Irish Republic

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Irish Republic » Прошлое и будущее » покатай меня, большая черепаха;


покатай меня, большая черепаха;

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

http://images.vfl.ru/ii/1465680290/2d3d0160/12992858.png
покатай меня, большая черепаха

http://s8.uploads.ru/LtdDs.png
http://images.vfl.ru/ii/1465680290/7d64ae6d/12992859.png
УЧАСТНИКИ
Ivy Quinlan & Jonathan Hayes
ДАТА И МЕСТО
31 мая, 2о18 год. Парк аттракционов.
САММАРИ
Маленький и своевольный ребёнок случайно встретился с большим и безвольным ребёнком. А там как пойдёт.

http://images.vfl.ru/ii/1465680290/2d3d0160/12992858.png

+1

2

Завтра, наконец-то, начиналось лето. Это значило, что каникулы совсем скоро, и Айви уже считала дни до их начала. Вопреки тому, что учиться девочка крайне любила, школа ей не так уж нравилась. В школе Айви было, как правило, очень скучно, а ее попытки развлечь себя самостоятельно вызывали у учителей вполне ожидаемую реакцию.
Айви совершенно не нравилось, когда из школы ее забирала няня. То, что некоторых ее
одноклассинков тоже забирали из школы их няни, девочку совершенно не волновало – Айви была не слишком-то уж высокого мнения о большинстве своих одноклассников, школьных учителей, нянь, так что… Не то, чтобы с конкретно ее няней было уж совсем что-то не так, Айви просто это не нравилось, из принципа – девочка с куда большим удовольствием возвращалась бы домой самостоятельно, а уж там ей бы точно нашлось, чем заняться. Так, в общем-то, обычно и бывало – они возвращались домой, и Айви бралась за свои привычные дела. Под делами, конечно, подразумевалось чтение – уроков им на дом все равно почти не задавали, а то, что задавали, Айви успевала сделать еще в школе, на переменах или прямо на уроках, когда заканчивала с заданием раньше остальных. Только иногда они с няней ходили куда-нибудь еще, эти походы – если только они ходили не в книжный магазин, библиотеку или какое-нибудь еще полезное место, вызывали в Айви протест и негодование, так что обычно няне приходилось постараться, чтобы уговорить или хотя бы заставить Айви куда-то пойти. Они успели попробовать шахматы – Айви было скучно в них играть, девочка сходила на занятие только пару раз, музыку и уроки танцев – с них Айви ушла прямо посреди занятия, потому что ей не нравилось даже капельку. С куда большим удовольствием Айви пошла бы заниматься каким-нибудь новым языком, но ничего подходящего в их городе не нашлось.
Сегодня у Айви было особенно плохое настроение, девочке хотелось поскорее вернуться домой, потому что там ее ждала недочитанная в школе книжка – Айви забрала ее из книжного магазина только вчера, конечно же, взяла с собой в школу, несмотря на то, что она едва влезала в ее рюкзак и была очень тяжелой. Прогулка по парку, которую они с няней совершали уж если не каждый день – это свело бы Айви с ума, а уж она бы постаралась свести с ума всех в этом виновных, то хотя бы через день, затягивалась. Так что Айви решила действовать самостоятельно, и как только ее няня отошла купить ей попить (Айви, вообще-то, обманула, пить ей совсем не хотелось, а в рюкзаке была бутылка с водой), девочка бегом направилась в сторону выхода из парка. До выхода Айви, правда, не добежала – остановилась всего на минуточку, посмотреть на колесо обозрения. Айви читала о нем, а когда-то давно каталась тут с мамой. Карусели ей, конечно, как и любому нормальному человек нравились, но кататься на них девочке доводилось не часто. Они были не таким-то уж дешевым удовольствием, совсем как книжки. А если приходилось выбирать, книжки Айви предпочла бы любому увлечению. По крайней мере из тех, что ей предложили.
Пожав плечами, Айви пристроилась в конец недлинной очереди, и как только подошел ее черед, юркнула в первую же попавшуюся кабинку. Не долго думаю, девочка достала из рюкзачка новую книжку.

