Irish Republic

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Irish Republic » Прошлое и будущее » It's your nightmare


It's your nightmare

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

http://images.vfl.ru/ii/1465680290/2d3d0160/12992858.png
It's your nightmare

http://sg.uploads.ru/bvUD8.gif

http://images.vfl.ru/ii/1465680290/7d64ae6d/12992859.png

УЧАСТНИКИ
Loki and Hel
ДАТА И МЕСТО
Конец июня 2018, дом Лорейн
САММАРИ
Now your nightmare comes to life...
Dragged you down below
Down to the devil's show,
To be his guest forever
Peace of mind is less than ever

© Avenged Sevenfold - Nightmare

Сейчас твой кошмар оживает...
Тебя затянули вниз,
Прямо на шоу к дьяволу,
Чтобы ты навсегда стал его гостем.
Тебе никогда не было так неспокойно на душе

http://images.vfl.ru/ii/1465680290/2d3d0160/12992858.png

Отредактировано Gerald Murray (2018-05-17 10:05:58)

+1

2

Это началось спустя месяц после того, как отношения Лорейн и Локи приобрели новый оттенок. Если фиолетовый - цвет страсти, то отныне все вокруг окрашивалось во все его оттенки, что Кристиану Грею из известного романа и не снились. Секс как способ снять напряжение - уже давно известный метод расслабления, но сейчас для Лорри это был особенно актуально. Что может быть лучше, чем после успешно выполненных миссий отметить это в кабинете у своего босса на приватном приеме? Обсудить все детали на столе, на полу, на подоконнике, разложить все по полочкам, когда он прижимал ее к стальным сейфам, доказать свою точку зрения, объезжая диван... Список можно продолжать, но факт остается фактом - с момента, как Локи и Хель стали друг друга регулярно потрахивать - жизнь будто бы наладилась. Было уже попросту не до нервов, не до язвительных комментариев Хоук... О да, Локи наверняка был доволен собой, наверняка думал, что прибрал к рукам буйную девицу, усмирил ее... А Лорри просто ловила кайф от предложенной ей альтернативы - каждый плевок яда, что срывался с ее губ, компенсировался очередным стоном там, где придется. Периодически Локи даже заглядывал к ней домой, и ему приходилось плотно держать ладонь на лице девушки, чтобы та не разбудила брата, что спал в соседней комнате. Адреналин был везде, и Лорри это чертовски нравилось, чем больше она его получала - тем больше хотела. Вот только... Вселенная, как обычно, как она делала всегда, расшифровала ситуацию по-своему.

Когда Лорейн сидела на работе, знакомый "пилиньк" она услышала даже сквозь музыку, негромко звучащую в ее офисе на двоих. Работать тут оставалось всего ничего, какая-то долбанная неделя, и работа будет завершена. Проект, высосавший не только физические силы Хоук, но и оказавшийся судьбоносным, только в самом негативном смысле этого слова, должен быть окончательно сдан как раз в первой половине июня. И Лорри была бы безумно рада этой мысли, если бы... От этого менялось хоть что-то. Локи ясно дал понять, что она ему нужна тут, и отпускать своего "сотрудника" он не намерен. Хорошо, что Хоук работала в Google, и в головном офисе в Дублине наверняка должно найтись местечко и для нее. Это был своего рода неплохой карьерный рост - из филиала в центральное здание, где можно нихреново так пробиться вверх. Заверив себя, что тут можно добиться гораздо большего, Хоук смирилась с судьбой и просто изменила отношение к ситуации. Конечно же она не устанет напоминать Локи о том, что вообще-то планировала доживать свои годы где-то в теплых странах... Но, кого это волнует.

Кликнув по вкладке с почтой, Лор обнаружила шесть сообщений с неизвестного ей электронного адреса.

"Как ты, Хель?"
"Ты такая красивая, когда спишь..."
"Локи совершил ошибку, начав с тобой спать!"
"Сигюн была бы очень недовольна..."
"Ты слышала, как она кричала, когда ты перерезала ей горло?"
"Ты - следующая!"

Содержание сообщений было максимально прямым и понятным. Хоук как завороженная перечитывала их снова и снова, пытаясь понять хотя бы для самой себя, как реагировать на... Угрозы? Закусив губу, она достала телефон, желая... Чего? Кому позвонить? Нет, звонить, жаловаться - это того не стоит. Скорее всего кто-то просто неудачно шутит. Слишком неудачно.

Следующие несколько дней Лорри была сама не своя, практически каждый час проверяла почту и ждала новых сообщений, которых не было. И стоило ей выдохнуть, убедить себя, что опасности нет, что все произошедшее не стоит потраченных нервов, как...

Хель стояла с простыней в руке и смотрела на воронью голову, пропитавшуюся кровью подушку, загаженное одеяло. Она собиралась спать и обнаружила недотруп, когда практически легла в постель. Сколько отвращения было на ее лице, когда она, надев две пары перчаток, стала прибираться в комнате и при этом пытаясь не вызвать подозрений у брата своей возней. Все постельное белье и подушка были запихнуты в багажник, кровать перестелена... Как такое могло произойти? Охранная система и камеры, за которые Хоук отдала кругленькую сумму, не приносили никакой пользы.

На следующий день в охранном агентстве стены содрогались от криков Хель, которая фурией кидалась на каждого, кто попадался под руку, требуя разобраться в ситуации. Она боялась. Боялась того, что кто-то может попасть в дом. Что кто-то может начать мстить. Что кто-то навредит ее брату, который вообще тут не к месту. В этот же вечер она снова была на тренировке в Дублине, и в этот же вечер уехала оттуда с несколькими синяками. Ее размазали по рингу как грязь, и несмотря на то, что Лор в целом была не так хороша в спаррингах, как некоторые, сегодняшний раз был самым отвратительным. Локи пытался что-то там выяснить, но был послан четко и коротко - нахуй. И спортивная малышка Лор пулей вылетела на трассу Дублин - Килкенни.

Дома, выгружая продукты из багажника, она обнаружила мертвую кошку, на этот раз целое тело, за исключением головы. Зрелище оказалось настолько отвратительным, что Лорейн еле добежала до туалета, не сумев сдержать рвоту. На ее нервах и психике играли, как на музыкальном инструменте, это была какая-то страшная, мистическая мелодия, которая давала слушателям понять, что кульминация близится...

Сидя в зале и пялясь в телевизор, бездумно перещелкивая каналы, Лорейн наслаждалась отпуском. Уже полторы недели, как она сдала проект, получила заслуженную сумму и рассталась с Миллиганом, даже не пожав ему руку для фотоотчета. Эта церемония стояла поперек горла, как и все люди, на ней присутствовавшие. Хоук озиралась по сторонам, потому что затылком чуяла на себе взгляды, и сердце было готово вырваться из груди от того, что она не могла ничего сделать...

Звонок в дверь. Диего наверняка забыл ключи, как уже было пару раз, но ничего страшного. Только то, что за дверью не оказалось никого. Только маленький черный конверт с двумя точками и скобочкой - невинный смайлик не внушал доверия.  Осторожно шагнув вперед, Лорейн долго озиралась по сторонам, прислушиваясь к каждому шороху и вглядываясь в темную улицу. Когда соседний фонарь мигнул, девушка вздрогнула и тут же шагнула назад в дом. Чертовы голодные игры... Подхватив концерт с пола двумя пальцами, девушка захлопнула за собой дверь и проверила все замки, достала из схрона в прихожей пистолет и сунула его за пояс джинсов, пытаясь успокоить дыхание. Сидя за столом с бутылкой вина, опустошенной уже на половину, Лорейн глубоко вздохнула и распечатала послание. Что там будет? Фото расчлененных животных? Засохшие черви? Написанное кровью любовное письмо?

В конверте лежало несколько фото. Фото с Лорейн. Вот виднеется ее локоть из-за не до конца прикрытой дверцы душа. Лор нервно сглотнула, ведь ракурс... Такое фото можно сделать только стоя в самой ванной комнате. Фантазия рисовала картины, как неизвестный находится в одной комнате с ничего не подозревающей Лорейн. Как она могла быть такой неосторожной? Как такое вообще возможно? Облизнув губы, Хоук достала следующее фото. Почему она не проснулась от щелчка объектива? Или это снято на телефон? Почему она не проснулась, когда кто-то был в ее комнате? На фото было четко видно умиротворенное спящее лицо Хоук, на половину высунувшейся из-под одеяла. Она лежала на спине, положив одну руку на живот, а вторую закинув за голову, губы были чуть приоткрыты, темные волосы какой-то шоколадной бурей разлетелись по всей подушке. И это фото Лор тоже отложила в сторону.

Достав следующее, Хоук подскочила с места и ударилась поясницей о кухонный стол позади себя. Фотокарточка упала на кафельный пол картинкой наверх, и Лорри, прикрыв рот рукой, задрожала практически всем телом. Она лежала уже в другой позе, по диагонали большой кровати, откинув подушку в сторону и удобно устроив голову на руке, что оказалась снизу. Вторая рука свисала с кровати вниз, и... Человек в темном спортивном костюме и белой маске прислонился к ее кисти губами, одной рукой придерживая камеру и снимая самого себя. Так близко... Другая его рука покоилась на волосах спящей девушки, и Лор, блуждая напуганными до смерти глазами по изображению, стала нервно перебирать пряди.

В эту ночь она не спала, только сидела зале так, чтобы сквозь коридор было видно входную дверь, под бедром Хоук держала нож, а в двумя руками вцепилась в пистолет, то и дело вздрагивая от храпа брата. Боже, а что если он... Тихо, невесомыми шагами, Лор пробралась к нему в комнату и несколько минут просто стояла, наблюдая за  Диего и пытаясь себя убедить, что в доме никого нет.

