Irish Republic

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Irish Republic » Завершенные эпизоды » Благотворительность, как рай, полна благословений Сир 40:17а


Благотворительность, как рай, полна благословений Сир 40:17а

Сообщений 1 страница 25 из 25

1

http://images.vfl.ru/ii/1465680290/2d3d0160/12992858.png
Благотворительность, как рай, полна благословений Сир 40:17а

http://s3.uploads.ru/Zw13b.jpg

http://images.vfl.ru/ii/1465680290/7d64ae6d/12992859.png

УЧАСТНИКИ
Келлах Морриган, Нэсса и Финн Фланаганы
ДАТА И МЕСТО
15.05-15.06.2018, собор Святой Марии и окрестности
САММАРИ
ибо милостыня от смерти избавляет и может очищать всякий грех. Творящие милостыни и дела правды будут долгоденствовать.
Тов 12:9

http://images.vfl.ru/ii/1465680290/2d3d0160/12992858.png

+1

2

- Нам нужно приурочить к его приезду какое-нибудь мероприятие, Келлах, - Ниван суматошным колобком катался по кабинету, периодически громко и тяжело вздыхая и всплёскивая пухлыми руками. Стресс сказывался на пожилом епископе одним способом - он начинал неумолимо полнеть. И страшно суетиться. - Какую-нибудь ярмарку. Концерт какой-нибудь. Зоопарк... не знаю что. придумайте! Попросите молодёжь - они у вас активные, что-нибудь да сотворят дельное.
Половина взрослых активных прихожан в паломничестве в Лурд. Другая половина не отправилась в Лурд по причине не особой подвижности. Вся надежда была, действительно, на молодёжь.
Собственно, как оказалось, очень даже не зря. Одному пришла в голову мысль, как обставить ярмарку, другому - каким образом приурочить к ней концерт, третий тут же занялся проработкой номеров и исполнителей. Одним словом, через несколько дней усиленного мозгового штурма и постоянного вибрирования телефона от поступающих на него предложений и идей, основная концепция мероприятия была разработана.
К организации ярмарки привлекли городской совет и рукодельниц. Потом к ним подключились булочные. Потом ещё, ещё и ещё. Так оказалось, что подготовка к мероприятию ещё только начиналась, а все позиции на нём уже оказывались занятыми.
Вот только была маленькая неувязочка.
- Отец, Шейла уехала на соревнования. Вернётся к концу мая, но мы ведь не успеем за две недели подготовить несколько танцев. Не хочется ударить в грязь лицом перед нунцием, - девчонки окружили его во время очередного "внеочередного собрания". Самым красивым номером концертной программы должны были стать танцы, которые могла поставить Шейла, но её, как на зло, забрали на какие-то соревнования, и теперь программа рушилась как старый дом.
- Ну как же так?.. - такому слаженному воплю отчаяния позавидовали бы даже древние евреи. Впрочем, у Келлаха была одна мыслишка.
- Отставить панику до завтра. Я попробую решить этот вопрос, - фыркнув в ответ на вопросительное "неужели сами поставите танец" он только кивнул. - Я попытаюсь найти человека, который сделает это не хуже Шейлы.
И вот, прохладным вечером вторника он стоял у дверей Фланнаганов, поминутно пытаясь отряхнуть сутану от видимой ему одному пыли, надеясь, что дверь ему всё же откроют.

+2

3

Грядущий вечер Нэсс планировала провести в окружении детей и мужа, но Финна вызвал кто-то из Гарды, пообещав, что это ненадолго. «Ненадолго» длилось уже три часа, и конца ему пока не предвиделось. А дома дым стоял коромыслом: пока была собрана и упакована лишь ванная комната. Да и то только потому, что полотенца, зубные щетки, шампуни, пены и прочее-прочее все еще были необходимы, а крупных вещей, которые бы Нэсс собиралась перевезти из квартиры в новый дом, там просто не было. Всё остальное жилое пространство было заставлено и завалено коробками разных размеров и мастей, в которых вещи то появлялись, то исчезали. Фионе все это казалось небывалым развлечением, и собственные коробки она с энтузиазмом наполняла и опустошала по пять раз на дню. То у нее не влезали все киты, то путались книжки, то на самом дне оказывалась совершенно необходимая сегодня вещь, вот прямо сию секунду. Нэсс временно смирилась, стараясь хотя бы систематично и обдуманно собрать свое барахло и все, без чего можно было обойтись хотя бы несколько дней. Мебель все еще стояла на местах, ее должны были перевозить в конце недели.
Иногда Нэссе казалось, что гораздо проще и удобнее было бы вообще ничего не забирать, а обзавестись всем нужным и необходимым уже на новом месте. Проблема была только в том, что практически все их с Финнлой деньги были вложены в покупку дома, и тратиться на то, что было, в общем-то, в наличие, они оба считали глупостью.
Близнецы ползали в сооруженном для них из подушек манеже, Фиона читала им одну из своих любимых книжек, Нэсс собирала вещи и слушала всю эту малышневую возню краем уха.
Звонка в дверь этим вечером они не ждали. Нэсс скорчила дочери рожицу, заставив детеныша рассмеяться.
- Ну, мама, - Фиона, улыбаясь, покачала головой, словно умудренная годами старушка, - кто-то ждет за дверью. Надо открыть.
- А, может, ну их? – Нэсс выгнула бровь, утрамбовывая в коробку свитера, и раздвигая ногой себе дорогу на полу, чтобы выбраться из мягкого вещевого завала. – Присмотришь за родственниками? – Фланаган дождалась кивка от дочери и пошла открывать.
В глазок Нэсс по-прежнему не смотрела, а дверь распахивала во всю ширь, и человек за дверью все время рисковал словить по лбу, если стоял слишком близко.
Взгляд Нэссы уперся сначала в начищенные носки туфель, а затем скользнул выше, цепляясь за подол из черной ткани. Это значило только одно: в гости пожаловал тот, кого уж точно не ждали видеть вот так, без предварительного приглашения.
Нэсс молча глазела на стоящего перед ней Морригана, только спустя пару минут опомнившись и шагнув назад, чтобы дать ему возможность зайти.

+3

4

- Прошу прощения, я, наверное, не вовремя? - но его всё-таки впустили, хотя и без особой радости, а значит всё было не так уж плохо, как могло бы показаться. Шагнув вслед за Нэссой через порог, Келлах практически неосознанно окинул взглядом пространство, отмечая про себя полным ходом идущие сборы.
Из одной из комнат доносился голос Фионы, по всей видимости что-то рассказывающей - Келлах едва заметно улыбнулся.
- Готовитесь к переезду? - что, в общем-то, было вполне очевидно, про новый дом Фланаганов он знал - информация в приходе распространяется очень быстро. Что не сообщат прихожане или министранты, то рано или поздно дойдёт до сведения епископов через сестёр и отцов. - Может быть, нужна какая-то помощь? Думаю, молодёжь вполне могла бы организоваться в случае чего.
Килкенни - не такой уж большой город, чтобы его жители не помогали друг другу при необходимости просто за благодарность. Так сказать, по чистому велению души, без мысли о какой-то выгоде или наживе. И сейчас Келлах предлагал помощь прекрасно зная, что молодёжь действительно и организуется, и поможет - даже собрать вещи, не то что перевезти их на новое место и разобрать там.
В который раз он сталкивался с этой женщиной и забывал о том, зачем шёл? Все мысли, так или иначе, вылетали из головы и начинали кружиться только вокруг самой Нэссы. Сейчас, правда, они задевали ещё и детей, возню которых где-то в комнате он краем уха слышал. Хотелось задать кучу вопросов о том, как себя чувствуют малыши, как с ними ладит Фиона, всё ли хорошо и мирно у них всех, и...
- А где Финн? - вопрос сорвался с губ прежде, чем Келлах успел сформулировать его как-то более обтекаемо и хотя бы немного приглушить дурацкую надежду на то, что столкнуться с мужем любимой женщины ему сегодня не грозит. Правда, удалось спохватиться и хотя бы немного попытаться исправить дурацкую ситуацию. - Я просто хотел поговорить с вами обоими, - он на мгновение задержал дыхание, словно собираясь с мыслями и стараясь не слишком явно радоваться тому факту, что Финна всё-таки не было сейчас дома. - Дело в том, что примерно через месяц у нас состоится благотворительное мероприятие, и нам нужна ваша помощь. То есть, твоя, Нэсс.
Ему всё ещё не всегда удавалось обращаться к ней на "ты", но всё чаще это получалось непринуждённо, будто так и было нужно, само собой разумеющееся.
- Дело в том, что молодёжь и дети хотели поставить несколько танцев для концерта, который будет в рамках того самого мероприятия, но девушка, на которую была вся надежда, уехала на две недели, и теперь концерт несколько под угрозой срыва, - он снова остановился, замирая на какие-то секунды, прежде чем выпалить свою просьбу. - Не могла бы ты нам помочь?
Он бы и сам сейчас не смог разобраться, чего он хотел больше - чтобы концерт не был сорван, и дети получили возможность реализации своих идей, или возможности видеть Нэсс чаще, чем было до сих пор.