+2

3

внешний вид;
`  Мудрость дня: уважай место своего обитания и соседей своих, иначе несладко тебе придётся. Стыдно, как минимум. С этими мыслями двадцатисемилетний молодой мужчина шёл в сторону книжного магазина, потому что не нашёл в библиотеке «Элегантности ёжика», а когда ему сказали, что роман, в общем-то... Ну... Женский, Джона посмотрел на достаточно молодую, но скучную библиотекаршу с самым невозмутимым выражением лица и заявил, что это дискриминация, и он будет жаловаться. Сделав такое заявление, с претензией на борьбу за права книжных меньшинств, парень покинул здание библиотеки и понадеялся, что когда он вернётся в следующий раз, то служители литературного храма забудут о его постыдной выходке или оценят её, как невинную шутку. Хэйз сунул в уши наушники и включил функцию перемешивания музыки в плеере - он всегда так делал. Меньше предсказуемости, и старое, заслушанное, выглядит уже немного иначе. В ушах тихо запел Дэвид Боуи, а Джона отправился в книжный по тихим улочкам Килкенни, практически пустым в будний день. Разве что попадётся парочка школьников, то ли сбежавших с уроков, то ли спешивших домой - чёрт его знает. Все они шли в сторону от центра, и это слегка смутило лишь временами внимательного парня. А, какое сегодня число? Лето же на носу - наверное, у малышни каникулы? Или когда там они начинаются?
   Звякнула дверь магазинчика. Слишком сильно, чтобы сравнить звук с перешёптыванием фейри, скорее, казалось, что в стайку хитрюшек кто-то выстрелил из ружья. Но вкусы у всех разные, и явно не Хэйзу было судить о выборе дверного колокольчика для книжного магазина: он не мог выбрать, что будет есть на завтрак. Собственно, и сейчас - вот увидите - глаза у разбегутся в разные стороны, стоит ему затеряться в стеллажах с книгами, книжищами, книжечками и книжульками. Джонатан двинулся вдоль стеллажей и, как уже было сказано выше - растерялся. Взгляд выхватывал то одно, то другое - ясно, что о ком-то из авторов он слышал, кого-то читал, но вот так сразу выбрать, что купить, ему было непросто. Он сразу нашёл взглядом книгу, которую не нашёл в библиотеке, но потом... Грустно вздохнул, касаясь пальцами корешков - и новых, и уже потёртых. Хотелось прочесть всё, но возможности такой не было. Джона осторожно стянул со стеллажа Буковски и его «Хлеб с ветчиной», решительно - Шодерло де Лакло с его «Опасными связями», потом - томик Вудхауза. Сориентировавшись на количество шуршащей в кармане наличности, парень подошёл к кассе и бережно поставил на стойку все, взятые им, книги. Снова звякнул дверной колокольчик, и Хэйз, предвкушающий чудесный вечер в компании книг, направил стопы в сторону окраины городка - чтобы, сделав огромный крюк, вернуться домой. Своего рода дополнительная тренировка для измученного болями тела. Джонатан был уверен, что досконально изучил Килкенни за прошедшие два месяца, но понял, как ошибался, когда абсолютно случайно наткнулся на крохотный парк аттракционов.
   Зажав книги под мышкой, Джона достаточно энергично - для хромого инвалида-то - пошёл в сторону касс и купил себе несколько билетов. Он не особенно заблуждался насчёт того, как будет выглядеть на каруселях типа лошадок, так что отправился на колесо обозрения и всучил прыщавому пареньку, проверяющему билеты, кипу купленных всего пару минут назад розовых бумажек и ещё одну, светло-синюю купюру - чтобы никого к нему не подсаживал. Хэйз устроился в кабинке - достаточно чистой и вполне удобной для того, чтобы провести пару часов в одиночестве (Джонатан не сомневался, что у него хватит билетиков) - и погрузился в чтение «Хлеба с ветчиной», изредка то и дело поглядывая на открывающийся из кабинки вид на город.
   И всё бы замечательно, если бы не шуршание, минут через сорок раздавшееся где-то неподалёку - или в непосредственной близости. Джона покосился на своего нового соседа - маленькую девчушку со светлыми волосами. Она уткнулась в книгу, не обращая на него внимания. Возможно, ему стоило взять с неё пример, но мужчине внезапно стало интересно, что за книга вызвала в маленьком ребёнке столько сосредоточенности.
   - Что читаешь?

Отредактировано Jonathan Hayes (2018-06-09 21:53:21)

+2

4

Айви уткнулась в книжку. Стоило девочке только открыть ее – ничто и никто вокруг больше не играли совершенно никакого значения, Айви читала, читала внимательно и с интересом, и даже чуть заметно шевелила губами, беззвучно повторяя самое важное из того, что было написано. Только когда кабинку чуть качнуло, и ее стало поднимать все выше, девочка оторвалась от книжки, чтобы выглянуть из кабинки – Айви хотелось посмотреть вовсе не на город, а уточнить, не догадалась ли няня, куда она пошла. Няни внизу не было, поэтому Айви, довольно хмыкнув, снова вернулась к книжке.
Когда чей-то голос вдруг отвлек ее от чтения, Айви с удивлением, но все равно нехотя подняла глаза – мужчину, который оказался в кабинке вместе с ней, девочка сначала даже не заметила. Айви разочарованно вздохнула, как делала всякий раз, когда ей задавали вопросы, отвечать на которые девочке совершенно не хотелось. У всех этих взрослых есть привычка – совершенно ужасная, как на взгляд Айви, задавать много совершенно ненужных вопросов. Разве не очевидно, что она читает книжку? Айви подняла книжку так, чтобы надпись на обложке была видна ее случайному попутчику и, чуть-чуть подождав, снова опустила ее и вернулась к чтению. Не то, чтобы Айви была совсем уж неприветливой, но с этими взрослыми всегда так – стоит им ответить один раз, и никогда не оставят тебя в покое, а покой Айви совершенно необходим – читать иначе не очень-то удобно.