В обед Диего свалил на очередные личные дела. Скорее всего, он говорил, куда именно, но Лорейн попросту прослушала. Из головы не выходили те фото, что сейчас хранились под ее подушкой. Микроволновка, пропищавшая, что ужин готов, заставила Хоук вздрогнуть. Она не еле уже вторые сутки - ни один кусок еды в горло просто не лез, ведь все мысли было о тех, кто собрался мстить. Что они выкинут в следующий раз? Это ожидание доводило до паранойи, до дикого страха. до желания запереться в маленькой комнатке и не выходить оттуда никуда и никогда. Лорейн все больше думала об убитой Сиги, о том, с каким удовольствием она перерезала той горло, с каким упоением вырисовывала кончиком ножа свое имя на щеке, о том, с какой яростью рубанула одним движением язык ненавистной девицы, что посмела открыть рот в сторону Яна. Она заслужила смерти, она угрожала Лиз... И плевать, что смерть Лиз, возможно, могла бы что-то изменить, но об этом Лор узнала слишком поздно - осталось просто принять все произошедшее и оградить себя от ненавистных людей, коих в городе уже числилось трое. В каждом человека в команде она видела угрозу себя, и шарахалась от каждого обращения, вызывая неприятный смех, мол, че ты дергаешься, Хоук.

Оставив нетронутую курицу на столе, Лорри подхватила разделочный нож и поднялась в комнату. В доме везде горел свет - хотя бы какая-то иллюзия защищенности девушке была катастрофически необходима... Главное, не спать. Не дать застать себя врасплох. Сиди на кровати и сжимая в руке рукоять ножа, без которого она не ходила даже в туалет, Лорейн листала ленту новостей в телефоне. Глаза болели, от недосыпа Лор стала выглядеть не важно, но на свою внешность ей впервые за долгое время было плевать. Какая разница, насколько мягкая и свежая у тебя кожа, когда ты мертва? Вот и Лорри так думала. Все ценности перестают быть таковыми, если ты ушел из этого мира. Накопившаяся усталость и эмоциональная нестабильность сделали свое, сыграли злую шутку, и глаза Лорейн сами собой закрылись, погружая ту в нервный и чуткий, но все-таки сон.

Она очнулась, как только услышала тихий скрип половиц - кто-то шел по коридору, и это был явно не Диего, который сказал, что в ближайшие пару дней его можно не ждать. Сердце Хоук стучало так сильно, что могло бы выдать ее пробуждение, но Лорейн лежала тихо, притаив дыхание не шевелясь. И когда чья-то рука коснулась ее бока, она перекатилась на спину, размахивая ножом, упала с кровати на пол и тут же отползла к стене, отбиваясь руками и ногами от нападающего, крича, до усрачки испуганная и ожидающая своей кончины, она доползла до угла и когда поняла, что бежать больше некуда, зажмурила глаза и отвернулась, выставляя нож впереди себя.

- Не трогай! Нет! Проваливай из моей головы! - маяка с тех фото настолько сильно впечаталась в голову Хель, что та зажмурилась еще сильнее, до боли прикусила губу и сжалась в комок. Кажется, если она откроет глаза и увидит перед собой того психа, то тут же схватит сердечный приступ...

Отредактировано Lorrein Hawke (2018-05-17 12:28:58)

+1

3

С тех пор, как была убита Сигюн и несколько ее сообщников, других крупных и заметных инцидентов за эти почти три месяца не произошло. Если выражение "без инцидентов", конечно, вообще корректно употреблять по отношению к такой специфической работе. Единственное, что подрывало спокойствие мужчины – это мысль, что в его команде плетется заговор. В той самой команде, где про каждого ее члена Локи знал все – где родился, учился, где жил, чем занимался, знал их близких и друзей, потому что они – самые проверенные и хорошие рычаги давления. А что теперь? Теперь Геральд не просто не мог устранить этот кусок дерьма, что как раковая опухоль засел среди его людей, он практически сам был мишенью. Вместе с Хоук. Вы спросите, почему бы не переехать смазливенькое лицо этой темноволосой барышни на своем гелендвагене, ведь именно из-за нее все и началось? Ответ до смешного наивен и прост – Лорейн вовсе не была причиной предательства Сигюн и тех, кто решил пойти за ней, она была максимум поводом, чтобы начать действовать. А значит хитрая Сиги давно самовольничала за его спиной, подстрекая остальных. Чертова сука, и ей очень повезло, что она умерла от рук Хоук, потому что Локи довел бы ее до такого состояния, что она сама бы умоляла его о смерти. А уж в жестокости и изощренности ему здесь не было равных.
Теперь эта мысль, словно заноза, засела в ревущем сознании, не давая расслабиться ни на минуту. Больше – никакого доверия ни к кому, только бесконечный непрекращающийся анализ реакций, действий и любых слов его подчиненных. Профессионализм, опыт, врожденное чутье -  называйте это как хотите, но Локи чувствовал, что предатель находится близко, здесь, среди его людей. Он ездит с ними на дела, тренируется на базе, получает часть прибыли и спокойно, прямо перед носом Муррея, постепенно вербует остальных. Мужчина чувствовал это так же ясно, как ощущал в ладони рукоять пистолета.
В тот день был спарринг, и Локи с привычным ему спокойствием и хладнокровием наблюдал за происходящим со стороны, готовый в любой момент пустить кому-нибудь пулю в голову. Он обязательно найдет эту гниду, что как вирус поселилась в его команде, постепенно отравляя ее. Геральд просто не может не найти, потому что он – лучший здесь. Он умнее, опытнее, хитрее и сильнее любого из присутствующих. 
Взгляд то и дело цеплялся за Хоук, которая в последнее время была крайне неуклюжа и не собранна, но сейчас ее нерасторопность просто била все рекорды. С тех пор, как Локи начал спать с ней, то почти автоматически стал наблюдать за ней намного больше и внимательнее. Иногда они делали это одновременно, чтобы подразнить, раздеть и отыметь друг друга одним только взглядом. А затем продолжить секс уже на физическом уровне, заперевшись в его кабинете. То, что Хель теперь раздвигала ноги перед своим боссом, стало очевидным после очередного успешно провернутого дела, когда Муррей, не церемонясь, затащил ее в свой кабинет и хорошенько оттрахал там. Так, что слышала это не только их база, но и весь Дублин. Но это не было чем-то из ряда вон выходящим, потому что он часто спал с девицами из ближнего окружения. Правда Лорейн, мать ее, Хоук оказалась особенной. 
Разительные изменения в поведение девушки за последний месяц и излишняя раздражительность не скрылись ни от кого, включая Геральда. Лор часто оборачивалась, нервно оглядываясь по сторонам, вздрагивала от каждого его неожиданного прикосновения – она вела себя так, будто чертовски боялась. И не нужно быть охренительным психологом, чтобы понять эту простую вещь, достаточно просто заглянуть в эти сумасшедшие глаза, наполненные страхом и сомнением.
Муррей был из тех мужчин, что любили все контролировать. Все знать, понимать и направлять так, как нужно именно ему. Сейчас же все было с точностью наоборот, будто у него отобрали поводья, и теперь он не имел ни малейшего понятия, куда все движется. Как же это неимоверно бесило. Каждый раз, глядя, как вся его команда собирается вместе, Локи боролся с желанием бросить в них газовой гранатой или расстрелять из зенитки, наблюдая, как этот неблагодарный биомусор умирает от его рук. Вот только он слишком долго набирал этих людей, слишком долго и тяжело шел к тому, что имел, и ни за что не даст каким-то ублюдкам все это обесценить.
В этот вечер сна не было ни в одном глазу, а голова как назло была занята мыслями о Хоук и ее поведении, которое последнее время начинало вызывать подозрение. Муррей по дороге из Дублина в Килкенни выжимал из своей машины максимум скорости, будто это был не гелендваген, а болид формулы 1. Припарковав автомобиль недалеко от дома Лорейн, мужчина как всегда огляделся, засовывая пистолет за ремень брюк. Пара минут – и он уже был в гостях у девушки, в очередной раз размышляя на тему нецелесообразности установленной сигнализации. Свет был везде включен, Геральд бегло оглядел пустые комнаты на первом этаже, а затем тихо поднялся по лестнице и вошел в спальню, где спала Хоук. Он медленно подошел к девушке и привычно провел подушечками пальцев по ее голой коже на боку. А дальше у Хель сорвало крышу – она слишком резко перевернулась на спину, из-за чего упала с матраса, параллельно бездумно размахивая ножом.
Мужчине даже не нужно было обороняться – только отойти в сторону. В комнате было темно, но силуэт девушки, в страхе забившейся  в угол, разглядывался вполне отчетливо. Мужчина среагировал моментально, в пару шагов сократил то расстояние, что было между ними, и опустился перед Хоук на колени, одной рукой хватая ее за оба запястья сразу и заключая их в замок, а второй поднимая голову за подбородок, чтобы она, наконец, посмотрела на него.
- Тихо, тихо, - Локи сильнее сжал ее подбородок в своих пальцах, заставляя открыть глаза, - Это я, Хоук, - у девушки почти начиналась настоящая истерика, она огромными испуганными глазами смотрела на своего босса, тяжело дыша.
-  Все, успокойся, здесь больше никого нет, слышишь?  Прекрати истерить, – Муррей тут же обхватил ее голову двумя руками, большим пальцем вытирая дорожки от слез на щеках. Он видел Лорейн настолько напуганной и беспомощной впервые, и чтобы выпытать из нее хоть что-то, нужно было дождаться, когда она успокоится. Обычно Геральд использовал другие способы выпытывания информации, но на эту брюнетки подобные привычки не распространялись. Мужчина сгреб Хель в охапку, беря на руки, и перенес на кровать.
- Что происходит? – он произнес это спокойным, ледяным тоном, чеканя слова. Почему-то мысль, что странное поведение Хель как-то связано с тем, что волнует Локи уже несколько месяцев, красным флагом замаячила в сознании.

