной деятельностью.
С Финном и Нэсс было сложно... Невероятно сложно перестать себя чувствовать неловко, смущённо, так, будто он вот прямо сейчас распинался перед экзаменационной комиссией, будучи абсолютно бестолковым юнцом. Ни один экзамен, ни одно занятие катехизисом до сих пор не вызывали у него ощущения, будто его прожевали, выплюнули, а потом снова повторили всё это ещё раза три.
Они не сыпали на него ворохом вопросов. Никаких вопросов, даже каверзных, на которые пришлось бы сложно ответить. Нет. Разве что несколько незначительных уточнений. Да и те - будто только из вежливости. Час, выделенный на занятие, тянулся так, будто собирался того и гляди превратиться в целый день. Впрочем, так или иначе, но время подошло к концу, и какой-никакой диалог сложился.
- Время следующего занятия так же будет зависеть от вас, - прощаясь со своими теперь уже полноценными подопечными произнёс Келлах, внимательно глядя на Финна. - Я буду ждать вашего звонка.
Впереди был ещё целый месяц, но как же хотелось, чтобы он пролетел как можно быстрее...

+3

12

Это было вполне терпимо, даже, несмотря на частоту встреч. Всегда можно было абстрагироваться, разглядывая витражи. И положиться на Финна в вопросе всей этой церковной суеты вокруг бракосочетания. Нет, вокруг венчания. Это я уяснила довольно быстро и прочно: бракосочетание и венчание так же далеки друг от друга, как Луна и Солнце. Хотя и то и другое вроде бы дарят свет. Вот только Луна его не рождает, а отражает. Так и бракосочетание всего лишь бледная светская калька того, что происходит у алтаря.
Это было вполне терпимо, если не смотреть на Морригана, не ловить на себе его взгляды. Если не шевелиться, чтобы ненароком не сбросить ладонь Финна, которая всегда где-то рядом с кожей, словно он все время старался убедиться в том, что это все не сон.
Что было невыносимо, так это мама и миссис Фланаган. Они жаждали платья, белоснежного, натурального ирландского кружева, непременно с длинной фатой. Сначала я смеялась, потом это превратилось в тихую панику, но чем дальше, тем активнее они наседали, не давая сосредоточиться на том, чего я сама-то хочу. Понятно, что джинсы и футболка – это перебор, но свадебное платье, подходящее невинной девице, вряд ли будет органично смотреться на мне. Да и чувствовать себя в нем я буду, мягко говоря, не в своей тарелке.
Поэтому все последние встречи я занималась тем, что разглядывала витражи и размышляла о свадебном платье, предоставив почетную обязанность вести диалог другим двум членам нашего тесного кружка. Вплоть до сего дня.
- Вам не кажется, что мы начинаем все по второму кругу? – Вопрос сорвался с губ, и, кажется, я кого-то прервала. Плевать. – Может быть, уже обсудим само венчание? Кто будет, кого можно не звать, как можно все это сократить до минимума? Ну, и все прочее. Я так понимаю, что нужно официальное оглашение? Или оно уже было?

+2

13

А вот говорят еще, что невесты с ума от нервотрепки перед свадьбой сходят. Ой, вруууут... Не только невесты - голову могу дать на отсечение. Я не бегал по стенам, стремительно лысея от переживаний только потому, что Нэсс, кажется, нервничала еще сильнее меня. Должен же хоть кто-то сохранять хотя бы внешнее спокойствие в нашей будущей семейке. Совместное безумие это, конечно, весело, но когда его в меру. И когда оно регламентируется только теми, кто в этом безумстве участвует, я так считаю. Окружающим в личные дела лучше свои носы не совать - это правило всегда было и будет железным.
И все бы было хорошо, если бы только наши матушки не спелись в вопросе доведения моей уже полноценно и официально невесты. И если свою я еще как-то мог осадить, то в вопросе сдерживания энтузиазма будущей тещи мне мог помочь разве что сам Господь Бог... ну и будущий тесть. Хотя, по итогу нескольких разговоров с ним с глазу на глаз я понял, что здесь нам поможет все-таки только чудо.
Кстати, что интересно, единственным человеком, который не давил ни в одном вопросе, по-прежнему оставался Морриган. Кажется, ему даже со временем удалось так разрядить обстановку наших встреч, что как минимум я его воспринимал уже гораздо более спокойно и нейтрально.
- Кстати, отец, это животрепещущий вопрос, - энергично закивал я, соглашаясь с Нэсс. Из головы тут же вылетело все, что Морриган вещал нам последние минут пятнадцать. - Просто, понимаете, у нас же море родственников с обеих сторон, и все они уже на низком старте, даже несмотря на то, что все у нас вот так быстро происходит. Даже никто обижаться не думает и не приехать, - я расстроенно поморщился. - Хотя могли бы - это очень помогло бы в вопросе размещения гостей и подготовки столов.
Подготовка к венчанию и самой свадьбе шла полным ходом - мама часть энергии, которую не могла потратить на Нэсс, тратила как раз на это. Впрочем, во вкусе и, самое главное, благоразумии, своей матушки я всегда был уверен, поэтому особо не переживал за этот момент - она все могла устроить в лучшем виде практически без нас. Хотя я все острее чувствовал приближающийся момент плотного опроса нас с Нэсс на предмет цветовой гаммы и прочих мелочей.

