Irish Republic

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Irish Republic » Прошлое и будущее » Kilkenny - Paris


Kilkenny - Paris

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

http://images.vfl.ru/ii/1465680290/2d3d0160/12992858.png
Kilkenny - Paris


https://78.media.tumblr.com/4c5c972f0e9b528d9433cec81e1ed2d5/tumblr_nk4hoo468b1qer314o2_r1_500.gif

УЧАСТНИКИ
Филипп Мерсье и Кристиан Блэр
ДАТА И МЕСТО
Июнь 2018 года; квартира Филиппа в Килкенни, дом матери Блэра, особняк Мерсье в Париже.
САММАРИ
Не всё и, к сожалению, не всегда, получается так, как хочется, и как с этим бороться

http://images.vfl.ru/ii/1465680290/2d3d0160/12992858.png

Отредактировано Christian Blair (2018-04-20 15:36:15)

+1

2

Филипп сидел на кухне и щелкал ухоженными длинными пальцами по плоским кнопкам компьютера, набирая отчет по теме своей работы. Планомерное скольжение было мягким и задумчивым, отчет предстояло представить в конце месяца на заседании кафедры в его основном месте работы. Работа была вполне привычным сбором и проверкой легших в основу его исследования имеющихся источников, а летом... Летом Филипп был вынужден жить в Париже и найти два других месяца для работы в экспозиции Версаля ему было не найти. Как бы не хотел этого сам Кристиан Филиппу нужно было ехать в Париж. Французу была не очень нужна степень, но нужны были возможности которые она давала: например вести самостоятельно оформленные наработки как  отдельный курс. А еще степень это надежная защита между ним и причитаниями матери о том, как  Луи тяжело без него в Париже и как пусто в их доме без его умелой руки оформляющей многочисленные мерояприятия. Ему в этом случае иногда хотелось взвыть, но что поделать, если и сам видел как становятся все темнее тени под глазами брата. Это было  сложно.
Блэр никогда не лез в его отношения с о своей семьей и даже с Луи, хотя  после свадьбы иногда осторожно спрашивал, что происходит. Филипп старался не отмаливаться в мертвую как это бывало, когда они только начинали встречаться, а нежно обнимал и тихо шептал на ухо  что в Париже не все так, как ему бы хотелось безоблачно и что один  из соучредителей и акционеров серьезно болен. Клэбер был болен уже несколько месяцев и иногда звонил  Филиппу, прося помощи в некоторых вопросах. Мадам Клэбер была бездетна и в сложный период его семьи приняла двух маленьких наследников в своем доме. Поэтому отказать перенёсшему удар другу семьи он не мог. При всех минусах включавших в себя интернат и отсутствии нормального общения, Филипп был благодарен Клэберу и  тому, что тот не запрещал рисовать в своем саду в немногочисленное свободное время без тени насмешки. Подмерзнув Филипп пошел будить мужа, завтракать он любил в его компании.  Нежно клюнул  того в щеку  присев на углу кровати и приобнимая, плавно сползая по скуле к теплым припухлым губам супруга.
- Bonjour, mon cher! Сладкий поцелуй, полный нежности, прерывается слабым причмокиванием. Француз гладил приятные  мягкие темные волосы ирландца, перебирая их. Сейчас кому – то нужно будет идти в душ, а потом уже лопать всё готовое и стоящее на кухне.
Возвратившись  Кристиан увидел  вытянувшегося по струнке Филиппа напротив камеры и Луи  на конференц-связи в привычном строгом костюме. Серые глаза стали  непроницаемыми и строгими,  говорили по- французки. Вернее Луи в основном говорил, а Филипп строчил в блокноте. Луи заметил появление его мужа чуть  приподнявшейся бровью и перешел на английский.
- Доброе утро, Кристиан! Луи поджал губы и постарался, сглаживая интонацию объяснить в чем дело, стараясь не вызвать на себя буйный  и праведный гнев ирландца. Один раз еще до помолвки Крис обложил старшего из братьев матами за звонки. Луи надо сказать, получив пламенный отпор уменьшил количество претензий к ирландцу и самому упрямству Филиппу в несколько раз, а на свадьбе даже выпил с Крисмом на брудершафт разрешив называть себя по имени и на ты.
- Я не знаю, говорил ли  тебя Филипп… Друг нашей семьи и член правления нашего холдинга, месье Клэбер в очень плохом состоянии. Врачи не дают сроков, но вероятно необходимо готовиться к худшему. Учитывая обстоятельства, присутствие Филиппа во Франции становиться просто необходимо для закрытия первого полугодия, а также я исполняю личную просьбу Клэбера увидеть обоих сыновей старого друга.
Месье Клэбер дал нам кров и воспитание в своём доме после смерти отца и приумножая состояние компании долгие годы так и не завел своих детей. Я не смогу посмотреть Филиппу в глаза, если они не встретятся ближайшее время лично…
Луи посмотрел на   часы  и вздохнув, стал прощаться.
- У меня встреча скоро и пора выезжать. Крис, Филипп  до встречи! Более голубоватые чем у младшего Мересье глаза внимательно посмотрели на Филиппа и связь прервалась. Француз еще минуту  смотрел  на экран и только потом поднял глаза на мужа.
-Прости, ты что – то говорил?