+3

5

- Ни-ееет. – Нэсс неосознанно потянула вниз край футболки, продолжая пятиться внутрь коридора. – Просто мы никого не ждали, и у нас тут шалман.
Помощь? Фланаган даже удивленно подняла брови, всегда она надеялась только на себя. Нет, конечно, люди помогали друг другу: близкие просто так, специально нанятые – за плату. Но что можно просто попросить кого-то незнакомого за «спасибо» в голову Нэсс не приходило. Да и пускать чужих людей в свой дом, тем более для того, чтобы они собирали и упаковывали домашние вещи, привлекательной идеей ей не казалось.
- Нет, спасибо. – Нэсс отрицательно мотнула головой, пучок, державшийся на честном слове, тут же распался, и волосы рассыпались по плечам. Нэсса подняла руки вверх, снова собирая волосы, футболка тут же обрисовала грудь и обнажила полоску живота над джинсами. Фланаган чувствовала, что неудержимо краснеет, а потому сквозь сжатые зубы послышалось что-то неразборчиво-ругательное. – С вещами я справлюсь, а с мебелью приедут помогать кузены. Как оказалось, их у нас теперь чуть не два десятка.
Еще до свадьбы Нэсса знала, что у будущего мужа, как и у нее самой, тьма родственников, но размер приобретаемого был ею осознан только на прошлый день рождения, когда вся эта толпа огромных мужиков, кто с женами и детьми, кто с подругами, завалилась в небольшую квартиру. Тут же стало ясно, что пройти, чтобы не натолкнуться на кого-нибудь, в принципе, невозможно, и в итоге все поехали к Рэю, потому что его-то дом, всяко был больше, да и лужайка требовала барбекю. Было весело, и Нэсс поняла, что теперь все они – тоже ее семья, и, что было неожиданно, это ее не пугало. Даже сейчас воспоминание о почти всегда внезапных родственных посиделках вызывало улыбку.
- Финн на службе, но скоро должен быть. – Они, наконец, покинули коридор, добравшись до кухни, из которой открывался вид на Фиону и двойняшек. – Чаю?
Нэсс  готовила чай, а Морриган рассказывал о каком-то очередном благотворительном мероприятии в приходе. Кажется, мать Финна о нем тоже упоминала. Нэсс, несмотря на то, что и Мирел и Финнла регулярно и часто ходили в церковь и делали что-то на благо прихода, сама в этом участия практически не принимала. Вовсе не потому, что там всегда был Морриган, просто не была к этому приучена, расположена и привычна.
- Морриган, а ты часом не охренел? – Нэсс едва успела захлопнуть рот, чтобы не выпалить эти слова. Они едва-едва начали общаться без ежесекундной оглядки и взвешивания того, что говорят друг другу, и то, если это общение было дозированным, а он собирается сделать его чуть ли не ежедневным.
Фланаган осторожно разлила кипяток по чашкам, выставила на стол плюшки, - спасибо Мирел (теперь в доме сдоба не переводилась), - масло, джем, в общем, все, что положено, переваривая и обдумывая полученное предложение.
- Здравствуйте, падре. – На кухне появилась Фиона, вот уж для кого Морриган-священник был понятен и привычен. – Мам, а можно мне тоже?
- Плюшку? – Нэсс шагнула в гостиную, глянуть на двойняшек, занятых сейчас собственными конечностями. Эйин упорно тянул в рот ногу сестры, а та брыкалась и смеялась.
- Нет, мамочка, - Фиона фыркнула и засмеялась, - танцевать с другими детьми. Мне же тоже можно, правда, падре?

Отредактировано Neassa W. Flanagan (2018-06-12 09:40:22)

+3

6

Ну вот куда он со своей помощью - Келлах пнул бы себя, если б мог, за выпаленные глупости, основной целью которых, в общем-то было элементарное начало разговора. В конце концов, он же прекрасно видел, какая там гвардия за Фланаганом стоит, неужели братья могли бы не помочь...
Словом, чувствовал себя Морриган глупо, едва не краснея как влюблённый мальчишка, внезапно набравшийся смелости для разговора со своей пассией. Впрочем, так оно и было, так он себя и чувствовал рядом с Нэсс, которой его появление на пороге квартиры тоже ловкости не добавило. Мысли скакали и никак не желали собираться обратно в уютные стройные ряды - он только успевал одёргивать себя от слишком пристальных и чрезмерно задерживающихся на Нэссе взглядов. Она одёргивала футболку, а у него перед глазами снова вставала их первая встреча на этой территории - то, как она запахивала рубашку, одновременно пытаясь будто прикрыться чайником; то, как рассыпались по её плечам волосы, как становился глуше голос; то, как её пальцы касались его подбородка, убирая каплю джема солнечного цвета.
- Да, благодарю, от чашки чая я не откажусь, - секундное желание проклясть свой собственный выбор утонуло в едва заметной улыбке. Что-то непривычное словно щёлкнуло в груди - ему всё ещё хотелось обнять её, прижать к себе, утонуть в поцелуе, что каким-то чудом вернул их друг другу в прошедшем феврале, но что-то теперь было совсем немного по-другому. Ему было хорошо рядом с ней, спокойно и как-то... правильно что ли. Ему даже захотелось сказать ей об этом немедленно, рассказать, признаться, разъяснить, сжать её пальцы в ладонях, но вместо её пальцев его ладони обожгла чашка свежего чая.
- Спасибо, - бросил он чисто автоматически, тут же прячась в этой чашке чая, заталкивая все свои мысли подальше. Это было лишним. Они, в самом деле, только начали учиться разговаривать друг с другом, присутствовать среди людей и не шарахаться от каждого слова или - не дай-то Бог! - прикосновения.
Фиона появилась неожиданно - Келлаху, занятому круговертью собственных мыслей, вообще показалось, что она внезапно просто материализовалась посреди кухни из ниоткуда. Нэсса шагнула в сторону, взглянуть на возящихся в комнате близнецов, и Келлах тоже как-то неосознанно дёрнулся вслед за ней, только лишь краем глаза выхватывая смеющихся среди подушек детей.
- Конечно, милая! - вот, у него, кажется, появился неожиданный союзник в деле уговаривания Нэссы. - Я даже думаю, что не просто можно, а нужно, - отставив ополовиненную чашку на стол, он ласково коснулся ладонью тёмной макушки девочки, улыбнувшись ей. И тут же обернулся к Нэсс, глядя ей прямо в глаза, шагнул навстречу, протянул руку и мягко сжал её запястье, словно поддерживая прикосновением свою просьбу: - Нам не справиться без тебя, правда. Ты очень нужна. Соглашайся, прошу тебя.

+3

7

Нэсс все время ловила на себе взгляды Морригана, что вызывало прямо-таки ощутимый зуд и желание чуть ли не почесаться. Хотя бы о ближайший косяк. Вместо этого Фланаган шмыгнула в комнату, пока епископ обретал поддержку в лице детеныша, вдруг возжаждавшего поучаствовать в танцевальном мероприятии. Малышня возилась друг с другом и с окружающими игрушками, совершенно довольная жизнью и собой. Нэсса поправила подушки, отобрала невесть как оказавшуюся в пределах доступности близнецов книжку, оставленную Фионой, и вернулась к на кухню.
Ну, раз святой отец не возражает, и ты обещаешь, что твое желание не исчезнет через пару репетиций, - уж кого-кого, а свою дочь Нэсс знала очень хорошо, и заинтересовать последнюю танцами можно было только если они походили на гарцевание лошадей, - то можно, конечно.
Фиона наморщила нос, выражая свое отношение к родной матери, а Нэсс рассмеялась и показала ей язык. На секунду Фланаган даже забыла, что на кухне вместе с ними находится не Финн, а совсем наоборот, настолько Морриган органично вписывался в общую картину ее мира. И только потянувшись к собственной чашке осознала, что за столом вовсе не родной муж. Хотя и не менее родной человек. Чтоб тебя черти взяли, Морриган.
Пока Фиона развлекала гостя новыми фактами о китах, почерпнутыми из очередной программы Нешнл Географик и посещения дублинского океанариума, Нэсс снова шагнула к близнецам: Риган, которой, видимо, надоело то и дело вытягивать собственную конечность у брата, решила этим возмутиться и продемонстрировать богатство своего голосового диапазона. Фланаганы, наслушавшись Кнопку, решили, что непременно отдадут ее в какой-нибудь вокальный кружок. Финн, правда, настаивал на церковном хоре, говоря, что она одна там способна будет заменить, как минимум, половину участников.
Впрочем, запал Ри пропал так же быстро, как и возник. Брату всегда удавалось увлечь сестру чем-то новым и неожиданным: сейчас оба растягивали несчастного кита, проверяя то ли на упругость, то ли на прочность. Хорошо, что это был не самый любимый Фионой кит.
Ну, раз, Келлах говорит, что нужно, значит так тому и быть. - Нэсс повернулась в сторону кухни. - Только там мелкие твоего кита очень активно мусолят, не боишься?
Фиона ринулась к брату и сестре спасать млекопитающее, а Нэсс внезапно осознала, что Морриган стоит очень близко.
Твердые пальцы обхватили ее запястье, а едва уже видимый шрам на ребре ладони чуть ниже прикосновения тут же заныл и полыхнул огнем, моментально пронесшимся по венам, заставляя кожу гореть. Нэсса замерла, дыхание перехватило, а во рту тут же пересохло. Она зажмурилась. Кажется, с близким общением им стоит повременить.
А когда Нэсс открыла глаза, то первое на что они наткнулись - лицо Финнлы, стоящего на пороге.