Отредактировано Fionnlagh Flanagan (2018-04-23 16:10:03)

+2

14

- Как пожелаете, - кивнув, Келлах прервался буквально на полуслове, аккуратно закрыл и отложил в сторону книгу и внимательно посмотрел на сидящую перед ним пару. Они были, безусловно, готовы к венчанию - Морригана самого раздражала эта почти бюрократическая необходимость проведения подготовительных занятий, но без этого никак нельзя было обойтись, чтобы всё было сделано по закону и в соответствии с канонами.
- Оглашение было в самом начале вашей подготовки, - увлечённо отковыривая с ткани сутаны какую-то видимую только ему одному пылинку как бы между прочим заметил Келлах, ненадолго задумался переводя взгляд на высокое узкое окно, парадоксально впускающее довольно много света, и едва заметно улыбнулся. - Возражений не поступало.
В самом деле, откуда бы им взяться - Келлах был уверен, что единственным человеком, который мог бы что-то возразить, был он сам. Но его возражение им же самим не расценивалось как правомерное, своевременное и вообще нужное в сложившейся ситуации. Финнла был тем самым человеком, который предназначался Нэссе, равно как и она была той, которая была предназначена Фланагану. И осознавать это было тяжело, но правильно.
- Собственно, у нас с вами есть два варианта, - отвлёкшись наконец-то от ковыряния дырки на колене, Келлах снова перевёл взгляд на Финна и Нэсс. Они шикарно смотрелись вместе - он не мог не признавать этот факт, хотя и понимание его буквально резало по сердцу. - Общая месса с народом в воскресенье или месса венчания в любой другой день. Например - в понедельник, - заглянув в свой телефон он мысленно прикинул свой график, сроки и прочие трудно объяснимые мирянам мелочи. - Да, в понедельник, третьего апреля. Если вас устраивает дата, то пойдём дальше.
Он неторопливо поднялся, отошёл к окну - своему излюбленному месту в любом помещении и повернулся к нему спиной, опираясь ладонями о подоконник позади себя.
- По вопросу количества гостей я ничего не могу вам сказать - это сугубо ваше дело, кого приглашать. Необходимый минимум для признания венчания действительным - это венчающиеся, по одному свидетелю от каждой стороны и священник. Родители и близкие родственники ведь есть не у каждого. Так что, если у вас получится отбиться от не желающих обижаться, - он неожиданно весело усмехнулся. - То венчание мы можем провести и впятером. В любом случае, другие прихожане всё равно будут присутствовать на самом венчании, потому что это будет обычная рядовая литургия. Вам нужно только решить - во время утренней или вечерней мессы мы совершим само Таинство. И конечно же ещё один момент - исповедь. Перед венчанием хотя бы за день, желательно, не позже вам нужно будет прийти на исповедь. Обоим, - короткий взгляд одновременно на каждого и сразу обоих. - К кому угодно.
Конечно, вряд ли хоть кто-то из них придёт на исповедь к нему. Это и неудивительно. И нормально.