+1

5

'  Джонатан угрюмо посмотрел на неприветливую девочку, показавшую ему обложку своей книжки. Нет, оно правильно, конечно, с чужими дядями, особенно, если они похожи на наркоманов, некогда бывших под пытками (это он о большом шраме на лице), разговаривать не стоит. С другой стороны, он заплатил парню на входе, чтобы кататься в одиночестве, покое, и читать Буковски с его до тошноты настоящей прозой, во многом напоминавшей молодому человеку его собственные детство и юность. Но тогда он не понимал среды, в которой рос, не рефлексировал по этому поводу. А сейчас, как человек более или менее взрослый, считал, что детство у него было классное. Он не стал таким умным и образованным, как некоторые его ровесники, но выбрал своей целью немного другое, и ни на что больше по велению юношеского максимализма не смотрел. Зато сейчас навёрстывал.
   Короче, нагло нарушенное одиночество пробудило в нём пакостника. Двое - уже толпа, а читать в толпе, абстрагируясь от окружающего мира, Джона не любил. Иногда его раздражал даже звук чужого дыхания или скрип кожзама, которым обита мебель. Душа (да и тело) просила покоя после двадцати с копейками лет отвратительно бурной жизни.
Испорченные несколько кругов. Он вздохнул и с прищуром посмотрел на девчонку. - Ну и как, интересно? Это о чём вообще?  Меня зовут Джонатан, а тебя как? - Какое отвратительное и мстительное создание, ребёнок же не хотел! Очень серьёзное и сосредоточенное лицо у неё, дети её возраста выглядят гораздо тупее. - Много читаешь, да?

+1

6

С одной стороны, Айви тяжело давалось общения с ровесиками – особенно в школе, которая  и так не вызывала у девочки теплых чувств. В школе почти всегда было скучно, но почти всегда этот факт совершенно никого не волновал. К тому же, как и любой ребенок, с которым было что-то не так, в хорошем или плохом смысле этого слова, девочка привлекала к себе внимание, и если раньше это касалось только ее необычной памяти и тяги к языкам, то теперь еще и мамы. Айви злилась, когда кто-то начинал говорить о ее маме, и готова была ступить на путь войны с любым, кто опрометчиво делал это. Со взрослыми иногда было куда интереснее, особенно с умными взрослыми. Айви могла часами обсуждать новости, политику и историю, а уж когда ей рассказывали что-то, о чем девочка еще не читала – день был точно прожит не зря. С другой стороны, и со взрослыми – по крайней мере большей частью из них – было не легче. Уж они-то всегда были уверены, что точно знают, кому и что нужно, и бывают ужасно навязчивыми. Ее мама была совсем не таким взрослым, поэтому Айви никогда не приходилось с ней ссориться. Но мамы больше не было, а остальные взрослые были… просто взрослыми.
- Ага, - нехотя отозвалась девочка, на мгновение подняв глаза на дяденьку в ее кабинке.
- Про историю, - вздохнула девочка, так же не отрываясь от книжки.

+1

7

'  Джонатан не мнил себя мудрым, пожившим на свете, мужиком, поэтому не собирался никого строить, и не строил. Не говорил, кому и что нужно делать - разве что в профессиональной сфере, которой он раньше принадлежал - как жить, кого любить. Возможно, потому, что некому было читать нотации, но... Наверное, дело всё-таки в том, что рыльце у Хэйза было в пушку - он, честно, не понимал, как можно над кем-то нависать с наставлениями и прочей шелухой. С одной стороны, догадывался он, человеку хочется как лучше, он делает это из добрых побуждений. Иногда, правда, хочется тыкнуть его побольнее в его собственные ошибки, чтобы больше не лез, однако и это сделать трудно. Возможно, из-за мягкотелости, но ведь это больно - когда тычут в косяки. Зачем кому-то делать больно намеренно? Насколько это естественно?

   Хэйз умел быть абсолютно невыносимым, если хотел. А сейчас он хотел. Но, как и любой любитель чтения, Джона искренне заинтересовался содержанием книги, которую читала девочка. То, что она не представилась, его не удивило, он бы тоже незнакомому дядьке не дал ключи от квартиры, где деньги лежат.

   - Историю чего? - он слегка склонил голову вбок, теребя большим пальцем уголок своей книги и тепло шурша страницами из плотной бумаги. Взгляд скосил влево, подбирая слова для вопроса: - Или что-то методологическое об истории как науке?

0


Вы здесь » Irish Republic » Прошлое и будущее » покатай меня, большая черепаха;