+4

8

"...очень нужна. Соглашайся. Прошу тебя".
Каждое слово с низким гулом пароходного гудка ввинчивалось в мои уши, давило на диафрагму, поднималось тошнотой вверх по горлу. Я не знал, никогда не думал, что случайно выхваченные моим слухом чужие слова, могут так сильно меня ударить. И если бы это были только слова, господи-боже.
Они стояли друг напротив друга, так близко, что у меня в голове зашумело, а сердце, кажется, затрепыхалось возмущенно в самом горле. А я просто стоял и смотрел как его пальцы скользят по ее коже, как вздрагивают ее полуопущенные ресницы. Ничего более романтичного в своей жизни я еще не видел, если бы только участниками этой романтической сцены были бы не моя жена и священник, к которому у меня до сих пор достаточное количество претензий.
- Давно не виделись, ваше преосвященство, - как можно более язвительно процедил я сквозь зубы, когда они оба наконец-то обратили на меня внимание. "Еще бы тысячу лет тебя не видеть, честное слово". - Я вам не помешал?
Я прошел мимо них в кухню легко чмокнув в макушку застывшую посреди коридора Нэссу - как не клокотала во мне вспыхнувшая ревность, но не поцеловать ее я просто не мог. Уже на кухне я позволил вспыхнувшему раздражению хотя бы немного выплеснуться из меня - прогрохотал посудой в поисках своей кружки, плюнул на поиски, зарылся в холодильник, отыскивая там бутылку с водой, прошипел сквозь зубы что-то почти матерное, когда газированная вода чуть было не залила мне часы, сделал пару яростных глотков, чувствуя как газировка раздирает мне пересохшее горло... и успокоился.
- Какими судьбами, отец? - пожал ему руку, предварительно смахнув капли воды со своей ладони о собственные джинсы. И снова не сдержался, чтобы не съязвить. На этот раз более непринужденно и почти в шутку, не отводя, впрочем, своего взгляда от его лица - чего он, в самом деле, в мое отсутствие мою жену за руки хватает, речи сладкие заводит? "Нужна", "соглашайся", "прошу" - допрыгается, я ему все его соглашалки с просилками отломаю и скажу, что так конструкцией и было предусмотрено изначально.
- У вас к нам какое-то дело?

+3

9

Скольких сил стоило не отдёрнуть воровато руку, а спокойно разжать пальцы на тонком запястье. Келлах медленно повернулся к Финну лицом, чуть склоняя голову в этаком приветственном жесте. Да, тут он был неправ, и признавал это целиком и полностью, глубоко зарывшись в собственные мысли о том, как следовало бы доказать появившемуся в такой двусмысленный момент Финну, что ничего _такого_ он в виду не имел.
Ревность Финна была понятна, да и читалась едва ли не в каждом его движении, в каждом действии - в том, как он прошёл мимо, едва не сшибив самого Морригана с ног, как загрохотал всем подряд на кухне. Келлах стоял молча, ожидая слов Фланагана, не начиная оправдываться. Потому что оправдываться ему было не в чем.
- Доброго вечера, Финнла, - пожал руку крепко и уверенно - несмотря ни на что, в нём не было сейчас той дрожи, что обычно охватывает провинившихся. Ему только одного не хотелось - каких-либо подозрений Финна относительно Нэсс. Но их, кажется, и не было. Иначе, разве поцеловал бы он её так привычно и спокойно?
- Меня попросила наша приходская молодёжь найти им хорошего хореографа, который смог бы за месяц поставить пару танцев, - Келлах снова подхватил свою чашку со стола - чая там оставалось достаточно, чтобы за редкими небольшими глотками можно было спрятать ненужные паузы. - Я подумал, что гораздо лучше пригласить знакомого человека на эту работу.
Главное, не сказать ничего лишнего и двусмысленного - это было сложнее всего. Почему лучше пригласить знакомого? Потому что взаимопонимание лучше? Келлах буквально видел как на губах Финна расцветает очередная язвительная улыбка, а кулак неотвратимо приближается к его лицу - лишний раз трепать нервы довольно импульсивному мужчине Келлаху не хотелось совершенно.
- Через месяц нас посетит нунций, - незаметно даже для самого себя он перешёл к деталям предстоящего мероприятия, в котором требовалась помощь Нэсс. - Ребята предложили устроить благотворительную ярмарку и небольшой концерт, но девушка, которая должна была поставить танцы, внезапно уехала на соревнования, а я, например, не знаю хореографа, который мог бы справиться с такой задачей лучше, чем Нэсса.
Он наконец-то допил свой чай, отставил негромко звякнувшую о столешницу чашку в сторону и внимательно посмотрел на Финна,  мгновением позже переведя взгляд на Нэсс.
- Разумеется, я не настаиваю, и если Нэсс не согласна, то мы, вероятно, сможем найти выход, но время играет против нас, а молодёжь очень часто просто не умеет ждать, если вспыхивает какой-то хорошей идеей. Не хотелось бы, чтобы их энтузиазм угас только потому, что я не смог придумать для них какой-то выход.

+3

10

Фланаган имел странное или счастливое свойство появляться там и тогда, когда его почти не ждали. А уж в ситуациях с Морриганом его как магнитом тянуло выскочить, словно черт из табакерки, именно тогда, когда Морригана тянуло застыть в непосредственной близости от Нэссы. Прямо волшебство какое-то. Или их общее – на троих – проклятие.
Губы Нэсс дрогнули и сжались: не хватало только еще в истерику удариться. Ничего страшного не произошло, прикосновения – не приговор, а жить дальше, встречаясь с этими двумя «раздражителями» все равно придется.
В голосе Финнлы отчетливо слышался рык страшно раздраженного волка, возмущенного тем, что в его логово сунул нос другой хищник. Нэсс прикусила губу, чтобы не ляпнуть чего не вовремя. Поцелуй же мужа дал возможность выдохнуть: значит, все не так плохо, как демонстрируется, и скорее уж предназначено для того, чтобы выпустить пар. Если бы Финн действительно был задет, бойня проходила бы в мертвом молчании. 
Нэсс была благодарна Морригану за то, что тот не отскочил от нее, словно мальчишка, застигнутый за воровством соседских яблок, и сама спокойно стояла рядом. Хотя больше всего ей сейчас хотелось оказаться где-нибудь в другом месте, попросту, удрать, чтобы сбить накал эмоций.
На кухне клокотало, как ведьмином котле, хорошо, что холодильник у них из стали – так просто дверцу не свернешь: судя по звукам, Финн пытался. Наступившая тишина заставила Нэсс чуть податься вперед, но муж появился на пороге, слегка мокрый, но уже остывший.
Дав Фланагану возможность еще раз высказаться, Нэсс шагнула вперед, обнимая его за плечи и оставляя привычный поцелуй в уголке губ Финна.
- Привет.
И не задерживая движения – дальше в кухню. Убрала последствия шторма и налила еще чашку чая, а когда вернулась, Морриган живописал зачем, собственно, явился. Нэсс поставила чашку на стол, а сама оперлась плечом о Финна, тоже привычно и спокойно, тут же ощутив, как его ладонь оказалась на ее талии.
- Нунций – это кто-то из папского окружения? – Нэсс была не удивлена, что такие люди посещают местного епископа – она бы тоже держала его под наблюдением из-за всего, что с ним происходило в последнее время. Наверняка, Морриган был большинству его руководства как рыбья кость в горле. Скорее была удивлена тем приемом, что грозил нунцию, раз устраивался даже концерт с танцами.
В комнате рядом внезапно затихло, и Нэсс мигом оказалась там. Всем известно: если дети затихают это не к добру. Пока в голове крутились все «за» и «против» такой работы, руки распутывали шарф Фионы, невесть как тут оказавшийся, и удачно примененный Риган на брате. Подхватив обоих, Нэсс вернулась к мужчинам, вручив одному дочь, а второму сына, чтобы снова наполнить чашки чаем, хотя в пору уже было открывать виски.
- У них уже есть программа? – Пока Нэсс думала и спрашивала, ее пальцы крутили бумажную салфетку, сгибая и разгибая, чтобы не залипать взглядом на мужских руках, держащих ее детей. – Просто с ней было бы проще. Если ваша Сьюзен уже начала подготовку к выступлениям – то мне останется только доработать. Если нет – мне нужно посмотреть, что может, – губы Нэсс дернулись в улыбке, - молодежь. – В ладонях Нэсс оказалась бумажная кошка, которую она протянула дочери, сопроводив это дурашливым «мяу».