+3

15

Финн старался нервничать меньше меня, и ему это вполне удавалось, особенно, когда он держал в голове мысль, что меня нельзя нервировать . В положении беременной, определенно, есть свои плюсы. И порой они перевешивают минусы.
Да, с гостями вопрос был более чем животрепещущим. Мама безапелляционно заявила, что приглашения должны получить все родственники. Никакие доводы не принимались, «хоть раз в жизни все должно быть сделано как нужно». Я с тоской ждала традиционного девичника, хотя с бОльшим бы удовольствием провела этот день в обществе Финна, а не толпы кузин и теток, несмотря на искреннюю обоюдную любовь.
Полагается, чтобы невеста вникала во все свадебные дела и моменты. Я же искала любую возможность, чтобы избежать этой «почетной обязанности» - знать обо всем.
И как было бы прекрасно, ограничись все всего лишь пятью участниками всей этой церемонии.
- Месса венчания. – Я не собиралась торчать перед глазами всего прихода, а это бы обязательно случилось, если бы венчание было в воскресенье. – И третье вполне подходит. Ты же сможешь? – Я повернулась к Финну. Будем надеяться, что Килкенни обойдется без патологоанатома в этот день.
- А кто обычно бывает свидетелем? – Я снова смотрю на Морригана, точнее мимо, скользя взглядом за его плечо. Свет из окна, очерчивает его контур, оставаясь за его спиной, высвечивая то отдельные пряди, то кожу, стоит ему чуть повернуть голову, скользит по скулам и черной материи, обтягивающей плечи. – А без прихожан никак нельзя? Когда их меньше, утром или вечером?
Исповедь. Вот уж чего делать не хотелось совершенно и абсолютно. Тем более рассказывать что-либо кому угодно. Определенно, мне понадобится не один день, чтобы привыкнуть к этой мысли.

+2

16

- А слишком нагло будет с нашей стороны сразу укатить в медовый месяц? - задумчиво протянул я, уставившись невидящим взглядом за окно, просвет которого загораживал Морриган. Почему-то эта идея не приходила мне в голову раньше, но сейчас я все сильнее ее обдумывал. - Как думаете, отец? Если мы выйдем из церкви, сядем в машину и поминай нас как звали, а?
Да и с датой я был полностью согласен. Я вообще взял отпуск на две недели, и он начинался как раз за несколько дней до предположительного венчания. Поэтому я молча кивнул, погрузившись полностью в свои мысли. Зарегистрировать нас должны были в последний день марта, так что венчание на третий день было вполне удобным по срокам. Все остальное пока не укладывалось у меня в голове. Я, блин, вообще не представлял, что вот так внезапно женюсь. Причем, не на пару лет, не фиктивно или еще как, а по-настоящем, РЕАЛЬНО, понимаете?
Захотелось вскочить со своего стула и сделать пару кругов по стенам с коротким променадом по потолку. И я очень надеялся, что Нэсс не заметила, как я начал дергать ногой, будто выстукивая какой-то ритм по полу.
- Друзья и подруги, близкие родственники. Обычно холостые и незамужние, - ответил я вместо Морригана. Вообще, мне уже пару раз довелось побывать шафером, правда, подвязку я так ни разу и не поймал, но это мелочи. Я вот другое поймал - сжимаю сейчас ее пальцы и надеюсь, что она правильно воспримет мой мандраж, а не подумает, что я тут вдруг передумать решил. - Человек по пять-семь с каждой стороны, все такие в одинаковых платьях и костюмах... Красота, в общем.
Правда, особого восторга сейчас я не мог никак проявить - меня продолжало потряхивать, я уже хотел начать упрашивать Морригана, чтобы он обвенчал нас вот прямо сейчас и отпустил на все четыре стороны. Но так нельзя - это я знал, конечно же.
За всеми этими мыслями я упустил слова Морригана, из-за которых Нэсс мгновенно напряглась. Хотя я, например, ничего страшного в очередной исповеди не видел. Ну, разве что, нужно исповедоваться за то, что мы с Нэсс вроде как уже не раз разделили постель. Только в ее случае, наверное, все было немного сложнее...
- Не хотите нас исповедовать, отец? - получилось едко. Аж самому противно стало почему-то.

