Irish Republic

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Irish Republic » Завершенные эпизоды » Прелюдия при людях


Прелюдия при людях

Сообщений 31 страница 47 из 47

31

По словам Яна получалось, что его отец достаточно суровый и влиятельный человек, чтобы подпортить, а может и испортить Джонни жизнь, в попытках вернуть сына на место. Вот только, если он объявится в жизни Яна, Джонни просто не сможет быть в стороне, сейчас он очень даже хорошо это прочувствовал. Он просто не может быть равнодушным хоть чему-то в жизни этого парня, уже пробовал и явно не получилось.
Говоря о своих родителях, Джонни прикидывал как будет проходить знакомство Яна с его родней, если у Яна будет такое желание, и пока не мог в полной мере это представить. С какой стороны ни посмотри, а родственники у Джонни получались с прибабахами, и кажется все "нормальное" сконцентрировалось в его собственных родителях. Так что познакомиться с родными Яна было даже интересно - на сколько он отличается от них, а они от него? И как их обоих воспримут? За себя он понимал, что если встанет выбор между ними и Яном, он выберет Яна, продолжая общение только с теми, кто не станет устраивать из этого истерику. Но вот готов ли к тому же Ян, или же он будет скрывать Джонни все то время, пока они будут вместе? Ведь вместе хотелось быть, не позволить их любви когда либо кончится. Но как же много всего, что вызывает вопросы. Джонни даже задался вопросом: не уже ли он действительно так далек в своем представлении обо всем от многих других людей?
И пока Джонатан раздумывал над тем, что сказал Ян про их свидание, он все же ответил на то, что было сказано раньше.
- Когда я познакомлюсь с твоими родными, тогда и составлю мнение, хотя мне теперь очень интересно это сделать. Надеюсь, они не такие сумасшедшие, как моя родня откуда-то из тех же мест. Правда мои немного другой национальности, но говорят на русском. Дядюшка Изя* любит бормотать что-то на русском.
Говорить о родне было проще, чем о том, что происходило в юности и о чем так обеспокоенно спросил Ян. Может в другой раз, или в другой жизни. Но Джонни понял одно - у него не получается врать Яну. Он просто говорит, а потом думает, и говорит именно то, что первым приходит в голову, а не то, что хотелось бы сказать, чтобы не усложнять ситуацию еще больше. Так что рано или поздно, но он проболтается. И вот что будет тогда - тогда они и увидят.
А пока можно поговорить о свиданиях.
- А на счет свидания.. Похоже это и правда было оно. Мне просто хотелось чего-то хорошего. И ты был первым, кто пришел мне в голову. Но теперь я хочу нашего первого осознанного свидания. Даже если первой его частью снова окажется наш секс. Ну так что, пойдем? С меня вино, с тебя закуска и плед. Желательно теплый, ирландские ночи и летом-то не сильно теплые.

* - произнесено на ломаном русском

Отредактировано Jonathan Milligan (2018-05-08 22:00:06)

+3

32

Когда Джонни попытался заговорить на русском, смешно коверкая слова, Ян улыбнулся. Его вообще веселило, как мужчина каждый раз старался максимально правильно произнести кличку их кота, а в итоге выходило что-то очень далекое от первоначального имени. Как-то в детстве парень за каким-то хреном притащил домой бесхозного ободранного кота, и мама назвала его Персиком, позволив оставить, поэтому Веллингтон решил назвать котенка в его честь.
- Дядюшка Изя? – Ян повторил эту короткую фразу почти на нормальном русском, глядя на любимого, -  У тебя еврейские корни? –  кто-то однажды обмолвился, что чем больше намешано кровей, тем лучше - дети красивые и умные получаются, и парень хорошо запомнил эту фразу, которая подпитывала его легкий нарциссизм.
Яну жутко нравилось узнавать о Джонни все – начиная от любимого цвета носков и трусов и заканчивая особенностями его семейного древа. Чем больше информации о Миллигане поступало в его мозг, тем больше это означало, что парень был особенным для него, что ему доверяли. Можно орать о любви сколько угодно, но согласитесь, в итоге это чувство проверяется реальными поступками и должным отношением к своему партнеру. Ян внимательно смотрел на любимого, ощущая, как ему захотелось остаться в луче его взгляда. Господи, какое же это непередаваемое чувство, когда на тебя смотрят такими глазами, будто ты чертов святой Грааль. Наверное, человек готов все вытерпеть, когда рядом с ним тот, из-за кого переворачивается все внутри. Парень дослушал Джонни и, пока он не начала говорить что-то еще, Ян оперся локтями о столешницу и подался вперед, целуя мужчину в губы. Сначала легко, затем более требовательно, проникая в рот своим языком. Похоже, когда они все-таки приступят к завтраку, все давно остынет. Оторвавшись от чужих губ, Веллингтон напоследок легко провел по ним языком, а затем вернул задницу на стул, продолжая ковыряться вилкой в яичнице.
- Даже если окажется? Серьезно? Будто обычно ты против этого, - Ян намеренно выделил интонацией первое слово, возвращая взгляд на любимого, - И когда же Вы приглашаете меня на свидание, мистер Миллиган?