+1

4

В попытках защитить себя Лорейн едва ли соображала, что происходит. Она махала ножом, тыкая куда попадет, пыталась отбиться руками, ногами, но запястья перехватили стальной хваткой, вызывая новый приступ панической атаки. Сердце разрывалось, отбивая стремительную чечетку по ребрам, глаза были настолько сильно зажмурены, что открыть их вообще представлялось едва ли возможным. Не видеть, не слышать, не чувствовать... Не ощущать на себе взгляды откуда-то из-за угла, не озираться по сторонам, не бояться оставаться одной, не бояться закрыть глаза, не избегать закрытых дверей. Почти два месяца, наполненных диким страхом, параноидальными кошмарами, неизвестностью - все гигантской лавиной обрушилось на Лор, которая снова закричала, напрягая каждую мышцу в теле, сжимаясь в комок и пытаясь вырвать руки из цепких лап.
— Это я, Хоук, - голос не сразу пробился в сознание девушки, закрывшей себя для всего, что могло бы являться угрозой. Нападающий словно замер, как только сковал Лорри - замерла и она. Тяжело дыша, она медленно разомкнула веки, щурясь от бившего прямо в глаза света, что горел в коридоре.
Как получилось, что Локи тут? Лицо мужчины вселяло какое-то... Спокойствие? Словно завороженная Лорейн слушала его голос. Спокойный, не терпящий никаких пререканий, этот голос приручил страх, съедающий Лорри изнутри. Переволновавшись, она задышала еще тяжелее, только на этот раз от сладкого облегчения - она не одна, под защитой, и можно наконец-то не бояться хотя бы то время, что мужчина проведет в ее доме этой ночью. Локи в последнее время стал для Лор достаточно желанным гостем - хороший секс никогда не бывал без надобности, и они без лишних разговоров спали друг с другом просто потому, что нравится и что хочется. А сейчас мужчина был желанен вдвойне, только, увы, не от сексуального возбуждения. Нет, сегодняшний вечер для секса уж точно не подходил.
- Прекрати истерить, – Лор неожиданно даже для самой себя почти успокоилась. Тон, которому сложно противоречить, словно приказывал не ей, а ее подсознанию, и оно смиренно повиновалось, давая девушке восстановить дыхание, обхватив шею мужчину ладонями и уткнувшись лбом в его плечо, словно она только что бежала стокилометровый кросс, а Локи подхватил ее, когда ноги совсем отказали. Минутная слабость. Лорейн была чертовски необходима минутка, чтобы успокоиться и вернуть прежнюю себя, и она была готова воспользоваться своей женской слабостью хотя бы просто ради того, чтобы получить фору.
- Отпусти, - как только они оказались на кровати, Лорейн тут же слезла с колен и, поджав ноги под себя, села рядом. Ее знобило, хотя в доме было достаточно тепло, и Лор пару раз быстрыми движениями провела ладонями по предплечьям. Холод был явно всего-лишь в голове, но тело реагировало так, словно она выползла на мороз. В этом плане Лорейн и правда была настоящей змеей, теплолюбивой змеей.
- Кто просил сегодня приходить? - всхлипнув, Лор по привычке оглянулась на дверной проем. с секунду всматриваясь куда-то вдаль. Снова это злоебучее ощущение слежки. Словно кто-то стоит прямо на душой, дышит в ухо, но не виден для глаз. Гребаная паранойя... Локти только сейчас начали болеть после того, как приняли всю тушку Хоук на себя во время падения на пол. Кто придумал такие высокие кровати вообще?
Подняв взгляд на мужчину, Лорейн закусила губу и, немного подумав, дотянулась до подушки, под которой хранились зловещие фотографии. А, ну и по хренам. Пускай знает. Своя шкура дороже, чем достоинство, да и... Что толку от гордости, когда твое тело поедают трупные черви где-то в  канаве?
- Вот, смотри, - Хоук небрежно кинула скрепленную скрепкой стопочку ему в руки, избегая попадать глазами на сами изображения, - получила конверт под дверь вчера. Это уже продолжается почти два месяца: письма на почту, дохлые животные, расчлененка, и теперь вот это. Я... Он или они написали, что я отвечу им за Сиги и буду следующая. Дрянь, не может оставить меня в покое даже после своей смерти.
Имя ненавистницы Лор буквально выплюнула - столько отвращения к людям она испытывала крайне редко.
- Я хотела избавиться от проблем, а не получить их в тройном размере, - Хоук вцепилась пальцами в волосы на макушке и сильно сжала, пытаясь отвлечься, - и веду себя неадекватно, потому что меня съедает это ощущение слежки. Я, блять, словно подопытная чья-то, мне все время видятся фигуры, люди, они могут находиться где угодно, и я скоро сойду с ума... Клянусь, если мне попадется хоть кто-то из этих подонков - я его убью без раздумий на том же месте, и плевала я на последствия. Эти твои сволочи меня в могилу сведут или в психушку, даже не знаю, что случится скорее.
Минутка откровений тоже подошла к концу, но высказаться было необходимо. Судьба в очередной раз насмехнулась над Хоук, делая одного из ненавистных ей людей тем самым единственным, с кем можно поделиться переживаниями, и это тоже раздражало донельзя. Кажется, завтра Хель скупит месячный запас успокоительных в паре ближайших аптек, с самой собой это пережить можно только закидываясь.
Сейчас она сидела, скрестив руки на груди, подпирая лопатками изголовье кровати и откровенно пялясь на задумчивого Локи, которого, по ее мнению - совершенно справедливо - считала отчасти виноватым в своих бедах. Язвительность в таком случае была единственно отрадой для потрепанной души.
- Ты меня затащил в эту компанию, ты не разглядел в своих соратниках дерьмо, что сейчас не дает мне покоя. Что это? Акелла промахнулся, профессиональная деградация?

Отредактировано Lorrein Hawke (2018-05-21 08:45:42)

0

5

Хорошо, что Хоук быстро взяла себя в руки и успокоилась, иначе Локи пришлось бы залепить ей отрезвляющую пощечину. Он ненавидел истерики, как и вообще все, что выводило ту или иную ситуацию из - под контроля. Потеря рассудка и здравомыслия означало только одно – абсолютную бесполезность бойца, его несостоятельность в исполнении приказов, а что еще страшнее, он начинал действовать импульсивно, под давлением больного рассудка, что делало его еще и угрозой срыва операции. Если человек не успокаивался в течение минуты – Муррей просто пускал ему пулю меж глаз, и это единственное милосердие, что он мог получить от своего босса.
Убивать Лорейн не хотелось по нескольким причинам – она была смышленой, быстро училась и…хорошо трахалась. А еще мужчина так привык к ее постоянной болтовне и язвительности, что будет очень непривычно не слышать над ухом недовольный трындеж. Геральд неотрывно следил за действиями девушки, подмечая каждое ее мимолетное движение, ошалевшие глаза, несколько подрагивающий голос – она была до чертиков напугана.  Локи вслед за брюнеткой мазнул взглядом по широкому дверному проему, а затем снова посмотрел на Лорейн,  будто просвечивая ее насквозь рентгеновским зрением.
- Разве мне нужно чье-то приглашение, чтобы прийти? – мужчина раздраженно ухмыльнулся, ему нужен был четкий ответ, а не пустая болтовня. Будь на месте Хоук кто-то другой, он бы давно сжал пальцы на чужом горле и выпытал все, что необходимо. Локи не был долбанным принцем в доброй сказке, что будет защищать свою не менее долбанную даму сердца до последней капли крови, скорее он был главным антагонистом – злодеем в этой самой сказке. Но сейчас Лорейн находилась под его охраной. Во-первых,  чтобы решить свои проблемы, Муррею нужна была эта чертова девица, которая явно получила главную роль в развернувшемся представлении и одновременно являлась ключом к разгадке, во-вторых, никто не имел право покушаться на что-то его. Не важно, будь то любимое оружие, пистолет, баба – Локи был собственником и не прощал подобных осечек.
Мужчина слушал Хель, параллельно рассматривая протянутые ему фотографии. Нет, они не хотели просто прикончить Хоук – возможностей сделать это было уже предостаточно. Они устроили настоящую игру на выживание, мастерски подрывали психическое состояние жертвы, ломали ее, делая слабой и жалкой, чтобы прийти в тот момент, когда она уже не сможет сопротивляться, и с садистским удовольствием смотреть, как бьется в смертельной агонии. Все просто до безумия. Это настоящее шоу, где люди в твоих руках – марионетки. Вот только сообщники Сигюн совершили непростительный и грубый промах – играть в подобные игры с Локи было сродни тому, чтобы подписать себе приговор.
Губы мужчины сжались в тонкую полоску, лицо, как всегда, было спокойным и умиротворенным, и только во взгляде плескались ураганное безумие и ярость. Он еле сдерживал себя, чтобы не скомкать и не разорвать в клочья эти снимки, только с силой сжимал бумагу пальцами. Очередную порцию недовольства вперемешку с язвительностью в исполнении неподражаемой Лорейн Геральд пропустил мимо ушей. Раздраженно кинув стопку фотографий на кровать, он поднялся и подошел к окну. Мысли с не подсчитываемой скоростью забегали по внутренностям черепной коробки.
Муррей негромко, почти про себя, выругался. Чертова Сигюн. Как же Локи жалел сейчас, что не он разделался с этой сукой, потому что Хель была слишком милосердной. У каждого человека свой защитный механизм, так называемый психический процесс, направленный на минимизацию отрицательных переживаний. У убийцы – это автоматическое выстраивание в голове планов мести. Хладнокровного, зверского мщения. Мысли об этом даже заставили мужчину маньячно улыбнуться. Он обожал купаться в крови своих врагов.
Локи бегло оглядел комнату, в которой вполне возможно могли находиться камеры. И вероятнее всего, так оно и было. Вот только ни в коем случае нельзя их находить – напротив, они с Хоук смогут обыграть эту ситуации себе на руку. Мужчина вернулся на кровать, снова садясь рядом с девушкой и понижая голос практически до шепота.
- Что-то менялось в комнате? Расположение вещей, мебели? Может, что-то бросилось тебе в глаза, какая-то мелочь, – Геральд пытливо вглядывался в лицо напротив, стараясь узнать максимум полезной для себя информации, - Я хочу знать все, что показалось тебе странным. Они могли быть неосторожны и что-то оставить. Скорее всего, твой дом нашпигован камерами и нас подслушивают, так что говори тихо. Сегодня я останусь здесь с тобой, - последнее предложение было сказано так, что никакие возражения не принимались.