+2

3

В обычное время Крис с нетерпением ждёт лета, которое любит и считает, пожалуй, лучшей порой года, хотя у природы вроде и нет плохой погоды. Можно, если повезёт, ходить без куртки, а если уж очень повезёт – уехать в отпуск с Филиппом в тёплые края и там хоть голышом на пляже валяться.
В этом году наступление лета Блэра особо не радовало. Начиная с того, что завалы в колледже никак не разгребались, ну, то есть он сдавал зачёты и экзамены, даже вовремя и даже с неплохими баллами, таки наличие преподавателя прямо в доме обязывало, но стоило всё сдать, как возникали новые рефераты-эссе-практики. Крис откровенно задолбался, но сцепил зубы и тянул.
Сцепив зубы – это потому, что в смене их опять осталось на три человека меньше, чем положено по штату, то есть после смен Крис не успевал толком выспаться, да ещё и детали на ремонт фургона никак не могли проплатить.
Это утомляло, но не сильно расстраивало – нервы натягивало ухудшившееся состояние матери, Блэо подумывал таки поместить её в клинику, но женщина впадала в настоящую бурную истерику, стоило завести разговор о больнице.

Но даже это можно было пережить, если бы не тот факт, что муж собирался уехать на родину на месяц, а то и больше. Крис ни за что бы не признался, что переживает разлуку не просто плохо, а буквально физически тяжко. И дело тут не в том, что некому будет ему готовить, не умрёт он с голоду, хотя горячие, только с плиты блинчики на завтрак к кофе потрескать он очень любил, как и всевозможные прочие кулинарные ухищрения француза, и не в том, что некому будет загонять его за учебники, нет. Он отвык быть один – засыпать, просыпаться в пустой кровати пугало до жути, как и ночи, которые придётся крутиться в простынях самому, разговаривать с квартирным эхом и ждать звонков-смсок до звона в ушах.
Самое паскудное в тоске, это чёртовы сомнения, которые начинают точить душу – скучают ли по тебе с той же силой, что и ты? Ждут ли встречи, думают так же часто, дёргается ли половин от того, что показалось – звонок? Вспоминает ли все те моменты, что радовали их вместе? И – здравствуй подзабытая бессонница, когда валишься с ног от усталости, а сна ни в одном глазу.

В общем, лето Блэра не радовало, но приятные моменты были.
- И тебе доброго утра, - улыбается он, тянет мужа к себе, чтобы чмокнуть куда попадёт, перед тем, как выбраться из-под одеяла и отправиться в душ.
Голоса из кабинета настораживают, заставляя настроение упасть ниже отметки «ноль». Брат Фила хоть и сдерживался после свадьбы, но особо пренебрежения своего не прятал, на что Крис отвечал ему той же монетой, поэтому общались они минимально, при крайней необходимости.
- И тебе дорого дня, Луи, - кивает Блэр, дослушивая разговор прислонившись плечом к мужу.
Ждёт, пока тот выключит скайп и что-то объяснит. Долго ждёт, наблюдая полную мужнину отстранённость и задумчивость.
- Я? Нет, я ничего не говорил. Пока. И лучше высказаться тебе, рассказать, что вы нарешали, пока я не начал говорить.
Он выдыхает, понимая, что грубость ничего не решит. Считает до десяти. Прибавляет ещё десятку.
- Когда и насколько ты едешь? Я ведь даже пока не знаю, когда смогу взять отпуск.

