Irish Republic

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Irish Republic » Завершенные эпизоды » Не попрощаться


Не попрощаться

Сообщений 31 страница 43 из 43

31

Иногда человеческая психика работает не так, как того ждешь. И вместо страха появляется смех. Вместо радости человек впадает в депрессию. И сейчас было нечто подобное в голове Джонни, пусть не такое глобальное, а может, как раз такое. Его не злило то, что говорил Ян, как бы он на него не наезжал, наоборот, слова Яна разливались теплом по телу. Задевало тем, что было правдой, особенно слова про отца, но Яну было на столько не пофиг на Джонни, то он заботился и о его отношениях с дочерью.
Он прикрыл пальцами рот, чтобы не вызвать непонимание Яна до того, как он договорит, но сдержать улыбку он не смог. Грустную, но счастливую от понимания того, как Ян его любит. Больше всего хотелось сейчас его поцеловать, но Джонни решил дослушать.
- Ты прав. Во всем. Особенно, про Эмму. - Тут было не с чем спорить. Сам Джонни рос в семье, где ни кому не было до него дела, и сбежал от них он именно поэтому. И больше всего в отношении дочери он хотел не быть таким же, но походу не получилось. И пока еще не поздно, он действительно должен это исправить. Джонни смотрел парню в глаза, все так же прикрывая указательным пальцем губы, так, как он обычно это делал в задумчивости. Чуть согнутыми, закрывая им губы во всю длину, словно запрещая себе говорить до тех пор, пока мысль не будет оформлена. Вот только говорить это ни сколько не мешало.
А мысль продолжала быть той же - он хотел поцеловать Яна от переизбытка захлестнувших чувств радости и благодарности.
Он шагнул на встречу парню, пока тот задавал еще вопросы, обхватил его голову руками и поцеловал. Не страстно, но все же очень горячо, выражая все, что в нем было.
- Я люблю тебя, и благодарен за то, что ты любишь меня. Персик растет и пытается расцарапать все обои в дома моего дяди, где сейчас живет с Эммой, но в остальном он послушный, даже лоток уже запомнил. А еще ужасно прожорлив, но это может из-за того, что он голодал. - Джонатан отпустил голову Яна, но отходить от него не стал. Только смотрел в глаза парню, думая как и когда это произошло и им стало не пофиг друг на друга. - Антидепрессанты, скорее сопутствующие, чем моделирующие, беседы с психотерапевтом, прогулки на свежем воздухе, попытки наладить отношения с близкими мне людьми. И ни какого алкоголя и наркотив. Минимум на год, ну бухло. Наркоту не одобрил даже психотерапевт, хотя сама прописывает мне таблетки.

+2

32

Парень так и не понял, что такого веселого и приятного он сказал, но Джонни улыбался, правда, в его взгляде отчетливо читалась грусть и усталость. Миллиган сейчас смотрел на него так же, как тогда в палате, когда Ян оттаскивал его на матах и просил уйти. Может, у него фетишь на грубости Веллингтона?
То, что до Джона хотя бы дошел посыл, который до него пытались донести, пусть и не в самой корректной формулировке, уже было хорошо. Первый шаг всегда самый важный и сложный, но Миллиган должен знать, что он не один. Если он не начнет меняться сейчас, не начнет никогда, навсегда застрянет в той бездне, которую сам для себя и создал.
Тревожные мысли терзали рассудок, мозг, чтобы разгрузиться, в этот момент начал запускать собственную кампанию по борьбе с волнением, и парень не сразу понял, когда Джонни успел оказаться так близко. Он обнял мужчину, запуская ладони под его футболку и отвечая на поцелуй. Не требовательный и грубый, как было до этого, а скорее более нежный, такой, что они вкладывали в него все свои чувства.
- За любовь не благодарят. А где ты сейчас живешь? И передай спасибо Эмме, за то, что следит за нашим котом, - Ян пристально смотрел на мужчину, ощущая, как его буквально торкает от близости Миллигана.  Раньше они никогда долго не смотрели друг другу в глаза, максимум кидали мимолетный взгляд, который тут же перескакивал на другие части тела. То теперь это было так легко, просто и естественно, будто они знакомы много лет. Будто им вовсе не нужны чертовы слова, чтобы понимать друг друга.
Ян сидел на высоком барном стуле, так что его голова находилась где-то на уровне груди мужчины, и он устало уткнулся в нее лбом, продолжая обнимать любимого. Джонни так легко говорил о терапии, будто он давно свыкся со своими диагнозами и уже считал их частью себя. Вот только Веллингтон не готов был свыкнуться с этой мыслью, ни сейчас, ни потом. Вообще никогда. Джонатан, сидящий на антидепрессантах в кабинете психотерапевта после передоза – звучало как какая-то гребенная ошибка. Сердце глухо стучало по ребрам в такт секундной стрелки циферблата на часах.
- Джон, что дальше? С нами.