+1

6

Слова улетели куда-то в видимую только Локи черную дыру. Мужчина напрягся, сосредоточился - он был таким всегда, Хоук вообще понятия не имела, умеет ли он делать такие простые мирские вещи как улыбаться или, упаси кто-то там, смеяться. Всегда о чем-то думает, всегда процеживает слова сквозь зубы, почти всегда говорит на одной тональности. Локи предсказуем до безумия, и непредсказуем до дрожи в коленках. Сколько раз Лорейн видела, как он, вроде бы такой спокойный и, можно сказать, смирный, не меняясь в лице в секунду лишал человека жизни. Складывалось ощущение, что если снять с Локи скальп, то там будет бесчувственная машина, андроид с маниакальными наклонностями, запрограммированный на "выследить-ликвидировать". Кто знает, чем он занимается в свободное время, что не поводит с командой. Вряд ли копает огород на заднем дворе или выращивает декоративных голубей. А может, он практикуется в кондитерском искусстве?
Она следила за ним практически немигающим взглядом.
- Что будешь делать? - вопрос снова в никуда, вряд ли Локи ее слышал, пока стоял у окна и всматривался куда-то вдаль. Может, он сейчас реши прибить и Лорейн? Этот вариант назойливой мухой летал по голове Хоук, потому что он и правда был бы самым вероятным. Быстрым. Избавиться от нее и конец всем бедам... Только после того, как она станет живой приманкой для предателей, ведь больше их не на что ловить. Лорейн и сама бы так поступила - использовала себя, чтобы добраться до подгнившей части команды, ликвидировала бы их всех, а потом  устранила бы того, вокруг вся эта каша заваривается уже в который раз. Сердце предательски забилось быстрее, стоило Локи снова вернуться на кровать, и Лорейн подтянула к себе колени, обхватывая бедра руками и невольно сжимая пальцами кожу. Конечно же она волновалась, надо быть человеком без капли чувства самосохранения, чтобы оставаться равнодушным в подобной ситуации. Проще говоря, чтобы не зассать.
Менялось ли что-то? Подняв подбородок, Хель пробежалась глазами по комнате. Камеры, конечно... Но как она могла не приметить что-то подозрительное? Это был ее промах или потрясающая работа врагов? Ответ на это вряд ли станет кому-то известен.
- Я не знаю, - от отчаяния хотелось выть, Лорри была бы рада помочь, но не могла, мозг внезапно отказался работать, и как бы часто Хоук не проходила взглядом по своим вещам, все ей казалось в порядке, - живя с Диего я перестала обращать внимание на все, что лежит не там и не так. Лор перешла на шепот, чуть наклоняясь к мужчине. Его пытливый взгляд, которого Хоук ранее избегала, теперь наоборот приковывал. Черные глаза Хоук так же всматривались в собеседника, и было практически слышно, как шестеренки в его голове генерируют план. Жестокий план.
Не менее жестокий, чем... Что? Здесь?!
Брови Лор поползли на лоб, выражая свое удивление. Локи никогда не оставался у нее дольше, чем того требовали их тела, и как только все заканчивалось - сразу уходил. Хоук, в свою очередь, этот вариант прекрасно устраивал, ведь она и без того не привыкла спать с кем-то на своей территории, а оставлять его ночевать и вовсе считала издевательством. Секс сексом, но личное пространство важно, хотя... В гробу у нее точно уже не будет незваных гостей. И что же лучше?
- Что? Может, тебе еще и омлет с утра приготовить? - она склонила голову на бок, глядя на собеседника с прищуром, - ладно, делай, что хочешь.
Хоук поднялась с кровати и направилась в ванную комнату, чтобы остудить лицо холодной водой. Выдохнуть. Ощущение слежки ушло на второй план, затмилось... Ощущением спокойствия? Промокнув лицо полотенцем, Лор вздохнула и посмотрела на свое отражение. Жалкое зрелище, ее беспомощность была видна отчетливо даже младенцу.
И что теперь делать? Сидеть с ним молча на кровати? Постелить у Диего? Или, может, в гостиной? Нет, лучше все-таки у Диего, так ближе. А еще лучше - в своей же спальне. Дайте-ка подумать, когда Лорейн в последний раз спала с кем-то в одной кровати? В ближайшей года три такого не припомнится.
Вернувшись, Лор легла на бок и подперла голову рукой, снова изучающе разглядывая Локи, она вообще любила на его смотреть, это было очень занимательно отчасти.
- Ты мог бы уехать, - Хель понизила тон, - не думаю, что мне что-то угрожает. Они знают, что ты здесь, и боятся, а если уедешь - подумают, что это обманный маневр и ты где-то поблизости.
Вытащив телефон, Хоук быстро открыла чат и настрочила ему же: "Я заметила. На шкафу одна, в ванной еще одна, и третья где-то на карнизе."
А потом, немного подумав, добавила: "Спасибо" и искренне надеялась, что не придется вслух распинаться, за что это спасибо и почему. Написать было гораздо проще, чем сказать. Вообще уткнуться  в телефон было безумно просто, ведь пытаться понять, что же делать с этим человеком, когда вы не трахаетесь, оказалось чем-то нереальным. Пойти смотреть кино? Лечь спать? Устроить посиделки за чашкой чая? Локи, мать твою, что с тобой сейчас делать, когда сон как рукой сняло?

+2

7

- Может? Фраза "Сегодня я останусь" - уже подразумевает завтрак, - мужчина усмехнулся, продолжая блуждать пытливым взглядом по красивому лиц Хоук. Было видно, как ее разрывают внутренние противоречия – дальше строить из себя самостоятельную девочку со стальными яйцами, или прислушаться, наконец, к голосу разума. В том, что Лорейн нуждалась в его защите, было слишком очевидно, и отрицать данный факт не имело смысла. Еще немного и у малышки пар из ушей повалит от таких интенсивных размышлений.
Пока красавица ретировалась  в ванную переваривать информацию, Локи еще раз бегло осмотрел комнату. Если они решили ломать комедию, то нужно было накидать примерный сценарий. Судя по всему, приспешники Сигюн не были откровенными идиотами и наверняка знали, что таким идиотом не был и сам Муррей. А значит, нужно досконально продумать такую тактику поведения, в которую смогут действительно поверить, не раскусив, что их разыгрывают как наивных школьников. Мужчина одним движением опустился спиной на матрас, теперь глядя в потолок. Шестеренки в "часовом механизме" его мозга заработали с утроенной силой, генерируя план действий. В чем его, гениального вора и убийцу с колоссальным опытом в своем деле, даже чисто теоретически могли переплюнуть какие-то сопляки? Только если бы они узнали его слабые стороны.
Вот только были ли слабые места у Геральда? Страх - слишком эфемерное для него понятие, он не боялся ничего, даже собственной смерти, воспринимая это как нечто неизбежное. Перед глазами тут же заиграли картинки прошлого, целые кадры, и мужчина не успевал понять, как одна картинка сменяет другую. Раньше у него было слабое место. Кэролайн.
Совсем рядом послышался звонкий хлопок дверью, который в сознании Геральда прозвучал так же громко, как в ту роковую ночь выстрел в висок его любимой женщины. Сейчас он отчетливо слышал в своей голове этот характерный звук, с которым пуля пробила череп насквозь, пустив кровь вытекать на пол по коже…
Локи резко сел на кровати, стоило Хоук вернуться в комнату и оказаться рядом. Девушка что-то говорила, но его вдруг заполнила обескураживающая пустота, не позволяющая никаким  другим мыслям вытеснить себя, эта пустота будто поднималась на дыбы, агрессивно выпуская холодные щупальца и стискивая ими сознание мужчины. Но все это только на пару мгновений. Телефон завибрировал, оповещая о новом сообщении. Геральд лениво достал мобильник из кармана джинсов и посмотрел на экран, где высветился адресант. Он быстро прошелся взглядом по тексту, отправленному Хоук, но отвечать не стал, только убрал телефон обратно и коротко кивнул Хель.
Нашпиговали ее дом камерами, значит. Если они не убили ее сразу, какую же расправу приготовили? Что-то подсказывало, что очень изощренную. Муррей уперся локтями в колени, устало опустив голову на сцепленные кисти рук. Пока он думал над планом дальнейших действий, присутствие Лорейн им полностью игнорировалось.
Слабое место мужчины – это его семья. Таковой у Локи не имелось, но если сделать вид, что Хель стала для него кем-то большим, чем просто девицей, в которую можно засунуть член?
- Поиграем в героев-любовников? – чтобы их не было слышно, пришлось перейти на шепот. Геральд наклонился к Хоук и поправил выбившуюся прядь волос, заложив её за ухо девушки. Такое простое действие, чтобы действительно хотя бы походить на "пару", - Сделаем вид, будто ты стала мне невъебительно дорога, - мужчина медленно провел пальцами по щеке брюнетки, переходя на шею, - Когда я все хорошенько обдумаю, обыграем мой отъезд. Громко, чтобы они это слышали. И когда они будут уверены, что я уехал, мы поймаем их в ловушку и… Немного поиграем, - последние слова он произнес с особым удовольствием, маньячно улыбаясь своим кровавым мыслям. План был крайне сырой, но нужно было хотя бы обрисовать его, оставив обдумыванием деталей на потом.
- Если ты хочешь жить, то будешь максимально молча делать то, что я тебе скажу, больше не самовольничая. Попадешь мне под горячую руку – пушу на мясо вместе со всеми, поняла? – он даже бровью не поведет, когда запустит пулю в ее потрясающе красивую головушку, и Лорейн это прекрасно понимала. А вот мысль, что за ними сейчас наблюдают и записывают, даже несколько заводила, но Хель была слишком перепуганной и измотанной, чтобы ее трахать. Да и были сейчас дела поважнее.
- Пока я буду рядом, они тебя не тронут. А теперь спи, - тон его голоса был приказной, не иначе, будто он отдавал очередной приказ. Геральд резко убрал руку и, отстранившись, поднялся с кровати. Куртку он небрежно кинул на стул, что стоял рядом, и снова подошел к окну – так ему лучше думалось.