+2

33

- Израэль утверждает, что я практически чистокровный еврей, но я в этом не сильно уверен. - Джонни улыбнулся,  очередной раз забавляясь их с дядей "перепалкам", начавшимся еще в детстве Джонни, когда он и привык называть Израэля именно так, как его учила мать Израэля. Ее это очень умиляло, и умиляет до сих пор, судя по реакции в ее приезд. - Но мои родственники из Одессы, если я правильно помню название города, все детство пытались мне это доказать.
Окончание фразы Джонни говорил уже скорее на автомате, думая скорее от том, что Ян приблизился к нему для поцелуя, чем о том, что говорил. Думать о поцелуе было приятнее, а много приятнее. Целовать, ощущая, что тело снова пытается завестись. Как же сложно думать о чем-то еще, когда твой парень такой до сумасшествия привлекательный и горячий, наклоняется к тебе для поцелуя. Как же сложно думать о чем-то кроме парня, о нем думается очень даже легко и приятно. Так же приятно, как ответить на его поцелуй. Походу только наличие стола между ними хоть немного повлияло но то, что Джонни не начал полноценно домогаться до Яна. А ведь вроде не подростки и энергии уже то быть бы и не должно.
Джонатан поправил джинсы, ставшие теперь несколько узкими, пытаясь вернуть мысли к тому, о чем они говорили и к тому, о чем спрашивал Ян.
- По плану нам бы еще добраться до места, где будет проходить свидание, а потом уже заниматься там любовью. И я очень хотел бы, чтобы все было так. А то можно увлечься и ни куда не попасть. - Джонни не смотрел в тарелку, в которой ковырялся вилкой. Его взгляд все еще был устремлен на ехидную усмешку Яна. Соблазнительную усмешку Яна. - Я бы утащил тебя туда сегодня же ночью, но тогда ты не будешь томиться в ожидании, стараясь угадать куда именно мы пойдем. Не будешь думать об этом в нетерпении. Так что, следующая неделя подойдет идеально. Если ты успеешь к тому времени вернуться на работу, то в пятницу. И вся суббота тоже будет наша.

+2

34

- На работу…- Ян тихо, скорее, для самого себя, повторил эту фразу крайне обреченным тоном, глядя куда-то в сторону, - Ну и умеешь же ты поднасрать. Блять, как хорошо было раньше жить с безлимитной карточкой, - пожалуй, это было единственным, о чем парень действительно скучал из своей старой жизни. В конце концов, тот, кто с пеной у рта твердит, что счастье нельзя купить, просто не знает, где оно продается.
- Хочешь, чтобы я помучился в ожидании? Да пожалуйста, - Веллингтон с легкой усмешкой смотрел на своего мужчину. С учетом того, какими были их встречи до признаний в чувствах и всего, что они потом повлекли за собой, ждать чего-то романтичного и свойственного нормальным отношениям было даже приятно.
Пока еда окончательно не остыла, мужчины все-таки позавтракали, продолжая кидать друг на друга красноречивые взгляды. Похоже, тело действительно решило компенсировать все то время, которое они провели порознь. Здесь, в небольшой квартире, было так уютно просто находиться вдвоем, пить кофе, болтать ни о чем или даже заниматься жарким сексом, что уходить за пределы этих стен не очень то и хотелось. Хотя бы первое время. Крайне назойливой, маячащей в сознании, сейчас была мысль, что вовсе не тарелка должна быть перед ним на столе, а распластанное по столешнице, трепещущее от каждого прикосновения тело Миллигана... Так, стоп. Парень даже слегка тряхнул головой, возвращаясь в реальность.
Кажется, его начинало перекрывать от Джонни, от слишком сильным эмоций, что он вызывал. Одновременно хотелось отдалиться от него настолько, насколько позволяет площадь планеты – и тут же пришить его к себе намертво стальной проволокой, чтобы никуда не отпускать. Хотелось разбить его лицо об асфальт подъездной дорожки перед домом - и целовать это же лицо со всей нежностью, на которую Ян вообще способен. И все это одинаково сильно.
Веллингтон убрал пустую тарелку в раковину, а затем подошел к Миллигану, заставляя того развернуться на стуле к нему лицом.
- Когда мне выгнать тебя домой? - сложив руки на чужие плечи,  парень внимательно вглядывался в лицо любимого, решая, как быстро сегодня он отпустит его от себя.