+3

11

Так, ну ладно, согласен - кое в чем я все же переборщил. Эта мысль пришла мне в голову ровно в тот момент, когда Нэсс приобняла и поцеловала меня перед тем как отправиться приводить едва не разгромленную кухню в порядок.
- Тебе помочь? - Морриган мог стоять посреди коридора сколько его душе угодно, а вот помочь жене лично мне нужно успеть вовремя. Впрочем, Нэсса успокоила меня тем, что моя помощь ей все-таки не требовалась, а я снова вернулся к нашему падре.
- Со знакомыми проще договориться, - я снова приложился к бутылке с водой, заполняя утолением жажды паузу. - Так ведь, отче?
Я больше не язвил - желание поубивать окружающих Нэсс левых мужиков (пусть даже это и был всего один-единственный Морриган) немного поутихло, и я даже с каким-то интересом прислушался к тому, что вещал епископ. Вообще, это было довольно странно для меня - вот так запросто принимать у себя дома довольно высокопоставленный церковный чин, хотя я и был с детства тот еще не видящий границ и преград в общении субъект, но высокие чины всегда немного остужали мой пыл.
А буквально пару минут спустя к нам снова присоединилась Нэсс, и я, ощущая ее тепло под своей ладонью, успокоился еще больше. Даже начал понимать, что рассказывал Морриган, кивать и немного посмеиваться над складывающейся ситуацией.
- Они решили устроить нунцию горячий прием? Хотят, чтобы он навсегда запомнил посещение Килкенни? - вопрос Нэсс о том, кто такой собственно нунций заставил меня улыбнуться чуть шире, но влезать со своими пояснениями в повествование я все-таки не стал. Пусть епископ рассказывает о церковных чинах, куда мне, простому прихожанину, как говорится, "поперек батьки в пекло лезть"?
- Месяц - довольно малый срок для того, чтобы все устроить достойно, не боитесь облажаться, ваше преосвященство? - небольшой подкол в его сторону, чтоб не расслаблялся. Хотя высказал я это скорее по привычке, чем с настоящим желанием как-то его поддеть. Желание молодежи устроить что-то грандиозное и меня самого как-то... воодушевляло, что ли. Сразу вспоминалась собственная юность и просыпалось желание влезть в активную общественную деятельность с головой.
- Я не против, - Нэсс как раз ускользнула проверить, что там с внезапно убавившейся громкостью кнопок приключилось, а я прямо смотрел на Морригана, раздумывая о том, как освободить время моей жены для того, чтобы она могла помочь ему. Нэсса, впрочем, вернулась довольно быстро, тут же сгрузив мне на руки Риган, а Морригану - Эйда. - Я думаю, что месяц мы как-нибудь с малышней справимся. Так ведь, золотко? - Риган радостно взвизгнула, когда я принялся фырчать ей в шею - щекотка кнопку веселила до одури, а мне нравилась эта ее реакция и потому я не упускал возможности заставить дочь заливаться смехом. - В общем, решение за тобой, родная, а я с малыми помогу.
Свернутая из салфетки кошка кнопку развеселила еще больше - Риган с восторгом вцепилась в новую игрушку и тут же начала исследовать с ее помощью сначала мою бороду, потом волосы матери, а потом потянулась к брату, заставив меня шагнуть к Морригану ближе, чтобы дети, весьма удобно расположившиеся у нас на руках, могли общаться в свое удовольствие.

+3

12

- Так.
Половина из того, что они все тут сейчас изображали, было категорической неправдой. Ложью, во спасение или ещё какой-то, но всё-таки ложью. Он не хотел отходить от Нэсс ни на шаг, Финн явно не отказался пройти бы по его физиономии кулаком не один раз, а Нэсс... Нэсс просто была между ними двумя как между двух огней. И только поэтому Келлах отступил. Отодвинулся чуть в сторону, пропуская Финна, понимающе кивнул когда тот приобнял её за талию, заявляя - пусть даже неосознанно - свои права на любимую женщину. Всё было правильно, конечно же.
- Нунций - это посол Папы в Ирландии, - как ни в чём не бывало пояснил он Нэссе. - В августе Святейший Отец посетит нас, и потому сейчас по всей стране происходит что-то вроде контрольной проверки - насколько мы все готовы к такому визиту.
Финн не мог, конечно, обойтись без сарказма и изящных подначек, Келлах, впрочем, только улыбнулся в ответ на "заботу" Фланагана. Нет, он не боялся облажаться - в его характере и стиле жизни вообще не было никогда желания выслужиться перед кем-либо. Всё всегда просто делалось со всей душой и старанием, а потому и бывало сделано вовремя и так как надо.
- Меня отстранили от большей части забот по организацию благотворительной ярмарки, - снова лёгкая улыбка скользнула по губам Морригана. Его молодёжь давала ему поводы только для гордости - даже удивительно, как у них получалось устроить всё наилучшим образом в кратчайшие сроки, а к нему самому обратиться уже только за помощью у тех вопросах, решение которых им самим было недоступно. - Полагаю, что приходская молодёжь справилась бы без моей помощи от начала до конца, если бы не этот форс-мажор.
Келлах ещё договаривал фразу, когда в его руках совершенно неожиданно оказалось крепкое тельце сына. Эйд совершенно спокойно устроился на его предплечье, одной рукой обхватив плечо, а второй принявшись задумчиво ковырять лиловую отделку сутаны и мелкие пуговицы.
Это было странно - Келлах крепко держал на руках ребёнка, пытаясь одновременно общаться и с ним, и при этом не потерять нити разговора с его родителями. Финн придвинулся ближе, Риган потянулась к брату, словно пытаясь выменять у него свёрнутую из салфетки кошку на возможность исследовать интересные штучки на одежде своего официального крёстного. Одним словом, через пару минут дети как ни в чём не бывало поменялись местами, и теперь Риган то и дело дёргала плотно закреплённую в вороте колоратку, заставляя Келлаха издавать странные звуки в попытке не расхохотаться в голос.
- Шейла... - наконец-то, сквозь широкую улыбку, выдавил он из себя. - Её зовут Шейла и, если не ошибаюсь, что-то у них уже было подготовлено, потому что выступления с танцами они готовят не в первый раз. В общем, я очень надеюсь, что у вас получится сработаться.
Почему-то вот только сейчас он почувствовал себя достаточно спокойно и как будто наконец-то в своей тарелке - дети не обращали внимания ни на что, играя друг с другом, то и дело обращаясь к стоящей неподалёку матери, и не давая покоя обоим отцам своими исследовательскими действиями.

+3

13

Собор, приходской дом и все окружающее пространство вокруг походили на разворошенный муравейник, ну, или на битком забитый посетителями салун времен золотой лихорадки, когда каждому сейчас и срочно нужен был глоток виски: епископ, без которого дело дальше не двигалось; Нэсс, которая появлялась тут любую свободную от детей, мужа и работы минуту; миссис Фланаган, оказалось, что она занимается организацией прихожанок, пекущих, вяжущих, украшающих и помогающих; настоятель собора, успокаивающий и приводящий в чувство любого, в чьих глазах горели всего три слога «Па-ни-ка»; и еще пара десятков участников этого грандиозного мероприятия – «Встреча папского нунция», в чьи обязанности входило руководство группой людей количеством больше чем двое.
«Молодежь» действительно оказалась молодежью, причем самой разнокалиберной – от тех, кому едва исполнилось десять-одиннадцать, до тех, кому уже перевалило за тридцать. Таланты и тех и других не оставляли сомнений, Шейла уже начала с ними подготовку, и Нэсс оставалось только довести все до логического конца. Это оказалось довольно сложной задачей, потому что, то один то другой участник откалывался от коллектива из-за каких-то домашних проблем, болезней, поездок, работы и прочего, составляющего нормальную ирландскую жизнь.
Неделя ушла на то, чтобы понять: с учетом потерь ничего ладного из запланированного может не выйти. Нэсс, непривыкшей работать спустя рукава и краснеть за своих учеников, пришлось поломать голову над тем, что предпринять, чтобы найти выход из положения. Пару дней она ходила мрачнее тучи, хмурилась и думала, думала, думала. Даже подключила к этому делу мужа, в надежде, что появится умная мысль.
- Представь, что у тебя две группы мотоциклов, выполняющих трюки. – Финн заинтересованно выгнул бровь, заставив Нэсс улыбнуться. – Ну, чтоооо? Не буду же я тебя мучить танцами. Так вот, у тебя две группы, но то в одной, то в другой все время кто-то остается не у дел. То проблемы с мотоциклом, то с участником. Что бы ты сделал? При этом учти, что на подготовку трюков ограниченное время, которое стремительно утекает, и ты чуешь, что на твоей шее затягивается удавкой лассо долга, в которое тебя поймали.