+1

8

"Сегодня я останусь"
Фраза, поставленная на повтор, вызывала слишком сильное желание… Не известно чего. Лорейн никогда не ночевала со своими любовниками, практически никогда, за очень редким исключением, и только не на своей территории. Ее квартира или дом всегда были замками, крепостями, куда она никого не впускала и старалась избегать этой темы. Особенно любопытные шли на хуй, кстати – Лорейн частенько советовала этот маршрут людям из своей жизни.
Локи же решил всё по-своему. Он всегда делал так, как хотел и как считал нужным, и сейчас не было никаких исключений. Он сам решил взять ее к себе. Что он увидел в перепуганной и болтающей какую-то херню девушке, что прижалась спиной к холодной стене квартиры в Дублине – не известно. Возможно, задай ему этот вопрос, он не смог бы ответить, и Лорейн не задавала, слегка опасаясь, что его осенит и он просто ее прибьет. Типа: «А, нуда, нахер я тебя взял?». Хоук прекрасно понимала, что без нее у него было бы раза в два проблем меньше, и только за то, что он все еще сохранял ей жизнь, она относилась к теме деликатно, хотя сдерживать поток своих мыслей, что озвучивались быстрее, чем анализировались, она так и не научилась.
Рука, внезапно оказавшаяся совсем близко, заставила Лорейн дернуться в сторону и уставиться широко раскрытыми глазами на мужчину. Что за нежности? Что за бред? Хотелось подорваться, хлестануть его по ладони и наорать – зачем он так делает? Хоук была словно дикая кошка, что пугается ласк, ведь ласки в сексе – это одно, но сейчас… Обстановка была слишком интимная, и… Боже. Это движение пальцев по коже пугало и возбуждало одновременно, так, что смысл произносимых мужчиной слов доходил не сразу. Возможно, дело было в том, что его лицо тоже находилось слишком близко – просто для того, чтобы их не услышали, и Лорейн это понимала, но телу-то не объяснишь.
Прикидывать «за» и «против» долго не пришлось, Хель согласилась бы на все, что предлагает мужчина, вызвавшийся вытащить ее задницу из пиздеца, что она навлекла на обоих.
Уголок губ дрогнул и Лорри немного повернула голову, чтобы положить ее в ладонь, медленно скользящую вниз. Площадь соприкосновения увеличилась, как и число возбуждаемых нервов. Есть что-то в этой небрежной шершавости мужских рук.
- Мне нравится твое «мы», когда ты говоришь о том, что мы с ними поиграем, - шепнула Лорейн, улыбаясь шире и опуская взгляд на губы Локи, что так соблазнительно скривились в плутовской улыбке. Хитрой, жестокой… Идея была прекрасна всем, а играть любовь – задача, которая показалась Лор вполне себе посильной. Что сложного в этих улыбках, взглядах? Может быть, в паре мимолетных прикосновений так, чтобы они были незаметны и выставлены напоказ одновременно? Ничего тут сложного нет – так показалось Лорейн, и она была готова приступить к этому заданию от своего босса прямо с этой минуты. Особенно когда наградой будут крики агонии их врагов.
— Пока я буду рядом, они тебя не тронут. А теперь спи, - почему-то эта фраза впечатлила Хоук больше, чем все произошедшее за минувшую неделю. И правду ведь говорят, что когда мужчина решает проблемы за тебя таким… Ну, знаете, приказным тоном – это сексуально. То же самое произошло сейчас и с Лорейн – она была готова справляться со всем сам, ведь не пришла к Локи сразу же при появлении проблемы. Она была готова отвечать за все сам, ведь не прибежала с размазанными  по лицу соплями и на коленях. Нет. Девушка лишь молча смотрела на босса, не перебивая и не кидаясь к нему на шею, он и сам, скорее всего, понял, что она с ним согласна, так зачем произносить вслух?
Было неловко от того, что Лорейн будет спать с кем-то. Настолько непривычное состояние, что когда мужчина подошел к окну, она пробежалась взглядом по комнате. Что нужно делать? Где инструкция? Ах да, ее ведь не существует.
Девушка поднялась с кровати и, немного подумав, достала пару свежих полотенец, чтобы сложить их на тот же стул, где лежала куртка Локи, и ненадолго зависла. Он периодически собирал свои вещи с разных частей дома, когда целью визита являлся секс, и никогда они не были где-то сложены. А сейчас… Стул, на спинке покоится кожанка, на сидушке – полотенца. Картина маслом – мужик остался на ночь, и это снова подкрепляло замешательство Лорейн.
Она спала всегда с двумя подушками, иногда приобнимая одну или подкладывая под бок, а сейчас поделилась одной с мужчиной – просто сложила на другом конце кровати, пару раз взбив руками.
- Спать будешь… - Лор хотела уточнить, где и нужно ли одеяло, но Локи все так же имитировал статую у окна, так что тратить слова было явной бессмыслицей, - вещи здесь.
Она достала еще одно одеяло и сложила поверх подушки – где ляжет, туда и заберет. Молчание, что поначалу напрягало, теперь стало лишь частью этого странного сюжета сегодняшнего дня, Лорри просто решила заняться обыденными делами. Переодеть джинсовые шорты на свободные трикотажные брюки, немного небрежно болтающиеся низко на бедрах, избавиться от лифчика, что передавил кожу за целый день и надеть обычную маечку в обтяг на тонких лямках – стандартная одежда для сна. Снова умыться, почистить зубы, причесать волосы, пройти к туалетному столику за парой кремов, вед кожа так сильно сушилась в отвратительном ирландском климате – стандартные процедуры перед тем, как лечь спать. Все в действиях Хоук было стандартно. Втирая лавандовый крем в кисти рук, она смотрела на свое отражение в зеркале над своим дамским столиком и пыталась понять, когда именно все пошло не так. Когда именно она превратилась в то, что сейчас видела в отражении? Одинокая женщин под тридцать, с работой вместо обычных отношений со свадьбой-пеленками-памперсами, с тонной проблем за плечами, которая теперь боится выйти на улицу без сопровождения. Утром нужно будет перебрать волосы, потому что сейчас ей показалось, будто бы там появилась седина… Это что, еще и краситься теперь?
Встав с небольшого стульчика, Хоук задвинула его под стол ногой и взглянула на Локи. Не устал он так стоять? Но мужчина думал, и мешать ему в этом не хотелось.  Думал долго, сосредоточенно, очень тщательно. Таинственность данного персонажа с каждым днем только усиливалась, и Лорри даже чуть улыбнулась, поймав себя на том, что уже с минуту подглядывает за новым предметом интерьера.
А теперь - спать, но… До кровати было всего несколько шагов, как раз мимо Локи, и Хель остановилась на секунду около него, коснулась пальцами напряженной спины и, прикрыв глаза, коснулась губами лопатки, на секунду прикрывая глаза. Мы же играем в любовь, верно?
- Ложись, - отрываясь, она задела кончиком носа место поцелуя и внезапно ощутила себя очень странно, словно… А, не важно. Все не важно кроме того, что за ними наблюдают, и игра на мимолетных, но очень интимных моментах – самое правдоподобное, что можно сыграть. Сыграть настолько правдоподобно, что не приходится даже думать.
Забравшись под теплое одеяло, Лор положила телефон на тумбу, поверх стопочки провокационных фотографий. Они обязательно заплатят за все, что сделали и хотели сделать, а пока вымученному организму срочно нужен хотя бы какой-то сон, не то чтобы здоровый. Лор повернулась на один бок, на второй, подыскивая удобное положение, и в итоге легла лицом к середине кровати, немного поджимая колени к себе, вытягивая руку под подушкой, а другой подтягивая к носу край одеяла – так уютнее и теплее, и ощущение присутствия того, кто обещает ее защитить, прогнало беспокойство куда-то на переферию сознания, позволяя ему расслабиться и отпустить Лорри в хотя бы какой-то сон.