+2

35

Джонни всегда было интересно как это - жить с безлимитной картой. Его родители не были бедны и, по меркам этого города, они жили в очень даже хорошем доме, хоть это оправдывало то, что отец жил на работе, принося домой отличный доход, соответствующий профессии. Но ему самому деньги почти не выдавались, ведь нужно же ребенка научить их ценить, мотивировать зарабатывать. А когда Джонни сбежал, то хорошо узнал и что такое - нет денег, и что такое голод, заставляющий идти и зарабатывать деньги, как уж умеешь. Вот только любить их или ценить иначе, чем средство, он их не научился, предпочитая в первую очередь заниматься тем, что ему интересно, а потом уже прибыльно, избегая страданий по поводу необходимости работать. Ему нравилось то, что он делал, хоть и не всегда нравились те, с кем он это делал. Но сама работа негатива не вызывала. Джонни даже стало интересно, чем бы мог заняться Ян, чтобы относиться с этому так же.
Комментировать безлимитную карточку Джонни не стал, но предположил, что платой, на самом деле, за все эти средства, было то самое послушание Яна. Необходимость жить так, чтобы его отец радовался происходящему. И это подсказывало, что как бы Ян ни скучал по безлимиту, было в этих требованиях и нечто, что не слишком радовало парня.
- Хочу, чтобы у нас все было по-настоящем. И хоть иногда не сумбурно, ради разнообразия.
Как же быстро от паники и упаднических настроений они перешли к "нам". Еще вчера все было иначе. А теперь Джонни думал о том, что еще он хочет, чтобы у них было, отгоняя картинки жаркого секса, которые сами по себе снова и снова рисовались в каждой мысли, стоило ему поднять взгляд от тарелки и посмотреть на своего парня.
Он проследил взглядом за Яном, когда тот встал и забрался к нему под футболку ладонями, стоило Яну подойти.
- Никогда. Ты скучаешь о безлимитной карте, а я скучаю по возможности самому решать когда, где и с кем мне быть. - Мужчина приподнял футболку и коснулся губами торса. - Я бы лучше остался и послушал, как живут богатенькие детки в Америке, и на сколько это отличается от с кем я проводил свою юность. Или просто занялся бы с тобой любовь еще раз.

+1

36

- Никогда? Придется привыкать к тому, что ты всегда будешь рядом, - от прикосновений любимых ладоней по телу пробежали мурашки, - А богатые детки в Америке живут отлично, как и в любой другой стране, - парень прикусил губу, сверху вниз глядя на Джонатана, который задрал его майку и поцеловал обнаженный торс, на котором рефлекторно напряглись мышцы пресса.  Наверное, это и есть особенность физической близости с любимым человеком – даже нетребовательные ласки заставляют все внутри сжиматься в тугой узел.
- Вряд ли я расскажу что-то новое и необычное. Ты просто можешь бездумно тратить кучу денег, не задумываясь, сколько их лежит на карточке и откуда они вообще там берутся. Дорогие машины, самые красивые девочки, которые тут же готовы раздвинуть перед тобой ноги, кокс или любая другая наркота – и это только малая часть того, что ты можешь себе позволить, - пока Ян рассказывал о прелестях беззаботной платиновой жизни, его любимый продолжал исследовать губами его тело, от чего парень сдавленно простонал. Ощущение, что купидон запустил в них  стрелы с ударной дозой афродизиака, и теперь, чтобы притупить возникающий сексуальный голод, придется заниматься сексом минимум по три раза в день. Как раз компенсируют два месяца разлуки.
Веллингтон опустил ладонь на затылок Джонни и, сжав пальцами волосы, оттянул его голову, чтобы наклониться и поцеловать. Так же, как пару минут назад, когда между ними был чертов стол. Ян за шею прижимал любимого к себе, обкусывая его губы и как обычно постанывая в них.
- Хочешь кончить третий раз за утро? – прерывая поцелуй, поинтересовался парень, хватаясь за край своего джемпера, который он отдал Миллигану, и снимая ставшую ненужной вещь. Взгляд тут же упал на багровый засос, вызывая на губах Яна легкую улыбку. Почти что пометил.
Впрочем, отрицательного ответа Веллингтон услышать не ожидал, так что спросил чисто для галочки. Мысль, что у кого-то так жестко стоит на тебя, что он заводится с пол-оборота, льстила и поднимала самооценку. А еще безумно возбуждала.

Отредактировано Yan Wellington (2018-05-14 13:52:39)

