Irish Republic

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Irish Republic » Настоящее время » [Error] Отложенная смерть


[Error] Отложенная смерть

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

http://images.vfl.ru/ii/1465680290/2d3d0160/12992858.png
[Error] Отложенная смерть

http://s7.uploads.ru/RjMkc.jpg

http://images.vfl.ru/ii/1465680290/7d64ae6d/12992859.png

УЧАСТНИКИ
Tarlach Mahony, Harriet McLaren
ДАТА И МЕСТО
10.06.2018 г., Килкенни
САММАРИ
Человек поучаствовал в интересном шоу, потом поехал в соседний город, и там...умер. Один упокоился с миром, а у двоих - большие проблемы

http://images.vfl.ru/ii/1465680290/2d3d0160/12992858.png

Отредактировано Harriet McLaren (2018-10-13 11:44:20)

+2

2

внешний вид;
`  Безумно не хотелось вставать. Боль растекалась по телу, словно лава по гавайским островам, даром, что не уничтожала Тарлаха подчистую, оставляя пепелище. Хотя физическое состояние мужчины явно оставляло желать лучшего. Верный Оскар тихо лежал под боком, согревая хозяина своим теплом. Огромный пёс, который, пожелай того хозяин, не оставил бы на своей жертве живого места, любил Махоуни, свои мягкие игрушки - он никогда их не рвал - и детей. Если бы не строгое воспитание, ох... Он и так больше похож на большого медвежонка, чем на служебного пса, и характером он достаточно мягок. Тарлах любил своего пса, и особенно ему нравился его необычный характер - очень миролюбивый. Возможно, таким он вырос благодаря воспитанию, но... Верно, так и есть, потому что таким Оскар был только с хозяином, и, возможно, в какой-то степени с Мэгги и  Пи-Джей. Остальных он достойными своей щенячьей любви не считал. Тэлли коротко провёл ладонью по гладкой шерсти пса - шевелиться тоже не хотелось. Вчерашняя ночь была достаточно неплохой - он выиграл два прежде, чем отказался участвовать в третьем - он бы стал для него если не аутом, то... В общем, пришлось бы повисеть на канатах. Главное, знать меру. Вчера и так пришлось прибегнуть в услугам жены Мэг - медсестры, чтобы она наложила швы и обработала синяки и ссадины, до которых он не мог дотянуться.
   Подпольные бои без правил - кухня, конечно, адская, во многом зависевшая от людей, которые ставили деньги на бойцов. Если один ебанутый захочет, чтобы противники взяли в качестве оружия ножи - другие ебанутые прикажут взять, а третьи - возьмут, и ни слова возмущения не скажут. Опаснее некуда, и каждый участник об этом знает. Всё может кончиться в любой момент, и, возможно, даже не из-за удара соперника. Нужно позвонить Эдди, ему сильно досталось, как бы он ни храбрился. Вроде говорил, что сегодня поедет к матери в Дублин. Не уехал поди ещё... Махоуни медленно поднялся на постели - со сдавленным стоном - сильно пострадало ребро. Он кое-как поднялся на ноги и прошлёпал на кухню - налить себе воды с лимоном. И побольше, ибо во рту всё склеилось. Тэлли поставил чайник с водой на плиту, а сам полез в холодильник за лимоном - выдавил дольку в большой стакан, наполнил его водой из кувшина и сделал несколько маленьких глотков. Даже прикрыл глаза от удовольствия. Оскар сел напротив и с любопытством уставился на хозяина. - Что, гулять хочешь? - Пёс согласно завилял тем, что осталось от его хвоста и пронзительно гавкнул. - Ну, тихо, не ори. Дай мне минут двадцать, и пойдём.
   Даже если Оскар и возражал, то поделать всё равно ничего не мог - пёс умел терпеть, не давил на совесть, а Тарлах пользовался этими качествами мохнатого друга исключительно редко. Время, когда можно было пройтись по улице с разбитым лицом прошло - сейчас народ уже вывалил на свежий воздух. Ну, ничего, есть бейсболка. Мужчина допил воду, вымыл и убрал на место стакан и, закрывая дверцу шкафа, услышал, как запиликал дверной звонок. Шерсть на затылке Оскара встала дыбом, пёс чуял незнакомый запах, но молчал, ожидая команды. Тарлах сначала посмотрел в глазок, и лишь только затем произнёс: - Оскар, кыш в комнату. Ротвейлер без особого энтузиазма затрусил в спальню хозяина, а Махоуни уже открыл входную дверь.
   - Суперинтендант Макла-а-арен, - протянул Тэлли хриплым от сна голосом. Уж кого-кого, а офицера гарды он явно не ожидал увидеть ранним утром своего законного «выходного» дня (вечерний эфир - не работа, а игрульки) на пороге собственной квартиры. Да ещё и, верно, с полуофициальным визитом, - какими судьбами, мэм?