Отредактировано Lorrein Hawke (2018-05-27 21:48:39)

+1

9

За его спиной происходило активное копошение. Хоук ходила туда-сюда, занимаясь своими привычными делами, она еще что-то говорила, но ее голос звучал слишком приглушенно, будто из другой комнаты, потому что разум мужчины блуждал где-то далеко за пределами этих четырех стен.
Было слишком много разных мыслей, которые отказывались систематизироваться и упорядочиваться. Они просто хаотично выстроились в замкнутый круг, который никак не получалось разорвать, и складывалось ощущение, будто Локи бездумно бегает по кругу, как белка в колесе. Никаких адекватных и связных идей в голову не приходило, на данный момент там было пусто, словно все мысли выскребли ложкой и налили туда свинец, делая мозг слишком тяжелым и неспособным к работе. Подобное состояние раздражало и злило почти до дрожи.
Все, что стояло перед глазами Геральда – это сцены мучительных расправ над предателями. Может, сжечь их заживо? Или начать с отрезания языка или выдирания конечностей? Локи совершенно точно был наркоманом, ежедневно нуждающимся в жестокости. И каждый раз он увеличивал дозу этой самой жестокости в своей жизни. Порой казалось, что однажды ее станет слишком много, чтобы несовершенный человеческий организм смог это вынести.
От неожиданного прикосновения мужчина рефлекторно дернулся. Пусть простое, но такое интимное действие. Геральд часто любил смотреть в окно, строить в голове какие-то планы, может, даже мечтать, пока Кэролайн в этот момент обнимала его со спины, утыкаясь носом между лопаток. Чертова Хоук, сама того не осознавая, без спроса ворошила его прошлое, позволяя воспоминаниям на несколько мгновений вырваться наружу – и они тут же поглощали сознание, заставляли провалиться в забытье, словно пушечное ядро в зыбучий песок. Сердце участило удары.
Стоило Лорейн отстраниться, Локи чуть повернул голову в сторону, наблюдая, как девушка ложиться в кровать и укрывается одеялом, пытаясь найти удобную позу. Было что-то неправильное в его присутствии здесь. Подхватив предложенное полотенце, что Хель оставила на стуле, мужчина отправился в ванную. Даже здесь, стоя под струями воды, он чувствовал себя охотником, вслушиваясь в каждый посторонний звук. Накатившая усталость не придавала мыслям ясности и четкости, скорее наоборот, превращала их в откроенный абсурд, а значит единственное верное решение сейчас – это пойти спать.
Наскоро вытеревшись, Геральд натянул трусы и, прежде чем вернуться в комнату, внимательно осмотрел дом – привычка, выработанная годами. Хоук тем временем уже уснула, натянув одеяло почти до носа. Такая грозная и бесячая, когда открывает свой рот, и такая беззащитная, когда спит. Мужчина лег рядом с девушкой, укрываясь гостеприимно предложенным одеялом и пряча пистолет под подушку. Насколько непривычно и неуютно было Лорейн, настолько же комфортно чувствовал себя Локи. Для него остаться здесь проблемой не было, скорее наоборот, он хотел находиться в самом эпицентре событий и иметь возможность решать проблемы сразу, как только они возникнут.
Муррей долго не мог уснуть, все время прислушиваясь к каждому шороху. Он засыпал в одной постели с девицами крайне редко, предпочитая выпроваживать их после того, как вдоволь натрахается. Во-первых, он слишком привык быть один и поистине наслаждался одиночеством, а во-вторых, просто не доверял людям, чтобы спокойно спать с кем-то в одной кровати. Хоук снова стала блядским исключением из правил. Правда, в свете последних событий, она вряд ли будет предпринимать попытки убить его. Слишком большой и неподдельный страх плескался в ее глазах.

***
Мужчина проснулся так же резко, как и уснул. Где-то рядом послышался характерный звук тормозящих шин, и, на автомате схватив пистолет, он подошел к окну, держа палец на спусковом крючке. Вот они минусы работы в криминальной области – везде ищешь подвох и подрываешься от каждого подозрительного шороха. Лорейн спала как младенец, видимо ее организм настолько вымотался, что пытался сейчас выжать из этого сна по максимуму. После быстрых утренних водных процедур Локи вернулся в кровать и залез к девушке под одело,  приобнимая ее по спины и прижимая к себе. Разыгрывать парочку у них получалось так легко и естественно, что было даже несколько скучно.

Отредактировано Gerald Murray (2018-05-28 14:01:45)

+1

10

Так крепко и сладко она не спала никогда. Переутомленный организм так сильно утомился, что вырубился в полный ноль, но сознание, что все еще не могло полностью избавиться от скользящих теней, странных шорохов и других подозрительных вещей, то и дело пыталось подложить Лорри свинью, поглотить ее в череду кошмаров...
Лежащий рядом мужчина словно специально во сне коснулся оголенного плеча Лорейн, и это волшебное спокойствие снова обняло девушку, накрыло своей непробиваемой вуалью, словно куполом, позволяя отдыхать и ни о чем не беспокоиться.
Сон как рукой сняло, стоило Локи увеличить площадь их соприкосновения, положить ладонь на оголившийся живот, подтянуть спящее тельце к себе. Лорри проснулась моментально, в панике. Поймали? Нет, это всего лишь ее босс, что решил остаться ночевать у нее дома и полез обниматься вот так сразу с утра, заставляя в первую очередь испугаться. Что ж, если бы это был убийца, то он бы запросто смог убить Лорейн уже раз двадцать. Или двести.
Хоук на мгновение задержала дыхание, пытаясь понять, что чувствует. Какие эмоции вызывает лежащая на животе ладонь, дыхание куда-то в затылок, прикосновение голой кожи его живота к оголенной пояснице, ведь майка за время сна немного уползла вверх. Какие? Это было... Странно.
Так де странно, как и ее поцелуй перед сном, так же интимно. Есть что-то в этих молчаливых действиях, даже иногда гораздо больше, чем в суетливой и всепоглощающей страсти. Не только она может будоражить сознание.
Хель медленно продрала глаза, морщась от света. Сколько уже времени? Сколько они проспали? Так много вопросов крутилось вокруг одного центрального: что делать? Тело среагировало быстрее, чем смог сообразить мозг - Лорри двинула поясницей и прижалась задницей к горячему хорошему настроению Локи, что так хорошо ощущалось в их нынешней позе. Утренние стояки это практически неизменный атрибут половозрелого мужчины, и Локи явно не был исключением, хотя у Лор пока не появлялась возможность это проверить.
С ехидной ухмылкой Хоук и, повернувшись в руках мужчины,  губами оказалась практически напротив его губ, пару мгновений рассматривала лицо, вот так бесстыдно и бессовестно, но ей нравилось за ним наблюдать. Всегда. И на работе, и в более... Интимных делах. А что может быть более личным, чем обычный трах в его кабинете, через который наверняка прошло много женщина? И Хоук стала одной из. А вот часто ли он оставался у них дома, спал в их кровати, обнимал с утра, пускай даже так же фальшиво, как сейчас.
В начатой ими игре главное - не попутать границы с реальностью, ведь с подобными вещами шутки очень плохи, но сальная и независимая натура Лорейн была на все сто уверена, что без проблем справится со своей ролью. Единственная константа здесь - характер самой Хоук.
- Завтрак надо еще заслужить, - она провела указательным пальцем по губам мужчины, предупреждая любой контркомментарий, и двинулась вперед, накрывая его губы своими, заставляя лечь на спину, чтобы самой лечь сверху, ощущать чуть ли не пульсацию его горячего члена, соприкасаться голыми животами, напрягшимися от накатившей волны возбуждения. Лорейн целовала страстно, стараясь опередить в этом мужчину, обогнать, быть первее, и как только она ощутила, что он вот-вот снова решит взять ситуацию под свой полный контроль - снова перекатилась на бок и тут же выскользнула из недостаточно цепких рук. Такие маленькие шалости не могли не поднимать настроение, Лорри с самодовольной улыбкой встала, на ходу подбирая волосы наверх  и сворачивая локоны во что-то бесформенное, но хотя бы как-то. Впечатлять Локи, благо, не было необходимости, ибо целью он не являлся, да и Лор, привыкшая жить холостой жизнью, попросту не сталкивалась с ситуацией, где женщина встает на час раньше, делает укладку-маникюр-педикюр-макияж, а потом ложится спать в позу, словно снимается в эротике, и типа так оно и было. Ну нет, слишком много чести для одного мужика.
Быстро расправившись с утренними процедурами, Лор спустилась в кухню, по пути заглянув к Диего - никого. Ну, тем лучше. Этому мужчине вообще можно звонить только когда его нет уже дня три - бывало.
- Значит, завтрак хочешь... Конечно, мистер большой босс, все для вас, - открыв холодильник, Лор зевнула и попыталась сообразить хоть что-то и при этом не сделать вид, словно пытается угодить. Бекон, сыр, яйца, зелень - этот набор перманентно находился в холодильнике. стоило Диего сюда въехать. А брат оказался хитрецом... Калорийный и сытный завтрак вполне себе подходил, Лор щелкнула пультом в телевизор, включая на фон хоть что-то, но даже не глянула, что именно - имитации присутствия было достаточно и без подробностей.
Лорейн на самом деле обожала готовить, но делала это редко - по настроению. она могла целый день просидеть на кухне, делая что-то для себя просто потому, что ей нравилось. Все заботы подождут, как вышло и сейчас. После крепчайшего сна нахлынул прилив бодрости и даже, можно сказать, хорошего настроения. Нарезав все ингредиенты, Лор кинула мясо в раскаленное масло, и комната тут же наполнилась соблазнительным ароматом бекона. Еще немного - покрошить хлеб крупными кусками во взбитые яйца, как Лор обожала делать, и словно ведьма добавлять кучу разных приправ - это дело Хоук обожала. Из обычной овсяной каши она могла сделать блюдо уровня звезды Мишлена, дайте ей только ее холодильник и трепетно собранную корзинку со специями. Она совершенно забыла, что готовит не только на себя, и у, услышав позади себя знакомую поступь и даже сама удивилась, что она оказалась знакомой. Блин. Закусила губу. Ну, если что, поест ветчины с сыром, да тост. Доводя блюдо до готовности, Хель щелкнула по чайнику и потянулась к шкафу с кофе и чаем, понятия не имея, что предпочитает ее гость и решив достать все, что есть.