+2

33

Каким-то удивительным образом не только их отношения, но и даже разговоры скакали, как на американских горках от криков к поцелуям. И очень хотелось верить, что обратно они сегодня не перескочат, но кто ж знает наперед?
- Зато, можно быть благодарным за заботу. Для меня она очень много значит.
Пальцы скользили по волосам Яна, перебирая их и взлохмачивая. Это было на столько успокаивающее действие, что почти отвлекало от разговора. Просто касаться любимого такими простыми движениями, словно нет ни каких проблем, словно между ними и так все понятно и можно просто стоять вот так в обнимку и не задаваться лишними вопросами.
- Они, кажется, подружились, и хотят организовать свою банду. Но ты можешь и сам ей это сказать, при встрече.
Джонни больше не хотел отделять разные части своей жизни друг от друга. И даже если кому-то могут не понравится другие части, то им придется смириться. Он слишком устал что-то скрывать от дорогих ему людей. Нет, он не станет навязывать, но сам Джонни хотел воспринимать свою жизнь, как единое целое, где есть и любовь, и друзья, и семья, и все остальное.
Ян прижимался к нему и Джонни теперь гладил его по голове, давая время и возможность обдумать все, что требует этого. Ему и самому нужно было многое осознать и понять. А прикосновение рук в голове и плечам парня делали процесс размышлений куда приятнее.
- Не называй меня так, пожалуйста. - Джонни даже скривился. - Я все еще не люблю этот вариант имени. Если очень хочется звать коротко, то можешь откинуть и букву "н". Когда звучит "Джон", я жду, что случится что-то плохое.
Но вопрос, который задал Ян был действительно важен и Джонатан снова поднял голову Яна, чтобы смотреть ему в глаза.
- Я не знаю. Но очень хочу, чтобы это было что-то очень и очень хорошее и приятное. Я устал страдать и хочу радоваться твоей любви. Надеюсь, это взаимно. Не могу обещать, что все будет просто. Зато могу, что я сделаю все, чтобы ты был моим. Любимым, парнем.
Джонни даже вопросительно выгнул бровь и уголок губ, с интересом наблюдая, как Ян отреагирует на такие, довольно своеобразные слова, ведь, на сколько было известно Джонни, в отношениями с парнями он еще не был.