Отредактировано Tarlach Mahony (2018-06-12 21:19:29)

+4

3

Бои без правил – это было не то развлечение, что любила суперинтендант, но многие из жителей Килкенни были не согласны с таким мнением. Поэтому игры проводились, и их организаторам было плевать, что об этом думает гарда. Макларен здраво рассудила, что трогать змеиный клубок себе дороже. Так они и существовали – начальник бюро криминальных расследований Макларен – сама по себе, а желающие калечить себя за деньги, и толстосумы, которым некуда было эти деньги девать – сами по себе.
Сегодня пробил час истины. Ближе к утру, между тремя и четырьмя, ей позвонил чиновник из мэрии, которого знала в Килкенни каждая кошка – так он старался быть ближе к народу, не упускал случая мелькнуть во всех СМИ, что попадались под руку.
Адам  Фоули орал истеричным шепотом о каком-то убийстве.
Макларен протерла глаза и проснулась.

Зажав плечом телефонную трубку, она направилась на кухню, сделала кофе, понимая, что спать ей уже не суждено, намазала тост тонким слоем джема – предстояла работа по горячим следам, съела тост, и только тогда отозвалась в трубку:
- Мистер Фоули, заеду к восьми. Повторите свои показания, я надеюсь. Приложу все усилия лично. Соболезную. Ужасная трагедия. Да, мы работаем.

Дело было скверное. С самого начала.
Эдди Бирн умер вчера поздним вечером, на пороге дома своей матери, в Дублине. Эдди Бирн, по прозвищу «Большой Палец» был участником подпольных боев несколько лет. Раньше ему везло гораздо больше – парень, судя по всему, не бедствовал, отделывался царапинами, и мог позволить себе торчать в тринажерке целыми днями, вместо того, чтобы работать.
Плохо было все – во первых, труп, хоть и не случился в Килкенни, жил здесь, до того, как решил умереть.
Во - вторых, хотя, на самом деле, было первым и главным во всей истории, и причиной, почему Макларен вообще за это взялась – Эдди Бирн был племянником Адама Фоули.
Мистер Фоули был близок к народу, и прямо, без затей и этих всех благородных словечек, сообщил, что если мать ее, гарда не найдет причину смерти его дорогого племянника (и не прикроет эту лавочку с подпольными боями раз и навсегда), то он обеспечит две вещи:
Макларен лишится своего поста.
Эти уродливые ублюдки – организаторы, и вся шайка, включая суперинтенданта, участников, и постоянных зрителей пойдет разбираться с законом, не успеют глазом моргнуть. Фоули, как гарант и заместитель мэра собирался приложить все усилия, чтобы справедливость восторжествовала.
Макларен, дождавшись конца эмоциональной речи чиновника, выяснила, что у Эдди Бирна отказала печень, внезапно. Шансов у парня не было – он умер по пути в больницу. Фоули был уверен, что виноваты в этом все, кроме бойца по прозвищу «Большой Палец». А с него уже не спросишь.