+3

17

Конечно, они все давным давно устали. Ещё где-то в самом начале этой подготовки. Страшно подумать, что было бы, ведись она положенные полгода. Наверное, поубивали бы уже друг друга.
- Думаю, что да, - Келлах кивнул Финну, чуть изогнув губы в ироничной усмешке, оценив его небольшую попытку разрядить обстановку. Это было хорошо, конечно же, правильно - пошутить, когда нервы у всех внезапно оказываются на пределе. - Не стоит начинать семейную жизнь с конфликта с родственниками, вы же понимаете? Хотя я понимаю ваше желание, я бы тоже с удовольствием укатил с молодой женой подальше от всей шумихи и прочего...
Конец фразы он проговорил уже довольно тихо, погружаясь в свои мысли о том, что так и не сбылось в его жизни, вспоминая, как подготовка к несостоявшемуся венчанию проходила у него самого, и стараясь не думать о том, что наверняка не отказался бы оказаться на месте Фланагана. Вздохнул как можно менее заметно, переводя взгляд куда-то в стену, благо, Финнла сам занялся ответами на вопросы своей невесты, и Морригану оставалось только согласно кивать, подтверждая правильность его слов.
- В понедельник утром обычно меньше всего людей, если только не торжество какое-нибудь или праздник, - ответил, вынырнув на поверхность своих мыслей, оставляющих тянущее ощущение в груди. - Другое дело, что в воскресенье правила предписывают сообщить о дате венчания, - он пожал плечами, замолчал, размышляя о складывающейся в целом ситуации, и после небольшой паузы всё-таки добавил. - Хотя я не думаю, что прихожан будет сильно больше обычного. Ну, разве что, соседи какие вас захотят поздравить, но это, думаю, всё же не очень существенные мелочи.
Все они волновались - каждый на свой манер. Даже кажущаяся абсолютно спокойной и отрешённой Нэсса, кажется, скрывала за этой маской что-то ещё. Что уж говорить о нём самом в этой ситуации. Честнее всех в этой комнате был Фланаган - он-то как раз всего лишь старался не волноваться, чтобы не расстраивать любимую женщину, а не скрывал что-то за тысячей масок.
- Исповедовать? - вопрос Финна заставил его едва ли не вздрогнуть. Келлах чуть прищурившись посмотрел прямо в его глаза, пытаясь понять, что именно дало ему повод задать этот вопрос в таком тоне. Впрочем, ничего критичного он в этом взгляде так и не обнаружил, а потому ответил максимально честно. - Это просто не принципиальный вопрос, - проглатывая больше похожее на поддёвку "вы же сами прекрасно это знаете". - Не священник выслушивает покаяние, а сам Господь, так что - какая разница, через кого вы отдадите Ему свои проступки и грехи. Если пожелаете, то вас могу выслушать и я, в любое время, когда вам это будет удобно.
"Обязанность" быть готовым к исповеди и вопросам некоторых, отдельно взятых прихожан в любое время была больше для духовника, чем для простого священника, но Келлах не думал, что приобретёт этот статус для того же Фланагана. Просто он всегда был готов помочь и выслушать любого, кто захотел бы к нему обратиться. А не в этом ли состоит труд священника?

+3

18

Чем больше эти двое говорят, тем четче я осознаю, что мое церковно-религиозное образование не то, что на обе ноги хромает и их же подволакивает, но медленно и прочно покинуло тот уголок головы, где ютилось с самого детства.
- То есть, брат подойдет? – Ну, это же элементарно, а кого еще я могла позвать в свидетели в городе, в котором отсутствовала несколько лет, и даже оставшиеся тут школьные друзья давно исчезли из категории «близкие». – Кроме него остается только Мати, последние пять лет он был самым близким. – Я закусила губу, удерживая вздох: вряд ли Асторга оценит это предложение, учитывая, сколько раз сам пытался оказаться со мной у алтаря церкви.
Финнла тоже нервничал, и это становилось очевидным по тому, как он сидел, создавая ощущение готовой сорваться в полет стрелы, как говорил, шутливо и быстро, словно пытаясь этим потоком слов перекрыть терзающие мысли. Бедный мой Фланаган. Я чуть поворачиваюсь и накрываю его ладонь, сжимающую мои пальцы, своею. Кольцо ловит солнечный луч и пускает ярких зайчиков, скачущих по морригановский черной сутане. Приходится и его погладить, чтобы не сияло излишне жизнерадостно. Хотя будь я кольцом, тоже бы радовалась возможности «подышать» воздухом, а не лежать целую вечность в бархатном удушье, как упрятанная улика.
Соседи меня не волнуют: те, что окружают родителей либо не ходят в церковь, либо не принадлежат этому приходу; а уж мотивы соседей Фланаганов, которые приведут их в церковь на венчание, меня совсем не заботят. Конечно же, я понимала, что столь скоротечное объявление и венчание – повод не для одного домашнего сыщика сунуть свой нос в нашу жизнь. Выяснение причин, нас на это сподвигших – тема не для одного детективного рассказа. Только боюсь, их ждет скорое разочарование: двойня в животе не желала скрываться, и все те платья, от которых млели наши матери, - если мне придет в голову их надеть, - сразу поставят точку в этом коротком тексте.
Все мысли об исповеди, тяжелые и вязкие, как земная магма, приходилось все время заталкивать в самую глубину, их еще предстояло передумать, чтобы без суеты и нервов эту самую исповедь посетить.
- Если не священник, то почему он должен это слушать. Разве бог не слышит все сам? - Я впервые за всю сегодняшнюю встречу смотрю прямо на Морригана. Оказывается, у него зеленые глаза.