+2

34

- Ладно, буду звать тебя говнюком, когда ты будешь выводить меня из себя, - Ян говорил это куда-то в грудь мужчине, не желая отрываться от него сейчас. Легкие поглаживания по голове успокаивали и дарили ощущение уюта, которого Веллингтону давно не хватало. Он так устал врать, скрывать свои чувства и мысли , от других, от самого себя. Устал быть просто красивой картинкой, изображать из себя этакого вечно веселого и несломленного жизненными трудностями засранца. С Джонни он чувствовал себя живым, настоящим, именно таким, каким он был на самом деле. Ему не страшно было показать свои слабости, а разве не это самое главное?
Так и несобранный до конца чемодан, билет, оставшийся лежать на тумбочке у входа, рейс в Лос-Анджелес, на который уже давно совершалась посадка.  И Ян, обнимающий любимого в своей квартире в Килкенни и совершенно не понимающий, что будет дальше, что именно ответит ему Джонни. Может, лучше было все-таки уехать? Только теперь, после секса, после откровенного разговора, сделать это было бы еще сложнее.
И снова мужчина заставил его смотреть ему в глаза. Каждое слово приятной истомой разливалось по телу. Дыхание перехватывало как от выброса адреналина. Казалось, что мозг скоро просто перестанет воспринимать новую информацию и к чертовой матери отключится.
Парнем… Ян нервно захлопал глазами, глядя на Миллигана. С мыслью, что он его любит, Веллингтон свыкся, с тем, что ревнует и хочет, чтобы Джонни принадлежал только ему – тоже. Но все равно осознание, что обычно такое положение вещей зовется «отношениями», дошло до парня только сейчас. Его будто булыжником по башке приложили.
- Парнем… - Ян будто пробовал это слово на вкус, примеряя его на себя и обдумывая, нравится ли ему такой статус, зная, что его партнер – тоже мужчина. Какая-то дичь, честное слово.
- Это типо…Типо встречаться? – кажется, Веллингтон сейчас понижал iq всего близлежащего квартала. Будто ему лет четырнадцать и он никогда не был в отношениях. Хотя, доля правды здесь была – с мужчинами он ничего подобного не заводил. Мысли так быстро забегали по черепной коробке, будто у них там в самом разгаре был олимпийский спринтерский забег. Парень вернул голову на грудь Миллигана, заставляя мозг все-таки не отключаться и продолжить переваривать услышанное. Это было вполне логичное продолжение их отношений после признаний, разговоров, и все-таки принять что-то подобное, выходящее за рамки  установленных обществом норм, Яну было тяжело.
- Джонни, я… Никогда не встречался с парнями, вот чтобы это прям отношения были. Господи, да он у меня один был, по пьяни в университете, и то я был сверху, - остановите долбанную планету, потому что Веллингтон сейчас очень хотел с нее сойти. Ян продолжал обнимать любимого, даже и не думая убирать голову с его груди.

+3

35

- Меня устраивает, - Джонни усмехнулся, представляя грозные тирады со старательным вставлением туда слова "говнюк".
Может быть это было влияние эйфории от происходящего, может что-то еще, но у Джонни было ощущение, что его даже самый отборный мат сейчас не способен задеть, если Ян будет рядом. Пусть зовет кем хочет, лишь бы с любовью.
- Так я у тебя.. первый? Подожди? Что правда? - Джонни даже присел перед парнем, решая в этот раз заглянуть ему лицо не угрожая рано или поздно свернуть шею от тяганий туда-обратно. Нет, Джонни не напрягало быть у кого-то первым, а быть первым у любимого, пусть и только в плане его пассивной позиции, так и вовсе льстило. Но вот то, каким был его первый раз в таком случае... - Ебааать...
В целом картинка начинала выстраиваться. и нервное отношение и многое другое. Но легче от этого не становилось. Словно Джонни раз за разом делал парню плохо и этим только еще больше привязывал к себе. Какая-то извращенная неосознанная игра получалась.
- Прости, я просто немного.. озадачен. И не знаю, что сказать. Ну и сволочью же я должен тебе казаться. Хотя чего там - казаться... И если ты не хочешь, то я не буду давить. Я хочу с тобой встречаться, в любом смысле этого слова, но только если ты этого хочешь.
У Джонни были парнишки, у которых он тоже был первым, но это было не так, да и отношения эти были скорее с их стороны. С Яном же он хотел настоящего и искреннего. Для Джонни не возникало вопроса, чего он хочет, как только понимание взаимности чувств пришло.
- Но ты у меня тоже первый. Первый из парней, с кем я хочу настоящих отношений, кого я люблю, а не только хочу трахнуть. Так что я тоже несколько в шоке.
Усевшись на пол, Джонни смотрел на парня снизу вверх и улыбался, ожидая решения, которое примет его любимый и что же теперь будет между ними.