- Приятно, что меня узнают через дверной глазок, - произнесла Харриет, и прошла в комнату, по привычке, одними глазами, осматриваясь в незнакомом помещении, - здравствуйте, мистер Махоуни.

У него в квартире собака, и это не болонка.

- Простите за визит без предупреждения, но дело неотложное. Вы знакомы с Эдвардом Бирном? С ним произошел странный случай, родственники беспокоятся. Вы виделись вчера? Говорят, он Ваш приятель.

Отредактировано Harriet McLaren (2018-06-12 01:49:03)

+2

4

`  Махоуни прошёл в гостиную, что была по совместительству и кухней и столовой, нисколько не смущаясь тому, что на нём только просторные трикотажные шорты. Вряд ли женщине было какое-либо дело до его внешнего вида, разве что ссадины и синяки стоило прикрыть. Особенно, если визит офицера связан - так или иначе - с ними. А что-то подсказывало Тарлаху, что дело именно в этом. Интуиция редко подводила журналиста, и он - уже наученный - предпочитал ей доверять.
   - Кем бы я был, если бы вас не узнал? - произнёс Тарлах, вздёрнув одну бровь вверх. Не знать о том, кто управляет городом и не знать глав самых разных служб такого крохотного города, как Килкенни, было просто грешно, с его-то профессией. В общем, он, наверное, о некоторых знал даже больше, чем надо. Махоуни стянул с подлокотника дивана халат, и сие действие лишь подчеркнуло, в каких чистоте и порядке Тарлах содержит жилплощадь - без сомнения холостяцкую берлогу - стильную, со стенами под бетон, высокими потолками, балками и обилием металла. Он любил чистоту и был уверен, что чистота мыслей напрямую связана с чистотой вокруг их обладателя. - Да, доброе утро, мисс Макларен. Чем обязан вашему неожиданному визиту? Располагайтесь, где вам удобно. А собака разговору не помешает и вреда не причинит. Просто с подозрением относится к незнакомцам. Добавил Тэлли, заметив взгляд, брошенный Харриет на высунувшего морду из спальни Оскара. Мало ли, вдруг она собак боится.
   Мужчина подошёл к барной стойке, успешно заменявшей ему обеденный стол, и прямо посмотрел на свою гостью, беззлобно и даже, наверное, с любопытством. Осторожность. Вот, что следовало блюсти, когда в твоём доме начальник бюро криминальных расследований. - Ничего страшного. Может быть, чай или кофе? Бух. Ему показалось, что его ударили по голове чем-то тупым и очень тяжёлым. Мозг, работавший, как всегда хорошо, передавал сигнал SOS своему владельцу. Это неспроста, ей-богу. Эдди. Наверняка что-то случилось, что-то страшное. Тарлах медленно и глубоко вздохнул. Если бы не дыхательные практики, то многих людей, которых он встречал на своём жизненном пути, можно было бы считать меньшими везунчиками, чем они есть на самом деле. Тэлли слегка наклонился, опираясь локтями на стойку - болела спина. - Мы... Неплохо общались, Эдди один из первых, с кем я познакомился здесь, когда приехал. Он очень меня выручил. А вчера... Мы виделись, да, в пабе. Он сказал, что собирается к маме, в Дублин, но... А что за странный случай? С ним всё в порядке?
   Эдди - хороший парень. Младше Тарлаха на десять лет, мозги на месте, мог бы стать хорошим лингвистом, если бы не выбрал другое призвание. А уж столько Тэлли говорил ему идти в спорт, а не просирать талант на петушиных боях, а он всё отнекивался, говорил, что в MMA не так интересно. Конечно, а объяснять пожилой матери, откуда синяки - это интересно. Вспомнив об их разговоре, Махоуни подавил начинающее нарастать от воспоминаний раздражение. Бои не были для Тэлли чем-то жизненно-важным, скорее чем-то вроде увлечения, а Эдди жил на деньги, заработанные победами, и мать с сестрой на них кормил. Мужчина не мог противиться ощущению, что произошло что-то ужасное. - Только давайте без изподыподвертов, пожалуйста.