Отредактировано Neassa W. Flanagan (2018-08-13 11:23:22)

+3

14

Все время я пытался убедить себя, что все хорошо. Что вот так все и должно быть - когда женщина занята делом, то у нее нет времени на всякую ерунду. А еще если она не зарывается в пеленки, то развивается. И если муж - поддержка и опора, то он вполне может посидеть дома с детьми, пока его любимая женщина развивается и занимается делом. В общем, я почувствовал себя за весьма короткое время человеком, как минимум, сочувствующим феминисткам с их взглядами.
Нет, я, конечно, на самом деле с удовольствием возился с мелкими, и даже если они капризничали - вполне справлялся. Тем более, что Фиона и иногда Лиз помогали мне с ними, если я уж совсем зарывался.
Иногда мы притаскивались всем своим табором мешать подготовке к приезду высокого гостя. И если кнопки спали - Фиона следила за ними, то я тоже ввязывался в общественно-полезный труд. Это помогало мне не думать, что где-то там рядом с моей женой крутится совсем не безразличный нам му... епископ. И пусть это со стороны наблюдателя какого-нибудь выглядело похожим на повышенный контроль с моей стороны - так оно, собственно, и было. Вот только следил я не за женой, а за тем самым му... черт, епископом. Хотя он, конечно, вел себя - ну, или старался вести себя - правильно. Руки, в общем, не распускал, подозрительные взгляды не бросал, разговоры ограничивал действительно важными темами. И все по существу. Хотя это никак не могло заставить какой-то тревожный звоночек перестать все-таки дребезжать в моей голове.
Нэсс, как было видно, постоянно о чем-то размышляла. Я бы даже сказал, напряженно думала. Мне периодически приходила мысль в голову целовать ее в лоб, чтоб не хмурилась так уж сильно. Иногда даже срабатывало. По крайней мере, от себя она меня из-за такого вторжения в личное пространство не отпихивала. Но, кажется, в какой-то момент я все-таки просто-напросто нарвался.
- Две группы, говоришь? - тут пришло время и мне задуматься. - Как я понимаю, мотоциклистов и мотоциклы в твоем случае сильно-то не перемешаешь, да? - Нэсс фыркнула, я посмеялся вместе с ней и снова задумался. - А нельзя сочинить что-то более продолжительное и просто перемешать всех? Ну, я имею в виду, что не два комплекса "трюков" сделать, а один, в процессе которого будут исполняться более мелкие трюки? Ну, что-то вроде мини-спектакля поставить. Тогда ведь будет больше возможности подготовить тех же дублеров, например - уже будет полегче.
Меня вот это прям самого захватило, я даже руками начал размахивать, чтобы показать Нэссе все, что я придумывал на ходу. Коляску с кнопками из-за этого моего активного действия руками мне пришлось подталкивать бедром - кажется, вся эта картина даже веселила Фиону, с которой мы сегодня отправились выгуливать малышей и встречать маму.

+3

15

У Нэсс в голове давно крутилась мысль объединить всех выступающих в одну организованную толпу, выдергивая оттуда то и дело пару-другую танцоров или солистов на передний план, в то время, как другие составляли бы танцевальный фон. И идея Финна, в общем-то, только добавила веса собственным размышлениям. Оставалось определить тех, кто будет солировать, а значит, выбрать только того, кто железно будет на мероприятии, и кому даже извержении Роковой горы в Мории не станет преградой.
Наверно, учить танцевать было предназначением Нэссы Уэлш, потому что в итоге все получилось.
К часу икс все было готово: туфли начищены и заново подкованы, чулки не сваливались, юбки подпрыгивали и пенились кружевом, рубашки слепили белизной, и даже в напомаженных по случаю прическах волосок лежал к волоску. Нэсс раз двадцать проверила костюм каждого, сказала ободряющие слова мандражирующим, обняла и рассмешила всю малышню, и пообещала совершеннолетним стакан пива или рюмку виски, если никто не налажает сверх положенного. В общем, когда пришла их очередь, танцоры были готовы на все сто, как скауты для похода.
Рыжие, светлые, черные шевелюры искрились в лучах полуденного солнца, которые то и дело путались в косах, локонах и вихрах. Оставалось надеяться, что специально выложенная на поляне площадка выдержит силу ударов кованых каблуков.
Музыка вспорола ровный гул голосов, созывая танцоров в круг "Солнечного рила". Нэсс поймала взгляд Шена, чья скрипка выводила звонкие ноты одну за другой: кузен подмигнул и уверенно кивнул, заставив Нэссу улыбнуться.
Площадка заполнялась. Сначала в ее центре оказались самые маленькие. Круг, схождение и дуга.
Вступили барабаны, под чей ритм, ровный и мощный, со всех сторон стекались те, что постарше. Две линии, мужская и женская, грянули дробью, выстроились в одну, прошли ручейком и заняли место позади малышни.
А потом зазвучал весь оркестр. Браш, променад, и в дело вступают взрослые. Парные свинги заставляют выстроившиеся ряды шагнуть назад, а потом на площадке начинается круговерть. Вперед то выходят сольники, то выбегают малыши, которых снова сменяют старшие.
Нэсс знает, что сейчас на импровизированной сцене три линии, чьи движения идентичны во всем - от удара пяткой до поворота головы. Она затягивает последний узел на шнуровке своего корсета, когда на площадке появляется заранее выбранная крепкая дубовая бочка, в которой еще вчера плескался лучший в городе виски. Всех гостей ждет сюрприз, о котором знают только танцоры и музыканты. Всех ждет "старый путь".
Танцующие на какое-то мгновение сближаются, превращаясь практически в монолит с тысячей ног, а когда он снова рассыпается на отдельные фигуры, Нэсс легко запрыгивает на бочку, и в дело вступает аккордеон. Волна темных волос то и дело взлетает над плечами танцовщицы, и это движение созвучно тому, как подпрыгивает туго затянутый на талии традиционный пояс из простого шнурка с пышными кистями. В противоположность линиям за своей спиной - четкие, строгие, неподвижные корпуса - руки Нэсс словно птичьи крылья, плавные и подвижные, подчеркивающие движение ног, ни одной секунды не стоящих на месте. Ее ноги то взрываются чечеткой, то выписывают "бабочек" и "птичек", то вдруг вытягивают Нэсс до самой макушки, оставляя опорой только одну крошечную точку на носке харда.Через несколько минут Фланаган окружают все ее ученики-танцоры, старшие ближе к ней, малышня - к гостям, и уже все вместе они заканчивают это ирландское сумасшествие.
Безусловно, учить танцевать - призвание Нэссы Уэлш, но ровно в той же степени, что и просто танцевать.

Отредактировано Neassa W. Flanagan (2018-09-16 13:55:54)

+3

16

Всё было бы просто отлично, если бы Келлах периодически не ловил себя на мысли, что напоминает самому себе свадебную лошадь. Это вот ту, у которой голова в цветах, а задница, как водится, в мыле. Нет, всё было отлично - со всем успевали вовремя. И ярмарка организована, и товары для неё давно доставлены и распределены по подвалам собора - только выноси, расставляй-раскладывай на столах и можно приступать к продаже. Молодёжь на все молчаливые вопросы епископа о готовности своего представления степенно кивала и поднимала большие пальцы вверх, мол, всё отлично, всё будет, не переживайте Ваше Преосвященство, у нас всё-всё-всё под контролем.
Периодически он сталкивался с Нэсс - большей частью им даже удавалось избежать нелепой неловкости, переброситься парой ничего не значащих фраз, в общем, не привлекать к себе излишнего внимания со стороны. Впрочем, в круговерти подготовки к мероприятию Келлах то и дело оказывался окружён абсолютно разномастными людьми. К тому же, периодически рядом с Нэссой оказывался Финн собственной персоной, так что разделённое на всё семейство Фланаганов внимание Морригана вообще никоим образом не могло вызвать какого-либо подозрения. Ну, разве что, у чрезмерно подозрительных личностей, которым заговоры виднелись едва ли не на каждом шагу. Но таких несчастных уж точно не стоило брать в расчёт. Келлах и не брал.
Назначенный для мероприятия день пришёл внезапно. Не как снег на голову, но Морриган, например, с радостью бы чувствовал запас времени в ещё пару недель. Нунций, Его Высокопреосвященство, монсеньор Иуда Фаддей Около прибыл накануне, отслужил вечернюю мессу, занял гостевую комнату в доме епископа Нивана и вообще явил собой образец христианской добродетели и неприхотливости. Обсуждение готовности делегаций от приходов к визиту Папы в Дублин заняло весь вечер и прошло в весьма дружественном ключе - Келлах, добравшись домой и рухнув в постель прямо в сутане, наконец-то выдохнул. Дело теперь было за малым - народные гуляния и ужин для всех участвовавших в их организации.
- Прекрасный танец, - едва не отбив свои тёмные ладони аплодисментами восторженно отозвался о представлении, которое устроила Нэсс на сцене, монсеньор Около. Келлах ничего не ответил - побоялся, что голос подведёт. До сих пор он видел только обрывки репетиций, но они, конечно же, были абсолютно не в состоянии показать, каким будет танец на самом деле. Однако, не ответив ничего нунцию, он обернулся, ловя взгляд Финна, сидящего от них через пару скамеек, и с улыбкой чуть заметно кивнул ему.
К накрытым в просторном зале кафе столам епископы, священники и активные прихожане добрались только примерно через час после концерта - всё-таки кто-то сам хотел выразить своё почтение нунцию, кого-то он сам жаждал пообщать. В общем, в результате за одним небольшим прямоугольным столом оказались монсеньор Около, оба преосвященства - Морриган и Ниван, Тара Дуган с подругами, каждая из которых отвечала за какой-либо сегмент благотворительной ярмарки, а так же Нэсса и Финн. Столы предсказуемо ломились от еды и напитков, гул весёлых голосов наполнял зал - мероприятие прошло на отлично, и все наконец-то позволили себе расслабиться.