Отредактировано Jonathan Milligan (2018-04-14 20:54:43)

+3

36

«-Ебааать...» - весьма исчерпывающая характеристика последних событий, происходящих в жизни Яна. Больше и добавить было нечего. Коротко, конструктивно, а главное, в самую точку.
- Нет, не правда, я пошутил, решил обстановочку разрядить, - сарказм в его голосе можно было потрогать руками, настолько много его было. Если бы это было возможно, он бы полился у него из ушей. За эти несколько часов Веллингтон успел ощутить, наверное, весь возможный спектр эмоций – отчаяние, любовь, злость, нежность, теперь еще и стыд. Все смешалось в адском коктейле, от которого парня нехило вштырило. Зачем пить и употреблять, если чувственная составляющая твоей жизни скачет так, что убирает не хуже, чем с наркоты? Удивительно, что у него еще глаз дергаться не начал. Джонни опустился перед парнем на колени, и какой бы многообещающей не была такая поза, Ян сейчас хотел его чем-нибудь стукнуть по голове, раз и навсегда закрывая эту тему.
- Блять, Миллиган не смотри на меня так. Я ощущаю себя какой-то сраной девственницей, которую случайно трахнули до свадьбы, - Ян закатил глаза, готовый выть от происходящего, нахрена он это сказал?  - Тот день был несколько дерьмовым, вот я и немного перенервничал, а осознал произошедшее уже дома. Зато очень запоминающийся первый раз, правда? Да и все было по обоюдному желанию, а считать тебя сволочью и без того причин хватает, - наверное, последние несколько слов говорить не стоило, но парень не успел вовремя прикусить язык.
- Ты просто приперся и порушил все мои планы одним своим видом, понимаешь? Теперь мне придется обратно разбирать чемодан и забрать Персика, потому что я никуда больше не хочу уезжать, - Веллингтон внимательно смотрел на своего мужчину, пока тот улыбался, сидя перед ним на полу, и ожидал ответа, - У меня есть несколько условий, при которых я согласен на полноценные отношения. Во-первых, ты будешь лечиться. Посещать психотерапевта и делать все, что тебе там скажут. Понял? Во-вторых, больше никаких случайных связей. Поймаю с алкоголем, наркотой или какой-нибудь блядью, я больше никогда тебя к себе не подпущу, - теперь уже Ян ждал ответа. И если он будет отрицательный, то парень точно не сдержится и разобьет Миллигану рожу.

+3

37

- Теперь моя поза выглядит еще неоднозначнее, хорошо хоть стою не на одном колене, - Джонни отвел взгляд и тихо хмыкнул в сторону. Интересно, их разговоры когда нибудь будут походить на то, что обычно представляешь при "начале отношений"?
Конечно, хотелось спросить весь список того, за что именно Ян считает его сволочью, вдруг Джонни что-то пропустил, но потом, или ни когда. Какая к черту разница? Наверняка, он еще не раз в лицо расскажет обо всех косяках, в самых красочных эпитетах.
- Не скажу, что я это планировал, но ни разу не жалею об этом. Мне нравится думать, что я, что мы - достаточный повод остаться. Хотя Эмма все же расстроится. А.. - Джонни почти пошутил, что это они могли бы оставить Яна жить у себя, но это было слишком быстро даже для него и прикусил губу, буквально.
И вот они добрались до самого главного - Ян ставил условия. У Джонни не было ни каких условий, он готов был принять Яна таким, какой он есть. И было странно слышать, что его таким, какой он есть не принимают. Это было больно. И Джонни хотел возмутиться, пока не услышал сами условия.
Он ответил не сразу. Не потому, что был не согласен, а скорее потому, что пытался понять будут ли еще. И когда не дождался, то все же кивнул и заговорил.
- Значит условия? Вот так вот? - В голосе Джонатана не было упрека, только констатация факта. Не было в его голосе и присущего клятвами и обещаниям пафоса. Он просто говорил, как говорят о совершенно обычных вещах. - Тогда мне придется их принять. Хотя я и без них мог бы обещать тебе все это. Я выполню весь курс и все, что от меня требуется, ради себя, Эммы и тебя. Потому, что я хочу этого. Потому, что именно поэтому я смог прийти сюда и помешать тебе съебать от меня куда подальше. А спиваться и торчать от одиночества с любимым сложновато. Остается последний пункт. По которому я, наверное, все же просто признаюсь тебе в паре вещей. Во-первых, мне будет очень сложно не смотреть на красивых людей, потому, что они красивые. А во-вторых, когда я думаю о сексе, я думаю о тебе. Хочу тебя. У меня не было секса уже два месяца, потому, что не было тебя. Так что, тебе придется отрабатывать это натурой. А я секс очень люблю.