+2

4

Филипп тяжело смотрел на экран  и какое – то время переосмысливая все что успел за сеанс связи наговорить Луи. А еще в голове крутились проблемы Криса и то, что он итак знал без слов мужа. Они оба дышат друг другом и как бы не было необходимо ему ехать в Париж оставлять мужа здесь было практический физически больно. Крис итак сильно переживал из-за матери и колледжа, а известия об отъезде летом и вовсе резало ему по сердцу. И до этого времени речь шла только о его стажировке в музее, а  сейчас отъехать придется намного раньше. Крис пытался сдержаться, хотя по его лицу и манере изъяснятся было понятно, что любимый кипит. Характер у обоих был практический одинаковый, разве что сам Филипп не любил звонки брата менее остро. Привычка долгое время быть то в опале, то в фаворе сказывалась.
- Я в данной ситуации вообще мало что решаю. Луи хочет чтобы я приехал чуть ли не завтра, меня спасает только одно, что принять у двух групп зачет в колледже  в один день я не смогу…Скорее всего вернусь  к заседанию кафедры через три недели.  Пухлые губы француза, замерев, сложились в  капризный и не довольный домик. Не любил он расстраивать любимого и  избегал  оберегая мужа от дурных новостей всеми средствами. А сейчас у него не было выбора.
Вернусь и практический сразу уеду на стажировку…
Филипп тяжело вздохнул и крепко обнял Блэра, он не хотел ехать в Париж так скоро и уж тем более  что это был конец полугодия и его жизнь будет напоминать бедлам. Искусствовед  не любил все заседания Cовета Правления и регулярно даже живя в Париже старался от них отлынивать. А удовольствие находится под неусыпным оком все видящего брата и матери…Петля на шее кажется и то более радужной перспективой.
-Я не хочу оставлять тебя здесь. Не хочу уезжать. Он боялся, что Блэр взорвется, что не раз бывало с обоими, но переживать такие моменты им обоим сопредельно тяжело. Не уверено прикоснулся прохладными, вернее сказать почти ледяными пальцами по его контуру шеи, заглядывая в теплые, согревающее его душу карие глаза мужа.
- Je t`ame.

***
Филипп со все еще не видящими глазами  и задумчивый идет ставить для  них обоих  закладку в  кофе машине.
- Давай сядем и сами все еще раз все обдумаем…желательно за завтраком. Я пока на целебное голодание подписывался…
Машина за сверстала паром и стала раскапывать темно-коричневую жидкость под двум чашкам. А на плите зашипело масло на сковородке, пока он еще мог сам решать чем  им жить. Крис всегда ценил в нем не только красивые жесты, а куда чаще и обычное понимание  и заботу. Горячий завтрак, ранний приход с работы  и мягкую поддержку в те, дни когда было видно что тот на грани и едва не падает от усталости. Филипп был безоговорчно поддерживать любимого  может именно потому, что не смотря на все благополучение отлично знал там, в Париже, ему поблажек не будет. Он был нужен брату, но тот уже давно не показывал к нему хоть какие - либо чувства. Чуть отстраненный и едва видимый  на его Филипп был полезнее,  потому что Луи никогда не мог  точно знать что твориться за его спиной внутри компании. Брат должен быть его ушами и стоять в центре толпы, пока он выступает, чтобы глава семьи знал откуда будет следующий удар, кровные узы не могут их подвести.

+2

5

Jack White — "Love Is Blindness"
- Хорошо, - а что тут скажешь, если муж предлагает переместиться на кухню, ближе к кофе и завтраку? Крис идёт следом, помогает расставить тарелки, салфетки и приборы – всё уже настолько привычно, что не кажется странным присутствие этих льняных кусков ткани с ирландскими узорами, которые когда-то умилили Фила и они их купили целую пачку.
До поселения у француза Крис вполне себе обходился бумажными из пачки или вообще без этого барства.
Сейчас же он выравнивает всё на столешнице, чтоб было симметрично, оттягивая момент, когда нужно будет сесть лицом к лицу, его до сих пор любимый момент из начала дня – видеть обычно в это время суток немного сонную, довольную, любимую физиономию.
Потому что сейчас Фил уже проснулся и собран, а глаза отводит так же как и Блэр, пряча смесь тревоги, каких-то своих уже, совершенно отдельных от Криса мыслей и вроде как даже вины, если ему не кажется. В жизни бы этого не видеть.
Остаётся только слушать, кивать головой – возражать не имеет смысла, всё вполне логично, да и решено, против он или нет.
- Ясно, - срывается прежде, чем Крис понимает, что слово звучит грубовато и с обидой, он спохватывается и разворачивает фразу, стараясь смягчить впечатление. – Я всё понимаю, нужно ехать. Луи уже заказал тебе билеты? Скажешь дату, чтоб я, если что, мог поменяться дежурствами.
Они ещё обсуждают что-то – кажется тесты, которые ему нужно досдать, и то, чем Филипп собирается заняться сразу по приезду домой во Францию, но Крис уже не слушает.
Оброненное в разговоре слово «домой», применённое к огромному, гулкому, похожему на музей вне часов посещения, особняк семьи в Париже, выхватывается из контекста и Крис уже не слышит ничего остального. То есть слышит, но не воспринимает.
Там у него – дом, а тут тогда – что?
- Спасибо, очень вкусно, - вскользь улыбаясь, помогает собрать посуду и сразу же разворачивается к выходу. – Пойду, наведу порядок в гараже, а то кучи хлама с зимы валяется, никак не доберусь. Скоро дверь перестанет открываться.