Отредактировано Tarlach Mahony (2018-06-25 17:33:01)

+3

5

Увидев дружелюбную морду ротвейлера в дверном проеме, она подумала, что может не успеть достать анти-дог из сумочки. Баллончик – полезная вещь, но не в таком ограниченном пространстве, как это.

Мисс Макларен. Джошуа бы не согласился с такой постановкой вопроса.

Суперинтендант запретила себе воспоминания; сейчас они мешали работать. Наблюдение за Махоуни привело к двум простым первоначальным выводам:
- он не знал;
- он насторожился.
Утверждать, что хозяин квартиры не причастен к смерти Бирна, было преждевременно. Да и...еще как причастен. Если печень ему отбили вчера, то Махоуни должен знать, с кем работал в паре Большой Палец, кто его так приложил. Тарлах был, если можно так сказать, уже профессионалом. Они все со временем превращаются в профессиональных наркоманов, которые жить не могут без хорошо оплачиваемого мордобоя.
Харриет нужны были от него любые сведения, даже те, что он хотел скрыть, или считал пустяком; ей нужна была хоть какая-то версия. Хотя бы сырая, кривая с обеих сторон заготовка, по горячим следам, из которой можно потом будет лепить что-то стоящее.

Он начал говорить, и ничего существенного не сказал. Возможно, даже не врал. Познакомились, подружились, вчера вместе зашли в паб. Отмечали конец насыщенного событиями дня, само собой. Бои вчера должны были быть, если информаторы не врут.
Последняя фраза Махоуни слегка разозлила Хэтти – достаточно, чтобы она изменила свои планы быть любезной и расспрашивать как можно деликатнее. Пусть получает что хотел.

- Нет, - мягко отозвалась Макларен, - с ним не все в порядке. Он умер.
Суперинтендант взглянула ему в лицо без всякой деликатности.
Слова и интонацию она намеренно, без намека на гармонию, разделила на плюс и минус.
Это поможет Тарлаху стать проще и говорить по существу.
- Ваш друг умер по приезде в Дублин, в доме своей матери. В связи с чем, у меня к Вам есть вопросы. Я могла бы задать их официальным порядком, и поверьте, полномочий на это хватит – дело слишком серьезное, но считаю, что сперва лучше поговорить без лишних бумаг.

- Вопроса у меня пока два, мистер Махоуни: как Большой Палец вел себя в баре, и (Макларен сделала паузу, чтобы запомнить выражение его лица в этот момент)...и с кем работал вчера вечером. Кто был его партнером? Сколько раз дрался? Как себя чувствовал после?
- Видите, вопросов всего два, и пока я не хочу записывать ответы. Мне важно, чтобы в информации, которую я сейчас услышу, было как можно меньше лжи.
Наблюдатели могут что-то сообщить по существу, но друг умершего должен знать намного больше. Щадить чьи-то чувства времени не было. Фоули как будто подслушал ее мысли – звякнула очередная смс от него.

Макларен потянулась к телефону, и нажала на отключение. Она на работе, а эти божки из мэрии совсем с ума посходили.

Отредактировано Harriet McLaren (2018-06-23 01:19:25)