Отредактировано Neassa W. Flanagan (2018-05-05 09:35:28)

+3

19

- Нет, родная, со стороны невесты обычно девушки, а парни - со стороны жениха, - когда ее рука накрывает мою, меня перестает трясти. Давно это заметил. Все сразу хорошо и правильно и волноваться совсем незачем. И где она была столько времени? Мне очень бы пригодилась эта ее способность мгновенно утихомиривать меня уже во время учебы на медицинском. Я мягко прижался лбом к ее виску зажмуриваясь на какую-то секунду и улыбнулся.
- Но вообще, наверное, всякое возможно, так ведь Кел.. отец? - вот что меня за язык дергает то и дело его по имени называть? Вроде никогда такого за собой не замечал, а тут вот просто раз за разом чуть не по губам себя бить приходится за чрезмерную наглость.
И вот хорошо, что я задергался из-за этого, и прослушал, что она там говорила про своего аргентинца, не успев заревновать в полную силу.
- Ну, знаешь ли, это слишком будет, - я разве что губы не надул - самый он у нее близкий, ну-ну. Хорошо, что отвлечься снова помогли. И опять Нэсса. Возникло ощущение, что этим своим вопросом про выслушивание кающихся грешников Морригана она просто пригвоздила к полу. Ну, пусть отвечает - его обязанность готовить нас к венчанию, значит и на всякие вопросы тоже отвечать ему. Вот только мне не нравилось, какие они взгляды то и дело друг на друга кидали. Хотелось встать и снова поправить этому горе-священнику прицел, чтоб не целил куда попало. Вот только зачем и кому это было нужно? Я прямо почувствовал необходимость ооочень меееедленно выдохнуть. Говорят, это успокаивает. А еще, как ни странно, успокаивает ожидание ответа. Не хотелось, чтобы он как-то юлил, но и желание позлорадствовать над тем, как сам он себя в угол загонит, тоже никуда не девалось.
Поэтому я внимательно разглядывал потолок и пытался сосчитать всех, кто решит стихийно посетить наше венчание. Выходило как-то очень даже немало. Хотелось уже поскорее отстреляться в этот день и все. А еще надо было клятву сочинить. Чтоб красивая была и правильная. Беда у меня с красивыми и правильными словами.

+3

20

Больше всего он хотел бы просто наблюдать. Просто присутствовать и просто смотреть на то, как кто-то менее косноязычный чем он будет говорить этим двоим об Истине. Подкреплять каждый догмат красивыми свидетельствами, расчленять каждый пункт катехизиса на мелкие фразы, в каждой из которых будет смысл. Тот самый - потаённый, который не понимается, но ощущается сердцем, чувствуется душой, осознаётся. Вот она - Истина. Вот оно - Слово, которое было вначале, которое было у Бога, которое было Бог. Которое есть Любовь.
Меньше всего ему бы хотелось сейчас думать о том, что он должен помнить о том, что его сердце должно быть равно открыто каждому, что каждого из ближних своих он должен любить. И что не должно быть слова "должен" в этом ряду. Меньше всего ему хотелось бы сейчас думать о своей недостойности. Но от этих мыслей ему не избавиться никогда.
Хороший исповедник должен быть грешником в прошлом. Должен знать каково это - когда вина выгрызает в тебе мертвенно ледяные, чёрные как сама древняя Тьма дыры. Должен знать каково это - умирать от раскаяния у решётки конфессионала. Должен знать и уметь потому со_чувствовать. Уметь наставить человека, потерявшего к себе уважение, не знающего как жить с ощущением последствий совершённого греха.
- Господь знает всё. Даже то, что не говорят священнику в конфессионале. Но Он поставил именно священников своих выслушивать и отпускать человеческие грехи. Дал им власть видеть в сердцах людей, дал им силу донести до каждого человека Свою Любовь, Милосердие и Прощение, - когда-то его поразило осознание этого факта. Кажется, тогда ему было почти тридцать. Кажется, тогда он безуспешно пытался простить себя сам. Наивный, слабый, глупый человек.
- Кому простите грехи, тому простятся; на ком оставите, на том останутся, - задумчиво проговорил он один из стихов Евангелия. - Это не от человека власть, а от Самого. Только со словами разрешительной молитвы нам отпускаются наши грехи.