+3

17

Нэсс совершенно и абсолютно не понимала, что она делает здесь и сейчас. Ее заботой были танцы. Они прошли просто прекрасно, молодежь сорвала овации, даже приехавший нунций так аплодировал, что его окружение стало опасаться за сохранность его ладошек. Больше всего ее, конечно, позабавили переглядывания Морригана и Фланагана, судя по всему одобрение выступления можно было возводить в квадрат. И вот теперь Нэсса собиралась по-тихому слинять под ручку с Финном, чтобы насладиться отдыхом у ждущего их очага. Но не тут-то было. Как ее просветили, все участники "командования парадом" теперь должны были присутствовать на обеде, и как в этот кружок затесались Фланаганы, оставалось загадкой. К бабке не ходи, это все затея Морригана. Нэсс пришлось засунуть желание сбежать подальше и чуть ли не в реверансе выдать согласие на свое участие в мероприятии.
Поэтому сейчас и здесь Нэсс сидела ровнехонько напротив двух мужчин, продолжающих играть у нее на нервах и в ее жизни решающее значение. Хорошо, что и стайка женщин и священники за столом уже были осведомлены о нежелании Нэсс именоваться «миссис Фланаган» направо и налево, благодаря этому ей не приходилось чувствовать себя матроной, а оставалось только мило улыбаться, да кивать. А еще приходилось вспоминать уроки этикета, когда-то вложенные матерью, благодаря чему Нэссе удавалось не путать приборы, держать локти при себе, не хлюпать и вообще выглядеть как леди.
Довольно быстро ей это надоело. Становилось скучно, хотелось домой, и Нэсс потихоньку начинала буйствовать. Пока это никак не проявлялось в действительности, но время тянулось немилосердно медленно. Нэсса не обладала излишками терпения, могла отбрить и позубоскалить, если сильно припекало, но тут  приходилось держать себя в руках.
Фланаган и Морриган о чем-то беседовали, по крайней мере, это было похоже на беседу двух хорошо знающих друг друга людей без претензий на разборки. Нэсса прищурилась, сделала еще один глоток вина из бокала и очень успешно подавила усмешку: на ее лице застыло выражение приветливости, словно она была на утреннике в школе у Фионы.
Скатерть на столе, чья длина посрамила бы косу Рапунцель, на отлично справилась с возложенной на нее задачей. Нога Нэсс пришла в движение, благо муж сидел ровнехонько напротив. Оставив одну туфлю смирно лежать на полу, нога предприняла попытку восхождения. Пальцы ощутили ткань брюк с почти режущей кромкой на стрелке и поползли выше.
Лицо Фланагана ничего не выражало.

Отредактировано Neassa W. Flanagan (2018-11-07 14:24:04)

+3

18

И хотя мое участие в мероприятии ограничивалось только функционалом из разряда принеси-подай-отойди-не мешай я тоже облегченно выдохнул, когда все начало двигаться к явному завершению. Концерт был великолепным, финальный танец заворожил настолько, что только в самом его конце я понял, что просидел весь номер с открытым ртом. Меня это не смущало, но несколько странных взглядов во время аплодисментов я все-таки уловил. Впрочем, на них мне было плевать. А вот Морригану, который, по всей видимости, обратил внимание на то, насколько я был напряжен во время выступления Нэсс, я кивнул в ответ с улыбкой из разряда "да, я знаю, что она у меня просто волшебная".
После концерта мне хотелось уволочь мою волшебную как можно дальше от толпы людей, остаться с ней вдвоем, пока дети были пристроены у родителей, но нашим планам не суждено было сбыться - высокий гость возжелал пообщаться с главным хореографом, а я не мог отпустить жену одну. В результате я, как какое-то дополнение, оказался за одним столом с церковной верхушкой и устроителями мероприятия - несколькими тетушками с очень активной гражданской позицией. Но, что для меня оказалось довольно неожиданным, Морриган то и дело вовлекал меня в разговор, не давая мне чувствовать себя лишним в компании, собравшейся за этим самым столом.
Беседа текла легко и непринужденно, нунций интересовался у меня то местом моей работы, то моей семьей, то детьми и прочими темами, весьма подходящими для дежурного общения. Надо сказать, он очень правдоподобно изображал заинтересованность моей специализацией, а я едва успевал ловить себя на полуслове, чтобы не начать рассказывать ему какие-то излишние подробности из профессиональной жизни патологоанатомов. Во всяком случае, за столом уж точно не стоило рассуждать о вскрытиях и всяческих анализах различных биоматериалов.
Одним словом общение шло на ура, я то и дело обращал свой взгляд в сторону Нэсс, сидящей напротив, отмечая про себя ее довольно хитрое выражение лица. Мне нравилось наблюдать за тем, как она старается принять невиннейший вид, пряча в глубине глаз хитринки, но еще больше мне нравилось разгадывать, что они значили. Но пока что никаких стоящих внимания идей мне в голову не приходило, а потому я просто любовался своей красавицей-женой.

+3

19

Рано или поздно приходит осознание, что то, чего ты, вполне вероятно, очень боялся ещё несколько лет назад, сейчас удаётся тебе на все сто процентов. Келлах вместе с тем как осознал призвание понял ещё одну вещь о себе - он больше не мог свободно общаться с теми, кто был выше его в церковной иерархии. Пока он был молодым, шебутным и относительно беззаботным - с епископами и прочими шишками общался даже как-то иной раз нагловато. Ему, впрочем, многое прощалось и сходило с рук благодаря тому, что многие из этих шишек знали его с детства, а то и не раз страдали от его мелких проделок.
Но в семинарии всё изменилось. Сам Келлах к тому моменту слишком глубоко ушёл в себя и редко "выныривал" на поверхность своих внутренних переживаний. И это его внутреннее состояние конечно же не могло не отразиться на стиле его общения. Он стал порой слишком подчёркнуто отстранённым и почтительным. А вот теперь возвращался к внутренней свободе, постепенно привыкая к тому, что с теми, перед кем он ещё совсем недавно почтительно склонялся, касаясь губами епископского перстня, он теперь стоит на одной ступени.
Монсеньор Около продолжал быть милейшим человеком, совершенно, казалось бы, не обращающим внимания на свой чин - шутил с хохотушкой Тарой, с интересом слушал рассказы Финна о работе. Одним словом - являл собой пример редкого в высших эшелонах власти понимания сути пастырства. Келлах наконец-то расслабился, позволяя и самому себе погрузиться в ничего не значащие околосветские разговоры.
На том моменте, когда разговор зашёл о детях, и Финн заметно оживился, принявшись рассказывать о том, как растут и порой хулиганят близнецы, Келлах почувствовал как его ноги что-то легко коснулось. Впрочем, не придав этому особого значения - мало ли кто кого нечаянно задеть может не глядя, особенно на пике активного рассказа - он отложил приборы, только что расправившись с порцией мяса и овощей на своей тарелке, чуть откинулся на стуле, с интересом и лёгкой улыбкой слушая рассказы Фланагана, и подхватив со стола свой бокал сделал небольшой глоток лёгкого вина.
По телу буквально пронеслась толпа внушительных мурашек, а воротник рубашки стал внезапно настолько тесным, что колоратка едва не вспорола кожу на шее. От внезапно обрушившейся на него волны ощущений едва не затошнило, и Келлах сделал ещё один судорожный глоток вина, словно пытаясь спрятать в этом нехитром действии своё смятение. А ещё поверх кромки бокала можно было бросить незаметный взгляд на ту, чья ступня сейчас двигалась по внутренней стороне его бедра. Нэсса смотрела на мужа, в красках живописующего жизнь с тремя детьми и полным домом живности.
Келлах нервно сглотнул, не менее нервной улыбкой попытавшись скрыть всё то, что творилось внутри - только мысль о прикосновении к Нэсс иной раз доводила его до необходимости едва ли не вслух твердить молитвы, а тут... Предательский жар тянулся под кожей, скапливаясь в самом низу живота. Финн рассказывал что-то невероятно смешное, по всей видимости, вот только Келлах ощущал, что глохнет и, кажется, задыхается от того, как нежно скользит по его бедру нога Нэссы. Его словно сковало этой обжигающей нежностью, утянуло в пустоту, где не было ни мыслей, ни слов, только ощущения, оторваться от которых было невозможно.