+2

6

- Или миссис Макмиллан, как вам больше нравится, - с трудом удержавшись от желания закатить глаза, Тарлах заметил прежде, как едва заметно дёрнулся уголок губ суперинтенданта, за всем сим служебным напылением остававшимся женщиной. А ему было всё равно, как обращаться ко вдове, тем более, если - по сути - он не должен знать о подробностях её личной жизни, кем бы в городе ни являлся. Да и что бы не судачили старые сплетники Килкенни, женщина собой остаётся, и его обращение не несло неуважения. К противоположному полу он по умолчанию относился с уважением. В дальнейшем всё решало общение. Вот, например, Харриет могла позвонить и назначить встречу, даже неофициальную. Он ведь даже умыться не успел - весь растрёпанный, выглядит как собака побитая. Как-то нехорошо. Волкодав, обладающий отменной реакцией, мощными челюстями и поистине животной преданностью хозяевам. Хозяев у Тэлли не было, были только родные люди. Он руководствовался принципом: не создаёшь семью - оберегай ту, что уже имеешь.
   Махоуни не осел на пол, не пошатнулся, у него не помутилось в голове. Лишь потёр глаза ладонью. Напал какой-то ступор. Потому что в это с трудом верилось. Смерть - она рядом всегда, с детства. Гибли и умирали и коллеги, и друзья, и родные. Умирали на руках, умирали на другом конце земного шара. Умирали домашние животные, умирал скот. Смерть, смерть, смерть. Но привыкнуть к ней невозможно, по крайней мере он не привык. Тем более, что Эдди уехал от него вчера живым и здоровым. Когда попустило - на то, чтобы переварить новость, ушла почти минута - Махоуни в первую очередь подумал о том, как теперь придётся матери Эдди и его сестре, она ведь малая у него совсем. Мужчина почти зло посмотрел на Макларен, её мягкий тон, полный наигранного сострадания вкупе с лаконичностью новости и ледяным взглядом выглядели попросту жестоко. Хотела она того или нет, но жестокости не заслуживает никто. Даже в драке. Чего она от него ждала? Горя и признания? В чём? Сука ты, Харриет. Симпатизировать и откровенничать с ней захотелось ещё меньше. До этого тоже особого желания не было. Но Иоав сказал ему: не будешь ты сегодня добрым вестником. Гонец, принёсший плохую новость, не вызывал радости у древних.
   - По правде говоря, мне плевать, в каком порядке вам отвечать, - сдавленным голосом произнёс Тэлли, сжимая в пальцах донышко бокала. Его мысли занимали родные люди Бирна. Их горе. Проблемы, которые их ждут. Мать-инвалид и малолетняя сестра. Махоуни не сомневался, что Эдди оставил им хороший счёт в банке. Если в связи с возможным следствием его не заморозят. Блять. Эдди, блять. Зря Тарлах вчера ушёл раньше - а всё ради очередного перепиха с Пи-Джей. Блять. Если бы он не ушёл тогда, то мог бы на что-нибудь повлиять. Оскар поплёлся в сторону хозяина, тихо утробно рыча, не обнажая при этом белых зубов. - Тихо. - Мгновенная, почти звенящая, тишина. Слишком много мыслей, слишком много эмоций. И много вопросов. Тарлах в упор посмотрел на Макларен. - Как он умер?.. - хотел спросить, но не успел, поэтому закрыл рот. Провёл ладонью по лицу, приглаживая щетину, которую уже можно назвать короткой бородой. Наверняка, будет внутреннее разбирательство, особенно, если Эдди погиб из-за чьего-то удара. Но... Это вообще несерьёзно. Чушь. Убийство по неосторожности, максимум. Бои - добровольное дело, нелегальное лишь из-за неуплаты налогов и взносов в комитеты. Ну, и ещё из-за пары мелочей. Не тронь дерьмо - оно не завоняет. Тронь бои - столько нелегального дерьма всплывёт - хлопот не оберёшься. Оружие, наркота, отмывание денег, проституция. Тэлли - опытный журналист - не первый год жил на свете, собаку съел на этом всём.
   - Хотите сказать, что Эдди получил в пабе? - журналист в нём встрепенулся. Он нахмурился. Мысль работала с удвоенной силой. Не нужна им в этом деле гарда. - Мы, конечно, живём не в Тале или Драмкондре, но я отвечу также, как вам ответят местные парни. Я ничего не знаю из того, о чём вы спрашиваете. Когда мы были в пабе, Эдди жаловался на недомогание, пил он поэтому немного. С кем работал? Партнёр? Ну, вы загнули, Макларен. Больше я ничего вам не скажу, потому что - по слогам - ничего больше не знаю, и вообще не понимаю, о чём вы. - Так же ей ответит любой, кто так или иначе во всем этом замешан или хоть раз был на боях. Стукачей никто не любит, а жить любят все. А так он и сам найдёт виновного в смерти Эдди. Конечно, строго говоря, его друг мог обратиться в больницу, если плохо себя чувствовал, но кто из нас периодически не испытывает недомогания? Да и что взять с человека, нанёсшего ставший смертельным удар? Эдди со всеми общался ровно. Тарлах сел на подлокотник кожаного дивана, укрытого клетчатым пледом, а Оскар разлёгся у него в ногах. Мужчина сосредоточенно рассматривал собственные пальцы - сбитые костяшки уже заживают. - Я, в целом, вам не лгу, Макларен. Если Эдди и подрался с кем-нибудь, то вряд ли его хотели убить. Либо я и правда ничего не знаю.
   Взгляд Тэлли упал на карман плаща Харриет - звякнул входящим сообщением мобильник - а затем на её лицо, с промелькнувшим на нём недовольным выражением. Он слегка прищурился. Карие глаза излучали что-то вроде понимания. - Вас, видимо, торопят? - в голосе его тепла не чувствовалось - он реалистично смотрел на политическую ситуацию в стране, и она его, мягко говоря, не радовала. А некоторые фигуры хотелось, при первой же возможности, сбросить с доски. - Фоули корчится, не так ли? - Объяснить, почему именно Фоули вызывал наибольшее презрение и гнев у Махоуни, чем кто бы то ни было. Когда убили отца Эдди - старшего брата Фоули, тот даже не почесался, чтобы помочь их семье, крайне нуждавшейся. Тем более отвратительно выглядит теперешняя наигранная забота об убитом племяннике, который настолько не любил дядюшку, что даже фамилию сменил, чтобы их не считали за родню. Тарлах много знал о своём друге, как и тот о нём. И всё происходящее уже после смерти Эдди не вызывало у него восторга. Он сложил пальцы в замок, стараясь унять вскипающую где-то повыше желудка ярость. - А что было бы, если господин заместитель мэра не позвонил вам сегодня? Макларен, что вам нужно на самом деле? Работу сохранить, ублажив чьё-то раненое самолюбие? Гидру-то вам не убить. Нет, это... Это бред, мать вашу, всё это какой-то бред. - Длинный раздражённый выдох, взгляд в потолок. Он очень много раз становился свидетелем разного рода произвола. Свидетелем, а не участником. Хмурый взгляд на Харриет. - Неофициально я многое могу выяснить и предоставить, но не в качестве показаний. Не для протокола. Хватит пострадавших.