Две из трёх их машин стоят в подземном гараже, «игрушка» Филиппа так вообще в отдельном боксе, а то ж красота такая, мало ли, а вот старый добрый, своими руками собранный из всего, что было, пикап, стоит в старом гараже, вместе с барахлом, которое Крис не стал тащить в новую квартиру, перешедшим по наследству от предыдущего хозяина хламом, и коробками из дома матери.
Гаражи – это такой себе мужской клуб, куда скрываются после работы и в выходные от семьи, перетереть результаты футбольных матчей, выпить по пиву и дать друг другу советы бывалых.
Ясное дело, что Фил там если и бывал, то пару раз, когда только встречались и ездили только на пикапе.
Сегодня створки ворот Крис запирает, хотя обычно они у него открыты настежь, чтоб знакомые могли зайти, поболтать-поздороваться.
Хлопнув ладонью по включателю, Блэр несколько минут стоит и смотри прямо перед собой, обозревая то, с чего начал, изо всех сил убеждая себя, что это всё же не то, с чем он останется. Задача сложная, из невыполнимых.
Что может предложить маленький ирландский городок парню, выросшему в столице Франции такого, чего там нет? Что может Крис противопоставить Луи? Работа в местном колледже, о котором за пределами страны никто не слышал, квартира в несколько комнат, против бесконечных возможностей, которые предоставляет семья Мерсье. Бред, да и только.
Пнув погнутый диск от колеса, Крис спотыкается, сердито поднимает его, чтоб от бросить подальше, но берёт и лупит железякой по верстаку. С размаху, так что металл гнётся, ещё и и ещё, пока от боли пальцы разжимаются и искорёженный диск укатывается от греха подальше под пикап.
Пристроившись на старые шины, Крис выуживает сигарету и подкуривает, далеко не с первого раза. Не хочется возвращаться домой. Не хочется обсуждать планы на отъезд. Не хочется даже думать, как оно будет, потому что всё, что он хотел бы сейчас – это завалится с мужем в кровать. Ласкать и войти в него, снова и снова, доводя до исступления, так, чтоб комкал простыни в кулаке, кусал губы и стонал, и тогда потребовать:«скажи, что ты – мой». Что я для тебя важнее брата, возвращения в Париж и всей этой денежной возни.
Конечно, он этого никогда не потребует. Потому, что это глупо и по-детски. Потому что любовь – это и уважение тоже, и степень свободы, и взаимное  доверие, да. А еще потому, что… боится. Услышать в ответ вполне логичное: «да, но ты же понимаешь…», которое всё перечеркнёт.
Конечно, он понимает.
Поэтому аккуратно тушит окурок, смазывает костяшки пальцев настойкой из одинокого флакона, заблудившегося в кривой аптечке и идёт в магазин. Почему бы и не купить того вина, что они пили на рождество.

Отредактировано Christian Blair (2018-04-16 23:27:47)