+1

37

- С машинами мне, конечно, так не везло, но вот девочки и кокс проблемой не были, - Джонни продолжал целовать тело своего парня, поглаживая руками по спине. Да даже если не трахаться, то все равно хотелось касаться его, снова и снова, как можно больше, как можно дольше и активнее. Джонни просто нравилось касаться Яна, а сейчас это все имело еще и особенный оттенок влюбленности, любви, увлечения и желания быть с ним, быть его.
И с не меньшим жаром ответил на наглый поцелуй Яна, такой, от которого мысли, что они займутся чем-то кроме секса, тут же пропадают окончательно. Второй день полноценных отношений? А кажется, что уже чертовски радующая вечность.
- Я же обещал, что тебе придется отработать за два месяца? Теперь ты мой и я не хочу упускать возможность заняться сексом со своим чертовски привлекательным парнем. - Джонни прошептал в губы и снова поцеловал, страстно, немного грубо, потому что тормоза снова сорвало и он хотел заполучить как можно больше этого парня. Футболка полетела вслед за джемпером, расстегнутые джинсы упали на пол. Хотелось взять Яна прямо здесь и сейчас, на этом самом столе за которым они только что ели, думать только о том, чтобы потрахаться. Так к чему тормоза?
- Сзади или спереди?
Джонни погладил Яна по заднице, явно демонстрируя, что я этот раз трахать будет именно он, но вот позу может выбрать его любимый. Хотя бы первую, а там уже как пойдет.
Ну вот как можно куда-то уйти, когда с тобой рядом тот, кто заводит тебя даже тогда, когда вы только недавно занимались сексом? К черту все правила, Аманда поймет почему Джонни нарушил рекомендации, скорее похожие на правила, ведь они сама предлагала завести новые позитивные отношения, правда речь шла о приятном знакомстве, дружбе или чем-то в этом роде. Но ведь любовь еще лучше, взаимная, дохуя прекрасная любовь.

+1

38

- Тогда я готов начать отрабатывать прямо сейчас, - то, как Джонни сразу же откликнулся на поцелуй, его напористость – все это сводило с ума. Ян искусывал чужие губы почти до крови, настолько распаляла, возбуждала близость его мужчины. Быстро стянутая футболка полетела за компанию к джемперу, затем уже джинсы оказались на полу, на который с характерным звуком упала металлическая бляшка ремня. Господи, как Веллингтон обожал этот момент, когда они раздевали друг друга – медленно снимали вещь за вещью, параллельно нежно целуя, или же грубо срывали одежду, не гнушаясь что-то попросту порвать.  Прикосновения к заднице пропускали по телу ток, внутри все почти в буквальном смысле сжималось и стягивалось в тугой узел от нахлынувшего возбуждения. У члена сегодня прямо праздник жизни.
Ян снова вернул ладони на шею любимого, прижимая к себе его голову и заставляя подняться со стула. Вот он так запредельно близко, такой красивый и желанный, и как парень мог не подпускать его к себе столько времени? Ах да, кто-то повел себя как настоящий мудила. Почему вообще любовь имеет долбанную привычку понижать iq людей и превращать их в дебилов?
Впрочем, сейчас было не время для философских рассуждений, потому что пока Джонатан находился рядом, упускать любую возможность касаться, ласкать его, совершенно не хотелось. Парень перешагнул через свои лежащие на полу джинсы и уперся спиной в столешницу, продолжая искусывать губы любимого и практически насиловать языком его рот. Слишком много страсти, которая жаждала вырваться наружу и обрушиться на одного конкретного человека.
- Сзади, - говорить получалось только возбужденным полушепотом, а Ян тем временем опустил руки с шеи мужчины, провел ладонями по груди, прессу, и спустился к пряжке ремня, непослушными пальцами пытаясь его расстегнуть.
- Да блять, - вещь никак не хотела поддаваться, и когда, наконец, после приложенных нечеловеческих усилий преграда была устранена, парень резко расстегнул ширинку и стянул джинсы с Миллигана, тут же сжимая в руках его задницу. Раз уж он вызвался руководить парадом – пожалуйста.

+1

39

Ну вот какого черта Ян на столько красивый? Он всегда был таким или это теперь он выглядит еще в несколько раз привлекательнее и Джонни просто помешался на нем? Какая нахер разница, когда возможность касаться его есть, возможность выразить все возбуждение, которое Ян в нем вызывает. Хотя вопрос на самом деле был интересным и обдумать его хотелось, вот только стоило ли? Джонни был в этом не уверен. Копаться в собственных чувствах, когда все и так хорошо - не то, чего бы н хотел. Скорее уж сеть и накидать кучу мелодий, что снова роились в голове, радостных и невыразимо тоскливых при мысли, что вокруг его сумасшедше красивого Яна ошиваются те, кто может попытаться переключить его внимание на себя. А все внимание, вся любовь, все мысли Яна сейчас должны быть только о Джонни и ни о ком другом. Может потом, спустя какое-то время, но не сейчас, когда отношения только перестали быть чем-то отрицаемым.
- Подожди секунду. - Джонни поцеловал губы Яна и шагнул назад, борясь с желанием ни за что не выпускать Яна из своих рук и желанием сделать ему максимально приятно. А для второго нужен был тюбик, лежащий где-то рядом с кроватью. Джонни поспешно нашел его и вернулся. Он шагнул так близко, чтобы можно было прижаться телом к телу и целовать, чтобы восполнить эти несколько секунд отсутствия.
Но это длилось не так долго, как могло бы. Джонни чуть отстранился и обхватил тело Яна так, чтобы развернуть его спиной к себе, а после поцеловать в шею, туда же, куда он целовал в магазине. Спуститься поцелуями ниже, лаская спину губами, заставляя парня опереться о стол и предоставить Джонни полную свободу действий.
А их было достаточно. Мужчина гладил руками пресс любимого, целовал его бедра, опустившись рядом на одно колено. Это удивительно чувство, когда ты стоишь перед любимым на коленях, но он все равно полностью в твоих руках. В руках, ласкающих возбужденный член, и заставляющих раздвинуть ноги, чтобы удобнее было готовить парня пальцами и языком.
Как же возможность ласкать сводит с ума, особенно тогда, когда делаешь это для любимого. Для Джонни это было так, и когда он убедился, что Ян готов принять его, то он поднялся, вновь целуя его спину, чтобы ввести свой член. Вот только поцелуев было мало и Джонни прикусил кожу на шее парня, оставляя свою метку, не в отместку, но что-то вроде.