Отредактировано Tarlach Mahony (2018-06-25 21:33:36)

+2

7

Харриет посмотрела на него – и решила быть честной. Обмен должен быть равноценным.
- Я бы могла сказать, что звонок от ревнивого любовника, которому сообщили о свидании ранним утром в Вашей квартире добрые соседи, но пусть будет правда. Да, это заместитель мэра, обратился за сочувствием и помощью в три часа пополуночи, и до сих пор все не может справиться со стрессом – звонит каждые 15 минут. Он, также, выражает неудовольствие насчет порочной практики подпольных боев.
- Я не буду Вам рассказывать, зачем Фоули понадобился мой скальп, это личное. Посмотрите на дело с другой стороны. Если он начнет ворошить осиное гнездо, понимаете Вы, что ждет этот город? Будет война. Есть у меня подозрение, парой статей в прессе она не ограничится. Вы умный человек, скажите, что я не права, если я не права.
-Я люблю Килкенни, хоть и родилась не здесь, живу и не так давно. Люблю его жителей, свою работу – правда!, и не люблю, когда возникают такие проблемы, как эта. Она - гнойник, поверхность которого маленькая, но остальное проникает в плоть и достает до костей.

Макларен смотрела на него с сочувствием. Положение Тэлли было не завидным. Как бы ни был он причастен ко всему этому, но крутиться между уличными боссами, гардой и мэрией – то еще удовольствие. Кроме того, у него была репутация, хорошая легальная работа. Как и у Макларен. Он мог все потерять в один миг, если не уладить эту проблему. Как и Макларен.