+2

6

Иногда это не просто, смотреть в глаза любимого человека и читать в них сомнения и тревогу. Филипп смотрит на мужа кратко, так чтобы не поймал. Им трудно. Трудно, потому что у Филиппа две работы и от одной из них нельзя убежать даже на острове, потому что заботливые и длинные руки Луи готовы преодолеть любое расстояние, чтобы строго став в позу сказать надо. «Кому это надо… Уж точно не мне и не мужу.» Филипп ждет бури, Блэр не умеет как он скрывать сои эмоции и эта горечь хорошо видна в темных карих глазах. Они завтракают за большим столом, смотря Филипп старается приготовить им обоим приятный завтрак, пышный омлет с кусочками ветчины и салат из свежей зелены с крохотными помидорами черри.
- Через 4 дня. Луи пришлет самолет в Дублин. Еще не знаю подробности.
Нанизывает на вилку кусочки салата, Крис  конечно от его выходки будет не в восторге. Они говорят еще о каких-то не таких острых проблемах как сам отъезд, но по взгляду он понимает , что с его любимым что – то не то, тот его слышит, но не реагирует на какие – то мелочи. Его что – то задело. Филипп прикусывает губы и заканчивает фразу. Француз поднимает глаза на  благодарность и старательно улыбается тому до кого сейчас не достучаться. У них обоих нервы не железные и приходится ждать пока разразится то, что внутри второго. Они иногда ругаются по мелочам, но так чтобы в серьез… наверное с тех пор как Филипп всучил Блэру оплеуху за вождение и не было. Француз тогда  с цепи сорвался и Блэр тоже, хотя не признавался почему так нажрался в тот вечер. Позволяет помочь себе и отпускает того в гараж, зная что тот скорее идет спускать пар нежили разбирать  хлам в коробках. Ловит себя на желании обнять того хоть со спины, хоть украдкой. Обнять свое родное, близкое как же больно когда у тебя отнимают самое дорогое.
Филипп грузит посудомоечную машину и  идет в кабинет рисовать. Берет  блокнот и широкими движениями набрасывает профиль брата из контуров выступает знакомый оборот в три четверти. Он злится на брата и вздыхает иногда довольно тяжело. Он знает от чего Кристиан злится. Опять накручивает что ему нечему предложить ему здесь. Но ему и не надо предлагать.  Он здесь, потому что любит ирландца и хочет просыпаться с ним каждое утро.  В конце – концов он затеял всю эту затею с научной работой чтобы иметь возможность не быть таким зависимым от  Луи и иметь какие – то деньги на  случай необходимости. Иногда проще завыть белугой от всех мыслей в его кучерявой голове чем разрешить все проблемы света.
Зачеты проходили  у него в полнейшем отсутствии настроения. То, что француз довольно строгий знали большинство студентов, но что большинство из них проведут в аудитории не один час доказывая право на оценки выше тройки стало настоящим стрессом. Филипп и сам не знал, но спрашивал он достаточно дотошно каждого. Первая группа когда закончился зачет практический поголовно отправилась отмечать  зачет так как будто это был их последний день на Земле  или эта финальная глава сессии. Вторая группа по началу даже не рисковала идтти на более высокие баллы, видимо их до смерти напугали байки предыдущей группы. В самом деле кого не напугает когда преподаватель явится на зачет в глубоко темно-сине тройке с галстуком и не проницаемым взглядом. Завтра утром ему предстояло уехать в Париж, а уже сегодня он провел половину утра на проводе с братом обсуждая планы.
О муже он не забывал ни на минуту и сам специально тянул резину, чтобы  забрать его на машине.  Дома француз был очень нежным и чутким, а перед самым отъездом попросил у Жана выяснить, где работает Эмили и заказал у нее цветы. Вернее не цветы, а целую корзину с цветами, которую должны будут доставить утром после его отлета. И  он взял строжайшее слово, что супруг об этом не узнает до самого момента доставки. С запиской какие обычно оставляет по всему дому.
Еще предстояло им немного поругаться о том, что Блэра оставалась сопровождать несколько человек из его охраны. Сидя на диване мансарды с бокалом десертного  из своих запасов вина, после ужина с восхитительной говядиной по-неаополтанский и  приготовленной на пару спаржи, серые глаза  грустно улыбались.  Он был соверешено не был на строен  на долгие дебаты, поэтому говорил кратко, с нотами отчаяния и просьбы.
- Крис, пожалуйста, мне так будет спокойнее. Они не будут ходить за тобой по пятам, но в случае  чего  помощь может оказаться не лишней.  Ты самое дорогое, что у меня есть….
Обнимает мужа прохладными пальцами, одной руки второй ослабляя галстук и прижимает тебя ближе. Руками  зарывается в его волосы пахнущие шампунем  и домом. У него тоже сегодня был зачет и сдал он его блестяще, чем Фил  страшно  гордился. Для него это бесценно – знать , что у ирландца все хорошо. Позволяет себе искренне и лучисто улыбнутся перед тем как  с  жаром и требованием заткнуть чужие причитания поцелуем.