+1

40

Эти прелюдии были не такие, как утренние, потому что грубые ласки заменила нежность. Нет, они по-прежнему так же хотели друг друга, только теперь движения были более размеренные, медленные, чтобы прочувствовать подушечками пальцев каждый сантиметр кожи, к которой они прикасались.
Каждое касание, каждый поцелуй Миллигана был похож на тягучую волну, медленно ползущую по напряженному телу. И стоило мужчине немного отстраниться, как Ян что-то недовольно промычал ему в губы, отпуская, но при этом не сводя с него глаз. Находиться так далеко друг от друга сейчас было сродни преступлению, но и заниматься сексом без смазки  не хотелось – парень хорошо помнил неприятные ощущения от практически сухого проникновения. Правда, в тот вечер на физическую боль наложилась еще и моральная, только усугубляя, повторять все равно не хотелось.
Секундная разлука казалось долбанной вечностью, и когда Джонни снова оказался рядом, Ян прижался к нему максимально близко, с энтузиазмом отвечая на поцелуй, а затем покорно развернулся к мужчине спиной. Белье было сброшено, и теперь ничего не мешало им заниматься любовью. Губы, скользящие по шее и спине, сладкое предвкушение скорой близости – все это заставляло  Веллингтона тихонько постанывать, прикусив собственную губу, чтобы не быть слишком громким. Когда Джонатан встал на колени, спускаясь поцелуями вниз и лаская  возбужденный член парня рукой, Ян послушно развел ноги в сторону.
И снова в голове завертелись только маты, стоило Джонни начать его активно подготавливать. От умелой стимуляции пальцами и языком мышцы рефлекторно сжимались от возбуждения, и парень почти распластался по столешнице, утыкаясь лбом в твердую деревянную поверхность и постанывая.
Наверное, еще немного, и Веллиннгтон запросто кончил бы и без проникновения, но нельзя оставлять любимого без оргазма, даже если он будет уже третий за это утро. Благодаря смазке и хорошей растяжке член мужчины легко проник внутрь сразу на всю длину, заставляя Яна вцепиться пальцами в столешницу. Знакомый дискомфорт при первых толчках быстро сменился наслаждением, стоило головке попасть по простате. По всему телу тут же прошла приятная волна, скручивающая мышцы в тугие канаты. Блять, как же хорошо. Настолько хорошо, что Миллиган мог кусать его дальше сколько влезет, лишь бы не останавливался.

+1

41

Растерзать и уничтожить того, кого ты любишь - это тот огонь, о котором мечтает каждый, кто хочет творить. Так казалось Джонни. И вот теперь он понимал, чего именно не хватало ему самому тогда, в бешеной юности, чтобы сделать его песни еще круче, еще горячее и еще проникновеннее, чтобы ни что не смогло помешать ему стать звездой. Теперь он не хотел быть звездой и кумиром молодежи, в всякому случае, на сцену он выходил совсем с другой целью и чувствами, но страсть и огонь лишними не считал. Он просто упивался всем тем, что испытывал к этому парню. Он больше не сравнивал, он хотел, чтобы это было другим, новым, отдельным. Все, что было в прошлом, уже не вернешь. Но то, что есть сейчас - это слишком ахуительно, чтобы не наслаждаться.
Он обхватил ладонью челюсть парня, заставляя его закинуть голову назад, и проникая пальцами в рот. Если уж нельзя любимого растерзать в порыве страсти, то ни что не мешает трахнуть его всеми возможными способами.
Раннее пробуждение и непривычно большое количество секса спорили с любовь и возбуждением. Джонни уткнулся лбом в спину Яна. Не всегда нужно смотреть в глаза, чтобы понимать, что в них сейчас отражено. Джонни слышал это в голосе любимого, чувствовал в том, как он отдается. В том, как член дернулся, стоило Джонни обхватить его второй рукой, и начать двигать ей в такт толчкам своих бедер.
Как бы хотел Джонатан, чтобы каждое его утро начиналось подобным образом. Не просто с секса, с занятий любовью, с ощущения, с тепла любимого рядом. С прикосновения к его коже. И с секса с ним. Даже если ради этого придется просыпаться так рано. Всегда можно доспать когда нибудь потом. Или и вовсе не ложиться и засыпать только после того, как проводит парня на работу. Но надо выждать. Выждать не только лечения, но того, когда они привыкнуть быть парой и примут эту мысль, без паники, смущения и всего остального.