+3

38

- Да, Джонни, условия. Они не значат, что я хочу тебе переделать. Они значат, что я хочу уверенности. Я не имею как ты. Жить, как живется, быть с кем-то вместе просто потому, что любишь и совсем не задумываться о том, какое у вас может быть будущее, - сегодня они много смотрели друг другу в глаза, ведь они не умеют врать. Нельзя начать строить отношения на лжи, так что им придется показать и представить друг другу всех скелетов в шкафу.
- С самого детства моя жизнь – четко продуманное расписание. Где жить, в какой школе учиться, в какой университет поступать, с кем дружить, с кем наоборот не сметь общаться. Где работать. Хорошо, хоть не ставили условия, на ком конкретно жениться, - они раньше никогда не делились друг с другом ничем подобным, но теперь Веллингтону казалось, что Джонни должен это знать о нем все. Потому что врать, недоговаривать, умалчивать, уже порядком надоело.
- Сейчас никто не диктует мне, как жить, но я слишком привык к тому, что заранее строю планы. На все. Спонтанность порой выбивает меня из колеи. Ты выбиваешь меня из колеи. Я знаю, что не могу предъявлять тебе претензии на то, что было давно, ты мне тогда ничего не был должен. Но я не могу моментально переключиться, что ты теперь другой со мной. Я не рыбка гуппи, чтобы по щелчку пальца все забыть, просто дай мне время, тебе не одному сейчас тяжело, - Ян не хотел наезжать, он просто говорил то, что думал, потому что считал необходимым донести до любимого некоторые вещи.
- Я не хочу пожалеть, что…- «выбрал тебя, а не Лорри», мысль, что вертелась на языке, но Веллингтон смог вовремя прикусить язык, иначе бы сейчас начался скандал, а похерить все снова Ян не просто не хотел, он бы себе этого просто не простил, - Что не уехал сегодня домой,  - парень тоже опустился на пол и сел рядом с Миллиганом, чтобы быть с ним рядом и хотя бы на одном уровне.
- Можешь смотреть сколько угодно, я тоже вряд ли смогу отказать себе в таком удовольствии. Я говорил совершенно о другом. А на счет секса, мне теперь эти два месяца отрабатывать придется? - Ян вопросительно изогнул бровь и заговорчески улыбнулся. Сегодня он сказал и услышал, пожалуй, все, что хотел. Не дожидаясь ответа, Ян обхватил шею мужчины руками и поцеловал в губы, сначала легко, затем более чувственно. Теперь, когда они, вроде как, состоят в отношениях, можно было позволить себе целовать, прикасаться к Миллигану без задней мысли, не терзая себя вопросами из серии «а что он подумает?», «а стоит ли?».