+3

21

- Девушки? – Я аж поворачиваюсь к Финну от такого поворота. Нет, я помню, что со стороны невесты обычно стоят особы женского пола, но никогда не считала, что это обязательно. Ну, в самом деле, какая разница, кто там маячит чуть позади. – Нет, вы серьезно? – Я перевожу взгляд с Фланагана на Морригана, который кивает в подтверждение словам моего жениха. И это заставляет, чуть ли не в голос, застонать. – И откуда я их возьму?
Так, стоп. Стоп-стоп-стоп. Вдох-выдох. Мозги в кучку. Когда первая волна паники уходит, в моей несчастной голове возникают образы кузин, и я облегченно выдыхаю.
- Я забыла про Сол и Эдди, представляешь? – оказывается, я все еще смотрю на Морригана, и мои слова, обращенные вообще-то к Финну, неожиданно вызывают тишину. И я оборачиваюсь к Фланагану,  торопливо добавляя. – И Марту, она тоже не замужем. А Фиона может? И возможно твоя сестра, если сначала не прибьет меня, да?
Я устала видеть Морригана, устала с ним говорить, устала слышать его голос. Потому что это все не_Морриган, я не хочу его таким, как сейчас. И приходится прилагать усилия, чтобы постоянно не выискивать в его лице сама не знаю что, не пытаться тянуться навстречу, обращаться так, как нужно обращаться к священнику. Хотя с последним у меня самые серьезные проблемы, и если наедине, ну, или в нашем тесном кружке, это никого не удивляет, то более серьезное общество тут же навострит ушки. И, наверно, плохо, что мне все еще плевать на это. Хочется стукнуть его его же любимым кадилом, или чем там священники пользуются, только бы он перестал быть чужим. Вместо этого приходится цепляться за Финна, дышать его запахом, опираться на его плечо, чтобы вырваться из бесконечного круга мыслей о другом.
- Ваш бог – хороший работодатель, - кажется, еще чуть-чуть, и я все же потеряю тут сознание. Не представляю, как Морригана не душит его тугой ворот. Я почти безотрывно смотрю на прямоугольник белого цвета на его шее, чувствуя, как все вокруг плывет. – Только как человек может понять, стоит ли стоящий перед ним прощения или нет… - и на пределе слышимости для самой себя, - … если он не испытывает раскаяния в совершенном.

+3

22

Я начинаю чувствовать себя лишним на этом "празднике жизни". И, конечно, я все понимаю. Потому что глаза нам даны, чтобы видеть, уши - чтобы слышать, а руки - чтобы держать свое счастье и не отпускать ни на мгновение. Иначе твое счастье очень легко может стать счастьем совсем не твоим... Я только никак не мог понять, что такого она увидела в нем, что до сих пор ее не отпускает. И есть ли на самом деле у меня хоть какие-то шансы в сравнении с ним.
Эти вопросы мучили меня каждый день на протяжении уже полутора месяцев. И я время от времени думал, что фраза "меньше знаешь - крепче спишь" очень, знаете ли, жизненная. Мне бы очень хотелось выбросить из головы хотя бы малую часть того,что я знал. Или просто перестать видеть все, что так или иначе разворачивалось перед моими глазами. Нет, и Нэсса, и Келлах отлично держались - не подкопаешься, как говорится, если не знать, к чему подкапываться. Но я-то ЗНАЛ! И видел всю эту неловкость между ними в моем присутствии, и очень не хотел думать о том, что они могли где-то совершенно случайно встречаться один на один. О том, что между ними что-то могло быть до сих пор я не думал. Я верил Нэссе и, как ни странно, верил Морригану, его слову. Но все это не отменяло того, что мне было не так уж комфортно наблюдать, как их обоих ломает сложившаяся ситуация.
- Ну вот видишь, уже пять подружек набралось, - улыбка у меня вышла какой-то натянутой. Будто я от них все-таки заразился этим дискомфортом от своего присутствия.
Иногда мне кажется, что мне лучше уйти. Просто оставить их на время вдвоем и дать возможность во всем разобраться... или просто оставить в покое. Может быть, без меня все сложится гораздо лучше и правильнее - такие мысли приходят мне в голову в каждую нашу встречу. Может быть...
Но Нэсс прижимается ко мне, и это дает мне возможность понять вовремя, что я ей нужен. На самом деле нужен. Даже если я всего лишь буду тем, кто просто не даст ей возможности думать о ком-то другом, просто забьет все ее свободное время, все свободные мысли собой.