+1

42

Комната перед глазами расплывалась, мысли путались, завязываясь в узел и превращаясь в сумятицу. Ян практически до побелевших костяшек вцепился пальцами в край столешницы, хватая ртом воздух, пока сердце в груди выдавало бешеное стаккато, отдаваясь в ушах и висках. Потерявшись в словах, что застряли где-то в горле, он закусил губу и, зажмурив глаза, вновь опустил голову на деревянную поверхность.
Джонни входил быстро и глубоко, почти натягивая парня на свой член и выбивая с его губ стоны, которые иногда грозились перейти во что-то похожее на скулеж. Несколько грубо его схватили за челюсть, заставляя закинуть голову назад и взять в рот несколько пальцев. Сначала Ян облизал подушечки и только потом начал обсасывать сами пальцы– еще с их первой встречи он понял, что Миллигана чертовски заводит такой альтернативный вид минета.
Их отношения вряд ли когда-то будут походить на идеальные в том классическом смысле, что предполагает общество. Было полно недосказанностей, вещей, которые еще предстояло узнать друг о друге и обсудить, но все эти прорехи мужчины компенсировали жарким сексом.
Характерные звуки, с которыми сталкивались их бедра, пошлые стоны – все это смешалось в одну мелодию, заполонившую пространство квартиры, в которой стало слишком душно. Было непривычно не иметь возможности целовать или ласкать Джонни, но удовольствие, которое дарили его член и рука, что двигалась  на его собственном, компенсировали данное опущение. Ян продолжал с энтузиазмом обсасывать чужие пальцы, выгибая спину, чтобы проникновение было более полным. Вот только поза все равно была не самой удобной, а идти до кровати сейчас – откровенное кощунство по отношению к их возбужденным телам. Остался один вариант – просто опуститься на пол.
- Стой, - говорить получилась с трудом, да и эта просьба откровенно противоречила его желаниям, - Джонни, стой, - парень отстранился, заставляя любимого ненадолго выйти из него, а затем развернулся к нему, наконец-то целуя. Так, будто они не виделись целую вечность. Схватив мужчину за руку, Ян отошел немного в сторону, чтобы стол не мешал, и утянул Миллигана на пол, вставая перед ним на четвереньки. По-собачьи – пожалуй, одна из лучших поз, в которых проникновение всегда самое полное, и теперь, когда Джонатан вошел в него снова, Ян уже не сдерживал громких стонов. Бедные соседи, наверное, думали, что у парня тут частная порно-студия.

Отредактировано Yan Wellington (2018-05-23 11:01:59)

+1

43

Давно у них не был уже этой позы, дольше, чем секса вообще. Одной из лучших поз для ощущений. И такой же отличной, для того, чтобы смотреть на шикарную спину парня. Да, тело у него действительно было отличное, и это тоже способствовало такому бешеному влечению. Но Ян был прав - на полу гораздо удобнее.
С какой паникой в глазах Ян отказывался хоть как-то проявлять, что он спит с мужиком, с такой же легкостью он вставал на колени во время секса. Удивительный парень. Однажды Джонатан спросит его в чем же собственно такое противоречие и очень внимательно выслушает, стараясь не только принять это, но и понять всю суть. Но уж точно не прямо сейчас, когда член жаждал снова скользить в в нем, а не разбираться в тонкостях психологии.
И Джонни обхватил задницу ладонями, чтобы дать себе войти в тело парня и начать трахать его быстро и жестко. Это точно идеальное утро.
На сдержанность было уже похуй, они снова стонали так, что, наверняка, рано или поздно к Яну придут с вопросами. Но сдерживаться не хотелось и не получалось, скорее уж наоборот. Взгляд Джонни не отрывался от затылка парня, от его взлохмаченных волос, а движения уже были скорее приближены к автоматизму. Чувственный, полный любви секс на полу. Да, это был именно он. И именно с любовью Джонни поглаживал одной рукой спину и задницу своего парня, пока второй удерживал его в нужной позе. И именно с ней он громко стонал, когда кончал уже в третий раз за это утро. Было смутное подозрение, что еще немного и от такой интенсивности он себе натрет не смотря на смазку. Но плевать.
Кончив, Джонни прижался к любимому, обхватывая руками его тело и его член, лаская его, чтобы он тоже разрядился, пусть и лиши в руку. Когда тело начало хоть немного отпускать и голова уже не была заполнена только лишь ощущением наслаждения, он стал целовать плечи любимого, даже и не думая его отпускать. Скорее наоборот, он прижимался к нему, теперь наслаждаясь нежностью его тела и своей к нему.