+1

11

Офисный работник, фрилансер, наркобарон или наемный убийца – кем бы ни был человек, некоторые вещи никак не зависят от его статуса. Например, такие физиологические потребности как сон, еда или секс.
Локи легко провел указательным пальцем по боку девушки, спускаясь до резинки ее спальных штанов и теперь оглаживая их контур. До одури простые и при этом очень интимные действия. А еще настолько естественные и почти автоматические, что им даже не нужно было вживаться в свои роли, ведь все получалось само. Стоило Хоук двинуть тазом, еще сильнее прижимаясь задницей к стояку, мужчина тут же стиснул пальцы на ее бедрах, впиваясь ими в кожу.
Лорейн еще не успела толком проснуться, а уже начала свою привычную игру в доминантку-искусительницу. Ладно, глупо отрицать, что Муррею нравился такой напор девушки в аспекте физической близости, ведь в постели, в отличие от их криминальных вылазок, не нужно продумывать каждое действие и тотально контролировать эмоции, чтобы случайно не схватить пулю в лоб из-за своей неосторожности.
Геральд охотно отвечал на поцелуи, устраивая руки на ягодицах Хель и поглаживая их. Утренний бонус от природы упирался девушке как раз в самый низ живота, мечтая прорваться сквозь ткань одежды и добраться уже до голой кожи между ее ног. Но у Лорейн, мать ее, Хоук, были другие планы. За секунду до того, как Локи хотел перевернуть ее на спину и вдавить в матрас, брюнетка ловко вывернулась из его хватки и ускользнула из комнаты, коронно повиливая бедрами.
Мужчина проводил девушку недовольным взглядом и откинулся на подушки, глядя в потолок. Вся эта театральная постановка с отношениями даже заставила его на несколько минут забыть об истинных причинах вынужденного спектакля. Все-таки рефлексы – удивительная вещь, а член на происходящее реагирует намного быстрее, чем думающая начинка черепной коробки.
После отдыха серое вещество мозга заработало намного лучше, в своем привычном ритме, уже с утра подкидывая идеи для изощренного, но от этого не менее элегантного плана. Лениво натянув джинсы и засунув пистолет в задний карман, Локи спустился на кухню, где над завтраком колдовала Хоук, перед этим снова на автомате оглядев дом.
По первому этажу уже разлетелся вкусный запах бекона и омлета, заставляя желудок напомнить о своем существовании. Пока Лорейн доставала что-то из верхнего ящика, Муррей подошел к ней сзади, оперевшись двумя руками о стол, чтобы перекрыть девушке любой путь к отступлению.
- Так как нужно заслужить твой завтрак? – это их неоднозначная игра друг с другом в кошки мышки заводила и даже в каком-то смысле делала предстоящее задание по умерщвлению предателей более интересным, привнося в него что-то новенькое. От Хель веяло легким ароматом лаванды. Таким до боли знакомым. Стоило мужчине на несколько секунд прикрыть глаза, и в этот короткий промежуток он увидел в голове один четкий образ – Кэролайн. Руки тут же на автомате со столешницы переместились на тонкую талию, слишком сильно стискивая пальцы, будто вспоминая, какого это вообще касаться ЕЕ.
Локи резко открыл глаза. Вместо знакомых белых локонов – темная копна волос. Вместо светлой кожи – чуть смуглая. Муррей тут же убрал руки, отстраняясь, а затем молча сел на стул за обеденным столом, перед этим выложив на него пистолет. Твою мать. Хотелось громко выругнуться и раскидать мебель по комнате. Блять. Но вместо этого Геральд с присущим ему спокойствием и невозмутимостью достал мобильник и проглядел звонки и чаты, убеждаясь, что он ничего не пропустил.
Когда Лорейн поставила еду на стол и села напротив, мужчина поднял на нее долгий изучающий взгляд. Ничего общего с его Кэри. Абсолютно. Так какого черта он постоянно вспоминает о ней, находясь рядом с Хоук? Вот уж действительно эта брюнетка натуральной занозой засела в его заднице.
Нужно было срочно перестроить мысли на другую волну, и Муррей снова вернулся к обдумыванию плана, который постепенно, по кирпичику, превращался в логическую цепочку последовательных действий. В голове, сцепившись зубчиками, работали сейчас все шестеренки.
Локи не любил тупую резню.  Убийство должно служить какой-то цели, иначе оно не имеет смысла. Мужчина встречал в своей жизни много безумцев, убивавших исключительно ради забавы и получения удовольствия, но никогда не брал таких в свою команду. Они быстро теряют голову, становятся неуправляемыми, а затем рано или поздно и вовсе теряют рассудок. А сейчас его план все больше и больше напоминал самую настоящую резню. Правда не тупую, потому что смерть этих людей в данном случае была полностью оправдана.
- Надо будет почаще оставаться у тебя до утра, чтобы не пропускать такой прекрасный завтрак, - Локи усмехнулся и поднес чашку с кофе к губам, делая несколько глотков. Хоук говорила о камерах в спальне и в ванной комнате, а значит, мини-представление нужно будет устраивать именно в этих локациях, чтобы зрителям было лучше видно и слышно.
- Где твой брат? – а пока они продолжали завтракать и изо всех сил изображать романтичную криминальную пару, можно было еще немного поболтать. Вот уж кто точно был сейчас лишней фигурой – так это братец Лорейн. Самое главное ему не появится здесь слишком неожиданно, а то запросто может схватить в лоб случайную пулю.

+1

12

Кажется, физическое существование Локи ограничивалось не только рамками его тела. Он еще не прикоснулся к ней, но Хоук отчетливо ощущала это прикосновение к спине, хоть и между их телами было расстояние. Складывалось впечатление, будто бы у ее босса еще была какая-то невидимая, но тем не менее материальная аура вокруг. С другой стороны, может, она просто хотела, чтобы тот подошел, и мозг попросту слишком реально все представил?
На губах снова появилась улыбка, действительно, как можно заслужить завтрак? Разве что отработав перед этим ночь, но Локи прекрасно справился со своей задачей, несмотря на то, что в этот раз их физическая близость не являлась сексом. Не являлась, но ощущение удовлетворенности определенно было, скорее всего тело попросту благодарило свою хозяйку за здоровый сон и кайфовало как могло.
- Это слишком провокационный вопрос, чтобы я на него отвечала, - Лорейн уклонилась от банального ответа "трахнуть меня" или еще чего-то в этом же стиле, просто потому, что не все, кто имел допуск к ее телу, имели возможность наслаждаться ее кулинарными способностями. С возрастом готовка стала чем-то обыденным. То, что нужно для поддержания в себе сил, для здоровья, и лишь в некоторые дни появлялось настроение устроить целы кулинарный праздник, когда Хоук целый день горбатилась на кухне, чтобы в итоге получить блюдо, умещающееся в поварешку, прямо как в дорогих ресторанах - тарелка размером со стол и изящно выложенные три горошины как особое блюдо от шеф-повара. А омлет с мясом может приготовить любой дурак, и всегда будет вкусно.
Лорри вздрогнула, когда ладони мужчины легла на талию, снова провоцируя. Снова заставляя начать неторопливую игру в соблазнение, снова прижаться к нему спиной вплотную, как недавно в кровати, чтобы ощутить более властные прикосновения. Да она снова была готова отдаться на том самом столе, где случился их первый раз. Но Локи отстранился, не стал продолжать, даже не дал Лорейн сделать свой ход. Удивленно вскинув бровь, девушка обернулась, но глаза уперлись лишь в голую спину, только еще больше возбуждая сознание. Да, Хоук - типичная баба, которая любит мужчин в форме, и когда они хотя без верхней части одежды, то всем своим видом делают ее сознанию безумно приятно. Падкая на визуализацию Хоук лишь прикусила губу, собираясь что-то сказать, но мужчина уже повернулся к ней лицом и сел за стол.
Лор и сама не ожидала того, что в голове прозвенел тревожный сигнал - что-то не так. Не то выражение лица. Точнее, оно у него практически всегда одно, когда Локи молчит. Недвижимое, словно каменное, глаза все время смотрят либо в пустоту, либо тебе прямо в душу, заставляя искать убежище. И все таки это каменное выражение лица тоже имело свои подкатегории... Лорейн никогда не занималась анализом специально, оно получалось само - побочный эффект ее основного вида заработка, когда нужно развивать многозадачность, каждую мелочь держать в голове и уметь вовремя ею воспользоваться, в этом голова Лорейн была похожа на огромный шкаф с кучей отсеков, в каждом из которых были еще и еще более мелкие отделения. Четкая система, упорядоченность - залог успеха. Если учесть, что пока у Лорри успех был достаточно переменным понятием, получалось у нее так себе, но сейчас, совершенно точно, раздел под названием "Локи" в секунду проанализировал видимое и подал однозначный тревожный сигнал.
- Удели десять минут еде, остынет же, - накрыв стол, Хоук поставила перед мужчиной чашку кофе и, наверное, отвлекла от погружения в самого себя. Не здесь, пожалуйста.
- А затраты на приготовление тебе еды мне как-то компенсируются? - Лор точно так же усмехнулась, вовсе не собираясь каждый раз удовлетворять не только член, но и желудок Локи - пусть какая-то другая баба этим занимается, а свое время дороже, даже если он реально будет платить.
- Понятия не имею, Диего имеет особенность частенько куда-то сваливать, скорее всего очаровывает местных девиц своим обаянием и бицухой, - Хель пожала плечами, ковыряя свою еду. Не евши нормально уже два дня она, кажется, забыла как вообще принимать пищу, а и без того мизерная порция, что демонстративно лежала в тарелке, казалась слишком огромной, что и кусок в горло не лез. Твари, где вы были раньше, когда Хоук активно худела? Хоть какая-то была бы польза.
- Вполне возможно, что он появится с минуты на минуту, ровно как и то, что через дня три. Я ему даже не звоню - мы оба легки на подъем и загранпаспорт всегда при себе. Может, он и свалил их этой дыры куда-то на пару дней, везунчик. Мне ведь ты такой возможности не предоставляешь, - Хель вскинула укоризненный взгляд на Локи, швыряя в его огород кусок скалы. Что он сказал, когда она упомянула об окончании контракта и скором отъезда в родной и любимый, такой теплый и солнечный, такой знакомый, большой, яркий Лос-Анджелес? Если передать смысл: "Хуй тебе, а не дом". И вот, контракт и правда закончился, а некупленные билеты все так же находятся в кассе аэропорта, как и письмо на почте Лорейн с приглашением на работу в пару мест в Дублине, что было, с одной стороны, хорошо, а с другой... Прими она их, как точно станет ясно, что в ближайшее время не светит переезд домой. И как бы Хоук себя не уверяла, сколько бы раз не приходила к выводу, что тут тоже можно чего-то добиться, как все убеждения крушились о какие-то мелочи, как, например, внезапно подувший холодный летний ветер - в Лос-Анджелесе летом на Лорри всегда был минимум одежды. Подвешенное состояние вселяло надежду, что жизнь может повернуться к Лорри, наконец-то, лицом. Конечно же тогда, когда лично отрежет что-нибудь своим обидчикам.
- Но зато у меня появилось много свободного времени, и это хорошо. Осталось придумать, куда его девать. - откинувшись на спинку стула, Лор подтянула к себе колени и уперлась пятками в сиденье, устраивая чашку чая между коленей и то и дело поднося ее к губам, - ты надолго? Вдруг дома хватятся.
Она снова стала себя вести почти привычно, внося в речь по порции сарказма и капле язвительности, подкрепляя все кривой улыбкой и внимательным взглядом с прищуром. Сложно вести себя таинственно и романтично, когда слишком много есть того, что хочется сказать в той манере, в которой классические влюбленные редко разговаривают друг с другом.