+3

39

Джонни всегда старался упростить свою жизнь. Иногда он этим ее усложнял, но это уже детали. Хочешь - делай, мечтаешь - стремись. К черту условности, к черту рамки, к черту все, что не делает тебе хорошо. Нет, Джонни мог впахивать и куда больше, чем другие его товарищи по той же музыке, но он сам это выбрал и сам ловил от этого кайф. И только так мог себе представить свою жизнь. Он сам выбрал и свое нынешнее занятие и с не меньшим рвением обучался и работал. "Джон, ты дожен лучше стараться! Посмотри на своего отца, он учился на одни пятерки и смог стать уважаемым врачом!". "Джон, ты должен быть примером для других мальчишек, не позорь своих родителей!". "Джон, и не думай о музыке, ты пойдешь по стопам отца и станешь стоматологом". "Обрежь волосы", "будь лучше", "я хочу гордиться тобой". Но Джонни не хотел быть стоматологом, приличным членом общества, добропрядоным ирландцем и всем остальным, чем быть полагалось. И выбирал себе девушек и парней, которые не признавали всего этого, как правило.
Но любовь не спрашивает. И одной из наибольших ошибок свой жизни он теперь считал то, что он сам себе придумал в ней правила прежде.
- Я понял, - Джонни выходнул, смиряясь и понимая, что как бы он не хотел, он тоже не может и, пожалуй, не имеет права переделывать Яна, а значит, им просто придется принять друг друга. Ну может, рассказать о преимуществах своего взгляда на жизнь. Совсем, так, ненавязчиво. Примерно так же, как Ян сейчас целовал его, а Джонни целовал в ответ.
И все же, Легкое ахуевание не исчезало, пока снова и снова их разговор швырял обоих по всем возможным эмоциям туда и обратно.
Джонни обхватил парня и откинулся назад, утягивая его за собой.
- Так значит, мы теперь встречаемся? - он не давал себя нормально поцеловать, даря Яну быстрые поцелуи, пока он не ответит. - Как мне тебя звать? Сладкий, дорогой, может какой нибудь зверушкой? Или ты хочешь что-то еще выведать?
Джонни едва сдерживался, чтобы не заржать, и готов был получить от Яна в морду за любой из вопросов, тем более, что позиция у Яна для этого была очень даже удобная. Но оно того стоило, как минимум ответом на первый вопрос и возмущением на второй.

+3

40

Они были разные. Очень. Ян предпочитал логику и аргументы, Джонни – спонтанность и эмоции. Ян любил большие деньги и карьеристов, Джонни обожал музыку и тех, кто не признавал никаких стандартов и рамок. Веллингтона порой  конкретно вымораживало, как мужчина относится к своей жизни, а в другие моменты он ему завидовал. Его легкости и стихийности. Это, наверное, и привлекло парня изначально, Миллиган был не такой, как большинство, был внутри него какой-то особенный огонь,  который завораживал и манил.
Ян рос среди богатых детей, у которых было все, и в тоже время – ничего. Они были серые, скучные и в большинстве своем предсказуемые, потому что все их амбиции были продиктованы и навязаны родителями. И Веллингтон всегда пытался найти в своем окружении кого-то яркого, нестандартного и независимого. Его всегда тянуло к таким людям, он видел в них то, что было недоступно ему самому. 
И вроде бы сейчас он мог жить так, как хочет, но привычки  были сильнее его. Прагматичность и расчетливость – вот, что должно было делать его счастливым, но в реальности производило обратный эффект.
Короткое "понял" в исполнении Джонни звучало не очень оптимистично, но сейчас и этого было достаточно, а в будущем им предстоит запастись терпением, чтобы научиться принимать совершенно противоположные взгляды друг друга без желания убивать.
- Больше не хочу ничего выведывать, моему мозгу нужно передохнуть от потока новой информации, - Ян почти лежал на мужчине, глядя ему в глаза и улыбаясь, - Выходит, что встречаемся. У меня, вообще-то, все еще есть имя. Будешь устраивать зоопарк, я тебе врежу. Усек, сладкий? – последнее слово он нарочно выделил саркастической интонацией, наклоняясь и целуя Джонни. От него веяло уютом и теплом. То, что они валялись на полу, нисколько не напрягало.
- Но вообще я серьезно. Блять, никаких "котиков", "заек", и прочего подобного дерьма. Иначе меня стошнит прямо на тебя, - Ян отстранился от мужчины, так, чтобы оседлать его бедра, и сел сверху.
- Останешься сегодня? Или тебе нужно идти?