+1

44

Вот уж точно это одна из самых удобных поз, когда каждое проникновение максимально полное. Правда, тому, кого нагнули раком, нельзя видеть или ласкать своего партнера, но поцелуи хороши во время прелюдий, сам же процесс прекрасен и без них. В хорошо разработанную задницу Джонатан вошел без лишней деликатности, выбивая с губ парня долгий чуть приглушенный стон. Мужчина трахал его быстро и жестко, практически насаживая на свой член до упора, чтобы Ян мог в полной мере ощутить каждый сантиметр его эрекции.
Ладони скользили по полу, мешая удержать равновесие, и вскоре Велингтон согнул руки в локтях и теперь опирался на них. Настойчивые и глубокие толчки не давали нормально дышать, только урывками, и парень глотал воздух ртом. Сбившееся дыхание, хриплые стоны, которые порой становились особенно громкими – все эти звуки, казалось, эхом отдавались от кирпичных стен, разносясь на квартире. Безумно возбуждающие звуки.
Ян совершенно не знал, на чем сосредоточить внимание, то ли на прикосновениях и поглаживаниях Миллигана, то ли на его движениях внутри него. Парень чувствовал себя так, будто крутился в огромной центрифуге из ощущений, настолько яркий и чувственный был этот секс. И мужчины занимались им настолько громко, что наверняка их слышали все соседи. Похуй, пусть скажут спасибо за хорошую аудио-порнушку.
Когда головка особенно сильно попала по простате, внутренние мышцы автоматически напряглись и сжались, доводя Джонатана до разрядки. Уже третей за день. Стоны любимого, его все еще твердый член внутри и ладонь, что теперь двигалась на его собственном – все это уносило Яна куда-то за далеко пределы этой вселенной. Все внимание сосредоточилось исключительно на получении удовольствия, которое тягучей волной растеклось по телу, стоило парню словить и свой оргазм.
В чертовой квартире стало очень жарко, а прижимающийся Джонни был слишком горячим, и Ян с трудом восстанавливал дыхание. В голове образовался вакуум, думать о чем-либо совершенно не хотелось, только ощущать на коже прикосновения любимого, его легкие поцелуи. И валяться с ним, пусть и на полу. Но духота и затекшая рука все-таки заставили парня слегка отстраниться и, быстро чмокнув Джонни в губы, подняться. Открыв окно, Веллингтон подобрал разбросанные вещи и в который раз за сегодняшнее утро отправился в душ. 
- Ну вот, пару дней из двухмесячного воздержания мы, считай, отработали, - обмотавшись полотенцем вокруг бедер, Ян вернулся на кухню. – Тебе скоро нужно идти? – отпускать Миллигана до одури не хотелось, но так было нужно.

+1

45

Джонни еще какое-то время лежал, смотря в потолок и пытаясь, наконец, действительно выстроить в голове картину всего того, что сейчас происходило в его жизни. Почему все было так, и как оно было. Если он сможет это понять, то терапия пойдет быстрее, а это именно то, чего он хочет. Нет, жить на антидепрессантах, конечно, интересно. Ты все время в позитиве, все кажется тебе лучше и радостнее. Но это не то, чего Джонни хотел на самом деле. Это забавно, но не по-настоящему, не искренне. Наверное именно это чувство до сих пор так и не дало ему стать наркоманом - желание, чтобы все было на самом деле.
Сейчас он хотел, чтобы их чувства с Яном были настоящие, их отношения. А для этого ему нужно и самому быть таким, настоящий, искренним. Джонни нащупал рукой свои джинсы, нашел в них небольшой бутылек с таблетками и теперь он смотрел на них, на те самые химические вещества, которые в последнее время давали ему сперва ощущение бесконечной тоски, а как привык, ощущение позитива и возможности просыпаться по утрам с желанием жить. И больше всего ему было интересно, что будет, если сейчас он прекратит их принимать. Хватит ли его чувств к Яну, чтобы их заменить? Ведь депрессию он отчасти получил именно из-за него. Что же, с этого он и начнет разговор с Амандой, сегодня днем.
Джонни поднялся, взял со стола свою кружку, сполоснул и набрал воды. Еще вчера он с радостью глотал таблетки, но сейчас так хотелось быть чистым, чтобы знать, что он действительно на столько сам по себе всему произошедшему рад, а не из-за таблеток.
И все же, он вытащил одну и быстро запил. Сегодня он попросит убрать их и будет своими силами преодолевать все, как он делал это раньше. Хватит всего этого.
- Тогда нам осталось всего-то еще почти тридцать. Я буду не против и перевыполнения плана. - Джонни повернулся к парню и не без удовольствия окинул его взглядом. - Как я уже сказал, я бы предпочел остаться. Но сегодня мне надо сходить на очередную попытку проговорить все, что меня беспокоит и разобраться почему я делаю то или иное. Я хочу выбраться с тобой куда нибудь. Не только тут. И не только на свидание под покровом ночи. Я помню про домогательства, но...
Джонни не знал, что еще но, и что вообще говорить. Он просто говорил то, что приходит в голову.
- Я приму душ и, наверное, пойду. Еще надо проведать Эмму, она живет у моего дяди. Там же пока и Персик.