+2

23

- Наш Бог, Нэсса, наш, - почему-то ему не захотелось сейчас дистанцироваться от неё этим своим "мисс Уэлш". Сейчас обращение по имени было гораздо правильнее и... правильнее оно было не только сейчас. - Правда, я никогда не думал о Нём в таком ключе, что не отменяет того, что ваши слова вполне, как бы так сказать, - он неопределённо повращал правой кистью в воздухе, словно подбирая более чёткое определение для выражения своей мысли, - справедливы, наверное. Он ведь обеспечивает всем необходимым тех, кто Ему служит.
Он снова и снова ловит её взгляд, стараясь не отводить глаза слишком быстро, не прятать своего взгляда, не допускать в него трусливой суетности. Потому что так - неправильно. Он больше никто для неё, никем никогда не был, никем не будет. И поэтому нельзя позволять сожалениям стать зримыми, понятными не только им двоим... троим, потому что и Фланагана нельзя сбрасывать со счетов. Его - особенно нельзя. Сколько раз ему хотелось поговорить с Финном с глазу на глаз. Сказать ему о том, что бесконечно благодарен. Нет, не за то, что тот избавил его от неприятностей, которыми могли грозить вскрывшиеся любовные похождения священника. Не за то, что спасает его задницу и помогает удержаться за нагретое и безопасное место. За то, что спасает её - Нэсс. За то, что действительно любит её так, что готов похоронить в себе их тайну. Что даже не думал об альтернативах. За всё.
- Я часто думаю об ответственности, которую принимают на себя священники, давая всем христианам пить из божественного источника, каким являются Таинства, - так же негромко отвечает Келлах на едва слышный вопрос Нэссы. Даже то, что он практически риторический, его не останавливает. Потому что он знает, о чём этот вопрос. - Благодать Божия укрепляет и спасает любую душу, говорил святой Хосемария. Бог милосерден и исцеляет нас в любом случае. Мы должны помнить об этом. Как и о том, что даже из любого зла Господь извлекает благо, - он подошёл к кулеру с водой, набирая стакан, не глядя в сторону слушающих его двоих, словно говоря всё самому себе. - Исповедь целительна. Можно не раскаяться в исповеданном грехе, но при этом понимать, что это всё же грех - суть исповеди будет соблюдена. И нам неизвестны пути спасения. Но мы знаем, что они существуют для каждого.
Вернувшись к Финну и Нэссе он протянул ей стакан с водой.
- Если хотите, на сегодня закончим, - Келлах видел как бледность заливала её лицо и был бы рад прямо сейчас вытолкать их обоих на свежий воздух, но всё же не спешил командовать. - Самые главные вопросы мы решили, а с украшением храма вам помогут сёстры. Я больше не нужен вам, в общем-то, до самого венчания, - он перевёл взгляд на Финна и неопределённо дёрнул плечом. - Ну или исповеди, если пожелаете. Вам нужно отдохнуть и подготовиться теперь уже самим. Я считаю, что вы готовы, - он снова отошёл к окну, заложив руки за спину. - Я сообщу об этом Его Преосвященству. Как и о дате венчания.

+3

24

Нэсс не понимает, что находят люди в религии, не понимает, что ищет в ней Морриган. Не понимает, как можно отказываться от того, что обещает обычная жизнь: семьи, детей, любви. Любовь бога, наверно, стоит многого, но неужели она способна так же согреть, как любимые ладони на плечах, так же сладка, как любимые губы, так же … равнозначна живому человеку?
Мысли мечутся, день ото дня все больше съедая изнутри, растравляя, корежа, заставляя то замыкаться в себе, то почти срываться на окружающих. День венчания приближается со скоростью курьерского поезда, а, значит, все меньше времени, чтобы пройти это испытание, которое зовется «исповедь». Нэсс не хочет. Не хочет говорить кому-то о том, что творится в душе. Не хочет снова вытаскивать все это на поверхность. Не хочет, чтобы произошедшее «официально» было провозглашено грехом. Ведь исповедь – покаяние и раскаяние. Она не хочет: ни каяться, ни раскаиваться.