Он лишился приятеля, возможно, друга.

Сейчас Махоуни был с ней откровенен. Насколько мог, видимо. Он хотел помочь, или делал умелую гримасу к случаю.
Харриет присмотрелась. Подавлен. Возможно, настроен на конструктив. Даже если нет – он готов сообщить что-то, это нужно узнать. И в куче вранья можно найти зерно жемчуга.

- Мистер Тарлах Марк Махоуни говорит, что ничего подозрительного вчера не заметил, кроме легкого недомогания мистера Эдварда Бирна, его приятеля. Мистер Бирн поэтому, пил мало. Бар – «Дебош», верно?

В «Дебоше» любили зависать многие из товарищей Тэлли и Эдди. Макларен ткнула пальцем в небо, а вдруг.

Вот и все, говорить больше не о чем.

Пройдем дальше.
Макларен помолчала, как бы давая обоим осознать сказанное, и запомнить. Для прессы сгодится, добавить еще пару-тройку нейтральных фактов, и будет с них. Газетчики скоро начнут шевелиться, если уже не начали. Махоуни ли не знать.

- Тэлли, мне нужна неофициальная информация. Любая, имеющая отношение к делу, - вдруг устало сказала Харрет, забыв, что они не приятели, а сейчас суперинтендант при исполнении.
- Показания…возможно, их потребуют люди из Дублина, если признают смерть криминальной. Что сообщите им – Ваше дело. Мне нужна правда.

Отредактировано Harriet McLaren (2018-08-09 15:08:47)