+1

13

- Тебе лишь бы все компенсировать. Затраты на еду, порванную одежду. У тебя проблемы с деньгами или что? Детская травма? – вопросительно приподняв бровь, мужчина посмотрел на Хоук, сидевшую напротив. Вот только он надеялся, что Лорейн не начнет отвечать, засоряя его мозг совершенно ненужной информацией. Да и по выражению лица Локи было понятно, что ему насрать.
- Тогда будем надеяться, что твой братец не заявится в неподходящий момент. Для его же безопасности. Что, принцесса устала и уже хочет в отпуск? - в отличие от девушки, лениво ковырявшей еду в тарелке вилкой, Муррей с завтраком расправился быстро и теперь рассматривал Хель. Он вообще любил наблюдать за людьми или ситуацией в целом, сопоставлять, делать выводы. Хорошая привычка для профессионального вора, мечтающего шагнуть ступенью выше и приобрести статус наемника. Геральд в целом был хорошим управленцем, он всегда быстро собирал команду, которая не просто состояла из виртуозов своего дела, но и умело работала сообща. Сейчас, конечно, его самооценка в аспекте умения считывать намерения людей несколько подкосилась, но он как раз работал в этом направлении.
И все-таки, мужчина мечтал, если это вообще можно так назвать, работать в одиночку. Когда не нужно тренировать стадо баранов, чтобы вылепить из них что-то стоящее, не нужно подстраивать под кого-то свой план, потому что этот кто-то не может справиться с задачей так, как нужно именно Локи.  Он давно понял две простые вещи: словам не верить — раз, надеяться только на себя — два. Стать наемным убийцей в данном случае – лучший расклад для Муррея. Люди кричат, что их жизнь бесценна – все это брехня, ведь человек, нанимающий киллера, всегда знает её точную стоимость в твёрдой валюте.
Геральд поднял взгляд на часы – было самое время начинать представление. Отправив привычно зашифрованное сообщение Бальдру, что его срочно вызывает "большое начальство", и дождавшись короткого ответа, он отложил телефон в сторону. Никто кроме них с Хоук до поры до времени не должен ничего знать. Снова брюнеточке удалось стать особенной, пусть этот факт потешит ее самолюбие. 
Как обычно язвительности Лорейн прошли мимо ушей слишком погруженного в себя Локи. Это даже хорошо, что она снова была на своей волне и не впадала в истерику, подобную вчерашней. Девушка была нужна ему с трезвой головой, иначе он влезет вне очереди и пристрелит ее раньше всех.
- Пойдем, - дождавшись, когда Хель тоже позавтракает, мужчина поднялся из-за стола и направился в спальню. Кровать – идеальное место, чтобы их было отлично видно и слышно через камеру, установленную где-то на шкафу. Стоило девушке зайти в комнату следом за ним, как Локи тут же перехватил ее руки и почти кинул на еще не заправленную постель, нависая сверху. По-хорошему, сейчас бы заняться чертовски жарким утренним сексом, но пока были дела поважнее. Если ей удастся выжить – он обязательно заставит ее отработать спасение в полной мере всеми возможными способами. И местами.
- Так в какое именно русло ты хотела направить свое свободное время? - Муррей жестко  зафиксировал бедра Хоук коленями и провел пальцами от резинки ее спальных штанов вверх до небольшой выемки верхнего пресса, задирая майку, - Чем будешь заниматься сегодня, пока меня не будет?

+1

14

Она терпеть не могла эти колкие высказывания в свой адрес, кто бы не являлся их автором. Кто-то мог получит за это кулаком в нос, кто-то штраф, а кто-то лишь получал в свой адрес выпрямленные в тонкую линию губы. Представляете, как сильно нужно напрячь лицевые мышцы, чтобы из пухлых бразильских губ сделать тонкую нить? Локи добился именно этого, и девушка встретила его взгляд своим - как она любит, убийственным исподлобья.
- Я считаю, что мое время имеет определенную цену, - она ответила сухо, чеканя слова и едва ли не морщась в тигрином оскале. Детство - тема, на которую наложено табу, и никакая тварь не смеет ее касаться, если того Хель не желает сама, но мужчина не стал продолжать. Прекратила заводиться и Хоук, но ее притворное обожание к боссу все еще не могло полностью скрыть минувший гневный порыв, заставивший сердце, словно буйное животное, нервно дернуться.
Принцесса. Хотелось материализовать слова и засунуть их в его поганый зад, да прокрутить хорошенько, а потом вытянуть через рот. И если обычно Лорри просто игнорировала подобный сарказм в свою сторону, то сейчас на фоне общего раздражения это нарицательное прозвище уподоблялось красной тряпке, что бедняга-матадор размахивает перед носом быка. Хоук чиркнула зубьями вилки по керамическому покрытию, что издало негодующий мерзкий скрип. Жаль, что омлет это не мясо, в которое можно вцепиться зубами и рвать, рвать, рвать. Отличный был бы выход для накопившегося гнева.
Его настойчивый взгляд так же неимоверно раздражал и, черт побери, если бы не недавняя ситуация с недоброжелателями, Лорейн вышвырнула бы Локи из своего дома за шкирку.
- Ты не в музее, - быстро взглянув на босса, Хоук отправила последний кусочек завтрака в рот и отставила тарелку в сторону. Пойдем? Снова скривив губы, девушка вытерла рот и пальцы салфеткой, а потом нехотя пошла за боссом.
"Своя шкура дороже"
Слова словно мантра звучали в голове, умиротворяя бушующее словно океан сознание. Но Лор сейчас была больше похожа на циркового тигра, что прыгает через огненные кольца и лижет руку дрессировщику, мечтая перекусить ему горло. Но он должен, потому что Человек мнит себя Божеством планеты, подчиняет себе то, что истинно, то, что было еще задолго до него. И Лорри точно так же играла под руководством Локи, мечтая избавиться от человека, который подчинял себе ее на протяжении слишком долгого времени.
"Своя шкура дороже"
А значит нужно улыбаться, нужно дать понять тем, кто покушается на эту самую шкуру, что она будет беззащитна, а главное, что дорожит своим начальником так же, как и он ей. Криминальная парочка, Бонни и Клайд, мистер и миссис Смит, Буч и Миа...
Локи и Хель.
- Твоя настойчивость заводит, - шепнула девушка, томно глядя в глаза нависшего над ней мужчины. В этом была чистая правда, и если бы его настойчивость касалась только секса, а не все жизни в целом, было бы идеально. Эти руки, что сжимают запястья, взгляд, что заставляет одежду саму срываться с тела, пальцы, что оставляют за собой раскаленные дорожки на теле. На отсутствии секса Лорейн ранее просто не акцентировала внимание, даже забыла об этом, и не страдала особо, как некоторые женщины, что имитируют белую горячку и помутнение рассудка от недотраха. Но с появлением достаточно постоянного партнера Лор наоборот стала чувствительнее - много секса лишь увеличивало желание. А злость, что бушевала внутри всего пару минут назад, грозилась выплеснуться уже через постель.
С губ сорвался вздох, веки слегка прикрыли глаза. Прекрасно, что этих делах не нужно играть почти ничего.
- В такое, которое требует и твоего свободного времени. Очень... - она провела кончиком носа по скуле мужчины, - много, - коснулась губами мочки уха, - времени и сил, - выгнула позвоночник, чтобы коснуться грудью его груди. Несмотря на солнечное утро, в спальне все равно было не так светло - плотные занавески хорошо приглушали свет и создавали подходящую атмосферу.
"Надеяться, что ты никогда не вернешься."
Нет, пожалуй, это так себе подходит для почти влюбленной девицы, они так, насколько Лорейн помнила. не разговаривают.
"Считать минуты до твоего возвращения."
Уже лучше, но как бы не блевануть еще до того, как закончится фраза?
- Заниматься крайне скучными делами, - Лор откинулась на подушку и недовольно уставилась на мужчину, - не люблю, когда тебе надо уезжать. Зато, может, машину в сервис отвезу или еще что-то сделаю.
Девушка пожала плечами и вздохнула, вытягивая одну руку из хватки и теперь поглаживая ладонью шею Локи.
- Ты надолго?

+1


Вы здесь » Irish Republic » Прошлое и будущее » It's your nightmare