+4

20

Было не понятно. Нэсс чуть сдвинула брови, подалась вперед, чтобы дотянутся до блюда с фруктами, и отщипнула пару виноградин, надеясь, что это нехитрое действие поможет ткани платья натянуться, а вырезу слегка углубиться. Муж не реагировал, живописуя нунцию семейное бытие. Нэсса аккуратно подняла ступню с мужской ноги и покрутила ею в воздухе. Вообще хотелось потянуться, вытянуться в струнку от макушки до пяток, сил сидеть смирно и чинно становилось все меньше. Нэсса автоматически что-то ответила соседке, которая почему-то заинтересовалась временем занятий танцевальной группы, кивнула и улыбнулась отцу Нивану, еще раз выразившему почти восторг результатом ее работы.
Длинные пальцы легко обхватили тонкую ножку бокала, скользнули вверх к основанию. Нэсса откинулась на спинку стула, опираясь на нее лопатками, чуть сдвинувшись к кромке сидения, увеличивая территорию доступности. Сдаваться она не собиралась. Да, в ее голове мелькнула мысль, что то, чем она собирается заняться вряд ли подходит ситуации и окружению, но было скучно и хотелось домой.
Рубиновое вино коснулось полных губ, окрашивая их кармином, давая возможность слизнуть капли терпкого вкуса, а заодно спрятать в бокале усмешку. Узкая ступня вновь легла на мужское бедро. Финн чуть вздрогнул и слегка изменил положение. Нэсс довольно улыбнулась и провела по губам языком.
Коленка упиралась в столешницу, вызывая легкий дискомфорт, терпеть который Нэсс не собиралась. Поэтому нога снова двинулась вперед и вверх. Скатерть имела какую-то странную конструкцию кроя, и пару мгновений Нэсс пыталась это представить, а потом снова переключилась на Фланагана. Она всегда поражалась, с какой легкостью муж вливался в компанию, в которой оказывался. Кто бы и где бы это ни был. Ей самой приходилось довольно сложно, она не очень любила незнакомых людей, да и вообще людей, в принципе, если только они не находились в ее танцзале. А Финнла, казалось, был способен найти общий язык с любым разумным существом. Иногда и не совсем разумным. А еще оказалось, что Фланаган замечательно взаимодействовал с младенцами. Нэсс улыбнулась вину, сделала очередной глоток и еще на пару сантиметров сдвинулась на стуле.
Пальцы, подвижные и сильные, чуть прихватили кожу сквозь ткань брюк, тут же погладили и сдвинулись выше по бедру.
Выдержка у Фланагана была под стать дружелюбию.

+3

21

Если кто не знает или сомневается - у меня очень тяжелый характер. Нет, в самом деле. Я умею быть дружелюбным, общительным, даже если вдруг мне этого не очень хочется. Просто, так, на самом деле, гораздо легче взаимодействовать с людьми. И, что самое главное, - гораздо эффективнее. Тяжесть своего характера я всегда предпочитал задвигать подальше - люди не очень любят вспыльчивых громил, на самом-то деле. Особенно, если они работают в морге. Особенно, если они только что закончили вскрытие.
В общем, к чему я это все...
Нэсс выглядела странно. Мне это вообще-то очень нравилось - сияющий взгляд, чуть отдающий лисьей хитрецой, яркие зовущие к поцелуям губы... Не было бы рядом со мной всех этих епископов, я бы уже давно утащил любимую в укромный уголок. Впрочем, с каждой секундой мне эта мысль казалась все менее бредовой, тем более, что нунций, кажется, уже практически полностью удовлетворил свое любопытство относительно нашей веселой семейки. Пока его преосвященство переключился на кого-то, сидящего по другую от него сторону, я вернул Нэсс ее хитрый взгляд, добавив в него щепотку понимания и согласия с ее довольно прозрачным намеком. В предвкушении от того, какая зажигательная ночь ожидала нас с ней сегодня, я с удвоенным аппетитом уткнулся в свою тарелку, на которой меня давно ожидал приличный кусок мяса, и вот тут-то оно и случилось...
Меня словно током дернуло, горло сдавило галстуком так, что мне пришлось зацепиться пальцем за узел, чтобы хоть немного его ослабить, в лицо как будто кипятка плеснули - скулы вспыхнули, а виски обдало холодом из-за выступившего пота. Мне показалось, что еще немного и я погну нож, зажатый в кулаке. Или просто воткну его в голову сидящего рядом со мной Морригана.
Он смотрел на нее так, будто бы она уже забралась ему в штаны обеими руками и задорно натирает его епископское достоинство. Нет, я все понимаю и понимал - она запала ему в душу весьма крепко, но до сих пор это его... расположение к ней не выглядело настолько пошло. Не вскочить и не двинуть ему раза по зубам стоило очень больших усилий - я сжал зубы так, что они заскрипели. Нож скрипнул по тарелке, отпиливая кусок мяса. Я клацнул зубами по вилке - не очень джентльменски выходило, но иначе я рисковал превратиться в Халка и разнести все на своем пути, включая собор. Немного отвлекшись на пережевывание мяса, я перевел взгляд на Нэсс. Лучше бы я этого не делал. Я очень хорошо знал, как выглядит моя жена, заигрывающая со мной своей изящной ножкой под столом. И сейчас она выглядела именно так. Вот только я не ощущал ее ступни на своем... бедре.
Мне показалось, что меня вспороли от паха до уха. Такого предательства я точно не ожидал, да и поверить в подобное никак не мог.
Она по-прежнему смотрела на меня. Вот только во взгляде что-то изменилось.

Отредактировано Fionnlagh Flanagan (2018-11-21 14:43:32)

+3

22

Наверное, сейчас Нэсс похожа на менаду с зовущими алыми губами и сверкающим взором. Она не отрывает пристальный взгляд от мужа, отслеживая, как изменяется выражение его лица. И словно в ответ на ее меняется и его взгляд, в нем вспыхивает понимание, вызывающее на губах Нэссы легкую полуулыбку, в которой столько обещания, что и слепого проймет. Хорошо, что никто на нее не смотрит.
Пальцы расслабляются и скользят еще выше, замирая у основания бедра и путаясь в этой чертовой скатерти. Нэсс пытается избавиться от нее, прижимает ступню к ноге мужа, и чуть взбрыкивает стопой, но только сильнее ощущает, что ткань окутывает высокий подъем. Вот будет смеху, если именно сейчас всем нужно будет подниматься. Она же просто не сможет встать со стула. Щеки Нэссы Фланаган вспыхивают румянцем от этой мысли, а по телу пробегает дрожь, заставляющая его напрячься. Нэсса осторожно скидывает еще одну туфлю и пробует скинуть или оттянуть дурацкую скатерть второй ногой.
Все это время она сосредоточена почти исключительно на собственном бокале вина, лишь изредка бросая взгляды на мужа, и поэтому не сразу замечает, что лицо Финнлы меняется. Нэсс замирает как была, понимая, что случилось нечто неудобоваримое. Она почти физически ощущает волны ярости, расходящиеся от Фланагана. Его взгляд скользит по епископу, а потом он практически набрасывается на лежащий перед ним кусок мяса. Нэсс успевает заметить в его глазах недоумение и такую обиду, словно ему в спину воткнули нож.
Появляется впечатление хрустальности того, что ее окружает: одно неловкое движение, и все рассыплется на мелкие звенящие осколки. Голова тоже становится звеняще-хрустальной, и Нэсс крайне осторожно и медленно поворачивает ее чуть в сторону, чтобы в поле зрения попал Морриган.
Ее лицо разом теряет все краски, становясь почти таким же кипельно-белым, как и злополучная скатерть. Вид Морригана не оставляет ей даже надежды на сомнение, и Нэсс, наконец, понимает, что ее ноги запутались вовсе не в скатерти.
Фланаган успевает увидеть взгляд сидящего напротив мужчины, прежде чем закрыть глаза. Нэсс так сжимает ножку бокала, что того и гляди заставит ее переломиться с сухим треском, как тонкую тростинку. Ей стоит огромного усилия сидеть, ничем не выдавая неловкости ситуации, не шевелясь, и ее порядком озябшие ступни все еще касаются бедер Морригана. Внизу живота ворочается тугой комок жара, вызывая тошноту от того, что Нэсса понимает, как это все выглядит для ее мужа. Она делает глоток вина, опустошая его до дна, а в ее голове лихорадочно крутятся картинки окровавленных кулаков и лиц, никак не давая сосредоточиться.