+2

8

'  Тарлах покачал головой. А ведь соседи, которые, по ощущениям, словно никогда не отходили от глазков и окон, наверняка так и подумают. Новый слух, новый бред, новые проблемы. Как он счастлив жить на свете, вы бы знали.
   - Боёв? Я вас умоляю, - застонал Тарлах, запрокинув голову, ибо был не в силах вмещать в себе переполняющее сознание возмущение, - попробуйте найти политика и человека более грязного, чем он - и, поверьте - не найдёте. Если он хочет закрыть бои - значит, делает это не просто так. Ни один политик и глазом не моргнёт, если не увидит в деле личной выгоды.
   Он считал, что объяснять Харриет очевиднейшие вещи не имеет смысла. Она ему, может, и поверит, но вещественных доказательств у Махоуни всё равно нет, так чего разоряться? Все его обвинения кажутся бредом, особенно, если учесть, какую Адам Фоули ведёт политику и как общается с горожанами. Тэлли сказал бы: через губу, а большинство: с заботой. Фу. Если Макларен действительно с головой на плечах, то будет осторожна, и не станет доверять Фоули. Дело Тэлли за малым - найти убийцу Эдди, и помочь - по возможности - его семье, в том числе его молодой жене. И не вляпаться при этом в разборки с Фоули, ибо быть убитым каким-нибудь очень глупым способом ему не хочется. Он мог погибнуть в горячей точке, но выжил, а умереть на пороге собственного дома, поворачивая ключ в замочной скважине - разве не бред? 
   - О да, месиво, - он невозмутимо пожал плечами. Тэлли был, пожалуй, последним, кому нужна была война, учитывая, что у него в городе бывшая жена и их общий ребёнок. - И он в этой войне победит, я не сомневаюсь. Только не для того, чтобы навести порядок, уж поверьте. Это не гнойник, Макларен, это пущенные опухолью метастазы.
   Вот уж, правда, бежать ему некуда. Либо не позволить криминальной структуре города всплыть на поверхность, топя всё в крови, либо ждать, пока придут за ним - из-за его же языка. И тут уж поди пойми, кто: бандиты или гарда. Заебись. Рой мыслей не давал голове работать: убит его друг, его семья, возможно, в опасности, культурный уклад Килкенни рушится на глазах, у него в гостиной дамочка из гарды, а заместитель мэра играет в тёмные подковёрные игры, из-за которых всё точно полетит к чертям собачьим. И что прикажете делать? О чём думать в первую очередь? - Уже сообщили его семье?..
   Тарлах поднялся на ноги и вернулся к барной стойке. Открыл кран с холодной водой и сполоснул стакан. Обыденные действия отвлекали - в голове временно было пусто. Перед глазами проплывал последний вечер с другом, без которого Килкенни не стал бы Тарлаху родным городом. Фразы, брошенные - как всегда - в шутку и с серьёзным лицом, последние фразы, сказанные друг другу. Слегка побитые, но довольные - Эдди и Тэлли сидели за баром, смеялись и общались с Гвен - как ни в чём не бывало. У Эдди болел живот, поэтому он пил меньше обычного, но ему пробили пресс во время боя - лишь по этому он не хотел увлекаться ни едой, ни алкоголем. Он повернулся и, опираясь руками на мойку, посмотрел на Харриет. Серьёзный, но всё равно слегка растерянный. - Да, «Дебош». Из-за чего конкретно он... Умер?
   Махоуни нахмурился. Свалить на подпольные бои такую смерть легко - если не иметь логики. От разрыва печени умирают очень быстро, но никто - в этом Тарлах мог поклясться - не мог отомстить Эдди таким образом. Так было не принято, и все знали, что случится, если хоть кто-то, даже самый бравый и самый лучший, нарушит эти порядки. Если бы кто-то и захотел отомстить Бирну, то испугался бы наказания. Но ведь...
   - Пойдёмте в «Дебош», - решительно сказал Тарлах, оттолкнувшись от мойки. - Не верите мне - опросим свидетелей. Только дайте мне пару минут, чтобы привести себя в порядок. Оскар пойдёт с нами, уж извините.
   Он вернулся, как и обещал, через пару минут. При желании Махоуни умел собираться очень быстро. Волосы лежат более-менее пристойно, одежда выглажена - заранее, на плече - кожаная сумка, а в ладони - шлейка с металлической перекладиной - для пса.
   - Эдвард никогда не общался со своим дядей, - проворчал негромко Тарлах, закрепляя на Оскаре ремешки, - так почему тот сейчас так забеспокоился? Никогда не поверю в его доброту, хоть убейте. Неужели очки зарабатывает?

+2

9

- Если травма скрытая, а мистер Бирн не обратился к медикам сразу после ее получения, то все могло быть. Знаете, наверное.
Хэтти потерла виски пальцами. Пробили пресс. Печень в стороне, но, кто там разбирается, где пресс, где печень, когда двое разгоряченных парней молотят друг друга кулаками.
Она отложила эту информацию в сторону, на время.
- Интересно. Я думала, Фоули нравится всем, а Вы вот не любите его, - нейтрально заметила Макларен - просто констатируя факт вслух.
Следующая информация заставила ее подобраться и вслушаться, прокручивая в голове еще раз то же самое, сказанное.
Но переспросила она тоном безразличным и скучным, как будто они просто сплетничали за бокалом пива в том же «Дебоше».
- Серьезно? Они с Фоули не общались? Я считала, он уже сообщил миссис Бирн, как родственник; что у них все в курсе происходящего. Я уточню это.

Она промолчала на приглашение пойти в бар – ни да ни нет.

По дороге к «Дебошу» суперинтендант вспомнила, что у нее встреча с Адамом Фоули, и она опаздывает.
Наскоро попрощалась, Макларен быстро пошла прочь от человека с собакой.
Харриет шагнула за ствол большого дерева, и проводила их взглядом – куда свернут.
Получив от    Махоуни все, что тот мог ей дать, Макларен твердым шагом направилась к дому заместителя мэра.
Она обещала, к восьми.

Отредактировано Harriet McLaren (2018-09-13 21:01:50)

+1


Вы здесь » Irish Republic » Настоящее время » [Error] Отложенная смерть