+1

46

Если они будут перевыполнять план с таким же энтузиазмом и интенсивностью, как сегодня, то кто-то из них обязательно натрет себе член, а другому ненароком проделают лишнюю дырку. Ян сел на стул, положив согнутую в локте руку на стол и подпер щеку кулаком. Он внимательно следил за Миллиганом, за движениями, за эмоциями, что проскальзывали на его лице после каждого сказанного слова. Может, в этом и есть смысл? Просто иметь возможность наблюдать за любимым человеком, делать вместе всякие простые и, казалось бы, обыденные вещи.  Потому что любовь – это не только громогласные пафосные признания и значительные поступки. Любовь, она в мелочах, в деталях, которые становятся частью нашей жизни изо дня в день. В объятиях. Поцелуях и заботе.
Парень молча кивнул на заявление Джонни о том, что ему нужно идти, и медленно мазнул взглядом по чемодану, из которого почти вываливались вещи. Похоже, с переездом в Америку он погорячился. Интересно, если бы Джонатан не пришел вчера со своим кофе, увиделись бы они когда-нибудь? Ян чуть тряхнул головой, отгоняя назойливо лезущие мысли. Надоело уже насиловать свой мозг, после случившейся нервной встряски хотелось думать о чем-то хорошем. Пока его любимый плескался в душе, Веллингтон помыл и убрал посуду, а когда Миллиган вернулся, он снова устроился на стуле, глядя, как его мужчина одевается.
- Как часто ты ходишь к психотерапевту? – мысль, что Джонни сидит на антидепрессантах и лечится от алкогольной зависимости, все еще не желала усваиваться мозгом. Ян, конечно, всегда знал, что его любовник частенько прикладывался к бутылке, но что все настолько плохо, подозревал вряд ли. Да и раньше они старались не погружаться в проблемы друг друга, а теперь эти самые проблемы разом вывалились наружу, как вспоротые кишки.
- Значит, выберемся, в Ирландии полно мест, которые ты можешь мне показать, - когда Джонатан стоял уже одетый и готовый уйти, стало откровенно грустно. Будто эти часы, что они провели вместе, им приснились, и пора было снова возвращаться в суровую реальность.
- Пока, - подойдя почти вплотную к своему мужчине, Ян притянул его к себе за лацканы кожаной куртки и поцеловал. Нетребовательно, скорее просто нежно и чувственно, – А теперь вали, - парень оторвался от чужих губ и открыл дверь, любовно выпроваживая Миллигана.

+1

47

Когда нужно сделать то, что ты делать не хочешь, лучше поторопиться и не дать себе времени передумать. Джонни не хотел уходить, ведь тогда может показаться, что все это было сном. Но оно им не было. Он действительно пришел к Яну, и Ян действительно остался. Остался ради него, и это тоже не сон.
Об этом думал Джонни, в очередной раз споласкиваясь в этом душе. Ему казалось, что еще немного и он будет чище, чем когда либо в жизни. Но вода помогала думать в нужном направлении. К примеру, о том, что он будет делать дальше.
В целом, все было очень даже просто - он проведает мелкую, затем пойдет на сеанс. Потратит время до ночи на что нибудь, или кого нибудь еще, а ближе к ночи заявится спать туда, где ему положено это делать, не оставляя родителям времени задавать вопросы по поводу его счастливой рожи.
Сложнее было с тем, что делать теперь в жизни. Как встречаться с тем, кто боится этих отношений? До сих пор такой проблемы у Джонни не было. Он либо встречался с теми, кто принимал все особенности и условия, либо попросту забивал на это дело. Но сейчас он не готов был на что либо забить. А значит, придется разбираться со всем. В очередной раз за это утро Джонни прокручивал в голове эти мысли, а ответов, простых и ясных, все еще не было.
Он вернулся в кухню, чтобы одеться. И кажется, они оба понимали, что вот сейчас Джонни задерживаться не стоит, чтобы он не задержался на много дольше, и у них обоих, наконец, было время думать спокойно. Если спокойно вообще возможно.
- Два раза в неделю. Иногда три, если чувствую необходимость. Но сегодня план может измениться. - Джонни хмыкнул, не зная на сколько уместно сейчас вот так говорить, что он намерен быть влюбленным, любящим и более того, счастливым.
- На самом деле Ирландию я знаю только по детству, по школьным экскурсиям. И потом пару раз проезжал быстро мимо, когда был в турне. Хорошо я знаю Британию, немного Шотландию. А сюда мне ехать как-то не хотелось.
Джонни застегнул джинсы, натянул куртку и оказался в руках своего парня, против чего не был совершенно.
- Ты знаешь, я быстро соскучиваюсь, - поглаживая Яна по плечам, проговорил ему Джонни в губы, а после ответил на поцелуй, чтобы ощущение на губах подольше напоминало о реальности произошедшего и происходящего.

Отредактировано Jonathan Milligan (2018-05-26 00:05:43)

+2


Вы здесь » Irish Republic » Завершенные эпизоды » Прелюдия при людях