+3

23

Наверное, хорошо, что сейчас всё внимание сидящих за столом направлено на Финна - он умеет привлекать к себе людей, и это его умение сейчас как нельзя кстати. Невозможно прекратить то, что происходит сейчас между двумя людьми, сидящими напротив друг друга. Необходимо - потому что всё это неправильно, несвоевременно, - но невозможно. Невозможно выйти из-за стола не привлекая к себе излишнего внимания. Особенно сейчас, когда лёгкие ступни скользят по его бёдрам, вызывая приступ удушья и недвусмысленную тесноту в брюках.
Келлах отчаянно старается ничем себя не выдать, чувствуя как каменеет шея, а в виски начинают колотить на все лады колокола Святой Марии, заставляя его всё крепче сжимать зубы. На Финна страшно смотреть, страшно осознавать, какую картину видит он, что за мысли проносятся в его голове, когда он слишком резко утыкается в свою тарелку, остервенело вцепляется в мясо. Келлах старается не смотреть на него, и пытается отвести взгляд от Нэссы, словно нарочно тотчас же поворачивающейся к нему лицом.
Их взгляды пересекаются, и теперь-то он точно понимает, что нужно что-то сделать, как-то вырваться из этой ситуации, затягивающей их троих словно в водоворот, из которого им будет не выбраться ни вместе, ни по-одиночке.
Решение ситуации приходит внезапно - не иначе молитвы его были услышаны. Келлах успевает подумать, что только вмешательством высших сил можно объяснить произошедшее буквально в несколько секунд. За его левым плечом возникает силуэт, чья-то рука тянется к блюду, стоящему посреди стола, чтобы заменить его другим... Звон стекла буквально вырывает его из круговерти мыслей, вино выплёскивается из опрокинутого бокала, заливает пиджак, рубашку - Келлах успевает на краю своего сознания заметить мысль о том, что не зря не притронулся к вину. Пробиваясь сквозь переполох и попытки официанта заизвиняться до полусмерти, Келлах подхватывает салфетку, пытаясь промокнуть ею полы пиджака, пытается одновременно успокоить и переполошенного парня, и своих соседей по столу.
Ему всё-таки удаётся прорваться в уборную и первым делом плеснуть себе в лицо пару пригоршней ледяной воды - уже легче, можно наконец-то выдохнуть и почувствовать, как мало-помалу отступает напряжение. Он жутко рад одному факту - никто не рванул за ним с предложениями помощи. Даже Финн, на месте которого он сам бы ринулся выяснять, что это такое за столом было, не пошёл за ним. Значит, всё должно было закончиться хорошо, значит Фланаган всё понял правильно.
- И слава Богу, - промокая лицо бумажным полотенцем говорит собственному отражению в зеркале Морриган. Затем опирается ладонями на раковину, склоняясь над ней так, будто его вот-вот стошнит. Колоратка давит на шею, от этой тесноты в районе горла его и мутит. Приходится выдёргивать из воротника эту жёсткую белую вставку, заталкивать её во внутренний карман пиджака, а потом окольными путями пробираться в кабинет.
Келлах возвращается всего через четверть часа - его место уже приведено в порядок, поставлены новые приборы, налито вино. Он одёргивает на себе сутану, надетую взамен испорченного костюма, шутит что-то о том, что опрокинутое вино, определённо, было знаком ему - не стоило выделяться из священнической братии, отринув облачение.
Когда ужин заканчивается, и все прощаются со всеми, монсеньор Около выражает свои надежды на новые встречи, Ниван показательно стряхивает пот со лба, и все наконец-то расслабленно смеются - тяжёлый день наконец-то закончился.

+3

24

Кусок в горло не лезет - знаете такое? Вот я теперь это в полной мере имел сомнительное удовольствие на своей шкуре прочувствовать. Мне жутко не нравилось чувствовать себя недалеким идиотом, обманутым и преданным мужем... а самое страшное я осознавал, едва мысль о таком вероломном предательстве отступала на задний план, - я, в самом деле, был тем, кто вытребовал любовь к себе, заставил полюбить себя, просто не позволил альтернативам пробиться сквозь плотный кордон ухаживаний, тогда как Морригану эта любовь досталась едва ли не по щелчку пальцев. Эта мысль и душила, заставляя ежесекундно сглатывать горький комок, застревающий в горле.
Кажется, епископ Ниван пытался обратиться ко мне, кто-то еще окликал - но я, словно попав под влияние гипноза, отстраненно возил ножом и вилкой по тарелке, нимало не заботясь о том, как это выглядит со стороны. Внутри меня были чертовы Помпеи, залитые лавой не вовремя проснувшегося Везувия.
Рядом со мной возились официанты, приводя в порядок место Морригана, о чем-то щебетали дамы-активистки, смеялись оба оставшихся за столом епископа, а я никак не мог заставить себя поднять голову, чтобы взглянуть на Нэсс. Было бы просто ужасно увидеть в ее глазах подтверждение своих мыслей. Мне казалось, что еще немного, и я не смогу придумать ни единой причины жить дальше, если я это подтверждение все-таки получу.
И все же моя глухая пауза затягивалась слишком надолго - надо же, здравые мысли все-таки прокрадывались мне в голову, - и я все-таки оторвал отупелый взгляд от тарелки, старательно пытаясь избежать встречи с глазами Нэссы. Но, то ли она искала моего взгляда, то ли я неосознанно цеплялся за нее - наши взгляды все-таки пересеклись. Я не понял, что именно увидел в ее глазах. Что там было - испуг, понимание совершенной случайно ошибки, вина, страх или еще что, но одной секунды мне хватило, чтобы груз, размером с гору, свалился с моей шеи.
Мне пришлось глубоко вздохнуть и прикрыть глаза всего на одно мгновение, чтобы потом шепнуть одними губами "Я люблю тебя" самой прекрасной женщине, сидящей напротив меня. Ошибки случаются со всеми, промахи бывают самого невероятного содержания, но все это, на самом деле, ничего не значащие мелочи. И пусть я вытребовал у нее любовь, но она в самом деле меня любит - это я с облегчением осознал в этот короткий миг.
Морриган вернулся, переодевшись в сутану, ужин плавно подошел к завершению. Прощались все со всеми, кажется, еще дольше, чем заседали за столом, но все-таки все наконец-то закончилось.
- Не делай так больше, - уже на улице, по дороге к дому накинув свой пиджак на плечи Нэсс, я обнял ее и прижался губами к темной макушке. - У меня чуть сердце не разорвалось, - я неожиданно фыркнул. - А уж Морригану-то того больше досталось. Лишишь графство епископа - Ватикан тебе этого не простит.

Отредактировано Fionnlagh Flanagan (2018-12-14 09:08:23)

+3

25

Когда Нэсс было пять, и она только-только начинала заниматься танцами, в ее жизни случилось самое лучшее Рождество. Тогда она еще не очень понимала, что мама относится к ней не так, как мамы других девочек к своим детям. Кэрри всегда была для дочери Снежной Королевой: красивой, холодной, завораживающей. Дочь ее очень любила и хотела быть такой же, потому иногда пыталась копировать поведение и опробовать это на старшем брате. Утром в Сочельник Нэсс с Рэем и отцом отправились сначала на елочный базар, где выбрали самую-самую красивую и пушистую ёлку, которая, расправив ветви, дожидалась своего часа у камина в гостиной. Днём приходили бабушки и дедушки, оставив для внуков груду подарков, а для рождественского стола традиционный кекс и ароматные имбирные пряники. Потом Нэсса с Реэм сооружали снеговиков во дворе. Нельзя сказать, что снега было много, им удалось скатать только совсем небольшие шары, и снеговик вышел карликовым. Рэймонд сказал, что это снеговик для садовых гномов, и Нэсс это вполне устроило. В доме даже удалось отыскать крохотную морковку, которая стала ему носом, а ярко-оранжевое ведерко для песка сошло в качестве шляпы. Потом они всей семьей наряжали елку, а папа поднял ее так высоко, что совсем не трудно было водрузить на елочную макушку сверкающую звезду. Рэю разрешили включить гирлянду, и он был очень горд и доволен. Все время, пока семья ужинала, Нэсс то и дело косилась на подарки, красиво разложенные под елкой. Даже старший брат нет-нет, да и бросал туда взгляд. И даже спать Нэсса отправилась без разговоров и всегдашних уловок оттянуть этот момент.
Утром Нэсс распахнула глаза в такую рань, что за окном еще было темно, только в свете уличного фонаря легко кружились невесомые снежинки. Нэсс радостно рассмеялась и побежала в комнату брата. На цыпочках, чтобы не разбудить еще спавших родителей, они спустились в гостиную, где переливалась огнями гирлянд высокая ель. Угли в камине оказались разворошены, а печенье на специально оставленной тарелке было почти съедено, как и выпито молоко из пузатого стакана. Нэсс захлопала в ладоши, радостно скача вокруг брата, выкрикивая, что Санта тут был. И, правда, подарков у елки ощутимо прибавилось. Брат и сестра принялись за их открывание ровно в том момент, когда разбуженные родители показались на лестнице. Нэсс уже не помнила, чему из полученного больше всего радовался Рэймонд, но очень хорошо помнила собственный восторг. Ее маленькие пальчики успешно справились с очередной лентой на очередной коробке: не очень большой, довольно плоской; за лентой последовала яркая бумага; а когда Нэсса сняла крышку и развернула лавандового цвета вуаль, то у нее перехватило дыхание. В коробке лежали пуанты.
Похоже, что сейчас она получила их второй раз. По крайней мере, радость от того, что Финн все правильно понял, что не собирается ругаться, что не обвиняет ее, наполняла ее сейчас ровно таким же образом, как и в пять лет.
Когда они, наконец, вышли на улицу, и Финн ее обнял, прижимая к себе, Нэсса смогла выдохнуть застрявший в груди комок колючего воздуха. Обвив мужа руками за пояс, она встала на носочки, чтобы легко поцеловать Финна в уголок губ.
- Я люблю тебя, Финнла Фланаган. Ты – мое самое лучшее рождество.

Отредактировано Neassa W. Flanagan (Сегодня 13:18:00)

+2


Вы здесь » Irish Republic » Завершенные эпизоды » Благотворительность, как рай, полна благословений Сир 40:17а