Отредактировано Yan Wellington (2018-04-15 18:40:15)

+3

41

Ничего, так ничего. У Джонни было много чего рассказать о своей жизни, но того, что Яна может порадовать, судя по всему не много. Так что настаивать не было смысла. Сам он о жизни Яна расспросит потом, когда тот не будет напряжен и можно будет развести его на любые откровения.
- Сладкий.. Навевает мысли о разных фудфетишах и прочих развлечениях. Не мой любимый вид секса. - Руки Джонни запустил под халат любимого и поглаживал его задницу. Сколько прошло? Пол часа? Больше? Просто непростительно долго он не касался его тела. Тем более, что Ян почти что обещал отрабатывать все два месяца без секса, кто бы там виноват в этом ни был. - А если "пупсик?"
Впрочем, лицо Джонни отражало, что он сам думает о таком обращении и вероятности его использовать. На самом деле он мог бы использовать какое угодно слово, предубеждений у него самого в этом не было. Но вот применить это по отношению к Яну.. Если только в качестве изощренной мести за что-то ну очень заслуживающее мести. А пока Ян такого явно не сделал.
- Не бей, я пошутил. - Руки Джонни метнулись вверх, чтобы перехватить руки Яна. На всякий случай. Ну и на всякий случай Джонни не стал медлить с ответом на вопрос.
- Предупреждаю, я говорю это первый раз в жизни. - Весь вид Джонни выражал то, что для него это действительно непривычное явление и такого в своей жизни он ну ни как не ожидал. - Мне нужно будет позвонить родителям.
Это было страдание. Позор. Кошмар. И прочее, что только возможно. Нарушение всего, что считал Джонни правильным и почти крах всего мира.
- Терапия предусматривает, что я должен жить с кем-то, кто будет следить за мной. А они ближайшие родственники, кроме Эммы. Я пытался уговорить их, что присмотра дочери более чем достаточно, но условие было таким. Так что мне придется отчитаться где я, чего я не делал даже до побега из дома в пятнадцать лет. Так что в идее остаться здесь сразу куча плюсов. Я бы остался даже на пару ночей.
Говорить это было едва ли не так же сложно, как признавать все свои косяки до этого. Лежа на полу кухни, под своим парнем.

+3

42

- Миллиган, не напрашивайся раньше времени, - не то, чтобы Ян очень хотел ему врезать, но эти уменьшительно-ласкательные выражения, даже сказанные в шутку, вызывали желание любовно проехаться по морде. Ругаться они ругались, а вот до рукоприкладства дело не доходило. Пока. Что-то подсказывало, что в их отношениях возможно все.
- Сделать что? – парень удивленно приподнял бровь, а затем все-таки не удержался и прыснул со смеха в кулак. – Прости, но звучит…Так себе, - теперь Ян смеялся в голос, может отчасти это было нервное, но ему реально было смешно.  Веллингтон надеялся, что такая реакция не сильно обидит любимого, но парень частенько путал берега, совершенно не умея держать язык за зубами  и не обладая привычкой обдумывать свои действия на предмет их корректности. Да нахер это было нужно, когда перед ним и так все пресмыкались? А потом эти не самые полезные качества  все-таки сыграли с ним злую шутку. Пришлось даже выучить такие понятия, как субординация и немногословность. Вот только с последним все равно возникали проблемы.  Большие такие проблемы.
- Я тут посижу на тебе сверху, или тебя это отвлекает? Могу выйти из комнаты, - Ян почти откровенно издевался, но он просто не мог сдержать это в себе, даже глядя на обреченное лицо Миллигана. – Стой. Они же не знают о нас? Скажи, что нет, - хохотушки ушли на второй план, потому что на передовую линию вышла мысль  о  том,  что именно Джон он скажет. Возможно, родители мужчины не восприняли бы эту новость как что-то ужасное, бывают же в мире понимающие близкие, но Ян обычно все примерял на себя. Он даже знать не хотел, что бы сделал с Миллиганом его папаша, если бы узнал. Вот только судя по тому, что сам Джонни говорил своих родителях, особенно продвинутыми в плане свободы выбора сексуального партнера они вряд ли были. Скорее наоборот. А вот и оборотная сторона медали их любви и отношений, полная всякого дерьма. И дело было не только в том, что об этом думает общество, сам Веллингтон еще не принял это до конца.
- Ты можешь остаться здесь на столько, на сколько захочешь, - Ян слез с мужчины, оставляя его на кухне одного, чтобы не смущать при разговоре с родителями, и лег в кровать. После всех этих  разговоров и переживаний, накатывала дикая усталость, и хотелось просто элементарно нормально выспаться.