+2

7

Все люди время от времени разъезжаются по делам, отдыхать, к родне, в гости, да мало ли куда, и спокойно себе живут врозь. Неделю, месяц, полгода. Про большие сроки Крис не загадывал, потому что их считал уже крайне критическими и в сохранение отношений на расстоянии столь долгое время не верил, а потому и проверять не имел желания.
Расставания – это нормально, это бывает, это проходит. Блэр никогда не был истериком, драм не любил и не признавал, считая, что из любой ситуации есть пристойный выход, но вот в этот раз ничего не мог с собой поделать – нервничал, злился, накручивая и себя, и Фила.
Главное – не понятно с чего. Ну, поедет половин на родину, первый раз, что ли? Погостит там и вернётся. Соскучится. Будет ласковее и не капризнее, чем обычно, наоборот, здорово же.
Но блин, стоило Блэру вспомнить про отъезд мужа и настроение портилось. Не готов он его отпустить от себя дольше, чем на неделю. Не налюбился.
- Блин, ты издеваешься? – чуть вино не разлил, когда Фил поведал, что часть охраны останется при нём. – Меня то с чего охранять? Я что, принцесса Кэйт?
Ирландец фыркнул, но поняв, что муж не шутит, шумно выдохнул. Парни были конечно, толковые, дело своё знали. За зиму раззнакомились и немного подружились, настолько, что французы уже не дёргались от подколов Криса, даже предложение перейти на тёмную сторону и жить друг с другом, как они с Филиппом, не, ну а что? Жены и девушки у них во Франции остались, а мужики целыми днями друг с другом общаются, спят в одной комнате, едят, смотрят телек – почему бы  и не? Так вот, даже эти намёки стерпели, особенно Жан, самый старший из группы, был спокоен.
Но – одно дело, когда в городе был младший Мерсье, пребывание телохранителей имело смысл, а ему то чего маяться в сопровождении присматривателей.
Филипп был непреклонен, а француз умел настоять на своём, не смотря на кажущуюся мягкость характера, и пришлось смириться.
- Ладно, фиг с ним, - проследил за пальцами мужа, оттягивающими узел галстука, улыбнулся и потянул за этот самый галстук к себе, поцеловал в губы. Поцелуй вышел с привкусом вина и лёгкой тревоги, француз тоже беспокоился, по всем поводам сразу, так что Блэру пришлось брать себя в руки и успокаивать любимого.
- Расслабся, всё будет хорошо. Проходи свою стажировку, заучка, повышай уровни. Буду тобой хвастаться, что супруг у меня магистр, шмагистр, что-то там мудрёное ещё.
Посмеялся, когда тот, не выдержав, заткнул ему рот поцелуем, понятное дело, с продолжением, которое с дивана на мансарде плавно перетекло в спальню.
Но ночью он проснулся и долго смотрел в окно, слушая мерное посапывание мужа на подушке рядом. Обвел контур лица лёгким касанием, подтянул к себе поближе, чтоб не мёрз и только к рассвету незаметно задремал.
Провожаться они не стали, просто потому, что Блэру пришлось дежурить две смены подряд – не отпросишься. Да ещё и вызовы шли один за другим, даже по телефону толком не поговорили, перед отлётом. Крис прочёл смс от мужа, что тот долетел и уже подъезжает к дому уже вечером, когда заполнял отчёты.
Положил телефон рядом с бланками и смотрел, как постепенно тускнеет заставка – их свадебное фото в Париже. Вроде давно было, а как вчера. Красивый город. Большой. Яркий. Крис стиснул челюсти, отгоняя воспоминания шумных проспектов и запутанных улочек с местами, известными только старожилам, куда водил его Фил.
Убрал телефон  в карман, перевернул лист и вздрогнул от звука вызова. Вот же чёрт, только в джинсы засунул.
Звонила сиделка, просила приехать – ей не нравилось самочувствие миссис Блэр. Помянув Филиппа не злым тихим словом, Крис набрал номер охраны и отчитался о том, где будет ночевать, вот же не было печали. Сдал бумаги и пошёл к машине, планируя по дороге заскочить в супермаркет.
Поэтому цветы он получил намного позже, чем Фил рассчитывал.
Как раз, когда собирал вещи, чтобы перебраться на время в родительский дом.
Улыбнулся и отправил мужу смс " Таки чувствую себя принцессой Кэйт и это немного ужасно. Но букет прекрасный, спасибо. Я впечатлён. Целую, солнце."

Отредактировано Christian Blair (2018-04-22 00:51:23)

+1


Вы здесь » Irish Republic » Прошлое и будущее » Kilkenny - Paris