- Благословите меня, отец, ибо я согрешила. – Слова раздирают сухое горло, не желая срываться с губ. Кажется, что решетка конфессионала пульсирует, сжимается вокруг, выдавливая последний воздух из легких. В ушах гулко грохочет сердце, заглушая все звуки, пропадающие, уходящие на второй план.
Последний раз Нэсс была на исповеди, наверно, еще до своего отъезда из города. Потом ей случалось бывать в церкви, но на исповеди – нет. Тонкие пальцы сжимаются в кулаки до побелевших костяшек. За шумом в ушах Уэлш даже не разбирает толком, что ей ответили, и слышит только наступившую тишину, отзывающуюся внутри каким-то гудением, словно тронули туго натянутую струну. Нэсс рефлекторно сглатывает, пытаясь смочить пересохшее горло, облизывает губы, и, внезапно, осознает, что почти прокусила нижнюю, пытаясь сдержать крик. На лбу пролегает складка: почему крик, она вовсе не собиралась биться тут в конвульсиях, кричать, проклинать всех и вся. Нужно было просто прийти, оттарабанить формальности и сбежать домой. Она опускает голову, зажмуриваясь до цветных кругов под веками, ощущая, как ногти впиваются в ладони. Эта резкая мимолетная боль отрезвляет, заставляет выпрямиться. Подрагивающие пальцы ложатся на колени, обтянутые легкой цветной тканью, подбородок упрямо приподнимается.
- Я не помню, когда была последняя исповедь. – Голос еще подрагивает, но уже не звучит словно из заколоченного и погребенного под слоем земли саркофага, а слова не застревают в глотке. – Наверно, еще до того, как я уехала. Вера никогда не была моим сильным местом, я не молюсь, не соблюдаю того, что положено соблюдать доброй католичке. Я жила с мужчиной вне брака и родила ему дочь. – Ее глаза открыты, но она ничего перед собой не видит, кроме лиц Фионы и Матиаса, улыбающихся и счастливых. И тогда ее собственные губы изгибаются в улыбке, а дыхание перестает рваться на резкие вдохи-выдохи загнанного животного. – А теперь я выхожу замуж. – Она замолкает, и в  исповедальне повисает тишина, с каждой минутой звучащая все громче. И тогда в нее падают камни слов, разбивая вдребезги. – И беременна от другого. – Внутренности скручиваются в узел, и кажется, что вдохнуть уже не получится, голос прерывается, грозя сорваться. Снова приходится кусать губы, теперь, чтобы сдержать всхлип. Она не будет реветь еще и тут. – Они оба знают, и это их идея – венчание, свадьба эта. Иногда я ненавижу их обоих, потому что они не оставляют мне выбора. Иногда – я им благодарна, за то, что они не оставляют мне выбора. Они оба – во мне, заставляют дышать. – Пальцы переплетаются, по щекам катятся слезы, но она не замечает всего этого. Перед ней стоят двое, с каждым днем все глубже прорастая в нее, становясь неотделимой частью ее жизни, сливаясь в один образ, вызывая чувства и желания, которые ее страшили. – Я не хочу, чтобы они были несчастны из-за меня. Я не знаю, что мне делать.  Одному я нужна даже с чужими детьми. Другой … - Она замолкает, не зная, как выразить то, что гложет, как облечь в слова мысли, что разъедают кислотой. – Наверно, это можно назвать безумием, то, что случилось с нами. Но это было … правильно. – Она кивает самой себе, вспоминая ощущения от его прикосновений, поцелуев, миг, когда они стали одним целым. – Правильно. Словно я наконец-то дома. – Губы упрямо сжимаются, запечатывая мысли внутри. А потом он ушел, и все полетело в тартарары. Даже то, что было до. Но об этом она не скажет никому.

Отредактировано Neassa W. Flanagan (2018-05-19 18:40:15)

+4


Вы здесь » Irish Republic » Прошлое и будущее » и будут двое одна плоть Еф 5:31b