+3

43

- Блять, ну ты и козел иногда. - Джонни даже подтолкнул Яна, чтобы его с себя скинуть. Он прекрасно понимал, как абсурдна ситуация, и из-за этого только еще больше она его бесила. Но у него был очень даже неплохой довод, чтобы защитить себя в этой ситуации. - Между прочим, я согласился на это ради тебя. Чтобы выйти до того, как ты бы сбежал в Америку.
Не то, чтобы это была великая жертва, но все же кое-что можно было бы ей называть. Например, согласие общаться с нежно любимой мамой, и чем дальше Джонни от нее был, тем нежнее была его любовь к ней. С отцом, к счастью, все было куда проще - они друг друга игнорировали.
И все это было почти ответом на вопрос заданный Яном.
- Нет, не знают. Я не увидел причины говорить, раз не был уверен, что у нас вообще что-то будет. Кажется, они вообще не знают о том, что меня интересуют не только девушки, слишком консервативны, чтобы даже подумать об этом.
Джонни кивнул на согласие Яна оставить его на столько, сколько будет нужно. Но голову его теперь занимал вопрос, поднятый Яном. До сих пор Джонни ни когда не беспокоило то, как окружающие воспримут его гомосексуальные интересы. Да и вообще подобное его не волновало. Вопросы пола, расы и прочего были на столько вторичны, что он скорее рассматривал их, как излишние рамки, ограничивающие людей. И еще лет десять назад он думал, что если однажды приедет домой, то не будет ничего скрывать от родителей, с едва ли не мстительностью представляя их шок. Вот только он помнил их молодыми, моложе, чем он сам сейчас. А не теми перенервничавшими из-за его статуса "без вести пропавший", стариками, седыми, старше своего возраста. А он продолжал раз за разом, словно и правда мстил, добивать их. Получите внучку от одной англичанки и другую невесту англичанку, в семью добропорядочных ирландцев. А сына алкоголика и наркомана не хотите? И многое другое, что Джонни даже сам и не замечал. А теперь он собирался сообщить им, что у него отношения с парнем.
Телефон лежал в куртке. Джонни сходил за ним и вернулся на кухню.
- Привет. - Он не знал, слышит ли его Ян, но на самом деле даже и не задумывался об этом.
- Не ждите меня сегодня. Я останусь у.. очень близкого друга. Да, я скину адрес, ты же умеешь пользоваться картами? Хорошо.
- Нет, пап. Я помню о терапии.
- У меня все хорошо, словно тебя это волнует. Да, у меня все очень хорошо и это не алкоголь и не наркотики. Куда круче. Давай, буду.. Не знаю. Я сообщу.
"Прости, пап. Меня ждет в постели мой парень. Да, пап, я - гей. Ну почти." Вот вроде осталось всего пол года до сорокалетия, а с родителями Джонни все еще чувствовал себя едва ли не подростком, которого не понимая, все равно хотят контролировать.
Но все это потом, а пока у него и правда в постели любимый, которого можно поцеловать, укрывшись одним одеялом и обнять, смиряясь, что Ян снова закинул на него ногу и самому раскинуться не получится. Зато есть это "снова".

+3


Вы здесь » Irish Republic » Завершенные эпизоды » Не попрощаться